авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

Государство и общество средневековой руси.западные влияния и отечественный культурный фон

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Павловский Игорь Владимирович

Государство и общество средневековой Руси.
Западные влияния и отечественный культурный фон

Специальность: 24.00.01 – Теория и история культуры

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени доктора исторических наук.

Москва, 2007

Работа выполнена на факультете иностранных языков и регионоведения МГУ им. М.В. Ломоносова

Официальные оппоненты:

Доктор исторических наук Бычкова М.Е.

Доктор исторических наук, профессор Заседателева Л.Б.

Доктор исторических наук Коровицына А.А.

Ведущая организация: Саратовский государственный университет.

Защита диссертации состоится ________________ 2007 г. в _______ часов на заседании диссертационного совета Д 501.001.28 Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова по адресу 119992 Москва, Ломоносовский пр., д. 31, корп. 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МГУ им. М.В. Ломоносова

Автореферат разослан ________________ 2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор исторических наук

Е.В. Жбанкова

Цели и задачи работы. В истории каждого народа есть некая узловая проблема, которая всегда привлекает внимание большинства исследователей и которая является, как правило, наиболее спорной. Такой проблемой для русской истории является проблема особенностей русского государства, его отличия от государств Западной Европы, его взаимоотношения с органами самоуправления в частности и с обществом в целом. Цель данного исследования - выявление наиболее важных особенностей русского государства и основных моделей его взаимоотношений с русским обществом на этапе русской истории в IX-XVI веках, определение причин возникновения этих особенностей и путей развития государства. Цели определили и главные задачи работы. В диссертации задачами можно считать следующие. Выявление сущности и специфики власти средневекового государя (князя). Определение роли и места боярства в государственной системе. Решение вопроса о древности органов самоуправления в русском обществе. Определение места и роли веча в древнерусском обществе. Характеристика общественно-политической трансформации роли представителей органов самоуправления. Описание эволюции западных идей на русской почве, политических институтов и культурных феноменов на фоне и во взаимодействии с русскими духовными приоритетами.

Для того чтобы понять, какой тип власти представлял киевский князь, чем он владел на Руси, что в его власти изменилось к моменту усиления средневековых московских государей, необходимо также изучить образ русских князей в русских былинах, сказках и иных литературных жанрах русской культуры.

Наконец, в качестве центральной задачи работы можно назвать определение степени демократичности русского общества и причин отмечаемой многими исследователями склонности русского государства к самодержавным формам правления.

Хронологические рамки исследования. Работа охватывает довольно большой, но вполне цельный, с точки зрения механизма взаимодействия между государством и обществом, отрезок в истории Древней Руси с IX по XVI вв. Именно в этот, уже довольно хорошо представленный источниками период, произошло становление, развитие и трансформация русского общества, его институтов в виде веча и иных органов самоуправления, формирование древнерусского государства и его институтов, а также формирование своеобразия взаимоотношения институтов общества и институтов государства.



Период этот был выбран не случайно. Хотя он и представляется несколько разорванным на два отрезка древнерусской истории: домонгольский и раннемосковский, тем не менее, является вполне цельным по процессам, происходившим внутри русского общества, по типу взаимоотношения между государством и обществом и по проблемам, возникающим в критические моменты русской истории, будь то феодальная раздробленность XII-XIV вв., феодальная война второй четверти XV в, или трагические отношения русского общества с Иваном IV Васильевичем. Именно в этот период происходит реализация заложенного в культурной матрице русского общества доваряжского периода политического потенциала. Именно в этот период формируется религиозное и политическое своеобразие русской цивилизации, отмечаемое неоднократно иностранными путешественниками, начиная с XVI века. И именно в этот период русское общество и русское государство выбрало свой путь развития, предопределивший и петровские реформы, и крайние формы закрепощения крестьянства, и те проявления русской силы и слабости, которые были так характерны для России в более поздние эпохи.

Научная новизна определяется междисциплинарным характером исследования, сочетающим чисто исторический материал с изучением теоретических проблем, относящихся к области культурологи, социологии, психологии и политологии. В работе, на основании проведенного исследования и изучения комплекса исторических источников, разрабатываются важные для исторической науки теоретические концепции. Так, совершенно по-новому определяется роль князя - не как военного лидера, или высшего судьи, а как высшего сакрального лица, отвечающего за выработку общенациональной воли и благорасположения судьбы к народу. Иначе, чем в традиционной историографии определяются причины феодальной раздробленности. Также по-новому рассматриваются причины возникновения Земского Собора и института земских старост.

Актуальность темы базируется на чрезвычайной важности решаемых задач. До сегодняшнего дня исследователи спорят о характере древнерусского государства и о типе общества, на котором оно базировалось. Было ли это государство западноевропейского типа, или изначально оно носило неевропейский характер. Изменилось ли оно после нашествия монголов, или некие «неудачные» решения религиозных или политических проблем в более позднее время, как например, выбор власти в пользу иосифлян, а не нестяжателей, отказ от Флорентийской унии, или выбор, скажем, Иваном IV в 60-70 гг. нового пути развития страны привели к изменению характера Руси? Вопросы эти имеют как прикладное значение в виде проекции на современное состояние развития России, так и чисто теоретическое - для обсуждения самых главных проблем возникновения и развития русского государства в указанный период.

Степень разработанности проблемы. Несмотря на то, что вопросам политического устройства Древней Руси посвящено огромное количество трудов как общего характера (например труды Карамзина Н.М., Соловьёва С.М., Ключевского В.О.), так и специализированного, разрабатывавших узко-политические проблемы, как например А.Е. Преснякова1, М.Б. Свердлова2, и др., степень решённости основных проблем власти в Древней Руси оставляет желать лучшего. Ещё в начале XX века А.Е. Пресняков, характеризуя состояние науки о власти на Руси, писал о том, что историки не знают – чем владели князья на Руси XI-XII столетий, реально у князей не было во владении ни территории, ни верховной власти.3 Это парадоксально, так как ничего, кроме территории или власти, не может составить суть власти древнего государя.

Но и к сегодняшнему дню ситуация в науке не слишком изменилась. Так А.Н. Поляков в №3 журнала «Вопросы истории» за 2007 год характеризует проблему в следующих выражениях: «Таким образом, развитие историографии политического строя Киевской Руси напоминает петлю. Дореволюционная русская наука двигалась от понимания Руси как самодержавной монархии к представлениям об ограниченности княжеской власти и затем к признанию основой древнерусской государственности городовой волости, где фигура князя, хотя и признаётся важной, но подлинная власть отдаётся городу в лице общего собрания горожан – веча. Советская историографическая наука, опираясь на марксистскую идеологию, и открещиваясь от дореволюционного наследия, по сути, заново повторила этот путь. Основной задачей, стоящей перед современными исследователями, является необходимость преодолеть это «топтание на месте», опираясь на совокупное наследие как дореволюционной, так и советской историографии»4.

Последнее время появились многочисленные труды, где объектом изучения становились более узкие вопросы огромной проблемы политического устройства Древней Руси, а также новые теоретические обобщающие исследования такие, как работы В.Л.Янина «Новгородские посадники», А.В. Назаренко «Древняя Русь на международных путях», М.Е. Бычковой «Русское государство и Великое княжество Литовское с конца XV до 1569 г.», А.Л. Янова «Россия: у истоков трагедии 1462-1584 гг.», А.А. Горского «Русь. От славянского Расселения до Московского царства» и др., которые внесли свой значительный вклад в разработку данной проблемы. Однако и на сегодняшний день проблемы власти на Руси, характера государства, взаимоотношения государства и общества далеки от разрешения и по-прежнему вызывают большой интерес исследователей и читателей.

Источники. При написании работы был использован целый комплекс разнообразных исторических источников: русские летописи; законодательные акты, разрядные книги; юридические документы по приобретению земель главным образом боярства; архивные материалы; воспоминания и записки иностранцев; исландские саги и другие скандинавские источники; произведения народного фольклора (былины, песни и русские сказки); произведения русской литературы и другие. Все источники, кроме скандинавских, а также русского фольклора и литературы, вполне традиционны для данной темы. На источниках же скандинавских и литературных стоит остановиться подробнее.

Впервые попытка осмысления информации по древней русской истории, которая дается в древних скандинавских источниках, была предпринята Карамзиным. Николай Михайлович сделал попытку отойти от традиционного привлечения из иностранных источников только византийских, арабских (например, Константин Багрянородный, Ибн Масуди) или западноевропейских (например, Бертинские анналы, Раффельштеттенский таможенный устав). Северные источники и до сих пор привлекаются редко. Видимо, одна из причин заключается в том, что скандинавские источники объявляют всю русскую землю (Гардарику, как они её называли) собственным владением, а русских князей величают замысловатыми для нашего уха чисто скандинавскими именами, в которых весьма трудно угадывается Ярослав, Владимир и пр. Более того, в скандинавских источниках часто описываются события, никак не отмеченные в анналах отечественной истории, поэтому у читающего нередко складывается впечатление, что он знакомится с некой параллельной историей Древней Руси5. Подобное ощущение побудило Н.М. Карамзина, обильно процитировавшего упомянутые скандинавские сочинения, объявить их мистификацией6. Но ввиду того, что подобные мистификации стали входить в моду гораздо позже, остается неразрешимым недоумение – а собственно, зачем скандинавские грамотеи исписали столько пергаментов, сочиняя эдакие «Хроники Нарнии» или фантастический триллер «Властелин Колец»? Вопрос этот остается по сегодняшний день неразрешенным. Но как бы там ни было, есть возможность использовать северные источники не для заполнения информационных событийных пустот, а для проведения параллелей социально-государственного характера. Тем более что на Севере сохранился прекрасный источник, где, благодаря его литературной, а не исторической форме, социальные структуры часто воспроизводятся гораздо лучше, чем, скажем, в англо-саксонских хрониках. Это исландские саги.

Недостаток его заключается лишь в том, что собственно запись их произошла во времена более поздние, чем события, там описанные, и это наложило, безусловно, отпечаток на реалии отображаемых событий. Так, есть основания предполагать, что процесс феодализации общества дан в сагах в более ускоренном виде, так как записывался в более позднюю эпоху. Однако можно предположить также, что процесс складывания в Скандинавии общества, руководствующегося юридическими нормами в своей повседневной жизни в большей степени, чем на Руси, протекал действительно более быстрыми темпами. Обращаясь к скандинавским источникам, мы вовсе не собираемся напрямую сравнивать политическое устройство обоих регионов, но собираемся проследить лишь те общие черты, которые вынесли оба народа из своего далёкого прошлого. Мы воспользуемся северными источниками для реконструкции некоторых пропущенных звеньев социально-классовой структуры древнерусского общества.





Источниками совершенно иного типа являются русские былины и вообще материалы русского фольклора. Частично, при использовании этих источников в исследовании по состоянию общества Древней Руси, большую роль играет та же сложность, что и в случае с исландскими сагами. Былины стали записываться достаточно поздно. Большая часть из них была записана только в XIX – XX вв. Насколько велика вероятность того, что социальные отношения времени более поздних сказителей для большей понятности заменили те социальные структуры, которые существовали, скажем, во времена Владимира Великого? Такая возможность чисто теоретически есть. Есть большая вероятность того, что в былинах сказитель заменит ту форму, или тот термин, который уже совершенно не понятен современникам, на более понятный. Но это только вероятность, а не обязательная модель отношения к архаике сказителей, или даже переписчиков древних летописей. Существуют многочисленные свидетельства того, что русский образованный человек с благоговением, священным трепетом, относился к книге, к слову, написанному в ней. Думается, что и к устному слову было аналогичное отношение. Сознание средневекового человека, и русский человек здесь никакое не исключение, было мистическим, направленным на исключительную значимость формы слова.

Помимо опубликованных, были привлечены также и неопубликованные материалы. Два архива находятся в Стокгольме в государственном архиве Швеции. Первый называется «Оккупационный архив Новгорода 1611–1617 гг. Второй – «Смоленский архив». Интересна судьба этих архивов. Шведские войска вошли в Новгород 16 июля 1611 г. и оккупировали город до окончания войны. По мирному договору, подписанному 27 февраля 1617 г. в Столбове, шведы должны были возвратить Новгород русским. В начале марта 1617 г. шведский корпус под командованием Делагарди оставил город и увез с собой административный архив. Злоключения Смоленского архива начались 395 лет назад. Тогда, в июне 1611 года, после двухлетней осады и ценой огромных потерь войска польского короля Сигизмунда III захватили Смоленск. Все, что было в Смоленске, стало добычей победителей, в том числе и документы смоленской “приказной избы”, то есть архив воевод М. Б. Шеина и князя П. И. Горчакова. Эти уникальные документы считались навсегда утерянными, но в 1840 году, спустя почти 230 лет, они были случайно найдены профессором С. В. Соловьевым в Швеции. И тот и другой архив дают возможность увидеть русское общество конца XVI – начала XVII вв. Более ясной становится трансформация таких должностей, как «сотские», «десятские» и т.д. Не менее интересный материал архивы предоставляют по отношению населения к Лжедмитрию как к государю.

Структура работы определяется ее целями и задачами. Работа строится по проблемному принципу. Каждая глава посвящена отдельному аспекту взаимодействия государственной власти и общества.

Глава I. Организация высшего руководства государства. Князь

В главе I рассматривается фигура князя, возникновение его власти и главные исполняемые им функции. Первое, что хочется заметить: князь, конунг, king, слова, явно происходящие от одного корня, дают нам образ руководителя пешего войска, сидящего вместе со своими воеводами на коне. Возможно, был прав Н.М. Карамзин, допускающий происхождение этих слов от слова «конь»7. В этом смысле король, или князь, вместе со своим ближайшим окружением подчёркнуто выделяется из общей среды пеших воинов. Именно воинов, так как роль такого руководителя, как правило, видится как военная, а потом и судебная8.

Далее в главе обсуждаются два важных вопроса. Вопрос первый – как давно, чисто хронологически, образовалась должность князя с такой функцией? И вопрос второй – а действительно ли его функция, как представителя власти нового, классово дифференцированного общества, была чисто военной или чисто судебной? По вопросу первому, можно ответить практически следующее. Мы не знаем древних обществ без руководителей. Если общество вышло на историческую арену, у него непременно есть властный руководитель. Но какой это руководитель? Это судья и религиозный пророк, как Моисей, или Рима, или раннеклассовый Саул, Агамемнон, пытающийся передавать свою власть по наследству? Передача власти по наследству вообще характерна для любого структурированного общества. Власть священника у евреев или в древнеарийских обществах, к примеру, в семье Зороастра, была наследственной. Роль священников, как первых организаторов общества, была, естественно, наследственной, так как требовала накопления определённых знаний и навыков, начала обучения с пелёнок определённому отношению к своей роли и определённым знаниям о людях и об обществе. Не случайно рядом с Моисеем оказался член семьи, брат Аарон. Власть, как и собственность, оказывается предметом, сохраняемом лучше в клане, семье, малой группе, умеющей сохранять тайну, чем в обществе.

То же касается и военных руководителей. Военные умения Геракла, или военные таланты Одина, это вещи, которые имеют божественное происхождение. Все древние герои – потомки сошедших к земным жёнам небесных ангелов, сынов божьих9. Эти военные умения хранит некий узкий слой наследственных воинов, являющихся потомками древних богов. Возьмём в руки тексты «Младшей Эдды» или «Старшей Эдды».

В более древних скандинавских текстах перечисление героических личностей идёт в таком порядке – боги, герои, конунги, скальды. И лишь в более поздних текстах, эта связь разрывается – человек уходит от богов в светское плавание, он забывает своё божественное происхождение и божественное происхождение своих умений, военного дела, архитектуры, священнических навыков, медицины и так далее, и более поздние тексты уже не содержат перечня богов, но сразу конунгов, потом скальдов и т.д. Герой, пророк, князь, стали более самостоятельным, светскими, возгордились и почти перестали докучать обществу своими божественными предками. Но так ли уж быстро они и общество забыли о сакральной связи героев и богов? Думается, что нет, ведь любое появление героя не может обойтись без мистического воздействия. Тому же Илье Муромцу силу богатырскую дают совершенно непонятные, но, несомненно, являющиеся носителями сакрального начала, калики перехожие.

Герои, пророки и древние короли все являются следствием вкрапления в рядовое общество нерядового божественного элемента. И в этом смысле и князья и герои - их дружина, одного поля ягоды. Однако и между ними существует существенная разница.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.