авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

Духовность, ее подобия и антиподы в культуре

-- [ Страница 2 ] --

Восточная духовность, по преимуществу интровертная, манифестирует огромную созидающую силу внерациональных компонентов психической жизни человека. В ней преобладает путь достижения внутренней духовной свободы индивида, не противоречащий социуму. Этот путь связан с созерцательными практиками, определяющими неэгоцентричную упорядоченность психики индивида.

Западная духовность, как экстравертная, по своей сути выражает огромный духовный потенциал рациональных компонентов сознания, имеющих практико-ориентированную направленность, в том числе материального и технико-технологического характера. В своих лучших образцах она выражает путь внешней духовной самореализации и успешной адаптации к различным социокультурным условиям.

Специфика западной и восточной духовности не исключает их взаимодополнительности и возможности интеграции на основе универсальных принципов духовно-нравственного бытия человека. Актуальность такой интеграции нарастает в эпоху глобализации, способствуя достижению духовно-культурного баланса жизни человечества в новом тысячелетии.

Различные проявления западной и восточной духовности своеобразно ассимилировались в духовной жизни России, порождая особые сочетания и духовно-культурные комплексы отечественной традиции.

3. Современные подходы к изучению духовности, их различные интерпретационные модели в значительной мере носят односторонний (парциальный) характер. На их основе духовность редуцируется чаще всего либо к различным аспектам культуры (религии, морали, искусству и т.д.), либо к тем или иным характеристикам личности. Все это препятствует полноценному исследованию духовности в контексте социально-культурных процессов XXI в., раскрытию ее значения в эволюции человека и человечества.

4. Предлагаемый культурфилософский подход позволяет осмысливать духовность во всем многообразии ее проявлений на уровне индивида и социума. К основным антропологическим характеристикам духовности относятся нравственность и безусловная моральность; открытость добру и творческая духовная активность; искренняя любовь и осознанная свободная направленность к высшим формам совершенства, приверженность принципу всеобщего блага. Духовность, связанная с системой жизнеутверждающих ценностей, направляет волевые усилия индивида в гуманистическое, созидающее русло. Благодаря этому осуществляется процесс расширения альтруистических пространств бытия человека.

5. Духовность в культуре является синтетическим образованием, которое не редуцируется к какому-либо одному культурному феномену или первоначалу. Ее многомерный потенциал раскрывается посредством сознательно-волевых усилий личности и находит свое выражение в многообразных формах культурного творчества.

6. В современной сложноорганизованной культуре человечества происходят неоднозначные и противоречивые процессы. С одной стороны, в условиях всеобщего образования и совершенствования информационных технологий существенно расширяются возможности личности раскрывать свой духовный потенциал, активно использовать накопленный человечеством опыт духовного совершенствования. С другой стороны, информационно-технологические структуры нейтральны по отношению к качеству потоков информации, поэтому свободный доступ к информации в условиях коммерциализации культуры создает угрозу духовной деградации и вырождения индивида и социума.



В этой ситуации назрела необходимость в осуществлении синтеза духовных достижений разных культур и традиций, разноплановых сфер духовного бытия (религии, искусства, науки, философии и т.п.), а также теоретических и прикладных знаний в данной области с целью преодоления глобальных кризисных явлений и перехода к новому способу существования человечества, основанному на принципах духовности.

7. Наряду с духовностью в современной культуре разрастаются ее подобия и антиподы.

Квазидуховность (псевдодуховность) представляет собой поверхностное (чаще всего пассивное), недостаточно осознанное проявление психодуховного потенциала, искажающее основные характеристики духовности и нарушающее базовые принципы целостного духовного бытия.

Усиливает свои позиции антидуховность, которая выражается в сознательном утверждении зла, безобразия, в пропаганде патологических форм бытия, выдаваемых за норму жизни или за новейшие достижения человечества.

Квазидуховность и антидуховность создают целый ряд опасностей в индивидуальной и общественной жизни. Поэтому при рассмотрении и анализе разнообразных феноменов культуры следует опираться на основные критерии истинной духовности, к которым относятся восходящая направленность и осознанная волевая устремленность индивида к совершенству и гармонии; соответствие форм духовного самовыражения личности основным характеристикам духовности; универсальность исходных духовных идеалов.

8. Факторами преодоления квазидуховности и антидуховности являются целенаправленные усилия субъектов (индивидуального и коллективного) во всех сферах культурной жизни, направленные на одухотворение пространств своего бытия. Это позволяет встать на путь осознанной духовной эволюции, связанной с активным утверждением в жизни высших духовных ценностей и идеалов. Главные условия духовной эволюции – система гармоничного воспитания человека; постоянные личные духовные усилия индивида на пути духовного совершенствования; целенаправленные организующие воздействия социума, призванного создать оптимальные условия для дальнейшего развития человека и человечества в гармонии с природой.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что его результаты способствуют более глубокой разработке ряда культурфилософских проблем, связанных с духовностью (обоснование предметной области постижения и выражения духовности, раскрытие определяющей роли духовности в социокультурных процессах современности, формирование категориального представления духовности в теории культуры и т.п.). Полученные выводы создают условия для построения интегративной культурфилософской концепции духовности, различные аспекты которой не только расширяют горизонты познавательной деятельности, но и позволяют по-новому взглянуть на проблемы современной культуры, процессы ее эволюции, стратегические приоритеты и перспективы.

Изложенный в диссертационном исследовании материал важен для теории духовного воспитания и культурно-массовой работы. Он может применяться также для разработки специальных критериев при описании разноплановых феноменов духовной культуры.

Практическая значимость исследования. Результаты исследования могут быть использованы в преподавании ряда общих и специальных учебных курсов гуманитарного профиля – философии, философии культуры, социальной философии, философской антропологии, культурологии, педагогики, психологии и т.д. Особую роль культурфилософское осмысление духовности играет в образовательной сфере, в налаживании диалога культур и системы межличностных отношений в условиях современной России, а также в практике формирования личностных качеств человека в культурно-массовой и учебно-воспитательной работе.

На историческом факультете Барнаульского государственного педагогического университета соискателем в 2001 г. создана лаборатория «Педагогические технологии социогуманитарного образования», ведущим направлением которой является разработка проблемы духовности и духовного воспитания. Практические результаты, подтверждающие значимость теоретических выводов исследования, нашли отражение в содержании ряда дисциплин и спецкурсов, читаемых диссертантом.

Апробация полученных результатов диссертационного исследования осуществлена в процессе участия в 15 Международных, 12 Всероссийских конференциях, симпозиумах и конгрессах, 5 межрегиональных конференциях, 4 региональных, в ряде межвузовских конференций. Среди них:

1. II Международный научный конгресс «Наука и образование в
III тысячелетии» (Новосибирск, 2003).

2. Международный симпозиум «Философия образования Востока и Запада: развитие диалога» (Новосибирск, 2006).

3. Международные конференции: «Социально-экономические проблемы образования в Западно-Сибирском регионе России» (Барнаул, 1995); «Пути формирования нравственных основ личности школьника» (Барнаул, 1997); «Экологическое образование для устойчивого развития» (Барнаул, 1997); «Алтай–Космос–Микрокосм» (Барнаул, 1998); «Проблемы устойчивого развития общества и эволюции жизненных сил населения Сибири на рубеже ХХ–ХХI веков» (Барнаул, 1998); «Модернизационные процессы в обществе» (Тверь, 2002–2005); «Социальная безопасность населения юга Западной Сибири – региональные риски и пути повышения защиты населения региона от природных, техногенных и гуманитарных угроз» (Барнаул, 2005); «Формирование научной картины мира» (Горно-Алтайск, 2006–2008); «Политехническое образование как важный фактор подготовки молодежи к труду в рыночных условиях» (Горно-Алтайск, 2006); «Культура Алтайского края как опыт толерантного взаимодействия сопредельных территорий» (Барнаул, 2007); «Проблемы логики социокультурной эволюции и философия Западной Сибири» (Бийск, 2007).

4. IV Всероссийский конгресс «Философия и будущее цивилизации» (Москва, 2005).

5. Всероссийские конференции с международным участием: «Человек: философская рефлексия» (Барнаул, 2006, 2008).

6. Всероссийские конференции: «Психодидактика высшего и среднего образования» (Барнаул, 1996, 1998, 2002, 2004, 2006); ежегодные научно-практические конференции «Интеллектуальный потенциал ученых России» (Барнаул, 2003–2008); «Проблемы социально-гуманитар-
ного образования» (Барнаул, 2007–2008); «Философия, методология и история знаний» (Барнаул, 2001–2008).

7. Ежегодные межрегиональные конференции: «Проблемы социогуманитарного образования региона» (Барнаул, 2003–2007).

Выводы и результаты исследования также содержались в выступлениях на методологических, научно-теоретических и методических семинарах, совещаниях, чтениях, «круглых столах», в том числе:

– на Десятых Международных историко-педагогических чтениях «Историческое образование на современном этапе» (Екатеринбург, 2006);

– региональном научно-практическом совещании «Духовность и безопасность России» (Бийск, 2006);

– заседаниях «круглого стола» Философского общества Алтая РФО РАН (Барнаул, 2002–2008).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, тринадцати параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе «Духовность в социокультурных традициях человечества» представлены различные пути осмысления и выражения духовности в мировых культурах.

В первом параграфе «Зарождение духовности как феномена культуры» рассмотрена проблема осмысления духовности в архаичной культуре.

Первоначально определим духовность как проявление совершенства человеческого духа, устремленности к возвышенному, гармоничному, свободно-творческому. Духовность в этом значении интегрирует внутренний мир человека, объединяет людей, связывает их с окружающей природной и социальной средой, отражается в тех идеалах, которые соответствуют высшему предназначению человека в ту или иную эпоху.

Уже на ранних этапах формирования человечества в различных частях тогдашней ойкумены проявляются общие черты в культуре и быте, которые можно смело соотнести с теми источниками, которые составили в последующем духовную жизнь общества во всей сложности и многообразии. Различные аспекты зарождающейся духовности впервые нашли свое выражение в ранней мифологии архаичных сообществ.

Опираясь на труды зарубежных и отечественных авторов (К. Бреле-Руэф, Д. Кэмпбелла, Н. Классена, К. Леви-Стросса, А.Ф. Лосева,
Дж. Стивенса, Э. Тайлора, Д. Фрэзера, М. Элиаде и др.), можно определить следующие основные мифологические идеи, отражающие процесс первоначальных духовных обретений.

Первое. Признается одухотворенная целостность мироздания, при этом констатируется подобие различных аспектов внутреннего мира человека миру внешнему.





Второе. Духовные пространства мироздания не представляются гомогенными по своей сути. Кроме добрых духов, помогающих человеку, допускается существование злых духов. Таким образом, архаичный синкретизм в восприятии мироздания не исключает оперирование бинарными оппозициями. Например, именно в это время начинает формироваться оппозиция «сакральное–профанное», которая в дальнейшем стала основой двух образов бытия в мире.

Третье. Психодуховные измерения человека имеют источник глубинной внутренней силы, который соотносится с высшими началами бытия.

Четвертое. Предполагается, что можно обрести эту могучую силу, активно влиять на протекание духовных процессов внутри и вовне, привлекая доброе и дистанцируясь от злого, обретая внутреннюю силу. Данная установка определяет совокупность особых действий, особой практики ритуалов, позволяющих предельно концентрировать духовные усилия и направлять их для достижения какой-либо важной цели.

Обобщая все это, можно соотнести первобытность с начальным периодом становления духовности, говорить о наличии прадуховности (зачатков духовности, ее отдельных характеристиках) у архаичных народов. Данная оценка связана с тем, что вряд ли речь может идти о духовности первобытного человека в полном объеме. У него еще не были достаточно развиты те структуры, которые связаны с полноценной рефлексией, с процессом глубокого осознания происходящего. Он слабо понимал глубину и сложность своего духовного потенциала, слепо копировал уже имеющиеся образцы опыта духовных исканий, выражения их в ритуалах и нормах бытия. Это скорее всего говорит о пассивной адаптации к природному и социальному бытию, чем о свободном духовном творческом самовыражении.

Кроме того, отсутствовали подлинная мораль и полноценные нравственные отношения. Отдельные моральные нормы действовали внутри родовой общины, однако еще не оформилось внутреннее свободное устремление к добру. В сложных условиях борьбы за выживание пространства этизации были предельно узки и предполагали жесткую регламентацию родовых норм посредством табу. К тому же не были достаточно развиты личностные начала, отвечающие за свободный выбор и индивидуальную самоидентификацию.

И все же особо подчеркнем, что не считаем первобытного человека неким отсталым, примитивным, недоразвитым существом, бездуховным по своей сути. Уже в ту эпоху начинают проявляться его способности постигать и выражать различные грани духовного бытия, связанного с процессами интеграции внутреннего мира, упорядочения индивидуального и общественного сознания, их бессознательных уровней на основе ценностей и идеалов первобытной культуры, для которой был характерен синкретизм. Духовность проявляла свой многомерный потенциал в разного рода культах и шаманских практиках, в нормах зарождающейся морали и системах табу, эталонах красоты, в попытках обуздать могучие силы эмоций (страх, ненависть, гнев и т.д.) и выйти за грани обыденности во имя не только собственного блага, но и блага всех сородичей.

Таким образом, в культуре человечества происходит формирование образца, следуя которому в последующем все большее количество людей вовлекается в процесс духовного самотворчества. Это был период начального этапа расширения внутреннего и внешнего пространства собственно человеческого бытия, которые несли отпечаток воздействия человека, придававшего им высшие смыслы и значения.

Во втором параграфе «Духовность в мировых культурах: компаративистский анализ» дается характеристика двум стратегиям осмысления и выражения духовности, которые возникли в процессе социально-культурной эволюции человечества – восточной и западной. Фактически можно говорить о двух ведущих типах духовности, взаимосочетание которых породило многообразие культур и культурных феноменов.

Специфика восточной и западной духовности отражается в мировоззренческих идеях, доминирующих чертах и тенденциях духовной жизни, стереотипах духовного бытия и векторов общей устремленности, характере активности человека и т.п. Эта проблема в той или иной форме раскрывается в работах как зарубежных (Д. Судзуки, Р. Отто, К. Уилбер,
А. Уоттс, К.Г. Юнг, М. Элиаде и др.), так и отечественных (Н.Н. Абаев, И.И. Гарин, Т.П. Григорьева, В.Е. Еремеев, Е.В. Заславская, Н.И. Конрад, Е. А. Торчинов, Г.А. Югай и др.) исследователей.

В восточной духовности нашла отражение многовековая мудрость человечества, начала которой уходят в первобытную культуру. Наиболее ярко данный тип духовности воплотился в ряде традиций Индии (например, в ведической, буддийской и др.) и на Дальнем Востоке (чань-буд-
дизме, ламаизме, даосизме и т.д.). Именно на их основе мы и выделяем следующий ряд ее характерных черт.

Первое. Исходные первоосновы духовности соотносятся с неперсонифицированными высшими началами, едиными для окружающего мира и человека и не поддающимися концептуализации (брахман в ведической традиции, шуньята в ряде школ буддизма, дао у даосцев и т.д.).

Второе. Человек, представляя собой многомерное существо, может раскрыть в себе эти высшие начала посредством особой практики (йоги, гун-фу и т.д.). Подобная практика связана с обращенностью к глубинам внутреннего мира и предполагает различные виды медитации, где человек раскрывает духовность изнутри, с позиции субъективного опыта, на основе духовно-нравственных детерминант. Акцент делается на внерациональных путях постижения и выражения духовности. При этом рациональность не отвергается, а занимает свое строго определенное место в многообразном спектре духовных исканий и обретений.

Третье. Духовность воплощается в достижении состояния тождественности с высшими планами бытия, которые олицетворяют гармонию и исключают крайности человеческого существования (постижение тайцзы у даосцев, серединного пути в буддизме). Она непосредственно связана с подвижнической деятельностью (например, в буддизме – идеал бодхисатвы, главным качеством которого является сострадание).

Четвертое. Преобладание созерцательного отношения к реальности, которое, легитимизируя в культуре самые различные состояния сознания, манифестирует минимальное проявление внешней активности эго.

Пятое. Во взаимоотношениях человека и природы определяющей оказывается духовно-экологическая этика, которая расширяет пространство этизации на все формы жизни и космос в целом.

Таким образом, восточная духовность характеризуется в целом как интровертная. Путь к вершинам Духа связан с раскрытием глубинных структур сознания человека, обеспечивающих его гармонию и тождественность с высшим началом. Такая духовность минимизирует материальные факторы бытия и представляет собой образец интуитивно-созер-
цательного выражения духовных начал жизни человека. Компенсацией внешней пассивности является достижение внутренней свободы, безграничность внутренней эволюции.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.