авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Трудовая адаптация этнических мигрантов в условиях социальных рисков (на примере ростовской области)

-- [ Страница 3 ] --

В параграфе 1.2 «Социальные риски принимающего сообщества
как экзогенный фактор трудовой адаптации этнических мигрантов»
обосновывается внешняя детерминированность выбора этническими
мигрантами конкретной стратегии их трудовой адаптации. Базовыми
факторами такого выбора выступают условия принимающего сообщест-
ва, определяемые как условия социальных рисков адаптации мигрантов.
Автор исходит из полипарадигмальной трактовки социального риска
как проблемной ситуации, связанной с неопределенностью ее исхода.
Эта неопределенность основана на вероятности наступления объективно
неблагоприятного последствия для мигрантов, так и вероятности обре-
тения ими определенных выгод и благ на новом месте жительства.

Для всех групп этнических мигрантов (как стрессовых, так и
трудовых) ситуации социального риска неизбежно сопровождают не
только переезд, но и пребывание в рамках принимающего сообщества,
оказывая непосредственное влияние на процесс их трудовой адаптации.
Всю совокупность социальных рисков трудовой адаптации этнических
мигрантов можно условно разделить на несколько групп.

Социально-психологические риски трудовой адаптации этнических
мигрантов связаны с реакцией самих мигрантов на изменившиеся
условия жизни и характеризуются высокой вероятностью наступления
у переселенцев «социального шока», что провоцируют развитие состоя-
ния страха у мигранта, которое либо парализует всякое его действие,
либо выступает психологической основой для роста агрессивности в
среде мигрантов по отношению к принимающему сообществу.

Статусные риски трудовой адаптации этнических мигрантов связа-
ны с высокой вероятность трансформации социального статуса мигран-
тов в структуре принимающего сообщества. Кроме того, зачастую
изменение социального статуса мигрантов приводит к их маргинализа-
ции. Нередко этнические мигранты становятся социальной базой фор-
мирования слоя люмпен-маргиналов. Группа статусных рисков тесно
взаимосвязана с социально-экономическими рисками, которые связаны
с вероятностью несоответствия демографической или профессиональной
структуры мигрантской группы потребностям рынка труда принимаю-
щих сообществ, что создает для мигрантов реальную угрозу отсутствия
возможностей трудоустройства, либо высокую конкуренцию за рабочие
места с коренным населением.

Особый исследовательский интерес представляют этнические риски,
которые связаны с возможным негативным влиянием фактора этно-
культурной дистанции между мигрантами и коренным населением на
процессы их взаимодействия. Так, этническое, культурное, конфессио-
нальное родство взаимодействующих субъектов зачастую снижает воз-
можность развития между ними конфликта. В тоже время, этническая
чужеродность коренного населения и мигрантов создает для последних
«риск культурной маргинализации и отстранения на культурную пери-
ферию» принимающего сообщества, а также риск развития конфронта-
ционных практик взаимодействия с ним.



Политико-правовые риски трудовой адаптации этнических мигран-
тов связаны с высокой вероятность политического «выдавливания»
мигрантских меньшинств из правового поля принимающих сообществ.
Это проявляется в политическом обосновании необходимости правового
ограничения миграции и сфер занятости мигрантов, а также ужесточе-
ния норм правовой ответственности за нелегальную миграцию. Полити-
ко-правовая группа рисков усугубляется информационными рисками,
которые связаны с возможным неадекватным освещением средствами
массовой информации деятельности мигрантов, эксплуатацией образа
«мигрантов-чужаков», «мигрантов-конкурентов», «мигрантов-угрозы», что
создает предпосылки формирования у местного населения установок
мигрантофобии и блокирует любые потенциальные возможности конст-
руктивного взаимодействия между принимающим сообществом и эт-
ническими мигрантами. Кроме того, транслируемые через СМИ уста-
новки мигрантофобии и этнофобии способны привести к кристаллиза-
ции национального самосознания принимающих сообществ по оборон-
ной модели и распространению межэтнического насилия, жертвами
которого становятся мигранты.

Не только принимающее сообщество является источником социаль-
ных рисков в процессе адаптации мигрантов, но и сами мигранты в
состоянии продуцировать новые ситуации риска, которые напрямую
детерминируют перспективы их дальнейшей адаптации. Как правило,
высокий уровень именно средовых социальных рисков приводит к тому,
что мигрантами реализуется компенсационная стратегия трудовой адап-
тации. Целенаправленные же усилия принимающих сообществ, реали-
зуемые через деятельность органов государственной власти и институты
гражданского общества, создают реальную перспективу для модифика-
ционного сценария адаптационного поведения этнических мигрантов.

В параграфе 1.3 «Групповая интегрированность как эндогенный
фактор трудовой адаптации этнических мигрантов» анализируется
продуцируемый средой высоких социальных рисков особый инструмент
трудовой адаптации этнических мигрантов – их собственная групповая
интегрированность. Под групповой интегрированностью этнических
мигрантов понимается основанная на внутриэтнической солидарности
форма их самоорганизации, которой присущ коллективный характер
адаптационного поведения в принимающем сообществе.

На основе качественного критерия, а именно – степени групповой
сплоченности этнических мигрантов в рамках принимающего сообщест-
ва, выделяется два типа групповой интегрированности мигрантов –
мобилизационный и кризисный, которые различаются по уровню этно-
культурной дистанцией между мигрантами и принимающим сообщест-
вом; интенсивности внутриэтнических и внеэтнических контактов;
социальной и этнокультурной гомогенностью или гетерогенностью
мигрантской группы. Наряду с мобилизационным и кризисным типами
групповой интегрированности этнических мигрантов можно говорить
и о ситуационно-реактивном типе, характерном для маятниковых и
сезонных мигрантов. Он возникает на непродолжительное время как
реакция на изменение внешней ситуации и носит слабоустойчивый и
мало осознаваемый самими мигрантами характер.

Институционализированной формой мобилизационного типа груп-
повой интегрированности мигрантов являются их этническая община.
Для кризисного типа групповой интегрированности характерна другой
вид института – диаспора. И община и диаспора выполняют в
процессе адаптации переселенцев две макрофункции: интеграционную
и компенсационную. Интеграционная функция связана как с внут-
риэтнической интеграцией (или консолидацией) мигрантов в целях
сохранения собственной этнической идентичности в условиях при-
нимающего сообщества, так и с поэтапным включением мигрантов в
систему взаимодействий с принимающим сообществом (аспект внеш-
ней интеграции). Компенсационная функция заключается в том, что
этническая община выступает для мигранта своеобразной формой
социального капитала, что проявляется через постоянное оказание
взаимопомощи со стороны этнической общины своим членам – как
эмоционально-психологической, так и финансово-материальной, инфор-
мационной, юридической и т.д.

Непосредственно в процессах трудовой адаптации групповая
интегрированность этнических мигрантов проявляется в форми-
ровании определенных социально-экономических ниш их занятости
и коллективных практиках освоения данных ниш, что получило
название в социологии «этнического предпринимательства». Нишами
такого коллективного трудового освоения этническими мигрантами
являются сферы традиционной занятости (ниши этнопрофессиона-
лизма и этноэкзотики) и сферы рисковой занятости (ниши не-
престижной или малодоходной занятости, связанные с тяжелым не-
квалифицированным трудом, а также криминальной и теневой заня-
тости). Кроме того, процесс освоения каждой из перечисленных
ниш включает ряд условно выделяемых этапов. Критериями такого
выделения являются: а) динамика групповой интегрированности
мигрантов и б) актуальность для них различных групп средовых
социальных рисков.

Во второй главе «Особенности трудовой адаптации этнических
мигрантов в Ростовской области» анализируются особенности про-
цессов этнической миграции населения и адаптации мигрантов, имев-
шие место в Ростовской области в постсоветский период.

В параграфе 2.1 «Процессы этнической миграции и воспроизводст-
во социально-демографической структуры населения в Ростовской обла-
сти» рассматривается влияние процесса этнической миграции на изме-
нение этнического портрета Ростовской области, а также участие этого
процесса в воспроизводстве демографического потенциала данного регио-
на. На статистическом материале демонстрируется, что Ростовская область
на протяжении всего постсоветского периода была одним из центров
миграционного прироста населения на Юге России. Однако даже положи-
тельный миграционный прирост, фиксировавшийся на территории области
долгие годы, не позволил избежать проблемы снижения темпов общего
воспроизводства населения. Отмечаемый с 1990 г. отрицательный естест-
венный прирост усугубился с 2004 г. отрицательным миграционным при-
ростом. В среднем, население Ростовской области ежегодно уменьшается
на 30 тыс. человек, и этот показатель каждый год увеличивается.

Сравнивая показатели численности этнических групп Ростовской обла-
сти, фиксируемые двумя последними переписями населения (1989 и
2002 гг.), можно выделить: 1) этнические группы, характеризуемые поло-
жительными показателями общего прироста населения; 2) этнические
группы, характеризуемые отрицательными показателями общего прироста
населения. В областной этнической структуре населения сократилась (хотя
и совсем незначительно) доля русских и других славяноязычных народов,
на фоне существенного увеличения численности (но не доли) некоторых
народов Южного Кавказа (армян, азербайджанцев, грузин). Так,
численность армян на территории Ростовской области увеличилась на
75,7%. Однако территориальное размещение армян на территории области
весьма локализовано – 60% армянского населения проживает в г. Ростове-
на-Дону и в Мясниковском районе. Именно эти административно-
территориальные образования стали центрами миграционного прироста
армян за последний межпереписной период.

В то же время, несмотря на положительный естественный прирост
и афишированный долгое время средствами массовой информации вы-
сокий иммиграционный прирост, в этнической структуре населения
Ростовской области произошло сокращение численности чеченцев и
народов Дагестана (примерно на 10%). Но наибольший этнодемографи-
ческий сдвиг в структуре населения Ростовской области связан с
появлением на ее территории в последний межпереписной период турок-
месхетинцев, которые заняли четвертое место по численности среди
всех этнических групп области, которая выросла в 367 раз.

Основу современного международного миграционного обмена
Ростовской области составляют приграничные миграции из Украины.
В 2006 г. граждане Украины составляли более 47% от общего
количества иностранных трудовых мигрантов, привлекаемых в
Ростовскую область. В то же время численность украинцев на
территории области постоянно сокращается (за межпереписной
период их уменьшилось на 34%), что происходит под влиянием
трех факторов: естественная убыль, миграционный отток и изменение
национальной идентичности.

Несмотря на то, что в долевом отношении в этнической структуре
Ростовской области появление турок-месхетинцев – едва ли не единствен-
ное существенное изменение, в отдельных административно-террито-
риальных образованиях этнодемографические трансформации имели
большие последствия. Уровень общего прироста численности северокав-
казских и тюркских народов в юго-восточных районах Ростовской области
(Мартыновский, Заветинский, Сальский, Зимовниковский и др.) в несколько
раз превысил среднеобластной показатель. В условиях оттока с данных
территорий русского населения, ориентированного на смену места
жительства в пользу крупных городских агломераций и характеризуемого
отрицательным естественным приростом, высока вероятность уже в
ближайшие несколько десятилетий коренного изменения в этническом
составе населения данных территорий. Одновременно нельзя не отметить
перспективу востребованности в северных и юго-восточных районах
Ростовской области трудовой миграции, что требует формирование
благоприятной социальной среды для адаптации мигрантов.





В параграфе 2.2 «Сравнительный анализ социальных рисков трудовой
адаптации этнических мигрантов в Ростовской области» на основе данных
трех социологических исследований анализируется степень актуальности
различных видов социальных рисков трудовой адаптации для четырех
этнических групп, процессы миграции и изменение общей численности
которых оказали наибольшее влияние в целом на этническую структуру
населения как области в целом, так и отдельных её административно-
территориальных образований, в частности. К ним относятся лидеры
миграционного прироста – армяне и турки-месхетинцы, а также украинцы
и чеченцы, характеризовавшиеся миграционным оттоком.

Общая совокупность опрошенных мигрантов по результатам трех
социологических экспедиций с непосредственным участием автора
составляет 332 человека. Из них 33,7% – турки-месхетинцы, 29,2 –
чеченцы, 19,0 – армяне и 18,1% – украинцы. В выборочную совокуп-
ность попали только те мигранты, которые переехали на территорию
Ростовской области после 1989 г. Основная масса опрошенных турок-
месхетинцев и чеченцев – это стрессовые мигранты, хотя среди последних
также высок процент трудовых мигрантов. У мигрантов турок-месхетинцев
и чеченцев, переехавших во второй половине 1990-х гг., преобладают
семейные факторы миграции. Среди армян и украинцев – трудовые.
Отличительной особенностью трудовой миграции армян от трудовой
миграции украинцев является то, что в первом случае доминирует
стационарная миграция, а во втором – маятниковая.

Различия в факторах миграции и локальная направленность мигра-
ционных потоков определили и различия в уровне социальных рисков
трудовой адаптации для четырех рассматриваемых групп этнических
мигрантов. Например, для мигрантов-армян и мигрантов-украинцев
уровень этнических рисков совсем невысок (а во втором случае они
практически отсутствуют). В то же время для турок-месхетинцев и
чеченцев этнические риски весьма актуальны, как и политические,
информационные и социально-экономические. Территориальное распре-
деление мигрантов-армян и мигрантов-украинцев носит преимущест-
венно урбанизированный характер, а история взаимоотношений с
местным населением имеет весьма позитивный опыт. Чеченцы и турки-
месхетинцы расселены в сельской местности, а опыт взаимодействия
с местным населением имеет ряд обоюдных претензий, что в сово-
купности с другими (современными) рисками адаптации, в конечном
счете, определяет конфронтационные стратегии взаимодействия
мигрантов и принимающего сообщества и блокирует потенциальные
возможности успешной трудовой адаптации и инкорпорации. Однако
в Ростовской области конфронтационный потенциал трудовой адаптации
турок-месхетинцев существенно ниже, чем у мигрантов-чеченцами. Это
объясняется тем, что для большинства мигрантов турок-месхетинцев,
относящихся к первой волне переселения, риски их социально-эконо-
мической адаптации оказались практически нейтрализованы: своевре-
менно были решены вопросы их расселения, предоставлены рабочие
места в совхозах и колхозах и т.д. В то же время в последние годы
для турок-месхетинцев заметно усилилась группа информационных
рисков, которая актуализировала и без того весьма проблемный блок
этнических рисков. Но подобная ситуация с турками-месхетинцами не
является для Ростовской области уникальной, а выступает характерной
для большинства других мигрантских этноменьшинств как на ее тер-
ритории, так и на территориях соседних субъектов Российской
Федерации.

В параграфе 2.3 «Групповые стратегии трудовой адаптации
этнических мигрантов в Ростовской области» анализируются осо-
бенности групповых стратегий трудовой адаптации мигрантов армян,
турок-месхетинцев, украинцев и чеченцев на территории Ростовской
области. Для мигрантов-турок и для мигрантов-чеченцев характерен
мобилизационный тип групповой интегрированности. Однако адапта-
ционные стратегии поведения указанных мигрантских сообществ явля-
ются разными. В ситуации высокого уровня абсолютно всей совокуп-
ности социальных рисков адаптации мигрантами-чеченцами реализуется компенсационная стратегия их социальной адаптации, которая факти-
чески имеет форму этнической сегрегации, а иногда и этнической
изоляции. Мигрантами-чеченцами осваиваются преимущественно риско-
вые ниши трудоустройства. Адаптационный же процесс турок-месхе-
тинцев в Ростовской области изначально пошел по модификационному
сценарию. Это позволяло долгое время членам турецкой мигрантской
этногруппы избегать открытых социальных конфронтаций с местным
населением и фактически обусловило аккомодационный характер их
трудовой адаптации в Ростовской области. Ими успешно осваивались
ниша этнопрофессионализма в виде традиционного растениеводства, а
также торговля.

Мигранты-армяне характеризуются кризисным типом групповой
интегрированности на уровне этнической диаспоры и ситуационно-
реактивным типом групповой интегрированности на уровне мигрантской
общины. Низкий уровень социальных рисков принимающего сообщества
обусловил развитие в среде мигрантов-армян аккомодационной страте-
гии адаптации. В то же время, как видно из данных социологических
опросов, диаспора донских армян весьма озабочена проблемой своего
миграционного прироста. Диаспорная часть армян (или донские армяне)
демонстрирует приверженность модификационным принципам взаимо-
действия с основным населением Ростовской области. Фактически
диаспора в основной своей массе уже завершила процессы этнической
аккультурации и оказалось в этнокультурном плане более удалена от
армян-мигрантов, чем от русскоязычного населения. Процесс ее трудо-
вой адаптации также почти завершён. На сегодняшний день она всту-
пила на стадию консолидации со средой. Социально-экономические
ниши размыты, хотя и сохраняется некоторое представительство дон-
ских армян (в первую очередь, среди сельского населения) в нишах
этнопрофессионализма и этноэкзотики.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.