авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

Культурная политика xxi века: теоретико-методологические основания и условия осуществления

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

СИНЕЦКИЙ Сергей Борисович

КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА XXI ВЕКА:

ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ

И УСЛОВИЯ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ

Специальность 24.00.01 – теория и история культуры

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора культурологии

Челябинск

2012

Работа выполнена на кафедре культурологии и социологии

Челябинской государственной академии культуры и искусств

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Астафьева Ольга Николаевна;

доктор культурологии, профессор

Бирженюк Григорий Михайлович;

доктор культурологии, профессор

Мурзина Ирина Яковлевна

Ведущая организация: Санкт-Петербургский

государственный университет культуры

и искусств

Защита состоится 22 марта 2012 г. в 12.00 на заседании объединенного совета ДМ 210.020.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Челябинской государственной академии культуры и искусств по адресу: 454091, Челябинск, ул. Орджоникидзе, д. 36а, ауд. 206 (конференц-зал).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Челябинской государственной академии культуры и искусств.

Автореферат разослан ________________ 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат культурологии, доцент Ю. Б. Тарасова

I. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования определяется объективно возрастающей ролью культуры как социорегулятивного механизма в условиях усиливающейся нестабильности практически любых социальных институтов и общественной жизни в целом. Социокультурные трансформации рубежа веков актуализировали обращение к тематике управления культурой, регулирования культурных процессов, социального проектирования в сфере культуры и – шире – культурной политики. За последние 20 лет в России выполнен ряд серьезных работ, разворачивающих тему культурной политики в различных методологических проекциях и уровнях (А. С. Балакшин, Г. М. Бирженюк, Л. Е. Востряков, И. И. Горлова, В. С. Жидков, Н. В. Ижикова, А. П. Марков, К. Б. Соколов и др.). К настоящему времени термин «культурная политика» закрепился в профессиональном лексиконе специалистов культуры. Он встречается в нормативных документах, научной и методической литературе, диссертационных исследованиях. Культурная политика, при всем разнообразии ее определений, традиционно рассматривается как высший уровень управленческой деятельности в сфере культуры. От понимания самого смысла данной деятельности зависят как стратегия, так и практика целенаправленных культурных изменений, осуществляемых в ареалах ответственности культурных политиков.

Обращение к обширному кругу научной литературы, в которой тема культурной политики рассматривается в качестве главной, позволило нам сделать следующие выводы:



- традиционные подходы к формированию культурной политики сложились в индустриальную эпоху, когда доминировали линейные процессы развития, что проявилось в представлениях о мире как о принципиально неизменном, статичном, предсказуемом. Между тем, современная действительность, многогранно отраженная в постмодернистском дискурсе, обладает иными, зачастую противоположными характеристиками;

- внимание к научно-техническому прогрессу фокусировалось на его отдельных направлениях: Интернет, кабельное ТВ, симулятивно-имитационные (экранные) технологии, мобильные средства коммуникации – и в той мере, в которой они влияли на традиционные проявления социокультурных характеристик населения (художественные предпочтения, характер обращения к разным культурным формам и жанрам, структура культурного потребления). Однако сегодня научно-технические достижения более нельзя учитывать фрагментарно, ибо открытия в таких областях науки, как биоинженерия, нанотехнологии, микроэлектроника, все более влияют на собственно культурные процессы;

- содержанием культурной политики являлся опыт – прямое или аналоговое заимствование предназначенных к распространению поведенческих и деятельностных практик, шире – культурных образцов, соответствовавших представлениям о должном. Иными словами, будучи предполагаемо обращенной в будущее, культурная политика воспроизводила прошлый опыт, который в новых условиях часто оказывался неприменимым;

- культурная политика, в контексте доминирования глобализационных тенденций, рассматривалась преимущественно в охранительной (когда речь шла о региональной специфике) или экспансионистской (когда речь шла о межрегиональных отношениях) парадигмах. Сегодня же стало очевидным, что актуализируются и иные векторы взаимодействия культур, призванные обеспечить межкультурный компромисс, толерантное сосуществование принципиально разных социо-культурных реальностей;

- феномен будущего как важнейший ориентир культурной политики игнорировался, прогностическое начало не было нормативно вписано в процесс разработки культурной политики, что в итоге приводило к ее векторной и результативной неопределенности.

В изученных нами материалах теоретических исследований и результатах прикладных разработок, отражающих современное состояние культурной политики как России, так и стран Запада, в подавляющем большинстве не учитываются изменения тенденций социокультурного развития. Между тем, многочисленные научно обоснованные прогнозы прямо указывают на вероятность цивилизационных изменений. Данные изменения связаны с инновационной революцией в области высоких технологий (IT-, нано-, био- и др.), обозначаемой термином «сингулярность», и растущей в прогрессии скоростью коммуникаций. При всем многообразии картин будущего, представляемых современными исследователями, явно обращают на себя внимание: ожидаемое уже во второй половине XXI века существенное, по сравнению с современным состоянием, продление физической и интеллектуальной жизни человека, а также вероятностное изменение самой природы человека, вытекающее из возможности его генетического совершенствования и преобразования в биотехническое существо. Кроме того, прогнозируется вступление человечества в период новой и неоднозначной идентичности.

Естественно, любые прогнозы, тем более столь радикальные, вовсе не обязательно сбываются в полном объеме и в обозначенные сроки. Однако это не дает права гуманитарной научной мысли их игнорировать, ибо необратима сама тенденция. Даже несколько отсроченное и неполное воплощение предсказанного приведет не только к изменению всех организационных основ жизни человеческих сообществ, но и сделает неизбежным пересмотр многих философских, религиозных и, в целом, смысложизненных доктрин, на которых базируется современная цивилизация.

Научно-техническая революция, ускорение исторического времени, интенсивный рост населения планеты – совокупность указанных процессов породила тренд, обозначаемый как «цивилизационный переход» (С. П. Капица). Одним из ключевых признаков переходности является понижение эффективности привычных механизмов, организующих жизнь социумов, детрадиционализация общественных отношений. Социокультурный дискомфорт, вызываемый ослаблением регулятивных систем, испытывают многие государства и общества безотносительно к уровню развития, географическому положению, политико-правовому устройству и т. д. Все более тревожным становится тон дискуссий (международных и национальных, политических и научных), на которых обсуждаются вызовы времени. Все чаще приходится слышать о проблемах, ранее казавшихся далекими или умозрительными.

Исходя из вышеизложенного, проблема данной работы определяется противоречиями:

- между революционной сущностью ускоряющегося научно-технического прогресса, качественно меняющего социально-культурную реальность и перспективу, а также сами базисные регуляторы общественной жизни, и восприятием научно-технического прогресса как конгломерата технических нововведений, полезных, но обладающих дестабилизационным потенциалом, а потому требующих специальных усилий по адаптации к уже существующим социальным и культурным конструкциям;

- между статичным представлением о носителе культуры и объекте культурной политики – Человеке как биосоциальном существе с изначально закрепленными природой (неизменными) темпоритмами реакций, ограниченными скоростью биохимических процессов мозга коммуникативными возможностями – и предопределенной современной научно-технической революцией его биотехнологической модификацией, неизбежно влекущей радикальные социокультурные изменения;

- между представлением о современном человечестве как о принципиально едином цивилизационном массиве, продолжающем испытывать унифицирующее воздействие глобализации, и латентной пока «неклассической» цивилизационной дифференциацией, требующей учета при формировании культурной политики;

- между теоретически и методически проявленной ретроориентированностью формирования культурной политики, обусловленной ориентацией на «культурные достижения», «апробированные практики», «положительный опыт», предопределяющей ее реактивность, отражательность, нередко казуальность содержательного наполнения, и необходимостью разработки приоритетов культурной политики, позволяющих создавать новые образы будущего и адекватные им социокультурные практики;

- между отсутствием установки на создание реестра эталонных – исторических и современных – социокультурных практик, соответствующих нравственно-этическим и эколого-экономическим требованиям обеспечения выживания и развития человечества в новых условиях, и необходимостью системного представления об указанных практиках (их типологических аналогах) как проективных (в т. ч. по отношению к современности) и перспективных для общества будущего. В этом смысле можно говорить о недостаточной содержательной обеспеченности культурной политики вне зависимости от ее субъекта;

- между отсутствием теоретического обоснования трансгосударственного (трансрегионального) подхода к формированию и осуществлению сближающей культурной политики и необходимостью демонстрации возможностей культурной политики в достижении толерантности как ключевого условия выживания человечества, стоящего «в шаге» от получения сверхмощных средств самоуничтожения (не только собственно военных, но и техногенных), на порядки превосходящих совокупную мощность всех подобных средств, созданных до XXI века (включая атомные).

Цель диссертационного исследования заключается в разработке теоретических и методологических оснований культурной политики XXI века и условий ее осуществления с использованием процессного подхода, предполагающего рефлексию традиционалистских представлений о культуре и культурной политике, анализ ключевых трендов и прогнозов социокультурных трансформаций XXI века, контекстуальную корректировку ключевых понятий, теоретическое моделирование состояний социума и технологий его культуросообразного развития.

Поставленная цель достигается посредством решения следующих взаимосвязанных задач:

1. Осуществить анализ формирования смыслового пространства и понятийной выраженности (представленности) концепта «культурная политика» на основе обращения к традиционалистским (классическим) представлениям о культуре и политике.

2. Осуществить системный анализ социокультурных трансформаций, текущих и прогнозируемых в XXI веке, с позиции их влияния на культуру и общество.

3. Выявить ключевую социокультурную проблематику XXI века.

4. Определить методологические основания культурной политики в XXI веке.

5. Разработать приоритеты культурной политики в XXI веке.

6. Выделить и представить социокультурные практики современности, актуальные для XXI века.

7. Разработать основные направления и принципиальную технологию культурной политики в XXI веке.





Объект исследования – культурная политика.

Предмет – теоретико-методологические основания культурной политики в контексте социокультурных трансформаций XXI века.

Степень научной разработанности проблемы

Рассмотрение проблематики концептуализации будущего как специфического объекта внимания культурологии выявляет целую палитру идей и условный универсум подходов, характеризующих базовые феномены исследования: культура, политика, культурная политика, требует обращения к трудам, в основе которых лежит системный философско-культурологический анализ, не предполагающий частнонаучных дифференциаций, фиксирующих внимание на «надстроечных», зачастую ситуативно детерминированных характеристиках данных феноменов.

В отношении культуры данная задача оказалась крайне сложной, ибо практически каждый из авторов, признавая наличие условного единого смыслового ядра культуры, видел в ней нечто свое. Тем не менее использование принципа конгруэнтности и структурно-функциональный подход позволили выделить круг авторов, заложивших фундамент современных воззрений на культуру как единый концепт. Среди них как западные основатели культурной антропологии и философии культуры: М. Вебер, И.-Г. Гердер, А. Кребер, Э. Тайлор, Л. Уайт, так и современные российские ученые, представляющие родственную группу наук – философию культуры, социологию культуры, культурологию: О. Н. Астафьева, П. С. Гуревич, А. Б. Есин, С. Н. Иконникова, М. С. Каган, А. С. Кармин, Л. Н. Коган, Э. С. Маркарян, А. П. Марков, В. И. Полищук, К. Э. Разлогов, Э. В. Соколов, А. Я. Флиер, В. С. Цукерман.

Несмотря на разнообразие высказываемых перечисленными авторами идей, конгруэнтное сопоставление различных концепций культуры позволило говорить о доминирующем в культурологии представлении о культуре как совокупности норм и ценностей, хотя трактовки основных понятий («норма», «ценность») у них нередко различаются, что не позволяет операционализировать накопленные знания без дополнительных интерпретаций.

Значительный вклад зарубежными и отечественными исследователями внесен в культурологический анализ феномена политики. Основатели политической философии, включая мыслителей античности и средневековья, зачастую являлись основателями или активными деятелями науки о культуре. Среди них классики, положившие начало самой политической философии и теории политики: Платон, Аристотель, Ф. Аквинский, Ш. Монтескье, Дж. Локк. Развитие современной политической науки (как, впрочем, и культурологии) связано с именами таких западных мыслителей, как К. Маркс, Ф. Энгельс, Э. Дюркгейм, М. Вебер, К. Манхейм, М. Дюверже, М. Оукшот, К. Поппер, Ф. Хайек, М. Фридман, Т. Шаберт. Российские ученые-политологи гораздо меньше интегрированы в культурологическую проблематику. Тем не менее описание феномена политики в качестве проекции культурной политики предполагало обращение к таким отечественным исследователям, как В. А. Ачкасов, В. А. Гуторов, К. С. Гаджиев, И. М. Ефимов, Ю. Л. Качанов, А. Ю. Мельвиль, А. С. Панарин, С. В. Патрушев.

Перечисленные авторы в целом определяют политику через категорию «власть». В то же время серьезным ограничением в понимании «политического» является четкая ассоциация политики именно с государственной деятельностью. Лишь в начале XX века М. Вебер серьезно расширил сферу политического («все виды деятельности по самостоятельному руководству»), чем определил новое понимание социальной конкуренции (и шире – организации) и ее ролевые позиции. Подобной трактовки сегодня придерживаются и некоторые названные ученые (Ю. Л. Качанов, А. С. Панарин и др.). Практически не представлена идея трансгосударственной объединяющей политики. Идея политического объединения преимущественно выражена в образе государственных союзов и блоков, являясь по сути разделительной, альтернативной, противонаправленной по отношению к иным аналогичным (конкурирующим) субъектам политического пространства.

Обозначенная ранее проблема исследования в своей целостности и системности не поднималась ранее в культурологии и является мало разработанной в отечественных и зарубежных гуманитарных науках в целом. Именно недостаточность осознания самой проблемы научным гуманитарным сообществом имеет следствием отсутствие устойчивого академического дискурса, концептуализирующего будущее как приоритетное направление усилий интеллектуальных агентов человечества, и недостаточность теоретических и проектных разработок, относящихся именно к культурной политике как перспективно-ориентированной миссии по формированию будущего.

Тем не менее следует отметить поступательное увеличение количества работ, объединяемых темой культурной политики, в своей совокупности создающих совершенно необходимую контекстуальную среду, которая как катализатор способствует кристаллизации идей, относящихся к изучаемой предметности. Круг авторов, непосредственно специализирующихся на теме культурной политики и представивших профессиональному сообществу результаты своего научного поиска, вряд ли можно назвать широким. Это отчасти связано с «молодостью» темы, актуализировавшейся в СССР (России) с началом перестройки (середина 80-х гг. ХХ века). К настоящему времени можно с известной долей условности сформировать типологию соответствующих работ и заключенных в них идей.

Во-первых, четко фиксируется направление, связанное с региональной парадигматикой, изначально задаваемой подавляющим большинством авторов, работающих над темой культурной политики. Критическое количество работ отечественных специалистов однозначно «привязано» к России и ее конкретным регионам, отражает складывающиеся здесь социально-экономические условия, часто концентрирует внимание на отдельных направлениях деятельности, относимых к подведомственности Министерства культуры РФ. В рамке российского локуса можно весьма условно выделить следующие направления исследований:

- теория и методология культурной политики: А. С. Балакшин, Н. В. Ижикова, Л. Е. Востряков;

- культурная политика в условиях переходного периода и социальных трансформаций: О. Н. Астафьева, В. Е. Белановский, И. И. Горлова, Е. И. Кузьмин, Т. А. Пушкарева;

- культурная политика России в условиях современных вызовов: Т. Г. Богатырева, Э. А. Орлова, К. Э. Разлогов, А. Я. Флиер;

- федеративный и региональный (административно-территориальный и общественно-ведомственный) подходы к культурной политике: Г. А. Аванесова, О. Н. Астафьева, Г. М. Бирженюк, Л. Е. Востряков, С. Э. Зуев, Г. М. Казакова, А. В. Каменец, А. П. Марков, И. Я. Мурзина, Л. Г. Скульмовская;

- культурная политика как фактор становления гражданского общества в России, повышения гражданской активности и самодеятельности населения: А. В. Каменец, Г. В. Оленина.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.