авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

Смысловая сфера культуры: модусы кризисного развития

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Хоружая Светлана Владимировна

СМЫСЛОВАЯ СФЕРА КУЛЬТУРЫ:

МОДУСЫ КРИЗИСНОГО РАЗВИТИЯ

Специальность

24.00.01 – теория и история культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора философских наук

Ростов-на-Дону

2008

Работа выполнена в ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет»

на кафедре исторической культурологии факультета философии и культурологии

Научный консультант - доктор социологических наук, профессор

Харитонов Евгений Михайлович

(ФГОУ ВПО «Кубанский госуд. аграрный

университет»)

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Денисов Николай Григорьевич

(ФГОУ ВПО «Краснодарский

государственный университет культуры и

искусств»)

доктор философских наук, профессор

Минасян Лариса Артаваздовна

(ФГОУ ВПО «Южно- Российский госуд.

университет экономики и сервиса»

доктор философских наук, профессор

Штомпель Людмила Александровна

(ФГОУ ВПО «Южный федеральный

университет)

Ведущая организация - Московский государственный педагогический

университет

Защита состоится «25» декабря 2008 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.11 по философским наукам в Южном федеральном университете по адресу: 344038, г.Ростов-на-Дону, пр.М.Нагибина, 13, ЮФУ, ауд.434.

С диссертацией можно ознакомиться в зональной научной библиотеке Южного федерального университета (г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148).

Автореферат разослан ___ ___________2008 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета М.В.Заковоротная

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Современная ситуация в мире, связанная с возникновением глобального социокультурного кризиса, характер «постперестроечных» изменений привели к кризису прогрессивистской концепции развития. Использование отечественными и зарубежными учеными-гуманитариями при анализе процессов, происходящих в современном мире, терминологии, заимствованной из медицины, биологии, психологии, физики и других наук, свидетельствует как об актуальности проблематики транзитивной культурологии, так и об отсутствии строгих философски-понятийных разработок в этой области.

Стереотипное восприятие культуры предполагает прежде всего ее позитивную значимость. Культура ассоциируется с высокими моральными нормами, лучшими достижениями в области искусства и науки, высшими религиозными принципами и т.д. Однако со времен З.Фрейда достаточно установившимся в современной гуманитаристике является мнение и о «темной» стороне культуры. Впрочем, уже у Шопенгауэра и Ф.Энгельса мы находим представление не только о созидательных, но и о разрушительных силах культуры, по крайней мере по отношению к окружающему внешнему миру и к духовному строю человека. Пессимистический взгляд на культуру мы находим и у Дж.Вико, и у О.Шпенглера, и у А.Тойнби, которые считали, что цикл развития общества и культуры заканчивается распадом и разрушением. Эта точка зрения характерна и для культурологии, и для философии, и для социологии ХХ века. Так, один из основоположников знаменитой чикагской социологической школы Р.Парк говорил о том, что современная урбанизация порождает «яды», которые разрушают культурные традиции, устойчивость общественного развития. Именно городская жизнь оказывается причиной возникновения новых социальных болезней и пороков, которые в конечном счете разрушают городское сообщество. А ведь именно глобальная урбанизация является одним из мегатрендов современного развития.



В России глубокие экономические, политические, социальные изменения последних десятилетий потребовали глубинного философско-культурологического осмысления, которое неизбежно связано с введением понятий и парадигм, описывающих новые процессы. Симптоматично, что среди этих понятий большое место занимают те, которые «снимают» проблему направленности развития. К ним относятся такие понятия, как «трансформационный процесс», «аномия», «точки бифуркации», «маргинальность», «транзитивное общество» и т.п. Это связано как с отказом от прогрессистской модели общественного развития, так и с действительным «многополюсным» существованием социума, выразившемся не только в появлении нескольких центров притяжения, но и в проблематичности реальной восходящей линии развития современного общества.

За огромным количеством данных статистического и социологического характера порой трудно уловить действительные тенденции, приводящие общество в новое состояние и дающие ответ на вопрос: какова же направленность изменения качественного состава населения, его культуры и ментальности?

Современное видение социокультурного развития и истории во многом зависит от парадигмы, того или иного методологического подхода, сформировавшегося ещё в предыдущую историческую эпоху. Не отдавая себе отчёта, люди используют те инструменты мышления, образы, понятия, термины, логические приёмы, которые сформировались давно и приобрели стереотипический характер. Восприятие исторического развития как непрерывно прогрессивного с отдельными элементами регресса характерно не только для модернизаторского сознания, воспринимающего историю через дихотомию традиционного и индустриального общества, но и для постмодернистского проекта принципиальной мультикультурной многополюсности существования современного общества.

На наш взгляд, в обществе в определённых условиях могут возникнуть и широко распространиться особые типы культуры и сознания, которые можно назвать «деградирующим», «кризисным» и – в предельном выражении – «катастрофическим». Всем эти типам культуры и сознания соответствует своя, специфическая система смыслов и ценностей культуры. Фиксация возникновения и существования данных культурных феноменов является одной из приоритетных задач нашего исследования.

В «затухающей» системе социокультурных отношений широкое распространение получает кризисное и деградирующее сознание, обладающее слабыми рефлексирующими функциями, лишённое страха и опасений перед будущим, «незамечающее», нефиксирующее конечный итог развития и носящее, в связи с этим, демобилизирующий, процессуальный характер. Нахождение культурологическими и философскими методами сферы распространения феномена разрушения культуры не только в «низших» слоях общества, но и среди акторов, призванных быть активными субъектами социальных преобразований, позволяет различить процессы стабилизации социума и его «псевдостабилизации». Культура «пофигизма», возникающая на руинах похороненных надежд в период всеобщей психологической усталости, калейдоскопизации новых идеалов и ориентиров, представляет серьёзную угрозу для дальнейшего развития российского общества, так как содержит потенциальные возможности будущих катастроф и потрясений. В связи с этим и возникает актуальнейшая проблема нахождения путей «пресечения» кризисно-деградационных процессов, теоретически обоснованных формулировок гипотез возможных путей общественного развития и футурологических прогнозов. При этом защитные практики должны конструироваться философией культуры и культурологией в союзе с другими науками.

В этой ситуации особое значение имеет анализ смыслового «каркаса» культуры. Какова кризисная динамика смысловой сферы культуры? Как происходит деградация и архаизация культурных смыслов? Каким образом осуществляется «нормализация» системы смыслов в кризисном обществе? Решение этих проблем требует самого внимательного и серьезного отношения к изучению вопросов: «Что есть смысл?», «В чем состоит специфика философско-культурологического взгляда на кризисную динамику смысловой сферы культуры?».

Итак, наша задача заключается не просто в том, чтобы зафиксировать отрицательные сдвиги в современном обществе, но и осмыслить их внутренний культурный механизм, описать особый тип смысловой организации, характерный для процессов «регрессизации».

В данной работе для нас важно эксплицировать сущность смысловой кризисной динамики как целостного явления. Понижение уровня сложности, развитости, системно-иерархической структурированности какой-либо социокультурной системы или отдельных её элементов представлено как опосредованное проявление примитивизации, энтропии самих культурных форм. Конечно, социальный кризис и деградация имеют вполне определённый ценностно-смысловой вектор развития и не замыкается в кругу собственно культурных фактов и процессов, ибо социальная и культурная системы хоть и относительно, но взаимосвязаны, и процесс их взаимного обособления (дифференциации) и сближения (интеграции) является фактом «социокультурного гомоморфизма» (О.И.Генисарецкий).

Степень научной разработанности проблемы. Понятия «смысл» и «кризис» в современной гуманитаристике весьма многозначны и их интерпретация зависит и от цеховой принадлежности ученого, и от его методологических установок, и от его принадлежности к той или иной научной школе и исследовательской традиции.

Само сопряжение этих понятий для характеристики современного общества стало парадигмальным для ведущих представителей философско-культурологической мысли ХХ века, ведь именно в забвении ценностей и смыслов классической европейской культуры видели Э.Гуссерль, А.Вебер, А.Швейцер, Р.Гвардини и др. причину широкомасштабного кризиса, поразившего современную западную цивилизацию.

Еще Гегель видел «завершение» европейского мира. Недаром, характеризуя свою философию, он говорил, что «Сова Минервы начинает свой полет в сумерки» (правда, эту мысль он связывал не с гибелью, а с завершением развития).

Осознание всеобщности кризиса и упадка культуры достигло своего пика уже у С.Кьеркегора и Ф.Ницше, а затем у О.Шпенглера и Х.Ортеги-и-Гассета. Правда, ощущение разрушения и гибели в более оптимистических концепциях (например, П.Сорокина) «снималось» предвидением возникновения качественно нового социума (в настоящее время эту роль выполняют различные гуманистически-ориентированные футуристические проекты «информационного общества»). Отметим, однако, что основное внимание философы и культурологи уделяли изучению, скорее, результатов, а не самого процесса кризисного развития культуры. Даже в своих капитальных трудах, посвященных социокультурной динамике, П.Сорокин конспективным образом рассмотрел механизмы деструкции и разрушения культурных смыслов.

В современной гуманитаристике тема кризисной динамики смыслов культуры до последнего времени широко не обсуждалась, хотя подходы к ней обозначились самым непосредственным образом. Мы имеем в виду изучение проблемы нисходящей социокультурной мобильности (П.Сорокин); десоциализации, ресоциализации (Э.Гидденс); исследования «дна общества», «культуры бедности» (Льюис), упадка этических смыслов европейской культуры (А.Швейцер) и др.

В определённом плане проблема разрушения индивидуальной смысловой сферы нашла своё выражение в работах Г.Лебона в той мере, в какой кризис и деградацию можно рассматривать на примере индивида, заброшенного в «массовое общество».

Социокультурные процессы, связанные с упадком, разрушением личности, изучаются с различных методологических позиций специалистами разных областей знания. Можно выделить статистический, историко-описательный, медицинский, психологический, социологический, политологический, юридический, философский и другие подходы

Показателем важнейших сдвигов, происходящих в методологии и направленности исследований в российской гуманитаристике, является активная выработка категориально-понятийного аппарата, необходимого для описания опасностей, отрицательных состояний, кризисов, угроз и катастроф. В качестве примера можно привести интересные работы А.С.Ахиезера, Г.В.Драча, Н.И.Лапина, С.Я.Матвеевой, Е.Я.Режабека, А.Я.Флиера, В.Э.Шляпентоха, О.М.Штомпеля и других авторов, в которых на высоком теоретическом уровне осмысливаются проблемы дезорганизации и деструкции социокультурной жизни общества.





В этом контексте вполне понятен интерес культурологов и философов культуры к категории смысла, достаточно вспомнить, что М.М.Бахтин исходил из того, что «онтологически культура есть не что иное, как внесение в мир смысла»1. Одну культуру от другой отличает различие содержания и различие в способах полагания смысла, пронизывающего любое из образований культуры. С этой точки зрения смысл предстает как универсальная самоорганизационная форма культуры2. При этом исследователи часто забывают, что этой «универсальной самоорганизационной формой культуры» овладевает любой представитель человеческого рода, причем без всякого обучения в классах логики, психологии, философии и т.д.

Лингвисты, в отличие от логиков, для обозначения "области идеального в знаках", или "предметного содержания, освобождённого от своей вещественности и обретшего новую форму бытия - идеальную", используют не термин "смысл", а термин "значение".

Но для конституирования смысла средств языка и речи явно недостаточно. Изначальные условия «прорыва» к смыслу коренятся не в речи, а в особом, онтологическом статусе человеческого тела в мире. Сам пространственно-временной и перцептивный опыт человеческой телесности, "схема тела" определяет нацеленность на значения и смыслы окружающего мира. Тем самым уже М.Мерло-Понти фиксирует принципиальную зависимость смысла от внерефлексивных предпосылок, опосредующих возможности тематической и операциональной оформленности смысла.

М.Мерло-Понти определяет значения вещей как то, что даётся через рефлексию, а смысл (целостная структура вещи) открывается в горизонте мира жизни субъекта, его переживания и понимания мира. Так рождается новый взгляд на язык: язык есть уже не просто оружие мысли или внешняя форма смысла, он есть способ самораскрытия смысла в мире жизни, в опыте и переживании мира.

Такое понимание языка перекликается с идеей, сформулированной в поздней философии М.Хайдеггера: язык (благодаря своему бытийному статусу) предстаёт не просто как семантическое средство, орудие коммуникации, а как изначальный способ встречи человека с бытием.

Сложность проблемы определения смысла и смысловой сферы культуры видна на примере изысканий в лингвокультурологии. Лингвокультурологи отходят от отождествления смысла и значения и определяют смысл в качестве сложного образования. Так, В.Н.Телия ввел понятие культурной коннотации, которое означает интерпретацию денотативного или образно мотивированного аспектов значения в категориях культуры.

Лингвист В.В.Воробьев свое понимание смысла определяет при помощи термина «лингвокультурема». В его представлении это диалектическое единство лингвистического и внелингвистического, т.е. предметного или понятийного содержания. Согласно его определению, лингвокультурема является совокупностью формы языкового знака, его содержания и культурного смысла, соответствующих этому знаку, причем главное значение придается глубинному смыслу, потенциально присутствующему в значении как элемент его содержания. Собственно, в данном определении фиксируется достаточно известная еще со времен В.Гумбольдта идея, что язык содержит некую культурную информацию. Правда, в большинстве последующих работ специалистов в области лингвокультурологии мало что говорится о внутренних механизмах, о динамике смыслового развития содержания.

Известный лингвист А.Вежбицкая считает, что для процесса осмысления нужно нечто большее, чем концепты, поскольку мы оперируем в процессе мышления комбинациями этих концептов. А.Вежбицкая в связи с этим пишет о лексических универсалиях.

Следует отметить, что между отчетливо рефлексируемыми смыслами, идеалами, ценностями национальной культуры и индивидуальными и жизненными практиками людей существует особая зона, которая во многом и определяет сущность культурного. Чистые формы бытия культуры и жизненный, неупорядоченный мир бытия человека связаны определенными образованиями, обладающими весьма специфическими свойствами (см., например, работы Лурье С.В. по этнокультуре).

По Э. Гуссерлю, это пространство неотчетливых, неясных понятий. Причем они неясны не потому, что их не прояснили, а оттого, что это территория принципиально неустойчивых образований. Для того, чтобы индивид «втянулся» в смысловое пространство культуры, необходим особый механизм, продуцирующий нерациональные по своей сути процессы. Отсюда культурный смысл предстает весьма «странным» феноменом, ибо он далеко не всегда поддается обычным рациональным объяснениям.

С этой точки зрения весьма важны психологические концепции смысла (см. работы видных представителей психоанализа З.Фрейда, А.Адлера, К.Г.Юнга и работы отечественных психологов И.А. Васильева, Ф.Е. Василюка, Л.С. Выготского, Б.В. Зейгарник, В.А. Иванникова, Д.А. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна и др.). Психологические особенности личности, предрасполагающие к тому или иному типу «разрушительного» поведения, достаточно широко представлены в литературе (Блум Ф., Лейзерсон А., Дмитриева Н.В. и др.). Сам уровень рассмотрения обусловлен выбором одной из многих теорий личности. Наиболее продуктивным в этом плане представляется аналитическая концепция К.Г.Юнга, в которой, в частности, показано нарушение функциональной связи между сознанием, индивидуальным подсознанием и коллективным бессознательным на основе утраты символизма.

Смысл «до конца» не рационализируем. Поэтому весьма важным для нашего исследования является понятие «смыслообраз». Под смыслообразом обычно понимают специфический способ обобщения, где общее представлено не просто эмпирическим или теоретическим образом, а существует в качестве осмысленного символа. Суть смыслообраза – в его конструктивном и творческом характере. Именно в нем субъект познает суть бытия, если можно так выразиться, теоретически не осознавая ее. Для религиозно настроенных мыслителей под смыслообразом понимается мышление, в котором катафатически осуществляется богопознание на основе апофатического. Философское представление о смыслообразном мышлении связано с идеей неразрывности интуитивного и логического, континуальности творческого познавательного процесса. Отсюда само представление о смысловом образе разрабатывалось специалистами самого широкого профиля: и психологами, и философами, и логиками, и культурологами и т.д. Авторы, писавшие на эту тему, исходили из необходимости преодоления логоцентристского взгляда на мир (Я.Э.Голосовкер, Ф.Х.Кессиди и др.). Отсюда весьма важным является вопрос о происхождении «смыслообразного» видения мира.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.