авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Смысловая сфера культуры: модусы кризисного развития

-- [ Страница 3 ] --

11. Существует и пространство неактуализированных смыслов, находящихся в «запасниках» культуры. Этот невостребованный на данный исторический момент тезаурус культурных смыслов с течением времени не только накапливается, но и в кризисные эпохи интенсивно переструктурируется, переинтерпретируется и вводится в живой культурный оборот. Можно говорить о смысловых пространствах мифологии, религии, искусства, науки и т.п., в рамках которых действуют различные «наборы» смыслообразов, смысловых культурем, рефлексивных смыслов и т.д. Особое значение имеет художественная культура, где создаются особые культурные образования, так называемые имагиомы.

Нечёткость, зыбкость и неотрефлексированность действующей в данном сообществе системы смыслов и смыслообразов позволяет каждому переинтерпретировать и обновлять ее (конечно, в определенных пределах и границах) в соответствии с личностными установками и индивидуальными особенностями, что является мощным источником обновления смысловой сферы культуры.

Научно-практическая значимость исследования.

Результаты диссертационной работы дают возможность развивать теоретические представления в области теории и истории культуры, социальной философии, истории, которые коррелируются с проблемами социокультурной динамики, рассмотренными под углом зрения кризиса смысловой сферы культуры. Полученные результаты можно использовать в преподавании общих и специальных курсов по культурологии, социологии культуры и философии. Они имеют значение для управленцев различного уровня, работников сферы образования и культуры, политиков.

Апробация работы.

Основные положения диссертационного исследования отражены в 28-ми публикациях (в том числе 2-х монографиях) общим объемом 32,4 п.л. и выносились на обсуждение на 12 конференциях различного (в том числе международного) уровня. Ряд положений диссертации были реализованы при чтении курсов гуманитарного цикла в Кубанском государственном аграрном университете.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих десять параграфов, заключения и списка литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, характеризуется степень ее разработанности, определены объект и предмет исследования, формулируется его цель и задачи, выделяется научная новизна, излагаются основные положения, выносимые на защиту, определяются теоретико-методологические основы исследования, освещаются теоретическая и практическая значимость диссертации, ее апробация и значимость.

Первая глава «Теоретико-методологические и предметные основы исследования» посвящена поиску методологических основ исследования заявленной проблемы, определения ее междисциплинарного статуса и фиксации основных кризисных феноменов, характеризующих социокультурное развитие.

В первом параграфе «Методология и принципы исследования проблемы» показана необходимость рассмотрения кризисной динамики культуры как междисциплинарной проблемы, где теория культуры играет генерализирующую роль и позволяет осуществить анализ как на трансиндивидуальном, так и личностном, как на рефлексируемом, так и на нерефлексируемом уровнях, связанных с неупорядоченным жизненным миром бытия человека.



В кризисные периоды развития социума культура играет особую роль, выполняет важнейшие для человека и общества функции. Именно в этот период происходит разрушение базовой для данной социокультурной целостности системы ценностей. Социальная, психологическая и культурная аномия проникают во все поры общества, вводя его в транс потрясений и резких изменений. Однако этот период характеризуется и активными поисками новых духовных ориентаций и идеалов, ибо любой становящийся социальный институт легитимизируется в глазах общества только через культуру. Отсюда проблема смысла культуры занимает центрирующее положение в проблематике развития, кризиса, социальной динамики современного общества. Социум XXI в. находится в ситуации непрерывного технологического, экономического, духовного обновления, переструктурирования и культурной перекодировки. Эпоха перемен занимает все время существования постиндустриальной цивилизации, не оставляя возможностей для утверждения периодов стабильности и устойчивости. Недаром фокус интересов философов, культурологов, историков, социологов, экономистов, политологов сосредоточивается, прежде всего, в сфере социокультурной динамики. Однако, если технические и социальные новации проявляют себя в зримом и грубом материальном виде, то их духовно-ценностная составляющая, культурная обоснованность оказывается скрытой от поверхностного взгляда. Ведь любая революция - будь то в сфере экономики, политики или техники – совершается в начале в «головах» людей, и подготавливается в ходе стагнации, кризиса и обновления смыслов культуры.

Современная общественная наука концентрируют своё внимание на проблемах, выражающих разрушение, деградацию, угрозы и страхи, связанные с «транзитно-революционным» состоянием современного общества. Гуманитарии различных специальностей озабочены созданием концепции национальной безопасности, обсуждают проблемы «социальной патологии» и указывают на «эпидемиологический» уровень страха. В обществоведческой литературе широко используется терминология, заимствованная из медицинской сферы и теории катастроф.: «прогрессивный паралич» (Ю.Давыдов), «распад», «агония» (Н.Моисеев), «бифуркация», «хаос» (В.Ильин), «социальная патология», «взаимоуничтожение», «распад» (А.Ахиезер), «страх», «катастрофическое сознание» (Л.Гудков, В.Шубкин, В.Ядов), «астенический синдром» (Ю.Левада). Все это терминологическое многообразие связано с заимствованием обществоведами необходимых понятий из других областей знания, что вызвано недостаточностью общетеоретических разработок по данным проблемам.

Даже это простое перечисление «близлежащих» терминов наводит на мысль о необходимости междисциплинарного подхода к избранной теме.

Конечно, социальная и психологическая природа деструктивности, кризисности развития индивида и общества имеет большое значение, однако нас, прежде всего, интересует культурно-смысловое измерение данных процессов.

Ницшеанская революция в философии заключалась в разоблачении высших ценностей – «Бог умер». Для ценностной картины как античного, так и европейского средневекового общества была характерна достаточно устойчивая модель ценностной структуры мира, где вечные, абсолютные, трансцендентные ценности являли собой вершину аксиологической пирамиды. Логос, Свет, Божественное начало и т.д. – все эти понятия фиксировали существование высших смыслов, которые и определяли, подобно вечным идеям Платона, жизнь человека и общества, формируя систему индивидуальных и общественных ценностей и идеалов. В этой культурной картине мира смысл отождествлялся с ценностями высшего порядка. С этой точки зрения культурный смысл как высшая трансцендентная ценность действительно выступал в качестве аристотелевской «формы форм», придавая динамическую устойчивость универсуму. Эксперимент, проведенный Ницше с высшими ценностями, с разоблачением прежде всего религиозных и нравственных идей и идеалов, привел к тому, что прощание европейского человека с христианскими ценностями «поменяло местами» «небо» и «землю». Объявив жизнь как таковую всегда правой, Ф.Ницше просто-напросто перевернул ситуацию, не отказавшись от отождествления высших ценностей и смыслов. Жизнь в своей заданной имманентности оказывается «небом» для сверхчеловека, высшей и абсолютной реальностью культуры.

Тем не менее, диалог современных исследователей с Ф.Ницше продолжается в рамках этой дихотомии «высшее - низшее». Классическое представление о смысле как особой онтологической реальности, безусловной и абсолютной, продуцирующей, в конечном счете, все культурные артефакты, в той или иной степени возрождается современными мыслителями. Философия ХХ и ХХI веков, во многом пытаясь противостоять постмодернизму, ищет этот абсолют, этот краеугольный камень культуры. Достаточно привести в пример А.Швейцера с его поиском «живой этики», безусловного нравственного начала, исходя из которого и можно возродить кризисную европейскую культуру.

Для известного российского философа и культуролога В.П.Визгина субъект властен над ценностями, но не над смыслом: «Быть ценностью – значит быть средством. Бытие же, напротив, есть идея (по крайней мере, бытие как идея) абсолютной цели (а не средства). Поэтому само аксиологическое зрение, ценностное мышление – симптом чрезмерного «раздувания» человека как субъекта, свидетельство опасного «злоупотребления ипостасностью» (С.Булгаков). По отношению к смыслу ценностью поэтому выступает как его деградировавший в силу чрезмерной субъективации синоним»3.

Для современной гуманитаристики характерна эта попытка выйти из кризисного ницшеанского сознания на пути утверждения смысла как высшей ценности, обладающей абсолютной онтологической реальностью и независимостью от субъективизма индивида. Нам представляется, что выход из этой проблемной ситуации, обозначенный еще Ф.Ницше, возможен на пути другого варианта «разведения» смысла и ценности - определения смысла как формы культуры.

Представление о культурной форме основывается на работах О.М.Фрейденберга, Э.Шпрангера о жизненных формах, Э.Кассирера о формах символического порядка, Ю.М.Лотмана о культурной типологии. Культурную форму определяют как единицу культурной жизни, она дает возможность исследовать культурные процессы, вскрывая их внутренние механизмы. Как подчеркивает Н.Т.Попова, культурную форму не следует рассматривать в виде ставшего феномена, который четко идентифицируется и описывается. Она представляет собой неявный принцип взаимодействия людей в культуре, и само развитие культуры опосредовано, прежде всего, культурными формами4.

Известный российский философ А.П.Огурцов считает, что смысл представляет собой «общий топос» - то, что превращает хаос восприятий, событий и т.п. в единую и упорядоченную организованную целостность, существующую в идеальном пространстве культуры5.

С этой точки зрения, культурные смыслы являются формами, организующими ценностное содержание культуры, выстраивающие ее аксиологическую иерархичность, взаимную соподчиненность и определяющими границы «культурного» и «некультурного». В транзитивном обществе происходит деструкция данного исторического типа смысловой организации, в результате чего ценностная картина мира как индивида, так и общества деградирует и, в конечном счете, разрушается. Таким образом, именно дисбаланс, рассогласование и, в конечном счёте, антагонистическое противостояние культурной формы и социокультурного содержания является сущностной основой кризисной динамики культурных смыслов.

Следующий момент – это определение смысла не только как сугубо рационального образования, а как того, что существует и в виде смыслообраза, порождаемого нерационализируемой повседневностью. Последняя рассматривается нами как то, что продуцирует субъективные и объективные смыслы (А.Шюц).

Во втором параграфе «Деградация, кризис, катастрофа: междисциплинарный анализ» соподчиняются понятия деградации, кризиса, катастрофы и связанные с ними термины, показывающие различные модальности кризисного развития человека, культуры и общества.

Проблемы смысловой деградации, кризиса смыслов, смыслового «катастрофизма» взаимосвязаны и носят явно междисциплинарный характер, предполагающий для понимания их сути проведения «сквозь строй» категорий, используемых в других науках. Так, весьма плодотворным является сопоставление понятия «деградация» с такими понятиями, как «девиантность», «вырождение», «десоциализация» и др. Недаром И.Валлерстайн, говоря о перспективах развития гуманитаристики, отмечал, что «ультраспециализация» общественных наук хоть и была неизбежным процессом, но оказалась «саморазрушительной» и необходимо, несмотря на всю трудность этой задачи, найти баланс между «фрагментарным и синтетическим видением»6





.

Сам термин «деградация» происходит от лат. degredior (degradior) и, как это фиксируется в словарях, буквально означает «сходить вниз, спускаться, выходить, удаляться». Отсюда проистекает его основное значение в русском языке: «постепенное ухудшение, снижение или утрата положительных качеств». Этот термин не имеет прямого антонима, как, например, понятия «прогресс» и «регресс», хотя содержательно можно описать процесс постепенного улучшения и приобретения положительных качеств. При таком понимании рассматриваемое понятие содержательно близко к термину «дегенерация», используемому в биологии, психологии и психиатрии. Именно редукция, определяемая как упрощение строения, ослабление или утрата некоторых свойств, сведение сложного к более простому представляет собой механизм деградационного процесса.

Сама проблема дегенеративных изменений давно привлекла внимание психологов и психиатров, но в этой области преобладает интерес к ухудшению когнитивных, эмоциональных и моторно-поведенческих характеристик индивидов под влиянием внутренних или внешних обстоятельств.

Сегодня понятие «вырождение» содержит в себе представление о целостном, поэтапном процессе биологического, социально-психического, социокультурного изменения, носящем патологический и аномийный характер.

В современных исследованиях мы наблюдаем возрождение концепции психического вырождения (подкреплённое экспериментально, в частности, клиническими наблюдениями и психотерапевтической практикой) с новых, этнофункциональных позиций, когда психические расстройства напрямую оказываются связанными с этнофункциональными противоречиями.

Отметим, что деградирующее сознание не осознаёт себя в качестве такового, что является одной из главных его особенностей. Катастрофическое же сознание – это сознание, которое находится в состоянии неопределённости, пограничной ситуации, причём индивид, обладающий катастрофическим сознанием, со страхом ожидает грядущую катастрофу, ориентирован на чуть ли неизбежную возможность негативного результата, резкого ухудшения ситуации. Страх в данном случае является важнейшим индикатором подобного сознания (правда, одновременно, и стимулом для выхода из создавшейся ситуации. Катастрофическое сознание является важным фактором, элементом, который может привести к изменению ситуации, оно всегда ориентировано на результат, определённый исход, завершение цикла развития. Деградирующее же сознание – это прежде всего процессуальное, не фиксирующее конечные итоги данного процесса.

Понятия кризиса и деградации также связаны друг с другом, содержат момент тождества, но, одновременно, и несут различное содержание. Кризис, в отличие от деградации, является необходимым моментом развития, периодом перехода от одного качественного состояния к другому, когда старое разрушается, а новое возникает. Деградация же – это процесс, неизбежно сопровождающий кризис, однако всеобщая распространенность деградации может привести к движению вспять и регрессу. В философском смысле противоположностью процесса деградации является совершенствование, движение к идеалу, более высокой форме гармонизации социального и культурного.

Третий параграф «Феномены «смутного времени» содержит описание проявлений кризисной динамики культуры, связанных с хаотизацией социокультурной жизни, с одновременным существованием разновекторных кризисно-деградационных процессов.

«Смутное время», возникающее в российской истории в той или иной форме с трагической периодичностью, содержит в себе базовые динамические характеристики процессов разрушения смысловой системы культуры: деградацию, кризис, катастрофу.

«Смутное время» всегда связано с высочайшей степенью непредсказуемости разрешения всеобщего кризиса. Это пограничный период, содержащий в себе как деградацию существующих устойчивых форм социокультурной жизни, так и возникновение новых альтернативных ожиданий и, одновременно, бурно архаизирующиеся процессы. Как считает В.В.Аверьянов, сама внутренняя классификация «смутного времени» не поддаётся жёсткому анализу, всё выглядит крайне неопределённо, размыто. Здесь причинно-следственный анализ, успешно зарекомендовавший себя в исследовании устойчивого социума, не действует, ибо сознание участников исторических процессов становится «смутным», иначе говоря, иррационализируется. При этом одной из важнейших характеристик «смутного времени» является отказ от традиции, которая носит легитимизирующий для данного социума характер. Таким образом, социокультурная динамика «смутного времени» - это хаотический процесс с невыявленной направленностью развития, сочетающий в себе различные формы кризисных изменений – от деградации до архаизации – и, одновременно, возможности будущего обновления. Это крайне нестабильное развитие общества (как в смысловой, так и в других подсистемах культуры), нарушение предельно критических показателей стабильности на индивидуальном и общественном уровнях, осознаваемое людьми как утрата чувства безопасности, одиночество, страх перед будущим.

Во второй главе «Понятие смысловой сферы культуры и ее кризисной динамики» определяется смыслосфера культуры как сложное, многомерное образование, включающее в себя систему рефлексируемых и нерефлексируемых культурных форм, чья деструкция порождает различные модусы кризисной динамики.

В первом параграфе «Смысловая сфера культуры: кризис смысла как культурной формы» дано определение смысловой сферы культуры как «формы форм» культуры, самовоспроизводящейся системы, позволяющей воспринимать, «раскодировать», интерпретировать культурные артефакты, показана сущность кризисного развития смыслов культуры.

Любой артефакт, т.е. все предметы и формы, относящиеся ко «второй природе» и созданные человеком, несут в себе некий смысл – актуальный или исторически определенный. Предметы культуры содержат в себе возможность трансисторической передачи смыслов культуры от поколения к поколению.

По мнению известного культуролога А.Крёбера, одной из важных проблем философии культуры и культурологии являются отношения между «качеством» культуры и её «количеством», между её «формой» и «содержанием». Иначе говоря, мир ценностей, норм и идеалов, аксиология культуры «замкнута» в определенные модели – смыслы – формы, структурирующие и ограничивающие ценностное содержание. Однако изменение последнего ведёт к разрушению, деструкции этих моделей, но, одновременно, и к возникновению новых.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.