авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Ядро и периферия адыгской культуры в ее трансформации

-- [ Страница 4 ] --

Во втором параграфе «Структура периферии адыгской культуры» рассматривается периферия ядра, которая состоит из институтов, компонентов и элементов культуры. Резкий выход за пределы конструкта периферии может спровоцировать либо гибель, либо бурное развитие культуры. Этой стабильностью создается эластичность культуры адыгов, которая позволяет культуре амортизировать внешние воздействия и иногда даже регенерировать новации, привносимые в культуру соседними этносами. Таким набором связей внутри периферии культуры выступает традиционный адыгский этикет как ценностное связующее начало адыгской культуры. Также его необходимо рассматривать как канал, пронизывающий периферию культуры, посредством которого взаимодействуют институты, компоненты и элементы этой культуры. Благодаря этому, в адыгской культуре происходили процессы культурной коммуникации, которые влияли как на саму периферию, так и на условия ее формирования.

К институтам культуры адыгов мы относим наездничество, аталычество, нормы обычного права (адат), куначество, гостеприимство, патронат. Институт наездничества был действительно институтом со всеми сопутствующими ему атрибутами: идеологической базой, обрядами и ритуалами, определяющими жизненно важные для общества функции.

Другой, не менее значимый институт – аталычество – занимал заметное место в жизни адыгов (черкесов), он был фактически институтом высшей знати. Образ жизни адыгской знати, был в свою очередь, образцом для подражания для всех горцев Кавказа.

Под институтом аталычества в отечественной этнографической литературе обозначают обычай обязательного воспитания детей вне родительского дома. В адыгской культуре аталычество занимало важное место в системе подготовки молодежи к жизни в условиях войны.

Через призму института аталычества рассматривается взаимосвязь социализации детей с инкультурацией – вхождением ребенка в культуру своего народа.

Большую роль среди институтов адыгской культуры играли нормы обычного права. Установкой этого института можно считать стремление к примирению сторон конфликта, а ценностью являлась справедливость решения.

К традиционным общественным институтам относится гостеприимство. По своему значению гостеприимство было важнейшей нормой общественной жизни в традиционном быту народов Кавказа. Многочисленные факты свидетельствуют о том, что этот институт превосходил все другие. Адыгское (черкесское) гостеприимство уходит своими корнями в глубь истории, и его содержание всегда соответствует тем условиям культуры общества, при которых оно функционирует. Трансформируясь в условиях феодального строя, гостеприимство у горцев, в том числе у адыгов, обнаружило чрезвычайную гибкость и приспособляемость к феодальным порядкам и нуждам, прежде всего к интересам феодалов – князей и дворян.

Куначество как традиционный общественный институт являлся средством примирения кровников и улаживания спорных вопросов. Принципиальное отличие кунака от обычного гостя заключалось в том, что связь гостя с хозяином носила единовременный характер, а с кунаком – постоянный. Отсюда установка института куначества на решение проблем друга, а ценностью здесь выступал альтруизм: «Я делаю все для другого». Куначество широко использовалось купцами для торговли с горцами.



Институты культуры сыграли огромную роль в жизни горцев вообще, и адыгов (черкесов) – в частности, ибо через них регулировались отношения между людьми, нормы их поведения. Они трансформировались с изменением социально-экономических и политических условий жизни народа, приспосабливались к новым историческим условиям.

К компонентам культуры относятся знаки, ценности, символы. Они выступают в адыгской культуре как носители информационных потоков, направленных к ядру культуры через элементы этой культуры.

На наш взгляд, наиболее стабильными и консервативными компонентами ядра адыгской культуры, гарантирующими его устойчивость, можно считать ценности. Отличаясь особой устойчивостью и живучестью, национальные обычаи и традиции через поведение новых поколений выполняют функцию регуляторов и стабилизаторов самих ценностей.

Такие ценности, как уважение к старшим, почтительное обращение с женщинами, верность данному слову, умение хранить тайну, человечность, скромность, сдержанность, стойкое перенесение страданий, соблюдение определенных условий военных действий, в частности, проведения рыцарского поединка, и, наконец, преданность вассала своему сюзерену, формировали информационные потоки, которые исходили от ценностного компонента периферии адыгской культуры, а ядро культуры, в свою очередь, не давало разрушаться этому компоненту.

Таким образом, перед нами предстает адыгская культура, у которой есть статичное ядро, вокруг которого располагаются элементы культуры, которые, в свою очередь, фильтруют информационные потоки, исходящие из компонентов этой культуры. Переработав информационные потоки, элементы направляют их к институтам культуры, в зависимости от интравертности или экстравертности самого ядра.

В связи с импульсами ядра начинается взаимодействие различных культурных групп внутри этноса, которые образуют внутреннюю структуру – «мезоструктуру». В результате на уровне межличностного общения начинают формироваться и передаваться наиболее значимые культурные ценности, воспитывается этническое самосознание.

Четвертая глава «Трансформация периферии адыгской культуры» состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Трансформация периферии адыгской культуры в XVI-XVIII вв.» - исследуются процессы трансформации, происходившие в этот период и повлиявшие на периферию адыгской культуры. Проследить трансформацию адыгской культуры в XVI-XVIII веках нам позволяют культурные контакты адыгского этноса с носителями культуры соседних цивилизаций.

История западных адыгов в XVI в. определялась начавшейся агрессией крымских татар и турок и установлением политических связей с Россией. Причиной завоевательных походов Крыма и Турции на земли западных адыгов было их ключевое положение, обеспечивавшее контроль над северокавказским путем, который связывал Причерноморье с Закавказьем, лежавшим в зоне интересов турецкого султана.

Важным средством для завоевания Закубанья было распространение ислама, прежде всего, среди правящей элиты. Но ислам как религиозное учение распространялся медленно, горцы сопротивлялись его принятию. Это было связано, в первую очередь, с тем, что военные действия со стороны соседних цивилизаций приводили одноядерную культуру в состояние интравертности. Элементы замыкались вокруг ядра, не пропускали информацию, исходившую из компонентов самой культуры, и не направляли никакой информации к институтам культуры. Эта информация могла послужить толчком к началу изменения периферии адыгской культуры.

Победа России над Казанским и Астраханским ханствами в 1552-1556 гг. сопровождалась обращением адыгских князей к русскому царю с просьбой оказать им помощь в борьбе с Крымом и Турцией.

В конце XVI - в XVII вв. на Кавказе начали возникать русские колонии. Носителями русской культуры среди колонистов Северного Кавказа были казаки. Эти поселенцы известны под именем Гребенских казаков. Среди них были донские, волжские и яицкие казаки, а также царские стрельцы. Первым колонистам пришлось столкнуться со своеобразными религиозными верованиями горцев.

В ходе переселения на Кавказ наблюдаются различные варианты межэтнических контактов, характер которых зависит, в первую очередь, от степени активности этносов.

Любой этнос, в том числе и русский, в активной фазе своего развития стремится овладеть как можно большим геополитическим пространством. Для этого занимаются все новые и новые территории, заключаются политические союзы, а также распространяются собственные идеалы – политические, религиозные, экономические и т.д., которые в той или иной степени способствуют ассимиляции окружающих народов.

Живя на Кавказе, русский этнос сумел выработать ментальное качество сверхнапряженной работы, умения быстро сконцентрироваться, быстро приспособиться к природно-географическим зонам Северного Кавказа, к жизни и быту горцев. Это можно объяснить пассионарностью, вызванной сверхнапряжением, в котором находились колонисты.

Высший уровень стабильности русского общества на Кавказе мог достигаться, благодаря религиозному сознанию. Христианство как элемент русской культуры на Северном Кавказе часто сосредоточивало в себе основной интеллектуальный потенциал общества. Религиозные, мировоззренческие, этические системы по-своему отражали уровень и характер самосознания колонистов как единого целого, их уровень понимания своих исторических задач. В этот период, знатные горцы, приняв православие или ислам, пытаются распространить свой религиозно-инновационный опыт на соплеменников.

На основании этого можно заключить, что в данный период вектором развития адыгской культуры выступает религия, культура обращается лицом либо на Восток, либо на Запад.

В конце XVIII в. начинают коренным образом изменяться ценностные доминанты адыгской элиты. Это связано, прежде всего, с ценностями ядра культуры. Адыгские дворяне предпринимают попытки воздействовать на культурные установки своих детей, посылая их знакомиться с культурой соседних цивилизаций: восточной – в лице Турции и западной – в лице России.

В конце XVIII в. в условиях углубления раннефеодальных отношений среди горцев адыгские князья и дворяне активизировали попытки закрепощения, что вызвало ожесточение тфокотлей – общинников – в борьбе против феодально-родовой знати. В этой борьбе горские крестьяне опирались на общину, продолжавшую обладать довольно прочной социально-экономической самостоятельностью. Поскольку дальнейшая феодализация горского общества происходила, главным образом, за счет сужения этой самостоятельности, община, естественно, становилась той ячейкой, которая сплачивала тфокотлей для борьбы с горской знатью. В этой борьбе против дворян горские крестьяне использовали различные способы, начиная от бегства и заканчивая открытыми массовыми выступлениями.

Во втором параграфе «Трансформация адыгской культуры в XIX-XX вв.» анализируются процессы трансформации, проходившие в адыгской культуре с XIX по XX вв.

В первой половине XIX в. у адыгов происходило массовое смешение и слияние различных племен, что было связано не только с процессом формирования этноса на развалинах старой родоплеменной структуры, но и с обострившейся классовой борьбой внутри отдельных феодальных владений, приводившей, в частности, к переходу крестьян из группы «аристократических» племен в группу «демократических». Это приняло такой масштаб, что прежде незначительные племена шапсугов, натухайцев и абадзехов превратились в самые крупные этнические подразделения адыгов. Параллельно с ростом населения «демократических» племен происходило и увеличение занимаемых ими территорий, то и другое происходило за счет «аристократических» племен, что весьма ослабляло последних.

Фронтальное столкновение адыгской культуры с российской в годы Кавказской войны носило противоречивый характер. Часть горской элиты и горских обществ колебались в вопросе отношений между двумя культурами, переходя от одной оценки культуры к другой.

В этот период ядро адыгской культуры приобретает качество блуждающего. Особую роль в этом процессе сыграло поражение в Кавказской войне и махаджирство, которое привело к этнокультурной и демографической катастрофе адыгских и некоторых других народов, тяжелым экологическим последствиям на Кавказе.

Происходящие в XIX веке культурные изменения на Кавказе все больше подчинялись логике культурной коммуникации. Трансляция знания и опыта русской культуры не изменили традиционных ценностей ядра адыгской культуры, хотя культура получила возможность обогащаться и изменяться согласно новым историческим условиям. Поскольку в ценностях казачьей культуры мы видим много общего с традиционной адыгской культурой, то на бытовом уровне общения эти культуры легко сближались и трансформировались.





Немаловажную роль играли культурные нормы, которые православная церковь устанавливала через деятельность монастырей.

В начале XIX в. возникает необходимость просвещения как в Черноморском войске, так и среди адыгов. В целях просвещения адыгов в аулах Майкопского отдела было открыто девять школ: Джерокаевская, Кошехабльская, Хатукаевская, Блечепсинская, Хачемзиевская, Ульская, Егерухаевская, Ходзьская и Адамиевская.

Новые исторические условия дали толчок творчеству адыгских писателей-просветителей, которые стремились приобщить адыгов к русской и европейской культуре.

При огромном разнообразии языков на Северном Кавказе возникла необходимость в международном языке и письменности. Таким языком стал русский язык. Русская школа не только распространяла знания, но и влияла на культуру адыгов.

Взаимодействие культур в форме культурной коммуникации привело компоненты ядра адыгской культуры к культурному скачку – трансмутации. Вследствие этого стало невозможным воспроизведение с точностью до мелочей поведения, мышления предшествующих поколений адыгов.

Одним из поворотных этапов в истории народов Северного Кавказа стала новая эпоха, которая началась в результате событий 1917 г. В этот период в периферии культуры происходят резкие изменения. Трансформируются институты шариата и аталычества. В связи с потребностью культуры появляются профессиональные институты просвещения.

Именно в начале XX в. адыги получили возможность изучать родной язык, свой эпос, получать профессиональные знания. В культуре адыгов распространяется единая норма поведения не только в образе жизни, но и в образе мышления. Нарождающаяся адыгская литература, музыка, искусство, вся национальная культура должна была быть социалистической.

Адыгская культура как часть северокавказского социокультурного пространства в 90-е годы XX столетия изменилась. На современном этапе развития мы являемся свидетелями того, что вместо взаимодействия происходит активное воздействие на социокультурное пространство, в результате чего этнокультурные ценности претерпевают глубокую трансформацию.

В заключении диссертационного исследования делаются общие выводы, подводятся итоги.

Каждый из исторических этапов развития культуры адыгов по-своему влиял на ядро культуры, а именно: на ценности и установки, особенности мировоззрения, характер адыга. Периоды взаимодействия культур способствовали обогащению человеческого опыта, его разнообразию, а также постоянному процессу переоценки ценностей внутри адыгской культуры. В результате исторической трансформации изменяется конструкт периферии ядра адыгской культуры. Но, несмотря на экстравертность или интравертность культурного ядра, адыгская культура остается способной развиваться и сохранять свою национальную идентичность.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях автора:

Статьи в изданиях, входящих в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованных ВАК Минобрнауки России:

1. Раздольский, С.А. Исихазм как ядро православной культуры на Северном Кавказе / С.А. Раздольский // Научная мысль Кавказа. — 2006. — № 2. — С. 84-90. – 0,5 п.л.

2. Раздольский, С.А. Ядро адыгской культуры и условия его формирования / С.А. Раздольский // Научная мысль Кавказа. – 2008. – № 3 – С. 53-59. – 0,5 п.л.

3. Раздольский, С.А. Роль православия в межкультурных взаимодействиях горских народов / С.А. Раздольский // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Обществ. науки. Спецвыпуск. Основные аспекты философских и культурологических исследований. — 2007. — С. 31-34. – 0,4 п.л.

4. Раздольский, С.А. Функция этнической культуры адыгов / С.А. Раздольский // Этносоциум и межнациональная культура. — 2007. — № 6. — С. 153-161. – 0,6 п.л.

5. Раздольский, С.А. Ядро-периферийная методология научного исследования адыгской культуры / С.А. Раздольский // Этносоциум и межнациональная культура. — 2008. — № 2. — С. 103-116. – 1 п.л.

6. Раздольский, С.А. Ценностные инварианты ядра адыгской культуры / С.А. Раздольский // Гуманизация образования. — 2008. — № 2. — С. 145-152. – 0,7 п.л.

7. Раздольский, С.А. Традиционная адыгская культура в установках и отношениях / С.А. Раздольский // Вопросы культурологии. — 2008. — № 10. — С.77-80. – 0,4 п.л.

8. Раздольский, С.А. Регулятивная функция этнической культуры адыгов / С.А. Раздольский // Научная мысль Кавказа: приложение. – 2006. – № 1. – С. 35-42. – 0,5 п.л.

9. Раздольский, С.А. О некоторых особенностях культуры абхазов / С.А. Раздольский // Научная мысль Кавказа: приложение. – 2006. – № 4. – С. 131-139. – 0,6 п.л.

10. Раздольский, С.А. Священные рощи и деревья в адыгской культуре / С.А. Раздольский // Научная мысль Кавказа: приложение. – 2006. – № 2. – С. 103-110. – 0,5 п.л.

11. Раздольский, С.А. Христианство в адыгской культуре / С.А. Раздольский // Научная мысль Кавказа: приложение. – 2006. – № 3. – С. 112-118. – 0,5 п.л.

Монографии:

12. Раздольский, С.А. Монастыри Кавказской епархии и их роль в культурном развитии Северного Кавказа: науч. изд. / С.А. Раздольский. — Ростов н/Д; Майкоп: Изд-во СКНЦ ВШ, 2006. — 160 с. – 10 п.л.

[Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.kavkazonline.ru/csrip/elibrary/uro/uro_33/uro_33_main.htm

13. Раздольский, С.А. Культура адыгов как синтез различных культурных миров / С.А. Раздольский. — Майкоп: Изд-во АГУ, 2007. — 58с. – 3,6 п.л.

14. Раздольский, С.А. Ядро и периферия адыгской культуры в ее трансформации: науч. изд. / С.А. Раздольский. — Майкоп: Изд-во Адыг. гос. ун-та: Качество, 2008. — 327 с. – 20,5 п.л.

Учебные пособия:

15. Раздольский, С.А. Этническая ментальность в картине духовной культуры адыгов / С.А. Раздольский. — Майкоп: Изд-во АГУ, 2007. — 42 с. – 2,6 п.л.

16. Раздольский, С.А. Производство и воспроизводство адыгской культуры: религиозная составляющая / С.А. Раздольский. — Майкоп: Изд-во АГУ, 2007. — 34с. – 2 п.л.

17. Раздольский, С.А. Новационное воздействие христианства на культуры горских народов (XVI - начало XIX столетий) / С.А. Раздольский. — Майкоп: Изд-во АГУ, 2007. — 42с. – 2,6 п.л.

Статьи:

18. Раздольский, С.А. Христианство на Северном Кавказе / С.А. Раздольский // Интегрированная антропология в решении задач здорового образа жизни: материалы науч.-практ. конф., 22-26 мая, Адыг. гос. ун-т. — Майкоп, 1995. — С. 284-292. – 0,6 п.л.

19. Раздольский, С.А. Русская православная церковь в Кавказской войне / С.А. Раздольский // Кавказская война: уроки истории и современность: материалы науч.-практ. конф., 16-18 мая, Куб. гос. ун-т. — Краснодар, 1994. — С. 254-264. – 0,7 п.л.

20. Раздольский, С.А. Черноморская Екатерино-Лебяжская Николаевская пустынь / С.А. Раздольский // Сборник работ преподавателей гуманитарных наук / Куб. гос. технол. ун-т. — Краснодар, 1994. — С. 145-151. – 0,5 п.л.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.