авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |

Проблема национальной интеграции в условиях возрастающего этнокультурного многообразия (на примере канады)

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Зайка Ксения Валерьевна

ПРОБЛЕМА НАЦИОНАЛЬНОЙ ИНТЕГРАЦИИ В УСЛОВИЯХ ВОЗРАСТАЮЩЕГО ЭТНОКУЛЬТУРНОГО МНОГООБРАЗИЯ (НА ПРИМЕРЕ КАНАДЫ)

Специальность 23.00.04 – политические проблемы международных отношений и глобального развития.

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата политических наук

Москва – 2010

Работа выполнена в секторе философии российской истории Учреждения Российской академии наук Институт философии РАН.

Научный руководитель: Доктор политических наук

Малахов Владимир Сергеевич

Официальные оппоненты: Доктор политических наук

Дробот Галина Викторовна

Кандидат политических наук

Тимофеев Иван Николаевич

Ведущая организация: отдел Канады Института США и Канады РАН

Защита состоится « 22 » июня 2010 г. в 16.00 на заседании диссертационного совета Д.002.015.05 при Учреждении Российской академии наук Институт философии РАН по адресу: 119991, г. Москва, ул. Волхонка, д. 14, стр. 5.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИФ РАН.

Автореферат разослан « 21 » мая 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета С. Г. Ильинская

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования.

Проблема национальной интеграции – одна из ключевых проблем, решаемых современными государствами. На протяжении длительного времени в основе политики национальной интеграции лежало допущение, согласно которому политические и культурные границы должны совпадать. Иными словами, предполагалось, что гражданско-политическая целостность общества возможна только при условии его культурной (а часто и этнокультурной) однородности.

Однако в течение последней трети XX века в странах либеральной демократии происходит постепенный пересмотр прежнего подхода к национальной интеграции. Транснациональные миграционные потоки ведут к существенным изменениям этнодемографической ситуации в принимающих обществах. Это, в свою очередь, ведет к постановке вопроса о новых способах достижения гражданско-политической целостности.

Пионером в отказе от традиционной модели национальной интеграции является Канада. Именно в этой стране впервые был официально провозглашен плюралистический подход к интерпретации сущности национального сообщества, получивший название мультикультурализма. Согласно данному подходу, единство политической нации и этнокультурная неоднородность населения не исключают друга. Более того, условием единства нации (понимаемой как единство граждан) является признание культурного разнообразия ее составных частей.

Опыт Канады в целом ряде отношений специфичен. Эта специфика обусловлена уже тем обстоятельством, что формирование государственности в канадском случае не сопровождалось формированием однородного правового и языкового пространства. Кроме того, Канада является иммиграционной страной. Структура ее населения такова, что ни одна из этнокультурных групп не может претендовать на монопольный статус в публичном пространстве. Поэтому интеграция этнокультурных групп иммигрантского происхождения происходит в уже существующую парадигму культурного плюрализма.

Несмотря на очевидное своеобразие канадского случая, проблемы, с которыми сталкивается Канада, во многих отношениях типичны для индустриально развитых стран. Во-первых, это радикальное изменение этнического и этнокультурного состава населения, которое влечет за собой изменения социокультурной среды принимающих обществ. Во-вторых, это присутствие в публичном пространстве выходцев из мусульманских стран, которое часто сопряжено с общественно-политическими напряжениями и противоречиями. В-третьих, это новый запрос на членство в политической нации, формирующийся в среде граждан иммигрантского происхождения.

Опыт национального строительства, наработанный в Канаде на протяжении последних четырех десятилетий, достаточно противоречив. Однако его внимательное изучение представляется полезным для других государств, сталкивающихся с возрастающим этнокультурным многообразием.

Степень разработанности проблемы в научной литературе.

Проблемы национальной интеграции в странах либеральной демократии изучали А. Бирч, А. Лейпхарт, Н. Глейзер, Ч. Тэйлор, А. Янг, В. С. Малахов, Дж. Холлифилд, М. Бантон, П. Вейль, Р. Брубейкер, А. Фавелл и др..1

Канадский подход к национальной интеграции исследовали С. Липсет, К. Моррисон, А. Бирч, Ф. Бушер, Дж. Портер, Ч. Тэйлор, Дж. Фоссюм, В. А. Тишков.2

Противоречивый характер политики мультикультурализма на примере Канады рассматривали С. Уилсон, Р. Дей, Ч. Тэйлор, Дж. Фоссюм, Х. Баннерджи, Д. Шац, П. Рой, У. Мортон, М. Смит, М. Мандель, П. Рассель, Дж. Ролла, В. Тишков.3

Политико-правовые коллизии, связанные с этнокультурным многообразием, порождаемым иммиграцией, становились предметом внимания таких ученых как У. Кимлика, А. Аппиа, Б. Парех, Б. Тернер, А. Ричмонд, А. Янг, Р. Брубейкер, Р. Купманс, П. Стетхэм, К. Джоппке, С. Кастельс.4 В российской науке эти коллизии исследовались В. С. Малаховым, В. А. Тишковым, В. М. Воронковым, А. Н. Смирновым, О. С. Н. Градировским, Б. Межуевым, И. Цапенко, О. Малиновой.5

Таким образом, в современной научной литературе накоплен солидный пласт знаний. Вместе с тем следует отметить, что изучение канадского опыта для российской академической литературы актуально в том отношении, что исследование позволяет проследить обострение идеологических коллизий между либерализмом и мультикультурализмом в рамках плюралистической модели национальной интеграции.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем.

Во-первых, автор показывает, что мультикультурализм, выдержанный в либерально-процедурном характере, может являться эффективным механизмом сдерживания тенденций к культурной сегрегации в условиях чрезвычайно полиэтничного характера общества.

Во-вторых, диссертантка показывает, что иммиграционный приток влечет за собой изменения в культурной идентичности как иммигрантов, так и принимающего населения.

В-третьих, автор вводит в обсуждение проблематики национальной интеграции гендерное измерение. По мнению диссертантки, исследование изменений коллективных идентичностей, связанных с притоком в западные общества иммигрантов из стран ислама, требует обращения к проблематике гендерных отношений и гендерных стереотипов.

Методологией исследования выступает историко-ситуативный подход. Этот подход означает, что единицей анализа становится ситуация per se. Целью анализа является понимание взаимоотношений между элементами ситуации. В качестве элементов ситуации выступают индивиды, группы, дискурсы, социальные позиции и частные стратегии (индивидов и групп). Ситуативный анализ предполагает изучение существующих нарративов, исторических и дискурсивных материалов (текстов) для понимания гетерогенности общего публичного пространства и различных стратегий агентов.6

В качестве теоретических оснований исследования выступают:

  • концепция политической культуры К. Гирца;
  • концепция дискурса М. Фуко;
  • концепция символической власти и символического капитала П. Бурдье.
  • концепция гендерного измерения сообществ Н. Юваль-Дэвис;

Автор исходит из понимания политической культуры как исторически складывающейся символической структуры (К. Гирц).7 Политическая культура структурирует публичное пространство и задает перспективы политически мыслимого в конкретный исторический момент. В данной перспективе изучение политической культуры концентрируется на исследовании конкретных процессов формирования систем значений, влияющих на принятие политических решений.

Под дискурсом автор, вслед за М. Фуко, понимает «общее поле всех высказываний», так и определенные группы высказываний, «которые могут соседствовать друг с другом, но также игнорировать или исключать друг друга».8 Публичный дискурс может состоять из ряда конкурирующих дискурсов (господствующий, альтернативный, маргинальный).

Диссертант применяет методологические установки социального конструктивизма, согласно которым социальная действительность «неотделима от ее понятийных определений, от категорий, которыми пользуются агенты социального действия».9 Второе методологическое допущение социального конструктивизма состоит в том, что социальная действительность характеризуется неопределенностью. Эта неопределенность обусловливается постоянно меняющимся характером взаимоотношений между агентами, занимающих различные социальные позиции. Неопределенность социальной действительности имеет своим результатом производство множества перспектив интерпретаций этой действительности. Это множество становится основанием для борьбы за символическую власть, а именно – за право создавать и навязывать легитимное видение мира. (П. Бурдье).

Для анализа политик интеграции, которые то или иное государство проводит в отношении иммигрантов, автор использует концепцию символической власти, предложенную П. Бурдье. Официальный дискурс, формируемый и транслируемый государством, классифицирует и распределяет по группам прибывающих иммигрантов в зависимости от господствующих представлений о делении социального мира. Символическая власть проявляется во власти именования, власти номинации. Официальная номинация (классификация), в том числе юридически закрепленная, является типичным проявлением государственной монополии на легитимное символическое насилие10. Бюрократия, которая производит официальную классификацию иммигрантов по стране их происхождения, тем самым определяет будущие политические стратегии иммигрантских групп. Управление названиями является одним из инструментов управления коллективным идентичностями. Даваемые и закрепляемые государством имена наделяет агентов социального действия определенным символическим капиталом. «В итоге агенты прибегают к практической или символической стратегии с целью максимизировать символическую прибыль от номинации. Это институциализированный и законный (а не просто легитимный) символический капитал».11 Иначе говоря, концепция символического капитала отталкивается от допущения, что агенты используют свою репутацию, статусное положение, делегированные полномочия для присвоения себе права выступать от имени воображаемых групп, а значит - права называть.

Говоря об иммигрантских сообществах, автор понимает их не в качестве гомогенных этнокультурных целостностей, а в качестве множества групп интересов, формирующихся вокруг определенного признака (конфессия, этничность, гендерная принадлежность, идеологические установки и т.д.). Иммигранты используют различные культурные категории для формулирования своих политических требований. Например, политическая стратегия такой организации как «Женский исламский совет Канады», претендующей на право представлять интересы иммигранток из исламских стран, строится на апелляции к двум характеристикам: гендерной принадлежности и культурно-географическому происхождению. Иные категории используются «Исламским гражданским Советом Канады». Эта организация объединяет консервативных патриархально-настроенных мусульман Канады, преимущественно мужчин старшего поколения и выстраивает свою идеологию на манипулировании категориями «конфессия» и «права меньшинств».

Автор использует интерпретативный анализ политических стратегий групп и отдельных индивидов для исследования публичных дебатов, развернувшихся в провинции Онтарио вокруг возможности применения норм исламского права при решении семейных споров. Дебаты относительно норм шариата повлекли за собой дискуссию о перспективах расширения мультикультурализма в Канаде. Эти дискуссии являются примером «борьбы за переопределение правил внутреннего деления поля» (поле в данном случае – публичное пространство Канады). Часть иммигрантов-мусульман стремится получить признание посредством включения некоторых исламских культурных практик в публичное пространство принимающей страны. Добиться признания в культуре принимающего общества означает получить «символическую капитализацию» некоторых исламских практик посредством их фактического включения в правовую систему.

По убеждению автора, многие проблемы интеграции иммигрантов, и в особенности мусульман, связаны с гендерными отношениями - как внутри иммигрантских сообществ, так и в отношениях между иммигрантами и принимающим обществом. В качестве примеров можно привести принятие Закона о религиозных символах во Франции в 2004 г; «убийства чести» в среде мусульман в ряде западных стран; общественно-политическое напряжение, вызванное в Канаде дебатами о введении «шариатских трибуналов» для решения семейных конфликтов. Таким образом, для постановки и исследования новых проблем, вызванных резкими изменениями коллективных идентичностей среди населения западных обществ в результате притока иммигрантов из стран третьего мира, необходимо применение концепции гендера. Автор использует концепцию гендерного измерения национальных сообществ, предложенную Н. Юваль-Дэвис,12 и переносит ее на этнокультурные сообщества, в том числе и этнокультурные сообщества, образовавшиеся в результате иммиграции. Как в принимающих сообществах, так и в сообществах иммигрантов, женщинам приписывается роль носителей культурных традиций par excellence. В частности, в патриархальных культурах женщины воспроизводят символические групповые границы посредством ограничений в семейно-брачных отношениях. В мусульманских семьях женщины часто не имеют права выбора супруга, и эта практика частично распространяется на группы иммигрантов-мусульман в западных странах. Кроме того, ограничения, налагаемые на женщин в плане дресс-кода, также подчеркивают их роль как носительниц этнокультурных отличительных традиций. В условиях иммиграции женщины как «символические означающие культурных различий» становятся основными адресатами реакционного мультикультурализма брокеров от этничности. Политические требования меньшинств, и особенно групп иммигрантов, часто формулируются на основании культурных категорий, связанных с традиционной системой гендерных отношений, принятой в том или ином сообществе. Попытка интеграции семейных правовых норм иммигрантов-мусульман в правовое поле Канады стала причиной кризиса канадского мультикультурализма на современном этапе.13 Кризис мультикультурализма одновременно стал и конституционным кризисом, поскольку мультикультурализм как «интерпретативный принцип» и главный инструмент национальной интеграции положен в основу Хартии прав и свобод, являющейся частью Конституции страны.

Объект исследования: проблемы национальной интеграции, возникающие в либерально-демократических государствах Запада в результате иммиграции и связанного с ней этнокультурного многообразия.

Предмет исследования: проблема национальной интеграции в современной Канаде.

Цель заключается в исследовании решения проблемы национальной интеграции в Канаде с середины 1960-х гг. по настоящее время.

Из поставленной цели вытекают следующие задачи:

- выявить специфику политической истории и политической культуры Канады;

- сравнить модели национальной интеграции, принятые в ряде западных государств, с моделью национальной интеграции, выработанной в Канаде;

- изучить возникновение и развитие политики мультикультурализма в Канаде;

  • охарактеризовать современное состояние политики мультикультурализма в Канаде на примере публичных дебатов в провинции Онтарио по поводу введения ограниченных норм шариата в практику арбитражных судов по разрешению семейных споров.

Положения, выносимые на защиту

1. Проблемы национальной интеграции, с которыми сталкиваются современные индустриально развитые страны, заключаются в сохранении целостности общества в условиях культурного многообразия, возрастающего вследствие иммиграции.

2. Иммиграция влечет за собой формирование культурных сообществ, идентичность которых отличается от идентичности принимающего населения.

3. Этнокультурное многообразие, возрастающее вследствие иммиграции, требует поиска новых подходов к проблеме национальной интеграции. В частности, на повестке дня стоит переход от традиционной к плюралистической модели национальной интеграции. Данная модель означает, что единая политическая лояльность не исключает множества культурных идентичностей.

5. Примером реализации плюралистической политики национальной интеграции является канадское государство. В 1970-х гг. эта политика получила название «мультикультурализм». В ее основе лежит допущение, что целостности нации в условиях иммиграционного характера государства и культурно разнородного общества можно достичь только при условии признания факта культурного многообразия.

6. Признание культурного многообразия в канадском случае означает институционализацию культурных идентичностей в публичном пространстве.

7. Реализация права на публичную артикуляцию культурных идентичностей привела к формированию «видимых меньшинств» в Канаде, культурные отличия которых проявляются преимущественно в этно-стилевой атрибутике, но не препятствуют их успешной интеграции в принимающее общество. Самыми многочисленными «видимыми меньшинствами» в Канаде являются выходцы из Индостана и Китая.

8. С формированием в последние десятилетия достаточно многочисленных этнокультурных групп, состоящих из выходцев из мусульманских стран, в канадской модели национальной интеграции обостряются противоречия между либеральными принципами устройства публичного пространства и провозглашенным в Конституции принципом мультикультурализма.

Апробация работы

Работа прошла апробацию на факультете гендерных исследований в университете Йорка (Торонто, Канада). В марте 2007 г. Международный совет по изучению Канады (Оттава) выделил автору стипендию для проведения научной работы в Центре феминистских исследований (университет Йорка, Торонто). Исследование было проведено в период с сентября 2007 г. по январь 2008 г. Автор выступила с основными положениями исследования на семинаре «Searching for the Islamic Feminist: Religious Arbitration in Ontario» (Центр феминистских исследований, университет Йорка, 26 ноября 2007 г.).

В 2008 г. автор выступила с секционным докладом «Кризис канадского мультикультурализма в условиях возрастающего культурного многообразия» на конференции «Векторы развития современной России: наука и общество» (Московская высшая школа социальных и экономических наук, 18-19 апреля 2008). В декабре 2009 г. автор выступила с докладом «Политика мультикультурализма в Канаде» на семинаре, организованном Центром изучения проблем гражданства и идентичности (ИФ РАН, Москва).

Теоретическая и практическая значимость исследования.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.