авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

Кризис культуры в культурологических концепциях н.а. бердяева и о. шпенглера

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

ЗИМОВЕЦ ЛЮДМИЛА ГРИГОРЬЕВНА

КРИЗИС КУЛЬТУРЫ В КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИХ КОНЦЕПЦИЯХ

Н.А. БЕРДЯЕВА И О. ШПЕНГЛЕРА

Специальность 24.00.01 Теория и история культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Ростов-на-Дону

2011

Диссертация выполнена на кафедре теории культуры, этики и эстетики факультета философии и культурологии Южного федерального университета

Научный консультант доктор философских наук, профессор Ерыгин Александр Николаевич
Официальные оппоненты доктор философских наук, профессор Громов Михаил Николаевич
доктор философских наук, профессор Данилова Марина Ивановна
доктор философских наук, профессор Штомпель Людмила Александровна
Ведущая организация Кубанский государственный университет

Защита состоится 8 декабря 2011 г. в 14.00 на заседании диссертационного совета Д 212.208.11 по философским наукам в Южном федеральном университете по адресу: 344038, Ростов-на-Дону, Нагибина, 13, факультет философии и культурологии ЮФУ, ауд. 427.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке ЮФУ (Ростов-на-Дону, Пушкинская, 148).

Автореферат разослан «___» ноября 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета О.Ф. Иващук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Завершилось ХХ столетие, и человечество вступило в третье тысячелетие своей истории. Такие события требуют особенно глубокого философского осмысления как пройденного пути, так и грядущего будущего. Сегодня, как может никогда ранее, слово «культура» произносится часто и с ним связываются общественные ожидания. Вокруг проблем культуры создана особая среда повышенного возбуждения и интереса, которые несомненно воздействуют на научное сообщество, обычно достаточно бесстрастное в других ситуациях. И это, разумеется, совсем не случайно. Вопрос о культуре, как учит вся мировая и отечественная история, всегда возникает особенно остро и объемно в пору глобальных общественных перемен. На исторических перевалах, в эпохи кризисов и катастроф, - как считал Н.А. Бердяев, - приходится серьезно задумываться над движениями исторической судьбы народов и культур. Ведь не в политике и не в экономике, а в культуре осуществляются цели общества.

Последний фактор представляется более фундаментальным. Он связан с углубляющимся осознанием кризиса современного культурного бытия человека. Сложнейшей проблемой представляется выяснение существа этого кризиса и степени его угрозы для человечества вообще, в то время, как его симптоматика нашла яркое описание в творениях культурологов всего мира на протяжении ХХ века (О. Шпенглер, Р. Гвардини, А. Швейцер, В. Розанов, С. Франк и др.).



Раскавычивание «Заката Европы» уже свершилось на Западе. Действительность нашего «заката» превзошла шпенглеровский гештальт. В такие периоды особенно актуальны те авторы, которые позволяют вернуться к истокам, еще раз попытаться взглянуть на деструктивные процессы собственной и глобальной истории и культуры. К числу таких философов принадлежат Н.А. Бердяев и О. Шпенглер.

И при жизни Н.А. Бердяева его творчество вызывало огромный интерес и неоднозначное к нему отношение. Затем долгое время для отечественной критики Н.А. Бердяев оставался закрытым, как и все величайшие проявления русской религиозной философии, за исключением ряда идеологически ангажированных исследователей, которые обрушились на него с критикой его экзистенциальной философии (Н.А.Карев, И.К.Луппол и др.). Интересы современных исследователей творчества Н.А. Бердяева сосредоточились сегодня в основном на проблемах его социальной философии, философской антропологии, историософии, философии религии.

В бердяеведческой традиции, несмотря на то, что она существует уже более ста лет, культурологическая составляющая его творчества оказалась на периферии исследовательского интереса как его оппонентов, так и его последователей.

Между тем, изучение наследия Н.А. Бердяева показывает наличие в его философских трудах глубокого культурологического пласта и серьезного размежевания в концептуальном плане с другими культурологическими концепциями.

Актуальным представляется не только восстановление целостного облика концепции культуры Н.А. Бердяева, но и выявление специфики концепции Н.А. Бердяева в рамках философии жизни посредством сопоставления его идей и методологии с идеями и методологией иррационалистической концепции культуры О. Шпенглера.

Согласно исследовательской гипотезе Н.В. Мотрошиловой, философское творчество Бердяева, как и ряда других выдающихся русских мыслителей конца XIX – начала ХХ века идет в едином русле (после В. Соловьева) с формированием на Западе философии жизни и других близких к ней иррационалистических течений.

В таблице немецкого философа и протестанского теолога Вольфганга Дитриха в рубрике «Мыслители – партнеры» объединены философы, с которыми Бердяев всю свою творческую жизнь вел острый и принципиальный для него диалог.

Мы обратили внимание, что в этом списке отсутствует выдающийся представитель философии жизни ХХ века – О. Шпенглер.

Вместе с тем, наш анализ показал определенную близость концепции культуры русского и немецкого философов при всей контрастности и радикальной противоречивости их взглядов. Это позволило нам дополнить момент выделения культурологической концепции Бердяева и общей характеристики его концепции культуры моментом сопоставления его идей и методологии с идеями и методологией О. Шпенглера.

Таким образом, актуальность данного диссертационного исследования определяется следующими факторами:

Во-первых, осмысление кризиса культуры в культурологических концепциях Н. А. Бердяева и О. Шпенглера позволяет глубже понять сущность и причины современного социокультурного кризиса и наметить пути выхода из него.

Во-вторых, предпринятый сравнительный анализ концепции культуры Н.А. Бердяева и О. Шпенглера позволяет выявить специфику в понимании кризиса культуры в западноевропейской и русской мысли.

В-третьих, в представленном нами сравнительном анализе культурологических концепций Н.А. Бердяева и О. Шпенглера нашли отражение почти все основные темы мировой культурологической мысли: понятие культуры, ее истоки, символичность культуры, диалектика культуры, соотношение таких глобальных понятий, как культура и цивилизация, проблема творчества; типология культуры, культура массового общества. И, наконец, особенности культуры России и судьбы России.

В-четвертых, актуализация бердяевского и шпенглеровского анализа специфики русской истории и русской культуры позволяет глубже понять кризисные явления в отечественной культуре и истории на современном этапе.

В-пятых, особую актуальность приобретают в нынешнее время большинство антропологических и историософских пророчеств Н.А. Бердяева и О. Шпенглера.

В-шестых, провиденциальные предостережения Н.А. Бердяева и О. Шпенглера об опасности нигилизма по отношению к культуре, об опасности обскурантизма по отношению к культуре, как никогда актуальны сегодня, ибо зловещий «онтологический нигилизм», о котором предостерегал Хайдеггер, стал реальностью не только в Европе, но и в России. Нигилизм по отношению к культуре не только источник нашего своеобразия, но источник наших духовных болезней.

Степень разработанности проблемы.

В исследованиях, посвященных творчеству Н.А. Бердяева, целостная характеристика его концепции культуры не представлена. Однако, анализ отдельных ее аспектов мы находим уже у его современников. 1904-1916гг. составляют самый важный для Н.А.Бердяева период его философского самоопределения. Работы Н.А.Бердяева получают множество откликов и критик — от марксистов (Н. Нежданов, А. Суворов) до авторов православной периодики (М.М. Тареев, В.В. Розанов). Однако особую ценность представляют работы близких Н.А.Бердяеву авторов идеи “нового религиозного сознания” — З.Н. Гиппиус, Д.С. Мережковского, Д.В. Философова, В.Ф. Эрна, В.П. Свенцицкого и др. Блистательная статья Льва Шестова “Похвала глупости, по поводу книги Николая Бердяева “Sub specie aeternitatis” увенчивает интерес к Н.А.Бердяеву. Наибольший интерес у исследователей творчества Н.А.Бердяева вызвала основная проблема его культурологической концепции — проблема творчества. Никто и никогда до Бердяева не ставил вопрос о религиозном смысле творчества. Бердяев не просто раскрывает религиозный смысл творчества, а пытается создать новую религию творчества. Глубинные метафизические истоки трагедии культуры, её кризиса он связывает с трагедией творчества, его роковой неудачей.

На время с 1904 по 1916 г. приходится наибольшее число оппонентов мыслителя и начавшееся обсуждение “Смысла творчества” как бы подводило итог спора о Бердяеве: светски и научно ориентированные оппоненты склонны были воспринимать его как поэта, даже фантазера; ориентированные религиозно — напуганы его мистикой добытийственной свободы (замечания С.Н. Булгакова в “Свете Невечернем”) и “байронизмом”, пелагианством (упреки предъявлены В.В. Розановым).

Неординарность его философии творчества была сразу осознана в религиозно — философских кругах России. Особенно активно реагировал на нее В.В. Розанов. В первых розановских отзывах еще живет непосредственное чувство зачарованности свободным, раскованным философским творчеством Н.А. Бердяева. Определенного отношения к моноплю­ралистической антроподицее Бердяева Розанов еще не решается высказать. Он лишь убежден, что Бердяев нисколько и не зовет нас выйти из христианства.

В последующих своих рецензиях Розанов становится жестко критичным. Во-первых, он отвергает бердяевский мессианизм и эсхатологизм, утверждая, что подлинное историческое призвание Руси — “вечная относительность”, жизнь “для самого процесса жизни” (Новое время. 10 июня 1916г.).

Во-вторых, сама идея религиозного творчества (вызвавшая в нем поначалу чисто эстетическую реакцию наслаждения) становится основным пунктом критики Розанова.

Особый интерес представляет для нас мнение С.Н. Булгакова по поводу философии творчества Н.А.Бердяева. В пяти сносках к написанной в 1911-1916 гг. и опубликованной в год двух революций книге “Свет Невечерний” он определелил расхождения философии творчества Бердяева с православной доктриной. Во-первых, это недостаточная различенность божественного и человеческого.

Во-вторых, Булгаков отвергает основополагающую идею Бердяева об оправдании творчеством. Интуиция о трансцендентности духа, разумеется, есть у Бердяева. Но ее перевешивает имманентизм, в результате чего он видит недостаточно различие между образом и Первообразом, между беспредельным творчеством человека на основе софийности и абсолютным божественным творческим актом. Поэтому получается безобъектный, а потому бессильный, хотя и притязательный, творческий жест.

А. Мейер в критической рецензии на “Смысл творчества” под заголовком “Новое религиозное сознание” признал крайне неудачной попытку Н. Бердяева построить целую философскую систему, которая являлась бы теорией “нового религиозного сознания”.

Однако, наиболее обстоятельный анализ бердяевской философии творчества мы находим у протоирея В.В.Зеньковского, автора изданной в Париже двухтомной “Истории русской философии”.

В.В. Зеньковский обращает внимание на узость психологического анализа творчества у Бердяева. Ему представляется недопустимым видеть творческое мироотношение только в объективном творчестве и не замечать его там, где нет этого объективного творчества.





Для В.В. Зеньковского очевидно, что Бердяев движется к возвышению человека и к ослаблению реальности Бога, что основной смысл творчества остался не выявленным. И далее он выносит суровый приговор русскому мыслителю: впитав в себя отдельные черты православия, Бердяев не находил для себя нужным считаться с традицией церкви.

Ещё один современник Бердяева, Е.Лундберг, посвящает рассматриваемой книге разгромную статью «Творчество как спасение». Он не без оснований упрекает философа в том, что, выдвигая идею творческого откровения человека, он — говорит за Бога.

Проблему творчества как религиозную проблему обсуждают и ряд зарубежных философов: Е. Ламперт, Е.Л. Аллен, Д. Лаури, Ф. Нуко, М.М. Дэви. В американском журнале «Персоналист» на протяжении 1962— 1969 гг. велась оживлённая дискуссия относительно выявления приоритетности этического или онтологического обоснования в идее творческого потенциала человека (Р. Анделсон, Р. Диккенс, Д. Дие).

Таким образом, обозревая исследования посвященные проблеме творчества у Н.А.Бердяева, условно их можно разделить на три части. Первую образовали возражения и сочувствия Н.А.Бердяеву со стороны его светских критиков. Они не особенно интересовали философа из-за коренных различий в их исходных установках и являются лишь одним из эпизодов вечного диалога науки и религии, светского и христианского гуманизма. Вторая группа критиков — люди одного с ним круга социально-ориентированного христианства, ведущего свое начало в России от П. Я. Чаадаева. Предложенное ими свидетельствует о больших, если не преодолимых трудностях в решении жизненно важного вопроса о единстве религиозного и социального. Наконец, третью группу сочинений составляют произведения православных (без всяких “нео”) авторов. Их задача охранительная; они обнаруживают светскость Бердяева и отводят его упреки “историческому” христианству; они показывают, что христианство, будучи религией “личного спасения”, только в таком качестве и может быть “социальным христианством”. Но они не отлучают Н.А.Бердяева от христианства, от православия, рассматривая его теологию как теологему.

Большая часть современных исследований творчества Н. А. Бердяева посвящена проблемам его социальной философии, философии истории, переосмыслению принципов философского мировоззрения, философской антропологии, этике. Становлению философских взглядов, основным этапам философского творчества Бердяева посвящены работы Н. К. Дмитриевой и А. П. Моисеевой. В работе Г. фон Вригта анализируются историософские и антропологические аспекты философии Бердяева. Судьба России, её будущее, исторические взгляды Бердяева разбираются в работе Сидненко Т. И. Кризисное состояние европейской христианской культуры на рубеже XIX – XX веков в творчестве Бердяева и испанского философа Мигеля да Унамуно, общее и особенное во взглядах этих философов анализируется в работе И.В. Устиновой. В работах Сысоева Д. П., Бондарева Я. В., Федотовой Л. Г. рассмотрены проблемы свободы, человека, творчества в философии Бердяева.

Следует отметить и обстоятельный труд И.И. Евлампиева «История русской метафизики в XIX – XX веках». Бердяеву посвящена отдельная глава.

Особый интерес представляет для нас исследование С.А. Титаренко «Специфика религиозной философии Н.А. Бердяева». Предметом его исследования явилась специфика религиозно-философских взглядов Бердяева, их связь с идейной средой и личностными особенностями Н.А. Бердяева. В IV главе «Концепция творчества как откровения человека» исследователь попытался выяснить исток антропологических построений Бердяева и показать, что откровение творчества обосновывает у него антропологию, что отношения к творчеству у Бердяева было глубоко религиозным.

Однако, в своем исследовании автор не объясняет, почему основной замысел Н.А. Бердяева не удался, почему религиозный смысл творчества остался затемненным, а более точно, почему смысл творчества вообще не выявлен Бердяевым во всей его полноте.

На сегодняшний день в историко-философской литературе ощущается недостаток глубоких исследований, посвященных культурологической концепции Н.А.Бердяева. Исключение составляют исследования Н.В. Мотрошиловой, П.П. Гайденко, М.Н. Громова, М.А. Маслина, Р.А. Гальцевой, А.Ф. Замалеева, А.А Ермичева, В.А. Кувакина, Л.И. Новиковой, И.Н Сиземской, В.В. Сербиненко, Т.А. Двуреченской, М.В. Силантьевой, С.Н. Семенова, А.Н. Семеновой, Н.А. Ерыгина, Б.И. Буйло, в которых нашли отражение такие аспекты культурологической концепции Н.А.Бердяева, как типология культуры, философия творчества, диалектика культуры и др.

Таким образом, проведённый анализ показывает, что многие проблемы культурологической концепции Н. А. Бердяева не остались без внимания учёных, однако, целостно его культурологическая концепция так и не была представлена и исследование кризиса культуры в концепции Бердяева не стало предметом специального анализа.

В отличие от культурологической концепции Н.А. Бердяева, которую мы реконструировали и представили целостно, у Шпенглера его культурологическая концепция изначально представлена целостно в его сочинениях, в частности, в основном, в «Закате Европы». «Закат Европы» - это не только название книги, но и величайшая тема, которая заявила о себе на рубеже веков и явилась своеобразными рамками, прочно охватившими XX столетие. «Закат Европы» («Der Untergang des Abendlandes») был опубликован в 1918 – 1922 гг. и принёс автору ошеломляющую известность. Только в 1921 – 1925 годах и только в Германии вышло 35 работ о Шпенглере и его произведении. Затем число их сократится до пяти. С 1931 по 1935 год снова появляется 9 работ, а с 1936 по 1940 – снова пять. Вокруг имени Шпенглера шла яростная полемика. Его обвиняли в популизме, некомпетентности и даже в плагиате. В специальном выпуске широко известного философского журнала «Логоса» за 1920 – 1921 годы – «Spenglerhelt» - ведущие немецкие профессора Г. Бекинг, К. Йоль, Л. Курциус, Э. Метцгнер, Э. Франк, Э. Шварц, В. Шпигельберг обвинили Шпенглера в дилентантизме, обнаружили его ошибки в истории древнего мира, естествознания, искусства. Глава венского кружка позитивистов Отто Нейман издал книгу «Анти-Шпенглер» с соответствующим содержанием. С резкой критикой идей Шпенглера выступили марксисты Лукач, Бенеамин и другие. Берлинский философ и историк Курт Брейзинг доказывал заимствование из его работы 1905 года идеи членения истории на культурно-исторические фазы (речь идёт о книге «Der Stufenbau und die Gesetze der Weltgesechichte»), а крупный немецкий социолог Фердинанд Тённис указывал на шпенглеровскую дихотомию «культура – цивилизация», как на прямое воспроизведение своих взглядов из книги «Общины и общества» (Tonnies F. Gemeinschaft und Gesell – schaft. Grandbegriffe der reinen soziologie. Leipzig, 1887).



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.