авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Сущность и кризисная динамика доверия в культуре: общество и экономика

-- [ Страница 3 ] --

. В эпоху Средневековья возникают ценности, связанные с подчиненностью норм поведения в экономической сфере идеалам возвышенным и благородным, возникающим в сфере высокой культуры. Впрочем, и здесь существует разделение на «своих» и «чужих». Благородный Сид из «Песни о моем Сиде» обращается к Богу и к деве Марии с благодарностью за то, что ему в торговой операции удалось обмануть «иноверцев» и добыть денег для борьбы с «врагами христианской веры». В эпоху Возрождения в искусстве появляется мотив важности положительного морального характера торговой операции.

В XVIII в. Б.Франклин сформулировал своеобразный кодекс чести для начинающих предпринимателей. В данном случае речь идет об отношениях с «собратьями по цеху», основанными на «доверии», которое ограничивает возможность нарушения выделенных моральных норм. К.Маркс в «Капитале» также отметил эту ситуацию, когда говорил о том, что кредит в буржуазном обществе можно рассматривать как политико-экономическую оценку нравственности человека.

О роли доверия в современной рыночной культуре говорят следующие цифры. По подсчетам социологов, проведенных в конце 90-х гг. ХХ столетия, низкий уровень доверия в организациях производственного и обслуживающего характера в 57 % случаев является основной причиной низкого уровня производительности труда. Особую значимость доверие, по мнению ряда авторов, приобретает в современном мире – мире мультикультурности, плюрализма и глобализации социокультурных контактов.

Таким образом, можно зафиксировать, что культурный концепт «доверие», включающий в себя социопсихологические, социокультурные, нравственные и когнтитивные элементы, регулирующие отношения между людьми в экономической сфере, возникает на основе противостояния «свои - чужие» в рамках «культуры стыда». Современная глобализация в качестве возможной тенденции ведет, в том числе, к снятию дихотомии «свои-чужие» и формированию тем самым общепланетарного климата доверия.

Во второй главе «Социокультурная сущность доверия в экономической сфере» изучается сущность доверия как культурно-ценностной характеристики социально-экономических отношений.

В первом параграфе «Доверие как концепт культуры» доверие определяется в качестве концепта культуры, формирующегося как на уровне чувств, эмоций, образов, символов, так и на понятийном уровне.

Базовая жизненная, экзистенциальная потребность индивида – в безопасности – трансформируется в одном из своих видов в качестве доверия как ценностно-нравственного принципа, регулирующего взаимоотношения между людьми и дающего возможность для их совместной деятельности. Отсюда понятно, что доверие изначально формировалось на бессознательном, интуитивном и дорациональном уровне, причем оно сопровождалось возникновением феноменов недоверия (в первую очередь по отношению к «чужим») и веры. Доверие/недоверие выполняет важнейшую функцию ограничения культуры от сферы «некультурного». Освоение норм доверия/недоверия на первых этапах инкультурации и социализации индивида оказывается важнейшим дорефлексивным способом погружения человека в ценности «своей» культуры. Этот социопсихологический и социокультурный механизм коррелирует действия каждого индивида и является своеобразным катализатором принятия решений в самых различных сферах жизнедеятельности индивида, в том числе и в сфере экономики.



Дихотомия «доверие - недоверие» является универсальной культурной ценностью. Данная дихотомия, дуальная оппозиция является как онтологической характеристикой культуры, так и существенной характеристикой человеческой ментальности, ее психологического, образного, рефлексивного и т.д. «среза». Пронизывая собой историческую толщу цивилизации, нормы доверия – недоверия являлись необходимыми элементами культурной картины мира человека, духовно-практическими установками, непосредственно воздействующими на сознание и обыденную жизнь людей, при этом само их содержание исторически менялось.

Доверие является одним из важнейших культурных оснований существования общества как целого, ибо оно дает возможность развиваться социуму в стабильных и устойчивых формах, обепечивая социокультурную преемственность и обновление. В данном контексте доверие является уникальным механизмом, благодаря которому действуют такие базовые механизмы изменения и сохранения общества, как традиция и новация. Действительно, с одной стороны, что, как не доверие к опыту прошедших поколений, предков, родителей и шире, накопленному опыту данной социальной группы и общества в целом, является основанием для действия традиций, являющейся ничем иным, как своеобразной «машиной времени», переносящей прошлое в будущее. С другой стороны, без атмосферы доверия к экономическим, политическим, социальным институтам в обществе невозможны, к примеру, никакие реформы «сверху», никакие новации со стороны правящей элиты. Это касается и других субъектов инновационного процесса – менеджеров, управленцев, политических идеологов, лидеров политических партий и т.д., которые не смогут осуществлять успешные инновации и дальнейшее их диффузное распространение без доверия реципиентов.

Действие культурных норм доверия не носит абсолютный характер: в определенных исторических условиях культура зарождается, утверждается и впоследствии может быть разрушена. При этом это разрушение сопровождается возникновением новых как позитивных, так и негативных норм. Данный динамический процесс исследован еще Мертоном в его теории аномии. Следует обратить внимание на то, что обычно аномия преимущественно рассматривается как процесс разрушения позитивных норм доверия, однако данный процесс неотделим и от другого – дезинтеграции норм недоверия при одновременном возникновении новых.

С культурно-темпоралистской точки зрения доверие в современном социуме следует рассматривать прежде всего как своеобразный инструмент перехода из настоящего в неизвестное будущее. Дело заключается в том, что современная экономика пытается сориентироваться на инновацию как на базовый социокультурный механизм своего развития, что и предопределяет высокий уровень как обновления во всех сферах жизнедеятельности социума, так и связанную с ним неопределенность и в значительной степени непредсказуемость получаемых результатов. Отсюда в обществе риска особую значимость в статуировании деятельности как на индивидуальном, так и на общественном уровне приобретает то, что репрезентировано «силой доверия». Неконтролируемость и неопределенность будущего «снимается» за счет доверия как культурной ценности особого рода, продуцируемой в современном социуме в том числе и мощнейшими механизмами моды, рекламы, имиджмейкерства, массовой культуры.

Во втором параграфе «Доверие в банковской сфере» с культур-темпоралистских позиций анализируется структура доверия в отношениях «клиент – банк».

П.Штомпка считал, что доверие представляет собой не только определение будущих возможностей, но и определенное действие, предполагающее реальное воплощение этих доверительных ожиданий. С этих методологических позиций следует рассматривать процесс формирования доверительных ожиданий и их реализации в действии в банковской сфере. Поведение частных вкладчиков, выбор ими того или иного банка связано с действием данного механизма доверия. Конечно, устойчивость развития национальной экономики и финансово-кредитной системы является контекстным моментом в формировании концепта доверия у «действующих лиц» экономической сферы. Когда принимается решение о сбережении своих средств, вкладчик становится перед выбором как формы их хранения, так и объекта (банка). Выбор банковского депозита, например, является и выбором объекта доверия, то есть банка. В отношении него формируются определенные доверительные ожидания, связанные с представлением о надежности данной финансовой организации. Правда, ожидание есть лишь первичный элемент, который должен быть реализован и в действии будущего клиента, который открывает свой вклад в банке. Для банка же важнейшее значение имеет его оценка со стороны возможных клиентов как надежного. В данном контексте в диссертации рассматривается уровень доверия к Сбербанку России.

Доверительность в отношениях «клиент – банк» во многом зависит от общего климата доверия в обществе. Следует отметить и следующий парадокс: в демократическом обществе отношение «доверие – недоверие» носит институализированный характер, ибо, например, недоверие легализуется в действиях оппозиции, прессы, институтов гражданского общества. Однако это взаимное недоверие власти и граждан порождает атмосферу доверия. Подобная диалектика «доверия – недоверия» и действует в банковской сфере: ведь ресурс доверия здесь во многом зависит от степени институализации недоверия, т.е. возможности контроля со стороны государства и вкладчиков, открытости и прозрачности информации о деятельности банков, способности банка меняться в ответ на критику клиентов и т.д.

Третий параграф «Доверие и социальная ответственность предпринимателя» посвящен фиксации взаимосвязи социокультурной ответственности предпринимателей и формирования доверия в обществе. Формирование доверия по отношению к предпринимателям напрямую связано с уровнем социальной ответственности как важнейшей составной части предпринимательской деятельности. Правда, само понятие социальной ответственности предпринимателей рассматривается с разных теоретических позиций.

В концепции экономического либерализма, ярким представителем которой является М.Фридман, утверждается, что главной функцией предпринимателя является, прежде всего, получение прибыли и защита прав акционеров. По его мнению, сферы ответственности бизнеса и общества жёстко отграничены одна от другой. В экономике, политике, государственном управлении, науке и т.д. существуют свои сферы ответственности. Предприниматели не должны брать на себя груз "чужой" социальной ответственности, поскольку в таком случае они будут подменять действующие государственные или политические институты, что явится отрицательным моментом в развитии демократии.

Иная позиция связана с утверждением социальной ответственности как предпринимательства, так и бизнеса в целом: данные экономические институты существуют не в качестве отдельных элементов, а как часть общественного организма, и их функционирование напрямую связано со "здоровьем" этого общества, выраженном, в том числе, и в уровне доверия.

В третьей главе «Социокультурные предпосылки и динамика кризиса доверия» рассматриваются процессы, связанные с кризисом доверия в культуре.

Первый параграф «Деградация доверительных отношений в кризисной экономике» содержит анализ кризисных процессов примитивизации и деградации ценностей доверия в экономической сфере.

Современное сложноструктурированное общество «скрывает» истинные поступки и мотивы действия людей. Они непонятны для индивида, отсюда доверие выполняет своеобразную роль компенсаторного механизма, который, как отмечал П.Штомпка, уменьшает неопределенность в действиях людей. Формирующиеся в ХХ-XXI вв. символические и экспертные системы вызывают доверие у граждан стабильно развивающегося общества. Их вера в правильность и позитивность действия этих систем базируется на доверии в правильность принципов, в соответствии с которыми они должны быть построены. Ситуация коренным образом меняется в период кризисного развития общества, когда атмосфера недоверия пронизывает собой и отношение к государству, к экспертным и символическим системам.

В кризисном обществе происходит истощение «потенциала доверия» и широкое распространение атмосферы недоверия. Здесь складывается особая духовная атмосфера, которая рассматривает доверие как иллюзию и субъективные заблуждения. Культура недоверия, по Р.Мюнху, делает общество беззащитным перед кризисами, ведь доверие в социуме всегда играло роль своеобразной «подушки безопасности», которая смягчает последствия различного рода кризисных явлений.





Мировой финансовый и экономический кризис, начавшийся в 2008 г., явно показал несостоятельность концепций, согласно которым рынок представлен в качестве механизма, которому следует полностью доверить жизнь современного человека как в экономической, так и в политической сферах. Отсюда, по мнению Р.Мюнха, в обществе необходимо возродить дух здорового скептицизма и недоверия к экспертному сообществу, что связано и с разрушением монополий какой-либо школы в сфере социально-гуманитарного и экономического знания.

В кризисном социуме само доверие деградирует, локализуясь в зонах групповых, клановых, узко-этнических и т.д. интересов. В результате образуются негативные социокультурные солидарности индивидов, групповые интересы которых противостоят интересам общества в целом. Доверие такого рода объединяет сферу, например, теневой экономики, уже прошедшей этап институализации в современной России.

По мнению целого ряда западных философов, относительное отставание и депрессивный характер экономики Южной Италии во многом связан с дефицитом доверия и социального капитала. Это во многом связано с существованием четко структурированной и весьма влиятельной преступной группировки – мафии. Внутри данного преступного сообщества строго соблюдается определенный кодекс поведения, однако за его пределами мафиози действуют совершенно другим образом. С этой точки зрения можно говорить о так называемом «радиусе доверия», когда нормы честности, порядочности, добросовестности практикуются в отношении небольшой группы людей, не затрагивая других членов общества.

Во втором параграфе «Доверие/недоверие» в экономической культуре транзитивно-кризисного общества: социокультурная память и «культурная травма» показана значимость социокультурной памяти в кризисной динамике доверия в экономической сфере.

Обращение людей к традиции, к социокультурной памяти для определения возможного вектора поведения в отношении новых социальных фактов, доверия или недоверия к ним может основываться и на более глубинных исторических пластах. Так память о годах революции, уничтоживших старый уклад жизни, отложилась в сознании людей в форме «культурной травмы». В результате действия культурной травмы некоторые компоненты культуры, доверительные отношения людей друг к другу и к происходящим событиям перестают действовать, и в социокультурных отношениях в обществе в целом возникает раскол, деформирующий отношения между людьми, приводящий к возникновению состояния фрустрации, окончательно разрушающей атмосферу доверия.

Культурная травма, таким образом, является латентно действующим механизмом, продуцирующим феномены недоверия в самых различных сферах жизнедеятельности людей – от экономики и политики до этнических и конфессиональных взаимоотношений.

Отношения доверия и недоверия, складывающиеся внутри социальных групп и между ними, продуцируются теми идентификационными моделями, которые складываются на основе культурно-травматических событий. Ведь различения «свой-чужой» определяются и коллективной памятью о пережитых потрясениях и катастрофических событиях. В результате кризисных событий пробуждается противопоставление «мы – они», и раскол между различными социальными группами воспроизводит на новом уровне то катастрофическое размежевание, которое возникало в свое время в обществе в результате различных деструктивных и дисфункциональных процессов. Данное положение в диссертации иллюстрируется соответствующими примерами из сферы современной экономической жизни.

В третьем параграфе «Социальное беспокойство и пессимизм как факторы формирования «духа недоверия» зафиксированы социопсихологические и социокультурные основы «духа недоверия» в обществе. «Дух недоверия» в обществе проявляет себя в различных феноменах острого социального беспокойства. Это в первую очередь связано с тем, что возникает психологически острое, напряженное состояние невозможности разрешения определенной социокультурной ситуации, нарастающего чувства беспомощности перед грядущими событиями.

Развертывание социокультурного кризиса, особенно в условиях тоталитаризма и отсутствия открытого культурного дискурса, ведет к формированию ущербного как в психологическом, так и в социокультурном плане человека, обладающего изначальной атрибутикой недоверия ко всем возможным действиям государства, общественных организаций, тех или иных форм социального объединения людей.

Психологическое состояние социального беспокойства, связанного с духом недоверия, порождает то, что социальные психологи называют экспрессивными движениями. Последние не направлены на изменение социального и экономического строя общества, поскольку людское беспокойство сконцентрировано не на позитивных изменениях, а на недоверии к происходящим в социуме событиям. Атмосфера недоверия настолько глубоко проникает во все поры жизнеустройства общества, что людям требуется психологическая разрядка, которая и осуществляется в различных формах экспрессивного поведения. Попытки обрести доверие во взаимоотношениях людей друг к другу связаны с возникновением различных нетрадиционных религиозных движений, сект, клубов фанатов (спортивных или эстрадных), моды на здоровый образ жизни или на «следование» высокой моде и т.д.. Эти движения могут превалировать в духовной жизни как народных масс, так и элиты общества.

В условиях распространения всеобщего недоверия могут возникать парадоксальные всплески доверия к самым невероятным и абсурдным слухам. В результате массовое сознание может испытывать страх перед мнимыми угрозами – вплоть до состояния всеобщей истерии.

Конечно, в индивидуальном плане люди могут переживать и страх, и обостренное чувство неуверенности, и желание обрести опору в тех или иных экзотических верованиях, сектах и организациях. Однако в социуме, где тотальным образом господствует недоверие, эти феномены находятся в постоянно актуализированном состоянии. В результате культурная картина мира данного общества в значительной степени искажена, поскольку окружающий мир воспринимается людьми в терминах усиленного риска, неопределенности, возникновения всевозможных угроз.

В четвертом параграфе «Этнокультурные основы недоверия и кризиса доверия» исследуются этнокультурные причины кризисной динамики доверия. Доверительные отношения между людьми возникают в результате действия целого комплекса психологических, культурных, социальных, экономических, политических и этнокультурных причин. Об этническом основании доверия и недоверия говорит тот факт, который зафиксировали этнологи: этносы могут быть комплиментарными или некомплиментарными друг к другу, и это деление на «своих» и «чужих» изначально заложено в этнической конституции индивида и необходимым образом проявляется в торговых, хозяйственных и экономических отношениях.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.