авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

Воля к жизни и культура: модели взаимодействия

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Трунев Сергей Игоревич

ВОЛЯ К ЖИЗНИ И КУЛЬТУРА: МОДЕЛИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Специальность 24.00.01 - Теория и история культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Саратов 2010

Диссертация выполнена в ГОУ ВПО

«Саратовский государственный технический университет»

Научный консультант - доктор философских наук, профессор

Волошинов Александр Викторович

Официальные оппоненты - Заслуженный деятель науки РФ,

доктор философских наук, профессор

Воронина Наталья Ивановна

- доктор философских наук, профессор

Орлова Надежда Хаджимерзановна

- доктор философских наук, профессор

Михель Дмитрий Викторович

Ведущая организация – Уральский государственный университет им. А.М. Горького

Защита состоится 2 ноября в 12.00 часов 2010 года на заседании диссертационного совета ДМ 212.242.12 при ГОУ ВПО «Саратовский государственный технический университет» по адресу: 410054, Саратов, ул. Политехническая, 77, Саратовский государственный технический университет, корп. 1, ауд. 319.

С диссертацией можно ознакомиться в научно-технической библиотеке ГОУ ВПО «Саратовский государственный технический университет»

Автореферат размещен на сайте ВАК « » 2010 г.,

разослан « » 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Ососкова Н.М.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования:

Существенные изменения, претерпеваемые мировой культурой, начиная со второй половины ХХ века, продолжают привлекать внимание исследователей, в центре внимания которых по настоящее время находятся процессы культурной глобализации, информатизации, перехода общества к постисторическому состоянию и т.п. Так, в начале ХХI века в рамках философских и культурологических исследований культуры были продолжены магистральные направления, в общих чертах оформившиеся во второй половине ХХ века. Одной из принципиальных отличительных характеристик этих исследований является, на наш взгляд, их тяготение к рассмотрению любого феномена культуры через призму двух взаимосвязанных теоретических концептов: пространства и человека.

Актуализации интереса исследователей к проблеме пространственной укорененности культуры способствовало развитие так называемого «сетевого общества», описанного такими классиками современной гуманитарной мысли, как З. Бауман, М. Кастельс, Дж. Урри и др. Очередной антропологический поворот, в свою очередь, явился следствием формирования – сначала на Западе, а спустя буквально несколько десятилетий и в России – общества потребления, радикальным образом трансформировавшего как повседневные социокультурные практики, так и образ современного человека в целом. В частности, радикальным изменениям подверглись ценностные ориентации «обывателя», принявшие ярко выраженный гедонистически-потребительский характер, а также вся система его отношений с самим собой, другими и миром в целом, в рамках которой абсолютно доминирующими оказались его («обывателя») потребности и интересы. Указанные изменения позволяют сделать вывод о том, что существенной характеристикой современной культуры (в наибольшей степени западной) становится ее способность быстрого и качественного обслуживания интересов конкретного субъекта, в контексте данного исследования определяемого в качестве индивидуального существования, индивидуальной воли к жизни. Это, в свою очередь, позволяет сделать предположение о том, что именно рассмотрение современной культуры в ее взаимодействии с индивидуальной волей к жизни может оказаться крайне перспективным и плодотворным исследовательским подходом.



При подобных условиях возможны два ракурса рассмотрения взаимодействия воли к жизни и культуры, во-первых, как взаимодействие ценностей, навязываемых обществом потребления, с традиционными (во многом унаследованными от западноевропейского Просвещения) российскими и западными ценностями, взаимодействие, принимающее подчас драматический характер. Во-вторых, как не менее драматичная экспансия воли к жизни во все сферы человеческого бытия (например, в науку, искусство, целый ряд повседневных практик), уже к настоящему времени до определенной степени трансформировавшая их. Возможно, в результате исследования удастся обнаружить социальные и культурные ресурсы противостояния произволу индивидуального над всеобщим.

Большинство россиян еще помнит, как в недалеком прошлом государство стремилось всецело подчинить индивидуальное всеобщему, потребности индивида потребностями общества. Из этого подчинения рождались передовая наука, высокое искусство и высокие идеалы нравственности. Однако не следует забывать и о том, что все достижения советской культуры стали возможными благодаря репрессивному воздействию государства и соответствующей ему идеологии, благодаря подавлению уникального, идеализации реального, уничтожению радикально инакового.

Исходя из данного положения, логично предположить, что культура в целом развивается по циклической траектории, крайними состояниями которой являются, в первом случае, произвол индивидуального существования (субъекта) и анархия, во втором – произвол всеобщего (культуры) и тоталитаризм. Логика данного предположения базируется на том, что культура далеко не во все исторические периоды гибко отвечает на запросы индивидуального существования. Противоположным ее состоянием представляется достаточно жесткая «формовка» (в терминах Е. Добренко) индивидуального, тотальное подчинение его всеобщему, надличностному, идеальному. Наличие противоположных состояний взаимодействия воли к жизни и культуры, таким образом, открывает возможность для построения идеальных моделей данного взаимодействия и, соответственно, позволяет нам по-новому репрезентировать процессы культурного развития.

Степень научной разработанности проблемы невозможно однозначно оценить. Как таковое взаимодействие воли к жизни и культуры в современной философской литературе не анализируется. Однако отдельные аспекты данного взаимодействия находят свое отражение в творчестве как отечественных, так и зарубежных философов, культурологов, социологов, искусствоведов.

Формирование авторского определения воли к жизни стало возможным благодаря проведению компаративистского анализа дефиниций понятия воли к жизни, изложенных в трудах основных представителей философии жизни (А. Бергсона, В. Дильтея, Г. Зиммеля, Ф. Ницше, А. Швейцера, А. Шопенгауэра), а также мыслителей, концептуально близких к волюнтаризму и философии жизни (Г. Гегеля, И. Гердера, К. Лоренца, Г. Маркузе, З. Фрейда, Э. Фромма, Н. Чернышевского, Ф. Шеллинга, О. Шпенглера). Что касается современных зарубежных исследований философии жизни, то, несмотря на огромное количество сносок в Интернете, работ, посвященных анализу данного философского направления, практически нет. Более того, сам термин «философия жизни» («philosophy of life») трактуется, скорее, как «жизненная философия» и/или «философия ежедневной жизни», вследствие чего включающие его тексты представляют собой описания индивидуальных выигрышных жизненных стратегий в стиле Д. Карнеги или Дж. Кришнамурти.

Специфику аксиологической оценки феномена воли к жизни во многом определили работы отечественных и зарубежных критиков (Н. Бердяева, Э. Канетти, Г. Риккерта, Вл. Соловьева, Ф. Степуна, Е. Трубецкова, Й. Хейзинга). Наиболее полезными для автора диссертации оказались идеи Г. Риккерта, осуществившего критику философии жизни с неокантианских позиций. Провести концептуальный анализ фигуры традиционного (патриархального, тоталитарного) властителя автору помогли работы В. Жириновского, Э. Канетти, А. Кожева, А. Комт-Спонвилля, Платона. При ретроспективном анализе искусства использовались идеи, почерпнутые из работ И. Винкельмана, Г. Гегеля, И. Гете, А. Лосева, Б. Лукьянова. При освещении ряда антропологических аспектов культуры использовались работы Ф. Арьеса, К. Богданова, Ж. Бодрийяра, С. Гурина, Р. Жирара, К. Лоренца, Д. Михеля, А. Секацкого, Ю. Шичаниной.

Исследованию современной (постмодернистской, общества потребления) отечественной и западной культуры посвящены использованные автором диссертации работы Ж.

 Бодрийяра, В. Кутырева, Б. Латура, А. Левинсона, Ж.-Ф. Лиотара, А. Секацкого, Ю. Хабермаса, А. Цветкова, Т. Чередниченко. Теории постиндустриального (сетевого) общества представлены работами З. Баумана, П. Вирилио, М. Кастельса, Дж. Урри, Ф. Фукуямы. Благодаря наличию ярко выраженного критического момента, для диссертационного исследования в наибольшей степени оказались полезны идеи Ж. Бодрийяра, З. Баумана, В. Кутырева, А. Цветкова. Богатым источником концептуального и эмпирического материала оказалось исследование Т. Чередниченко «Россия 1990-х в слоганах, рейтингах, имиджах». Авторское исследование постепенных трансформаций научного знания опирается на работы Ж. Делеза, П. Бурдье, А. Бергсона, В. Визгина, П. Вирилио, В. Ильина, К. Лоренца, К. Маркса, Э. Маха, А. Назаретяна, Ю. Хабермаса, М. Хайдеггера, Ф. Энгельса. Феномен современной власти как власти, с одной стороны, экстерриториальной (власти элит) и, с другой, укорененной в культуре и ландшафте (власти пространства), рельефно репрезентируется в трудах З. Баумана, М. Кастельса, Дж. Скотта, А. Флиера, М. Фуко.

Аксиологические аспекты отечественной и зарубежной культуры стали доступны для исследования, благодаря работам Дж. Агамбена, Ж. Бодрийяра, А. Камю, В. Кутырева, Х. Ортега-и-Гассета, Ж.-П. Сартра, А. Секацкого, В. Степина, Й. Хейзинга, А. Цветкова, А. Швейцера.

Культурное своеобразие советской России и нацистской Германии составляет предмет исследований Х. Арендт, Р. Арона, К. Богданова, В. Волкова, П. Вуда, И. Голомштока, Б. Гройса, Х. Гюнтера, Е. Добренко, И. Есаулова, Э. Канетти, Г. Карлтона, Г. Карповой, К. Кларк, В. Михайлина, В. Паперного, Б. Парамонова, А. Реймона, Б. Розенталя, А. Романенко, П. Романова, М. Рыклина, Ф. Серса, В. Хазановой, М. Шубина, М. Эпштейна, Е. Ярской-Смирновой. При этом следует отметить, что сфера внимания части исследователей сосредотачивается на анализе феноменов тоталитаризма и демократии как таковых, что в меньшей степени интересовало автора, использовавшего в своей работе данные понятия лишь в качестве условных обозначений разработанных им моделей культуры. Другая часть исследователей подвергают подробному анализу специфику тоталитарного искусства и архитектуры, что также интересовало автора диссертации лишь до некоторой степени. Исключение представляют работы К. Богданова, В. Михайлина и М. Эпштейна, содержащие исследование различных аспектов советской повседневности, а также работа известного саратовского филолога А. Романенко, посвященная анализу тоталитарной риторики. Исключительно ценным для анализа советской социальной политики оказался сборник «Советская социальная политика 1920-1930-х годов: идеология и повседневность» под редакцией П. Романова и Е. Ярской-Смирновой. Список источников содержит не только монографические исследования и коллективные сборники статей, но также широкий спектр философско-культурологической периодики, включающей журналы: «Вопросы философии», «Логос», «Неприкосновенный запас», «Обсерватория культуры», «Социально-гуманитарные знания», «Социологический журнал», «Философия и общество».

Феномен современного (постмодернистского) искусства анализируется в трудах Ж. Бодрийяра, Р. Барта, Ж. Ваттимо, Р. Голдберга, Б. Гройса, С. Гундлаха, К. Давида, Е. Деготь, В. Ермаковой, А. Ерофеева, И.П. Ильина, И. Кабакова, Г. Кизевальтера, М. Кравцовой, К. Крылова, В. Курицына, А. Лошак, А. Люсова, Н. Маньковской, Л. Невлера, М. Оганьяна, Б. Парамонова, А. Рондарева, М. Рыклина, А. Секацкого, Д. Смирновой, Е. Стрелкова, А. Цветкова, Д. Швидковского, М. Эпштейна. В большинстве своем данные работы стали доступны благодаря периодическим изданиям, среди которых наиболее информативными для репрезентации визуального искусства представляются «Артхроника», «Декоративное искусство», «Новый мир искусства», в то время, как литературный процесс охватывается журналами и альманахами «Воздух», «Волга», «Вопросы литературы», «Знамя», «Иностранная литература», «Новое литературное обозрение», «Новый мир», «Октябрь». Некоторые аспекты культуры общества потребления стали доступны благодаря анализу текстуального и визуального материала русскоязычных версий таких «глянцевых» журналов, как: «Cosmopolitan», «Harper’s Bazaar», «LOfficiel», «ОМ», «VOGUE». В качестве эмпирического материала автор привлекал также ряд произведений художественной литературы и публицистики, принадлежащих таким отечественным и зарубежным авторам, как: Д. Асламова, В. Белков, С. Боровиков, Л. Брежнев, Г. Гессе, Б. Голдман , Л. Гурский, О. Дарк , А. Колобродов, Э. Лимонов, В. Маяковский, Н. Медведева, И. Мосашвили, А. Сергеев, Б. Фаликов, А. Цветков, С. Чиковани. В этом же качестве использовались фотографические проекты Е. Рождественской из журнала «Караван историй» за период с 2001 по 2009 годы.





Объектом исследования является жизнь как основание культурного развития.

Предметом исследования являются модели взаимодействия воли к жизни и культуры в ХХ- начале ХХI веков.

Цель работы: выявление специфики взаимодействия воли к жизни и культуры в период ХХ – начала ХХI веков. При этом основное внимание будет сфокусировано на анализе процессов развития отечественной культуры, однако при раскрытии ряда тем автор будет с необходимостью обращаться к анализу закономерностей развития западной культуры.

Заявленная цель исследования предполагает последовательное решение ряда задач, в совокупности определяющих специфику структуры исследования:

на основании анализа текстов представителей философии жизни выявить содержание понятия воли к жизни, сформулировать рабочую дефиницию понятия воли к жизни;

определить концептуальное соотношение понятий воли к жизни и воли к власти;

выявить основные способы взаимодействия воли к жизни и культуры;

сформулировать теоретические модели взаимодействия воли к жизни и культуры;

концептуально описать динамику циклической смены данных моделей;

определить специфику влияния феномена воли к жизни на науку, этику и эстетику ХХ – начала ХХI веков;

  • выявить место воли к жизни в структуре повседневности человека ХХ- начала ХХI веков.

Основная гипотеза исследования: детерминированная волей к жизни динамика развития культуры имеет отчетливый циклический характер.

Теоретические и методологические основы исследования. Теоретический фундамент исследования составили работы основных представителей философии жизни (А. Бергсона, В. Дильтея, Г. Зиммеля, Ф. Ницше, А. Швейцера, А. Шопенгауэра), а также мыслителей, концептуально близких к волюнтаризму и философии жизни (Г. Гегеля, И. Гердера, К. Лоренца, Г. Маркузе, З. Фрейда, Э. Фромма, Н. Чернышевского, Ф. Шеллинга, О. Шпенглера). Осмысление проблемных аспектов философии жизни стало возможным благодаря трудам отечественных и зарубежных критиков (Н. Бердяева, Э. Канетти, Г. Риккерта, Вл. Соловьева, Ф. Степуна, Е. Трубецкова, Й. Хейзинга).

Одной из основных методологических предпосылок данного исследования является непринятие автором бессубъектных объяснений развития общества и культуры (синергетика). Сущность методологической позиции автора достаточно полно представляет следующее высказывание: «Предпосылки, с которых мы начинаем, - не произвольны, они – не догматы; это – действительные предпосылки, от которых можно отвлечься только в воображении. Это – действительные индивиды, их деятельность и материальные условия их жизни, как находимые ими уже готовыми, так и созданные их собственной деятельностью» 1. Добавим лишь, что, с точки зрения автора, деятельность индивидов в конечном счете направляется волей к жизни, которая в зависимости от конкретной культуры может обретать различные формы и реализоваться, соответственно, в различных видах интеллектуальной, художественной и материально-практической деятельности. Именно поэтому при анализе культурной динамики были использованы идеи К. Маркса и П. Бурдье. Идеи, изложенные в «Философии права» и «Эстетике» Г.В.Ф. Гегеля, а также эстетическая концепция Н.Г. Чернышевского оказались полезными при анализе как современной культуры в целом, так и специфики соответствующего ей искусства. В этом же аспекте автор использовал интенции, заложенные в работах С. Лишаева. Репрезентировать собственно циклические изменения культуры автору помогли концепции В. Паперного и В. Михайлина.

Необходимость, с одной стороны, проведения анализа взаимодействия воли к жизни и культуры и, с другой, формирования двух моделей данного взаимодействия определила использование как синхронных (системно-структурный, компаративистский), так и диахронных (сравнительно-исторический) методов исследования. Так, использование элементов системно-структурного анализа позволило выстроить идеальные модели взаимодействия воли к жизни и культуры, периодические смены которых составляют саму ткань культурного развития.

Научная новизна исследования.

В итоге разработки темы исследования диссертантом получены следующие результаты:

сформулирована авторская дефиниция воли к жизни, позволяющая проследить данный феномен в качестве базового онтологического основания культуры;

выявлена специфика взаимоотношения понятий воли к жизни и воли к власти: воля к жизни трансформируется в волю к власти при взаимодействии индивидуального существования с пространством; определены основные способы взаимодействия воли к жизни и культуры: с одной стороны, культура является объективацией воли к жизни и, с другой, она оказывает репрессивное воздействие на жизнь;

разработаны авторские модели взаимодействия воли к жизни и культуры, первая из которых представляет культуру в качестве надындивидуального ограничивающего и формирующего принципа, а вторая – в качестве инструмента, обеспечивающего удовлетворение потребностей и интересов воли к жизни;

описана динамика смены указанных моделей, обусловливающая циклическое развитие общества и культуры, производная от циркуляции различного уровня элит и характера политической власти;

впервые отчетливо определена специфика влияния воли к жизни на науку, этику и эстетику ХХ – начала ХХI веков; данное влияние повлекло за собой: распространение экологического знания, формирование «технонауки», доминирование ценности жизни и существенные трансформации эстетического объекта;

впервые отчетливо выявлено место воли к жизни в структуре повседневности человека ХХ- начала ХХI веков: фактически, воля к жизни является основанием большей части видов повседневной деятельности современного человека.

Теоретическая и практическая значимость работы.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.