авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Информационные процессы как фактор развития современных международных отношений: политический анализ развивающегося мира

-- [ Страница 4 ] --

Поскольку становление единого информационного общества происходит в условиях формирования единой системы мирового хозяйства, то на этой основе в диссертации дается сравнение и анализ информационных процессов и их факторов за основные два периода, которые выделяют современные политологи. Это – раскол мира на две системы, находившиеся в состоянии антагонистического единства (вторая половина ХХ в.) и переход к глобализации рыночной экономики (конец ХХ – начало ХХ1 вв.). В работе анализируются экономические показатели развивающихся стран, в том числе, темпы роста валового внутреннего продукта (ВВП), объемы заграничных инвестиций и т.п. Отмечается, что уже в 70-80-х гг. имело место увеличение масштабов экономической эксплуатации, в частности, за счет роста внешней задолженности развитым странам. И, вместе с тем, в эти же годы создавалась и основа для более быстрого развития одних стран (Бразилия, Индия, Сингапур, Гонконг) по сравнению с другими. Во многом это, безусловно, происходило и за счет того, что многие западные монополии вкладывали свои капиталы не только в добывающую, но и обрабатывающую промышленность, создавая тем самым возможность использовать передовые технологии и в развивающихся странах. Но даже такое экономическое взаимодействие развитых и развивающихся стран принимало характер своеобразного экономического рычага давления Запада на страны, освободившиеся от колониальной зависимости. Со временем прежние силовые методы все в большей степени заменялись идеологическими, как правило, через пропаганду ценностей западного образа жизни. Вместе с тем, все это уже с 80-х гг. проявило себя и в теоретическом аспекте: предлагаемые развивающимся странам модели буржуазно-демократического развития, соответствующие концепции модернизации и т.п. Многие социально-философские концепции несли значительную идеологическую нагрузку и в том смысле, что по-разному объясняли роль информации в процессах социального развития. Безусловно, в них выделялась роль информации как важного ресурса и подчеркивалось, что овладение этим ресурсом имеет большое значение для общественного управления, в целом для перспектив общественного развития. Предсказывалось наступление постиндустриальной или информационной эры нашей цивилизации (Дж. Андерла), возможность формирования нового типа общества (Х.Элдридж), невиданные до сих пор социальные трансформации для всего человечества (Е. Масуда). Но вместе с тем уже в 80-е гг. становится ясным, что именно неравномерное распределение информационных средств между развитыми и развивающимися странами создает главную основу для, как это называлось в то время, «информационного империализма». Главными средствами воздействия были печать, фильмы, реже – другие СМИ, известные в то время (радио и телевидение). Производство и передача такой информации наиболее эффективно были налажены в американском агентстве ЮСИА, примеры деятельности которого в развивающихся странах приводятся в диссертации. Печать, фильмы, радио были основными информационными технологиями. Со временем к воздействию СМИ на массовое сознание добавляется воздействие рекламы. Автором подчеркивается, что время господства таких СМИ, как печать, реже – радио, еще реже – телевидение и реклама, приходилось на то время, когда мир имел биполярную структуру, а осмысление глобализации и глобальных процессов проявляло себя как научные предвидения, прогнозы и модели развития мира. Однако уже в тот период были заложены основы для значительного разрыва в развитии информационной инфраструктуры, который потом превратился в информационное неравенство (прежде всего, между развитыми и развивающимися странами). На примере взаимоотношений развитых стран с развивающимися странами Азии, Африки и Латинской Америки в сфере информационного обмена показано, что этот обмен чаще всего имел однонаправленный характер, при котором развитые страны преследовали, прежде всего, свои цели и соблюдали свои интересы, пропагандируя ценности своего образа жизни, политической системы, массовой культуры. Создание соответствующего общественного мнения у населения развивающихся стран в отношении информационных процессов преследовало следующие цели:



- создать прозападно ориентированные стереотипы сознания у той части населения, которая еще не имела достаточного социального опыта (в частности, у молодежи);

- вызвать забвение (эрозию) национальных культурных образцов, религиозных норм, моральных предписаний и правил (особенно у той части населения, которая могла быть недовольна существующими политическими режимами и социально-экономическими условиями жизни в данном государстве).

Далее в диссертации исследуется «цифровой разрыв» между развитыми и развивающимися странами, который наступил на следующем этапе, т.е в условиях глобализации. Приводятся данные по различиям в количествах пользователей Интернет, персональных компьютеров, мобильных телефонов. При этом делается вывод о том, что информационные процессы на рубеже 1990-х гг.- начала 2000-х гг. стали проявлять себя не только в количественном выражении: прежде всего, изменилось качество и скорость коммуникации. Стал возможным не только межгосударственный уровень коммуникаций на больших расстояниях, но и индивидуальный, групповой, корпоративный, что перевело информационные отношения в иные измерения. Информационные процессы продолжали выполнять традиционные функции, к которым, однако, добавились еще и новые, рожденные растущим участием граждан в разработке управленческих решений, интеграцией отдельных политических движений и организаций в межгосударственные отношения, стремлением внегосударственных организаций участвовать в решении глобальных (например, экологических) проблем. Смысл происшедшей эволюции, по мнению автора диссертации, можно выразить в следующем. Изменился, причем значительно и качественно, способ коммуникации людей, а также уровни этой коммуникации. Если еще в середине ХХ в. связи между государствами и народами в основном определялись и были ограничены территорией, местом расселения, то на новом этапе эти взаимосвязи все больше стали определяться информационной инфраструктурой, уровнем ее развития, отношением людей к ИКТ, возможностями внедрить эти ИКТ в жизнь. Поэтому, на взгляд автора, сегодня информационные процессы в конкретных странах нецелесообразно сравнивать только по показателям обеспеченностью печатью, радио, по разветвленности информационных агентств и т.п. Бесспорно то, что в наши дни с помощью компьютера, имеющего выход в Интернет, пользователь может за короткое время получить столько информации, на сбор и распространение которой ранее потребовалось бы много времени целому информационному агентству. Но это же приводит к такому усилению коммуникаций (в том числе в политической сфере), которое неизмеримо повышает ответственность перед обществом, рождает и новые сложности, поскольку в информационно-политическом пространстве объединяются многочисленные группы людей со своими политическими интересами, установками, мотивами деятельности.

Одной из важных задач данного диссертационного исследования является определение способов и моделей перехода развивающихся стран к информационному обществу, а также исследование и прогнозирование тех возможных внешнеполитических отношений, которые могут сложиться в глобальных масштабах в результате усиления и качественного изменения коммуникаций. Эти превращения, прежде всего, происходят в таком измерении информационно-политического пространства, как коммуникативно-политическое. На взгляд автора, важную роль в этом аспекте играет неоднородность развития информационных инфраструктур, информационное неравенство не только между развитыми и развивающимися странами, но и меду развивающимися странами разных регионов. Такая неоднородность является показателем внутренней вариативности информационно-инфраструктурного и информационно-коммуникативного измерений. Чтобы отследить эволюцию в названных измерениях и в тенденциях информационного неравенства, автор использует вычисление дисперсии, среднего квадратичного отклонения, коэффициента вариации по соответствующим математическим формулам.

В качестве исходного материала исследуются показатели обеспеченности печатью, радио и телевидением в расчете на 1000 чел. населения в развитых и развивающихся странах, по соответствующим континентам и регионам (Африка, Америка, Азия, Европа, Океания, Северная Америка, Латинская и Центральная Америка), по данным первоначально на 1984-1985 гг., т.е. на первый этап развития информационных процессов в глобальных масштабах. По результатам вычислений оказывается, что наименьшая неоднородность наблюдалась по показателям распространения печати. Увеличение неоднородности имело место по показателям распространения радио среди населения. И наибольшая неоднородность выявлялась по показателям распространения телевидения.

Тенденция, заложенная еще в 80-е гг., сохранилась и в последующие годы. В диссертации приводятся показатели распространенности персональных компьютеров и Интернета, которые во многом успешно заменяют прессу, радио, телевидение. Из сравнения этих показателей на начало XXI века для ряда стран, расположенных в Азии, Африке и в Латинской Америке, можно видеть, что информационная инфраструктура стала значительно различаться по показателям своего развития не только для этих регионов в целом, но и для отдельных стран.

Так, можно заметить значительную неоднородность показателей, характерных для африканских стран. Следствием такой неоднородности оказывается значительный разрыв в уровне компьютерной грамотности и информационной культуры населения.

Уже по этим показателям можно предвидеть, что наиболее уязвимым в развитии информационной инфраструктуры для развивающихся стран станет распространение аппаратуры, изготовленной с применением новых микропроцессорных и других технологий. Можно предвидеть также, что цифровое (и информационное) неравенство будет не только сохраняться, но и увеличиваться за счет разницы в изобретении и внедрении новых технологий распространения информации. И более того, растет значение факторов (например, неравномерное развитие самих развивающихся стран), которые уже приводят и со временем усилят это информационное неравенство между самими развивающимися странами.

Автор сравнивает показатели распространения персональных компьютеров на 1000 чел., количества пользователей Интернет по выборочным группам африканских стран (Алжир, Ангола, Египет, Марокко, Нигерия, Судан, Танзания, Эфиопия, ЮАР) и латиноамериканских (Аргентина, Боливия, Бразилия, Чили, Мексика). Наибольшая неоднородность по этим показателям оказывается среди названных африканских стран Это указывает на неоднородность, усиленную даже по сравнению с неоднородностями развитых и развивающихся стран в 1984-1985 гг.

Такой же резкой оказывается и неоднородность по числу пользователей Интернет. Все это позволяет сделать вывод, что на африканском континенте существуют большие группы стран с неравными возможностями перехода к информационному обществу, с неодинаковыми уровнями коммуникаций и с разными формами активного участия граждан в политической жизни своих стран, а также с различными возможностями выхода на уровень международных коммуникаций.

Выяснено, что показатели неоднородности характерны для латиноамериканских стран.

В начале XXI в. такие тенденции не только сохранились, но и получили свое дальнейшее развитие. Согласно статистическим данным ООН, в современных азиатских странах прослеживается лидирующая роль кабельного и спутникового телевидения, Интернета и мобильной телефонной связи, что связано не только с ростом медиа-рынков, но и с ответами на современные «вызовы» телекоммуникационного прогресса, охватывающего разные секторы – как перемены в экономике, так и в международных отношениях.

В целом в диссертационном исследовании выявлены причины информационного неравенства, к которым относятся: высокий уровень неграмотности населения, языковой барьер, низкий уровень жизни, низкие подушевые доходы и низкие экономические показатели, характерные для экономики всей страны, которые не позволяют конкретному государству закупить и внедрить новые ИКТ в больших масштабах, а организациям и гражданам – приобрести и использовать ИКТ в своей жизнедеятельности.





В четвертой главе «Информационные процессы в мире как основа нового мирового информационного порядка и дальнейших политических изменений» исследуются факторы информационного неравенства, определяется типология развивающихся стран по возможностям их перехода к информационному обществу, анализируются проблемы создания информационной безопасности стран в условиях глобализации.

Социально-экономические особенности развивающихся стран исследуются на основе сравнения таких показателей, как валовой внутренний продукт (ВВП) на душу населения, доходы на душу населения. По приведённым статистическим показателям (на 2002-2003 гг.) автором выделены группы стран в таких регионах, как Азия, Ближний и Средний Восток (отдельно), Латинская Америка, Северная Африка. Сопоставление с классификацией стран, представленной в «Политическом атласе» (А.Ю. Мельвиль, 2005), приводит к выводу о том, что разные возможности развития информационного пространства обусловлены не только цифровым неравенством и экономическими различиями, но и связаны с различными политическими системами, с различными информационно-политическими отношениями.

Далее в работе выявляется характер взаимосвязей между показателями экономического развития и показателями развития информационной инфраструктуры в развивающихся странах. На основе расчета коэффициента ранговой корреляции этих показателей делаются следующие выводы.

1) Существует сильная обратная связь между показателями ВВП и численности населения (Гs=-0,83). Рост населения (особенно в африканских развивающихся странах) может играть роль фактора, ограничивающего рост ВВП. Увеличение ВВП происходит в последние годы в основном за счет экспорта сырья, ресурсов, в т.ч. человеческих в развитие страны.

2) Прослеживается аналогичная сильная обратная связь между численностью населения и подушевым ВВП развивающихся стран (Гs = -0,83), что имеет такое же объяснение. Кроме того, подушевой доход не дает представления об истинных размерах душевых доходов представителей разных слоев, и в условиях значительной социальной стратификации наблюдаются весьма значительные различия в показателях доходов для представителей разных слоев общества.

3) Обнаруживается более слабая обратная связь между ВВП и численностью населения в 1980-1990-х гг. (Гs = -0,33) и значительно усилившаяся обратная связь этих же показателей в 1990-1998 гг. (Гs = -0,9). Это указывает на то, что глобализация, может приводить к новым формам экономической зависимости. Такая зависимость может внешне приобретать вид помощи, но в условиях, когда современные информационные средства воздействия сначала ускоряют формирование коммуникаций и затем передают информацию, на основе которой формируются соответствующие стереотипы в массовом сознании, через которые возможно воздействовать на культуру общества (не всегда позитивно).

Коэффициент ранговой корреляции между значениями доходов на душу населения и числом персональных компьютеров (ПК) на 1000 чел. населения в странах Африки равен 0,86. Коэффициент ранговой корреляции для этих же показателей, вычисленный для групп стран Латинской Америки, равен 0,67. Такие значение данного коэффициента указывают на то, что существует значительная экономическая дифференциация и социальное расслоение не только внутри общества, представляющего население данных стран, но и внутри групп стран, входящих в эти две выделенные группы стран Африки и Латинской Америки.

Коэффициент ранговой корреляции значений доли доходов населения в ВВП и числа пользователей Интернет для африканских стран равен 0,05. Этот же коэффициент для аналогичных показателей в латиноамериканских странах равен -0,6.

Данные коэффициенты корреляции указывают на взаимосвязь возможностей пользования Интернет и доходов населения, что характерно для общества с существенной экономической дифференциацией и значительным социальным расслоением населения.

На этой основе в диссертации выделяются различные группы развивающихся стран по возможностям развития информационной инфраструктуры: страны с хорошими, ограниченными и вариативными возможностями. Такие различия могут влиять на внедрение информации в разные сферы жизни общества, что определяет неравные возможности самих развивающихся стран в процессе перехода к информационному обществу.

На основе результатов проведенных исследований автор представляет классификацию развивающихся стран по их возможностям перехода к информационному обществу, которую можно представить в виде таблицы 1.

Таблица 1.

Вероятности перехода к информационному обществу Информационная инфраструктура Образовательный потенциал населения Возможности политических коммуникаций
Значительная Развитая Достаточно высокий Большие
Незначительная Слаборазвитая Невысокий Малые
Возрастающие Недостаточно развитая, но есть перспективы развития Недостаточно высокий Небольшие, но есть перспективы их увеличения


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.