авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 |

Социальное конструирование реальности в этнических моделях поведения (на примере северного кавказа)

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Красноярова Оксана Владимировна

СОЦИАЛЬНОЕ КОНСТРУИРОВАНИЕ РЕАЛЬНОСТИ

В ЭТНИЧЕСКИХ МОДЕЛЯХ ПОВЕДЕНИЯ

(НА ПРИМЕРЕ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА)

22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Ростов-на-Дону – 2007

Диссертация выполнена в ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет», в Институте по переподготовке и повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук на кафедре социологии, политологии и права

Научный руководитель: Заслуженный деятель науки РФ, доктор философских наук, профессор Волков Юрий Григорьевич
Официальные оппоненты: доктор социологических наук, профессор Зубок Юлия Альбертовна доктор философских наук, профессор Радовель Михаил Рувимович
Ведущая организация: Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

Защита состоится «3» июля 2007 г. в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д.212.208.01 по философским и социологическим наукам в ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет» (344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 160, ИППК ЮФУ, ауд. 34).

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет» (3444006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148).

Автореферат разослан «1» июня 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета М.Б. Маринов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Социально-политический кризис 1990-х гг. привел к эрозии и разрушению прежних идеологических и национальных паттернов социально приемлемых и признаваемых вариантов поведения. В результате для молодежи из маргинальных слоев и периферийных этнических групп, доступ к электронной информации у которых очень ограничен, а социально-культурные знания и нормы толерантного общения в условиях нарождающегося гражданского общества и вовсе отсутствуют, образцами поведения стали служить ригидные механизмы традиционалистской и радикалистской солидарности, характерные для малых неформальных групп и клановых отношений. Это одна из причин радикализации общественных настроений в Дагестане, Ингушетии, Чечне, Карачаево-Черкесии и Адыгеи.

Отсутствие социально значимых бихевиоральных паттернов усложняет переход регионов Южного федерального округа (ЮФО) к устойчивому демократическому развитию и способствует появлению в межэтнических отношениях мощного и деструктивного иррационального элемента, который на уровне этнического поведения проявляется в стремлении к этнической жертвенности, компенсации исторической несправедливости и прочих этноидеологических конструкциях, которые выражаются на языке моральных и эмоциональных категорий и не поддаются количественным оценкам и компромиссному урегулированию.



Для измененных в ходе экономической и политической трансформации норм этнического поведения на Северном Кавказе характерны склонность к аффективному подчеркиванию символических и знаковых барьеров между «своим» этносом и «другими», что на бытовом уровне выражается в росте ксенофобии и этноцентризма, слабость бихевиоральной рефлексии, ответственности и самоконтроля. Именно поэтому, по мнению В.А. Тишкова, современные межэтнические конфликты на Северном Кавказе содержат в себе трудно примиряемую иррациональность и зачастую обретают весьма разрушительный и кровавый характер1.

В условиях распада идеологической целостности социума Северный Кавказ стал объектом сознательных и манипулятивных практик конструктивистской природы, нацеленных на провоцирование радикальных коллективных действий (наиболее характерным примером является этнорелигиозный кризис в Нальчике). Сконструированная «традиционность» позволяет камуфлировать запланированные политические акции как «оранжевую революцию», народный протест, экономические выступления и т.д. Стремление сконструировать модели этнического поведения, соответствующие ожиданиям традиционного северокавказского социума, в наибольшей степени характерно для доминирующих в социальном пространстве идеологий традиционализма, неоваххабизма и этнорелигиозного экстремизма, однако свои варианты моделей этнического поведения предлагают также и сторонники дальнейшей либеральной или авторитарной модернизации Северного Кавказа.

Рассмотренные выше аргументы определяют теоретическую и практическую значимость определения того, как именно происходит социальное конструирование реальности в этнических моделях поведения. Изучение социальной сущности этноидеологических процессов конструктивистской природы в традиционных обществах будет способствовать элиминации деструктивных процессов, а также преодолению социально-политического радикализма.

Степень научной разработанности темы. Исследование социального конструирования осуществляется в рамках нескольких социальных и гуманитарных наук. Классическими в этой области являются работы Э. Дюркгейма, Н. Лумана, П. Бергера, А. Щюца, Р. Коллинза, которые подробно проанализировали социально-психологические особенности социального конструирования реальности. В своим поздних работах конструктивистский подход в социологии разрабатывал П. Бурдье.

Согласно мнению конструктивистов, социальное поведение – это скорее конструирование, чем реакция (или механический отклик), и они часто строятся в очень сложном взаимодействии2. В рамках конструктивизма причины практически любого социального явления рассматриваются как внешние по отношению к нему. Еще И. Сеченов писал: «Первая причина всякого человеческого действия лежит вне его»3. В дальнейшем подобной точки зрения придерживались академики И. Павлов и В. Бехтерев. На Западе заявление Б. Скиннера о том, что помимо влияния генетических факторов, поведение человека частично управляется внешними условиями («не человек воздействует на мир, а мир воздействует на человека»), оказало сильнейшее влияние на развитие бихевиоральных наук, в рамках которых социальное поведение обычно рассматривается либо как реакции на стимулы, внешние по отношению к самому действующему субъекту (бихевиоризм Дж. Хоманса и Э. Л. Торндайка), либо в связи с воздействием личностных потребностей людей, что считается вариантом внутренней стимуляции (когнитивный необихевиоризм Э. Толмена).

Расцвет бихевиоризма как теории пришелся на первую треть ХХ в. В то время это была реакция против доминирующего тогда интроспекционизма как метода изучения сознательного в человеке. В своих бихевиоральных исследованиях Дж. Уотсон4 утверждал, что интроспекция – это ненадежный метод, поскольку самоотчеты могут быть туманными и субъективными, и данные, полученные таким образом, не могут быть подтверждены в других исследованиях. В результате бихевиористы первых школ, основывая свои аргументы на философских основаниях логического позитивизма, предположили, что все, что может быть по-настоящему изучено, – это феномены, которые можно наблюдать только через ощущения. Поэтому единственным предметом изучения социологии должно стать наблюдаемое поведение. При этом лучше всего наблюдать за поведением в контролируемых экспериментах, что, в свою очередь, привело к резкому увеличению количества проводимых экспериментов. В Америке некоторые направления бихевиоризма получили название «ментализма», возглавляемого Н. Чомским5.

Одно из важнейших теоретических достижений бихевиоризма состояло в том, что человеческое поведение в существенной степени определяется ситуационными переменными6. Поведение рассматривается в диапазоне измеряемого ответа на внешние или внутренние стимулы, причем не важно, являются они осознаваемыми или нет. В общесоциологическом плане бихевиоральные нормы исследуют такие западные ученые, как С. Олзак, Дж. Стаддон, Э. Остром, М. Ляйпе, Ф. Зимбардо и др., которые подчеркивают, что человеческое поведение гораздо больше зависит от внешних социальных условий и сил, чем от таких расплывчатых понятий, как структура «я», черты личности, сила воли и т.д. «Люди действуют как участники ситуации», – писал И. Гофман7.

Бихевиористы часто исходили из того, что характеристики поведения животных могут быть успешно применены к людям. В дальнейшем многие специалисты этого направления начали тщательно разрабатывать функциональные предпосылки в своих работах, рассматривая социальное поведение как производную функцию от общественной системы. В традициях функционализма социальное поведение выступает как результирующая выполнения взаимных ролевых ожиданий (Т. Парсонс).

По мнению Дж. Мида, бихевиоризм обеспечивает более глубокий взгляд на общество, на структуру социальных ролей и паттернов, при которых поведение людей становится социально приемлемым. При этом философские варианты необихевиоризма отрицают то, что автономность сознания имеет какое-либо значение при объяснении человеческих поступков. Конструктивистский подход в изучении социального поведения подчеркивает, что оно зависит от «функциональной эквивалентности внешней среды» (А. Бандура). В то же время нужно учитывать, что «если бы люди всегда и при всех обстоятельствах вели себя принципиально одинаково, то они должны были бы быть крайне невнимательны к окружающему миру, глухи или безразличны к личным или социальным результатам своего поведения»8.

Известный социолог Н. Элиас в своей теории цивилизационных процессов высказал мнение о том, что факторы, определяющие человеческие действия, изменяются вместе с развитием общества, особенно с изменением уровня дифференциации, взаимозависимости и институционализации. Поэтому ряд современных исследователей считает, что сами по себе условия жизни еще не определяют развития личности, оно зависит от того, в каких взаимоотношениях со средой находится сам человек9. С.Л. Рубинштейн выразил эту закономерность в классической формуле: «Внешние причины действуют через внутренние условия».

Теория рационального выбора (Дж. Конлиск, М. Уолдман, Г. Симон и др.) утверждает, что социальное поведение направляется желанием человека максимизировать выгоду и минимизировать издержки. По мнению сторонников этой парадигмы, те, кто этого не делали, со временем, под воздействием объективных эволюционных сил, сошли с исторической сцены.

Интересную альтернативную гипотезу предлагает макросоциолог из университета Пенсильвании Р. Коллинз10. Стремясь объяснить механизмы и движущие факторы социального поведения, он разработал теорию эмоциональной энергии (так называемую «социологию эмоций»). По мнению Коллинза, люди стремятся максимизировать эмоциональную энергию в цепочке ежедневных интеракционных ритуалов, эта энергия загружается в пропорциях, соответствующих социальной солидарности или социальному доминированию, возникающему в соответствующих ситуациях.

Что касается этнического поведения, то, с точки зрения примордиализма (К. Гирц, Р. Гамбино, У. Коннор), оно выступает результатом естественной эволюции социальной и человеческой природы, и поэтому изменить бихевиоральные модели практически невозможно, то инструментализм и конструктивизм (Р. Суни, В.А. Тишков, Л.М. Дробижева, А. Малашенко) предпочитают подчеркивать важную этноидеологическую или манипулятивную составляющую в конструировании кодексов поведения того или иного этноса. Роль этнического поведения в процессах элитообразования в традиционных обществах была исследована Л. Фергюсоном и Э. Личем. Ментальные и бихевиоральные характеристики различных этнических групп изучаются в рамках этнометрии, которая применяет математические методы для этносоциальных исследований (Г. Хофстед11, Г. Триандис12, Ш. Шварц, Ф. Тромпенарс, Р. Хоуз и др.).





Постмодернистские исследователи под влиянием идей К. Гирца и того, что называют «интерпретационным поворотом» в социальных и гуманитарных науках, стали рассматривать этническое поведение не столько как отражение более сущностных структур или реальности, сколько как социальную активность, которая, в свою очередь, влияет на другие виды социальной активности. Как и «текст», этнические бихевиоральные паттерны нужно «прочитать». В рамках этногенетики (Дж. Лоелин) этническое поведение рассматривается как результат генетического влияния различных биологических систем на проявляющиеся индивидуальные различия в восприятии и когнитивных особенностях людей.

Нужно отметить, что в нашей стране проблемы изучения этнических моделей поведения стали активно разрабатываться только с середины 90-х гг., в связи с обострением межнациональных и межконфессиональных конфликтов. В советское время этнические модели поведения анализировались только в рамках истории или обществоведения (Б. Ан, И. Гуревич, Л.И. Лавров, С.А. Токарев, Е.И. Крупнов, С.Ш. Аутлев и др.). В настоящее время в общесоциологическом плане этнические кодексы и нормы поведения северокавказских народов изучают В.А. Авксентьев, Г.С. Денисова, И. Бабич, М.В. Савва, А.А. Цуциев, А. Дзадзиев, Р. Ханаху13 и др. Культурологические аспекты традиционных норм адыго-абхазских народов исследуют Е.А. Ахохова, Б.Х. Бражноков, С.В. Костылев, С.А. Ляушева, С.Х. Мафедзев, М.И. Мижаев, М.А. Шенкао, А.Т. Шортанов Толерантность как культурная норма у народов Северного Кавказа рассматривается в работах Ф.А. Шебзуховой14, М.Г. Мустафаевой15 и др. Специфика этносоциальной истории народов Северного Кавказа представлена в исследовании А.В. Гадло16.

В то же время нужно учитывать недостаточную степень разработанности проблемы социального конструирования реальности в этнических моделях поведения (на примере северо-кавказского региона). Это определяет выбор и значимость темы проведенного диссертационного исследования.

Цель диссертационной работы состоит в анализе социального конструирования реальности в этнических моделях поведения. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие исследовательские задачи:

  • проанализировать существующие в социальных науках подходы в изучении социального и этнического поведения;
  • концептуализировать природу и бихевиоральный аспект традиционных норм;
  • исследовать кодексы и социальные нормы этнического поведения на Северном Кавказе;
  • проанализировать конструктивистские подходы в изучении этносоциумов;
  • концептуализировать модель традиционного поведения как продукт идеологических конструкций;
  • определить этноидеологическую роль традиционализма и радикализма в этнических моделях поведения на Северном Кавказе.

Объектом диссертационного исследования выступают этнические модели поведения традиционных северокавказских народов.

Предметом исследования является социальное конструирование реальности в этнических моделях поведения северокавказских этносов.

Методологическая основа исследования. Диссертационная работа выполнена в рамках социального конструктивизма, необихевиоризма и неоинституционализма. Использование бихевиоральных подходов позволяет раскрыть сущность понятия «этническая модель поведения» как соединения нормативно-ценностного воздействия традиционных норм и этноидеологических конструкций на функционирование социума и его этнической культуры. При этом этническое поведение рассматривается как форма социального поведения, структурированного в соответствии с нормативными представлениями и кодексами традиционных народов. Междисциплинарный характер исследования потребовал использования методов этнологии, политологии, этнокультурологии, теории кросс-культурного анализа и этнопсихологии. Наибольшее внимание было уделено отечественным и зарубежным работам в области социологии поведения и социологии этничности. Большую роль при формировании авторской концепции сыграли труды П. Бергера, А. Щюца, Н. Лумана, теории идентификационных матриц С. Московичи и Т. Шибутани. Диссертационное исследование основывается на общесоциологических принципах изучения социально-конструктивистских процессов, включая системное и логико-дедуктивное описание, функциональный метод, а также компаративный анализ.

Эмпирическую базу работы составляют результаты вторичных этносоциологических исследований традиционных ценностей и норм, проводимых как западными социологами (Р. Ингелхарт, Г. Бейкер и др.) в рамках проектов, осуществляемых Всемирным банком, так и российскими социологическими организациями ВЦИОМ и «Левада-центр» в 1990 – 2000-е гг. Фактическим материалом для исследования являлись монографии, посвященные этнокультурным и этносоциальным аспектам развития северо-кавказского региона (А.А. Авторханов, В.Х. Акаев, А.Ю. Шадже и др.), в том числе этнографические работы, в которых анализируются конкретные нормы и кодексы этнического поведения адыго-абхазских народов, северокавказских хемшилов, других народов Дагестана, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии и др.

Научная новизна диссертационного исследования. Принципиально новым является предложенный этнобихевиоральный подход к анализу феноменов этнического поведения, позволяющий проанализировать специфику социального конструирования реальности в функционировании этносоциума. Конкретное приращение научного знания заключается в следующем:

  • проведен анализ теоретико-методологических аспектов существующих в социальных науках подходов в изучении социального и этнического поведения и концептуализированы этнобихевиоральные исследования, выделяющие этническое поведение как системообразующий элемент в этнической культуре;
  • концептуализирована природа традиционных норм и выявлено, что их бихевиоральное содержание имманентно связано с выполнением интегративных функций по сохранению этносоциума;
  • раскрыта связь между существующими социальными нормами и кодексами традиционного поведения на Северном Кавказе, являющаяся основой воспроизводства этносоциокультурных систем;
  • проанализированы конструктивистские подходы в изучении этносоциумов и выявлена их специфика в отношении к нормам этнического поведения как институтам социальной адаптации в условиях меняющейся социально-экономической среды;
  • концептуализирована модель традиционного поведения, которая в современных условиях представляет собой продукт идеологических конструкций, созданных с помощью средств массовой информации (СМИ);
  • определена этноидеологическая роль традиционализма и радикализма в формировании этнических моделей поведения на Северном Кавказе и выявлены социальные стратегии формирования поликультурной целостности через воздействие на бихевиоральную основу этносоциума.

На защиту выносятся следующие положения:



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.