авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Государство и общество средневековой руси.западные влияния и отечественный культурный фон

-- [ Страница 5 ] --

Ярослав Всеволодович, обладатель первого ярлыка на Великое Княжение, и его сын Александр Ярославич Невский совершенно не случайно выбрали путь мира с Ордой и борьбы с Западом. Золотая Орда сохраняла нашу систему ценностей, наши институты, кроме веча, которое в течение лет 100 было изжито из основных русских городов. Немцы, как они ярко это продемонстрировали в Прибалтике, вели себя совершенно иначе. Речь шла о потере самоидентификации. Однако весь период отношений Руси и Орды русская литература, с завидным упорством демонстрируя принцип «насильно мил не будешь», проявляет к Западу гораздо большую склонность и симпатию, чем к Орде. Это в XIV в., а в XV в. уже появляются «Хождение на Флорентийский собор» и пр., где автор с неистовством влюблённого описывает каменные соборы европейских городов и других атрибутов городской культуры. Можно было бы ему поверить и принять его удивление за чистую монету, да только каменных соборов у нас в стране тогда хватало. Поэтому приходится сделать вывод, что автор строк «Хождения» не интересуется русскими соборами, а интересуется только западными. Автор-то западник! Дальше – больше.

Ивану III понадобилось зачем-то выписывать из Италии самого дорогого архитектора и фортификатора, чтобы платить ему очень большие деньги в Москве – 10 рублей в месяц! За Аристотелем Фиораванти приехал целый штат итальянских архитекторов, числом поболее, ценою подешевле. В Москве была построена чисто итальянская крепость типа Кастелло в Милане, итальянский центральный собор, хотя и в русском стиле. Но это ещё не все.

Через 25 лет после женитьбы на Софье Палеолог Иван вдруг начинает именоваться в дипломатических документах царём, то есть кайзером по-немецки, взял германский государственный герб – двуглавого орла (который никогда не был византийским государственным символом) и, выбрав из двух православных течений самое феодальное – (то есть в контексте того времени германское) - иосифлян в качестве официального направления церковной жизни, затеял, как пишут исследователи, активнейшую германско-датскую политику сватовства и дипломатических союзов37. Это разве не западничание? Что за идеи овладели головой русского государя? Трудно сказать, важно только одно, ещё задолго до Ивана Грозного, русское общественное мнение уже повернуло своё доверчивое лицо в сторону Западной Европы. Наше настойчивое желание пробиться в европейскую семью народов не мытьём так катаньем вызвано было вовсе не только экономическими потребностями. Мы определились со своими духовными приоритетами. Нам нравился Запад. Нас туда активно не пускали, а мы туда упорно пытались пробиться, не замечая неприязни немцев. За XIV-XVI вв. не написано ни одной работы, где было бы проявлена хоть какая-то антиевропейская направленность. Только православие было нашим спасительным кругом в этом океане влюблённости в Европу. В этом контексте любые реформы в России принимали форму приобщения в цивилизации, к западной цивилизации.

Традиции хороших отношений с Европой пришли издревле. Кирилл и Мефодий пришли из Германской империи. Христианство вообще воспринималось, как религия Запада. Византия не была Востоком, а частью цивилизованного мира. Само принятие христианства было одной из форм нашего западничества. Призвание варягов в этом ряду не исключение. Сама по себе система наследственной княжеской власти есть система западная. На протяжении всей русско-германской границы при заключении сделок использовались нормы магдебургского права. Господин Великий Новгород по величине товарооборота был второй ганзейской конторой после Бергена, а по другим сведениям – первой. Идея старца Филофея звучит также странно «Москва – третий Рим». Ну почему не второй Иерусалим? Духовности не хватает? Необходимо подчеркнуть государственное начало? Ну, тогда хотя бы второй Царьград. Но нет же, старцам тоже Рим подавай! Идея старца Филофея очень многозначна, но никак не может быть отнесена к числу патриотических, или антизападных идей.



Не успел Василий Тёмный спасти нас своей державной волей от флорентийской унии и молодца Исидора, как русское общество при его сыне радостно бросается в объятия «жидовствуюшей» ереси, так что только усилия трёх духовных подвижников – Геннадия Новгородского, Иосифа Волоцкого и Нила Сорского едва нас вернули на путь отечественной религии. Как мы легко падаем в объятия каждого модного западного течения! Никакого чувства самосохранения. Никаких сомнений. Как и идею коммунизма, мы все подобные системы принимаем целиком, не рассуждая. Как, возможно, был прав кн. А.Курбский, когда писал о том, что все «зло» русского государства, пошло от жён иноземок. Но «злом» все эти нововведения становились не сами по себе, а в силу неадекватного способа применения этих нововведений.

Это неадекватное применение и было как раз свойством нашего национального характера. Некоторые из этих черт отмечались и в древних русских летописях. Наш летописец, глазами св. апостола Андрея нашел черту нашего народа, достойную внесения в «анналы», в пассаже о банях. Париться с вениками в бане до изнеможения, завершая процедуру контрастным холодным купанием, представляется летописцу национальной особенностью нашего национального характера. Это можно назвать стремлением к крайностям.

Другой эпизод, повествующий о принятии православной веры, уже нельзя отнести к сюжетам, посвященным самовосприятию. Здесь речь идет о восприятии истины исторического события. Как объясняет автор причину принятия православия? Отметим здесь порядок доводов «за»: красота, соединение земли с небом, прямое богообщение. Думается, что красота, как показатель правильности, есть непременный атрибут поэтического характера русского народа. Стремление к высшему совершенству, к Богу, есть родственное упомянутой черте свойство. Ибо красота есть завершенность, полнота образа. Завершенность и полнота образа религиозной жизни есть прямое богообщение. Отметим эту черту как свойство характера русского народа.

Другой чертой можно назвать русское «мессианство» в том смысле, что задачи должны быть вселенские, а не узкокорыстные, чтобы расшевелить общество, как писал Лоренц фон Штайн о об этом, говоря, что русские всегда велики в великом и малы в малом, открытость к восприятию чужого культурного опыта, самодержавие русского коллектива, его крайняя степень эгоизма и властности. Степень театрализованности русской политической жизни, проистекающая из предыдущих нюансов. Повышенный неюридический демократизм русского государства. Убийства русских государей как естественная форма политической жизни.

Все эти предпочтения содержания форме деформируют любое культурное или политическое нововведение европейского типа.

Любое заимствование, даже такое, как коммунизм, мы трансформируем до неузнаваемости и даём ему свою прописку. Кто узнает в шатровом стиле европейский готический? Кто узнает в Земском Соборе польский Сейм? Кто узнает в московском Кремле миланский Кастелло? Кто узнает в русских князьях западноевропейских королей? Но что бы мы ни принимали с Запада, всегда принимаем целиком и целиком меняем по смыслу.

В силу нашего характера и стремления раствориться в принимаемой системе, в идее раствориться без остатка, мы всегда были большими коллективистами, чем европейцы. И сила давления нашего коллектива на личность всегда много раз больше, чем в Европе. Поэтому наше самодержавие всегда ориентировано на коллектив, на его восхищение. Даже поведение такого западноориентированного деспота, как Иван Грозный, всегда моделировалось реакцией коллектива. Максимум, в чём заключалась свобода Ивана Грозного, это в выборе коллектива, перед которым он играл роль грозного царя. Да и степень демократизма нашего общества определялась не степенью формально-юридических свобод, а степенью влияния на старшего в коллективе. В идеале – на государя. В этой модели взаимозависимости руководителя и коллектива и заключается оптимальная политическая модель на Руси. «Ты наш, государь, мы твои!». Поэтому отношение между князем и боярами у нас никогда не могли напоминать отношения по брачному контракту между королем и баронами соседних стран. Поэтому и баронских, да и боярских укреплённых замков у нас не было. Другой тип отношений между аристократией и её предводителем.

Принятое в пылу погони за лучшими рациональными идеями ограничение местничества сыграло последнюю роль в разрушении симфонии власти между боярством и государством русским. Отныне быть аристократом уже не почётно. Почётно быть при государе и есть с его стола. Правда, и гарантий новая система особенно никаких не давала. Вспомним светлейшего князя Александра Даниловича Меньшикова. Что он не имел, пока был в фаворе у государя? А что у него осталось, когда его постигла опала?

В заключении подводятся итоги исследования

На протяжении рассматриваемого периода возникли и сформировались основные особенности русской государственности. Имея общеевропейскую форму раннефеодальной наследственной монархии, русское государство испытало воздействие русского общества и наполнилось особым содержанием. В качестве особенностей можно назвать: своеволие коллектива, театрализованность в отношениях между обществом и властью, заявка государя на большую власть, чем есть в реальности, ориентация при выборе политической модели на наиболее сильный коллектив в обществе, попытки показать, или осуществить свою независимость от общества, западничество при выборе программы развития. Государство достигает пика власти при сильной аристократии, но не осознаёт это и борется с ней, рубя сук, на котором сидит. Государь не военный вождь и не судья, хотя может выполнять обе эти функции. При этом государь является фигурой сакральной, но обожествление государя полностью отсутствует, а есть коллективно-потребительское отношение к нему, приветствуется любая степень его зависимости от общества. Однако тут есть и опасность потери самостоятельности, лица нации, так как общество национальной воли не вырабатывает, её вырабатывает только государь. Таким образом, складывается парадоксальная ситуация: государство одновременно очень демократично и очень самодержавно по своему характеру.

Положения, выносимые на защиту. 1. Князь является фигурой сакральной. Он не военный вождь и не судья, хотя может делать и то и другое. Германо-скандинавская система наследования власти князьями была воспринята как чистая форма. Содержанием вскоре стало своеволие коллектива. Впоследствии, по образовании московского царства, ситуация не сильно изменилась – форма власти государя наполнялась содержанием всевластия или многовластия коллектива. И это при сохранении театральности отношения к якобы имеющимся чрезвычайным властным функциям государя.

2. Бояре, бывшие у князя самыми близкими и доверенными лицами, с приобретением собственности, испытали процесс перерождения, подчинив себе с помощью повсеместно именно с этого времени усилившегося веча князей и превративших из в марионеток.

3. Государство не дробится, оно перестаёт существовать. Это не феодальная раздробленность, а исчезновение государства. Это потеря общенациональной воли, общенационального сознания. Не имеющие жалости общественные интересы разрушают единство политической системы. Но общность языка и культуры остаётся, как и самодержавие коллектива, что даёт впоследствии шанс на восстановление.

4. Посадники, тысяцкие испытывают такой же процесс перерождения, как и высшие бояре. И это ставит государство перед выбором – сохранить их привилегии, или начать на них наступление, ибо они фактически нарушили свои первоначальные обязательства служить государю. Не начатая в Новгороде, Вятке и Пскове такая борьба привела к социальному кризису и недоверию к аристократии со стороны иных слоёв населения. Начатая борьба в Москве, привела к падению всевластия аристократии в княжестве, а как следствие - к потере аристократией своего политического лица и заинтересованности в поддержке государства. Наступление единовластия стало неизбежным.

5. Организация общества в виде сотенного деления с тысяцким во главе, скорее всего, идёт не из древности, а относится именно к началу формирования государственного аппарата.





6. Тиун до образования государственного аппарата был княжеским слугой и, скорее всего рабом. Таковым он и остался в Древней Руси, но также, не потеряв своего холопского состояния, как лицо далеко не последнее в государственном аппарате испытал перерождение и стал, сливаясь с обществом, выступать против государства, после чего как одна из основных фигур исчезает с политического горизонта, оставаясь на местах в сильно модифицированном виде и никогда не игравшем больших ролей.

7. Губные старосты, земские старосты, а также Земский Собор не были ни результатом роста местных, догосударственных органов самоуправления, ни средством борьбы государей с боярами, ни попыткой заменить ранее назначенные, но пришедшие в негодность. Их учреждение было следствием влияния политической системы польско-литовского государства и общей моды в XVI в. на западные идеи и институты.

8. Вече выросло в своём политическом значении именно в связи с ростом могущества бояр, использующих силу веча в своих корыстных целях. Как только служилое боярство приобрело максимум власти, не разрушая государственного суверенитета, оно перестало поддерживать вече и деятельность его в вечевых городах сходит на нет.

9. Западничество давно является естественной для нашей страны формой политических реформ, но результатами западных нововведений всегда было усиление национальной самобытности.

10. Национальные черты характера, а также региональные особенности всегда видоизменяли всякие влияния и нововведения, воспроизводя их в привычной для нашей страны форме, где форма всегда самодержавие, или диктатура, а содержание – своеволие коллектива, или огромная власть аристократии.

Практическая значимость работы в первую очередь определяется ее актуальностью. Предложенные в диссертации новые важные для исторической науки теоретические концепции позволяют решить проблемы взаимоотношения общества и государства в указанный период, позволяет лучше понять русскую историю в правовых и неполитических её аспектах, даёт возможность по новому подойти и к решению и других вопросов русской истории. Результаты исследования могут быть использованы при написании учебников и учебных пособий нового типа, причем не только исторического содержания, но и социологических, и культурологических.

Апробация работы. Диссертация обсуждалась на заседании кафедры межрегиональных исследований факультета иностранных языков и регионоведения МГУ им. М.В, Ломоносова. По теме диссертации автор неоднократно выступал с докладами Ломоносовских чтениях в МГУ, международной конференции «Россия и Запад: диалог культур» (факультет иностранных языков и регионоведения МГУ, 1995-2005), а также на различных международных конференциях. Большая часть выступлений была опубликована и приводится ниже в списке публикаций.

Основные положения диссертации используются автором в лекционных курсах и при проведении семинарских занятий на факультете иностранных языков и регионоведения МГУ им. М.В. Ломоносова.

Основные положения и выводы диссертации отражены в монографии:

Аристократия на Руси в X-XVI вв. Взаимоотношения с государством и обществом. М. 2007 (15 п.л.)

а также в следующих публикациях:

1. Лоренц фон Штайн о монархии как о форме государства; Общественная мысль Центральной и Восточной Европы XIX в. Сборник трудов Института славяно­ведения и балканистики М.,1990. 0,5 п.л.

2. Лоренц фон Штайн и русская общественность. Россия и Запад: диалог культур. М., 1994. 0,6 п.л.

3. Lorenz von Stein and the Russian community in the XIX-XX c. Russia and the West: the dialog of cultures. M. 1995. 0,6 п.л.

4. В поисках кентавров. Россия и Запад: диалог культур. Вып. 7. М., 1999. 0,7 п.л.

5. Русские западники на Западе: эволюция мировосприятия. Россия и Запад: диалог культур. Вып. 8. М., 2000. 0,5 п.л.

6. О характере русского самодержавия. История и историки. Вып. №1, М. 2001. 0,8 п.л.

7. Русь и Византия: некоторые региональные особенности. Россия и Запад: диалог культур. Вып. 9. М., 2002. 0,5 п.л.

8. Русская и западноевропейская политические системы: сложности взаимовосприятия;. Россия и Запад: диалог культур. Вып. 10. М., 2003. 0,6 п.л.

9. Региональные особенности политической системы русских княжеств периода феодальной раздробленности. Россия и Запад: диалог культур. М., Вып. 11. М., 2003. 0,7 п.л.

10. О проблеме региональных особенностей государственности Древней Руси. Россия и Запад: диалог культур. М., 2004. Вып. 12.Ч. II. 0,8 п.л.

11. Запад о политической системе России XVI-XVII вв. Россия и Запад: диалог культур. М., 2004. Вып. 12.Ч. II. 0,4 п.л.

12. Чего не сделал Иван Грозный. Вокруг Света. Июнь 2004. № 6. 0,3 п.л.

13. А была ли альтернатива? Мнение историка. Вокруг Света. Июль 2004, № 7. 0,2 п.л.

14. Некоторые особенности государственности Древней Руси. Россия и Запад: диалог культур. М., 2004 Вып. 12.Ч. II. 0,4 п.л.

15. Снова о регионоведении России. Актуальные проблемы регионоведения. Вып. 1. М., МГУ, 2004. 1 п.л.

16. Православие и русский национальный характер. Вестник МГУ Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2004, 2. 1 п.л.

17. Новый взгляд на историю России. Место и задачи учебника и учителя в преподавании истории России сегодня. М., МГУ. 2005. Всероссийская научно практическая конференция Учебник – ученик – учитель. Часть 2. 0,6 п.л.

18. Регионоведение сегодня. Вестник МГУ Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2005, 2. 0,8 п.л.

19. О региональных доминантах. Россия и Запад: диалог культур. М., 2006. Вып. 13.Ч. II. 0,4 п.л.

20. Опыт изучения исландских саг применительно к древнерусской истории. Актуальные проблемы регионоведения. Вып. 2. М., МГУ, 2007. 1 п.л.

21. Западник на русском троне. О некоторых направлениях политики Ивана Грозного. История и историки. Вып. 2. М., 2007. 1 п.л.

22. О проблеме появления Земского Собора в политической системе России XVI в. История и историки. Вып. 2. М., 2007. 1,2 п.л.


1 Пресняков А.Е. Княжеское право в Древней Руси. М. 1993.

2 Свердлов М.Б. Домонгольская Русь. Князь и княжеская власть на Руси VI - первой трети XIIIв. СПб 2003.

3 А.Е. Пресняков. Там же. с 132, 133.

4 Поляков А.Н. Древнерусская цивилизация: основы политического строя//Вопросы истории.2007., №3, с. 54.

5 Круг Земной. Сага об Инглингах. Круг Земной, где живут люди, очень изрезан заливами. Из океана, окружающего землю, в нее врезаются большие моря. Известно, что море тянется от Нёрвасунда до самого Йорсалаланда. От этого моря отходит на север длинный залив, что зовется Черное море. Он разделяет трети света. К северу от Черного моря расположена Великая, или Холодная Швеция. Некоторые считают, что Великая Швеция не меньше Великой Страны Сарацин, а некоторые равняют ее с Великой Страной Черных Людей. Северная часть Швеции пустынна из-за мороза и холода, как южная часть Страны Черных Людей пустынна из-за солнечного зноя. В Швеции много больших областей (Комментарий переводчика) - …Великая, или Холодная Швеция. — Названия «Скифия» (лат. Scythia, исл. Skitнa) и «Швеция» (исл. Svнюjoр) в силу их созвучности отожествлялись, и здесь, как и всюду в данном словосочетании, вместо первого употреблено второе.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.