авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 || 3 |

Ибероамериканская утопия как продукт межкультурного взаимодействия

-- [ Страница 2 ] --

Первая глава «Теоретические и исторические предпосылки исследования» состоит из двух параграфов, в которых рассматривается современный теоретический дискурс по проблеме утопии и анализируется своеобразие испанского Возрождения.

В первом параграфе первой главы «Утопия как предмет теоретического анализа» рассматриваются основные подходы к исследованию утопии, существующие в современной научной литературе.

Проанализировав этимологию слова «утопия» и различные определения, существующие в отечественной и зарубежной литературе, автор акцентирует внимание на том, что современные исследователи проводят различие между «утопическим способом» мышления и утопическим жанром как таковым. «Утопический способ» в противопоставлении «утопическому жанру» есть «способность воображать, модифицировать реальность с помощью гипотез».6 Утопический жанр связан непосредственно с созданием моделей «специфически организованного мира, предусмотренного во всех деталях».

В методологическом плане автор диссертации опирается на данную Г.Гулдбергом Черутти характеристику четырех форм, в которых утопия проявляется в Америке, а именно: как горизонт, жанр, утопическая практика и функция внутри историографического дискурса.

Концепция утопического горизонта указывает на ценностное, идеальное содержание во всякой идеологии или программе политического праксиса. Как жанр утопия связана с литературной историей утопических идей, как утопическая деятельность относится к «революционным» практикам, которые преобразуют или преодолевают структуры интерсубъективности; как функция внутри историографического дискурса утопия решает задачу определения смысла истории.

На этапе, предшествующем появлению собственно латиноамериканской утопии, в культурном пространстве Испании и ставшим ее продолжением Нового Света, утопия существовала как единое, нерасчлененное целое. Латиноамериканское начало этой утопии невозможно отделить от испанского - ни по субъекту утопического творчества, ни по поднимаемым проблемам, ни по конечным целям. Этим объясняется необходимость введения и использования в диссертации понятия «ибероамериканская утопия». Ибероамериканская утопия отличается от классической европейской утопии своим эмпирическим, экспериментальным характером.

Во втором параграфе первой главы «Социокультурные особенности испанского Ренессанса» исследуется, каким образом особенности испанского Возрождения, повлияли на формирование ибероамериканской утопической традиции.

При характеристике испанского Возрождения диссертант отмечает, во-первых, его «запаздывающий» характер: раннеренессансный период в Испании соответствует расцвету Высокого Возрождения в других странах, прежде всего – в Италии. Другой особенностью испанского Возрождения является его пограничный характер: оно ориентировалось как на итальянское Возрождение, так и на "христианский гуманизм" Эразма и североевропейскую мистику. В испанском Возрождении оба эти начала совместились и соединились с собственным национально-культурным доренессансным опытом. В-третьих, увлеченность античностью и гуманизмом уживалась в Испании с обусловленной Реконкистой пылкой католической религиозностью, переходящей в фанатизм. Здесь не было резкого разрыва с прошлым, с “мрачными” Средними веками. Диссертант согласен с Б. Андерсоном, утверждавшим, что в XV веке над умами испанцев продолжали властвовать «три фундаментальных концепта Средневековья: 1) религия; 2) идея монархии как центра, вокруг которого была организована вся культурная жизнь общества; 3) особое чувство времени, при котором история воспринимается как продолжение космогонии»7. Отсутствие отрицания средневековья проявилось и в сохранении религиозно-рыцарского идеала, который не только определял собой внутреннюю политику государей, но и наложил свою печать на все колониальные предприятия испанцев.



Культура народов Иберийского полуострова развивалась на своеобразном «перекрестке» трех культур – христианской (испанской), мусульманской (арабской) и иудаистской (еврейской). Этот факт предопределил самобытность Испании, ее открытость инородным влияниям и предрасположенность к культурному контакту.

Автор согласен в испанским историком Х.А. Мараваллем в том, что эпоха Возрождения реализовывалась не только в гуманистических штудиях, но и в достижениях математики и медицины, в сочинениях историков-хронистов, прославляющих свое время, в трудах негоциантов, мореплавателей, инженеров. В хронологических границах этой эпохи сосуществовали различные типы ментальности и поведенческих клише, что связано с наличием в едином времени-пространстве "старого" и "нового", массового и элитарного.8 Отсюда понятно присутствие в духовном пространстве конкисты столь качественно отличных типов ментальности как ментальность конкистадора и ментальность миссионера - утописта.

Вторая глава «Духовные предпосылки ибероамериканской утопии» состоит из двух параграфов, в которых проанализированы классические мифологемы европейской культурной традиции и рассмотрен процесс восприятия на их основе латиноамериканской действительности

В первом параграфе второй главы «Классические истоки ибероамериканской утопии» показана роль античного и средневекового наследия в возникновении утопии Нового Света.

В европейской культуре со времен античности формировались представления о совершенном обществе, причем поиски идеального пространства велись они преимущественно в западном направлении. На западе всегда располагался языческий Рай, на западе находились Елисейские поля и Сады Гесперид, там же располагалась платоновская Атлантида. Весь этот сложный комплекс мифоутопических идей, воскрешенных гуманистами в эпоху Возрождения, буквально перевернул традиционные представления о безвозвратно ушедших временах первоначального благоденствия и оказался чрезвычайно востребованным при попытках объяснения первооткрывателями Америки реалий Нового Света.

Общественное сознание обращалось к трудам Гомера, Гесиода, Платона, Вергилия, Овидия, Лукиана, Тацита, Эвгемера, Ямбула и др., в которых отчетливо прослеживалась идея естественного состояния, именуемого Золотым веком, доброго дикаря, который живет, повинуясь традициям и законам природы, не знает собственности и несправедливых общественных законов. Естественное состояние характеризовалось природным изобилием и отсутствием социального неравенства. Утрату идеального состояния античные авторы связывали с разными причинами: появлением частной собственности, мореплавания, несовершенством человеческой природы (алчность, тщеславие). Наряду с общей характеристикой Золотого века, представляют интерес его «привязки» к жизни конкретных народов (германцев, итальянцев), а также идею возврата Золотого века и возможности его сохранения на далеких островах.

Другой важный источник образов идеального места - это христианство. С давних пор были популярны, несмотря на еретическую подоплеку, милленаристские идеи, представлявшие историю в виде прихода спасителя-мессии и установления тысячелетнего царства Божия на земле. Как писал Альфонсо Рейес, из христианских догматов и из всей предшествующей культуры люди вынесли веру в то, что в прошлом лежал потерянный рай, в будущем ожидают лучшие времена - царство Божие на небе либо на земле.

Во втором параграфе «Восприятие латиноамериканской действительности как идеального пространства утопического творчества» рассмотрен процесс осмысления американской действительности в образах мифологической архаики.

В процессе восприятия европейским сознанием американской действительности в нем сложились два основных мифообраза: «Америки- Рая» и «Америки – Ада». В рамках первого направления (Х.Колумб, П.Мартир, Б. де Лас Касас, В. де Кирога и др.) делался акцент на преимуществах Нового Света над Старым. В рамках второго (Х. Хинес де Сепульведа и др.), напротив, подчеркивалось несовершенство Нового Света. В конечном итоге именно эти мифообразы послужили основой для сложения в дальнейшем утопии и антиутопии Америки.

Большая часть текстов хронистов первого направления, акцентирует внимание на встрече продажных и деградирующих европейцев с наивными и чистыми обитателями Нового Света. Знакомство с духовным миром и образом жизни автохтонных народов оживило в сознании европейцев и мифологему Золотого века. «Естественное состояние» индейцев отождествлялось с золотым веком и противопоставлялось «железному веку», в котором пребывали жители Европы. Красной нитью в хрониках открытия и конкисты Нового Света проходит идея «доброго дикаря» как идеального человека, по самой своей природе предрасположенного к восприятию христианства. Нельзя не согласиться с канадским историком С.Кро в том, что у Колумба и его последователей «классический миф о золотом веке и добром дикаре непосредственно ассимилируется с библейской традицией падения земного Рая и новообретения его в Новом Свете»9.

И эта вера в абсолютную надежность естественного состояния, в человека, руководствующегося во всех вопросах естественным инстинктом, в простоту его нравов и ограниченность потребностей, представляет основополагающий момент в развитии жанра современной утопии, непосредственно связанной с открытием Нового Света.

Таким образом, первые хронисты, используя мифообразы античности и средневековья, выражали не только восприятие реалий Нового Света как идеального пространства утопии, но и критическое отношение к современной европейской действительности. Данные образы в новых условиях видоизменялись, наполнялись специфическим содержанием, предававшим им иное качество.

Третья глава диссертации «Экспериментальная социально-христианская утопия: сущность и формы», в которой анализируются начальные формы утопического творчества, осуществлявшегося в религиозной форме, включает три параграфа.

В первом параграфе третьей главы «Утопические идеи в творчестве Б. де Лас Касаса» исследуется элементы утопического творчества в наследии одного из наиболее выдающихся миссионеров- просветителей.

Лас Касас одним из первых в европейской литературе положил начало изображению индейцев Нового Света как идеальных существ. Во всех его работах сквозит убежденность в превосходстве чистого, неиспорченного «естественного человека» Нового Света над испорченными европейцами. Это основополагающий момент в понимании утопического характера трудов Лас Касаса, примыкающих к тем идеям, которые развивал Т. Мор.

В «Мемориале о неотложных мерах в отношении Индий» Лас Касас, убежденный в том, что Новый Свет был открыт и завоеван не для порабощения индейцев, а для их освобождения, предлагает развернутый план строительства идеального государства в Америке. Предвосхищая будущие программы иезуитов, Лас Касас настаивал на том, что в Америке должна быть создана своего рода «империя миссионеров».

Лас Касас стремился к созданию нового демократичного общества, где могли бы пустить корни испанские крестьяне, переехав в Америку со своими семьями, утварью, семенами и животными, и принеся с собой навыки обработки земли, твердость в христианской вере. Доминиканец мечтал о том, как занимаясь земледельческим трудом, в Тьерра Фирме, жили бы бок о бок испанцы и индейцы, и таким образом вера, обычаи и трудовые навыки испанских крестьян естественным образом и практически без каких-либо усилий передавались коренному населению, и на этой основе складывалась бы одна единая христианская общность.

Лас Касас предполагал установление единого типа правления для всех территорий и проведение всеобщей реформы законодательства; требовал от короля назначения высоконравственных и добросовестных чиновников для управления новыми территориями; предполагал издание и распространение на острове работ гуманистов-просветителей. Идеи о неразрывной связи христианской добродетели, моральных устоев и социальной справедливости Лас Касаса и стремление осуществить прогрессивные намерения на практике значительно опередили его время.





Во втором параграфе третьей главы «Утопическая деятельность Васко де Кироги» предметом рассмотрения выступают имеющие ярко выраженную утопическую направленность идеи и практическая деятельность данного мыслителя.

Главная истина, открытая Васко де Кирогой, состояла в том, что законы и обычаи, существовавшие в Испании, непригодны для Нового Света, потому что индейцы - «другие», нежели испанцы или европейцы. Более того, Кирога настаивает, что Божественное Провидение допустило открытие Америки именно для обновления христианского мира, пребывающего в состоянии полного упадка и разложения.

Апеллируя одновременно к Эразму, Мору и Лукиану, Кирога стремится доказать, что Америка представляет собой идеальное пространство для создания совершенного государства. К этому, по его мнению, имеются все условия: природа, климат, чрезвычайно послушные и нравственные люди, их добрые обычаи. Знакомство с «Утопией» привело Кирогу к выводу, что Мор написал свое произведение специально для Нового Света.

Необходимость строительства в Америке идеального государства объясняется также необходимостью физического и морального спасения индейцев. Необходимо строить города, писать конституции, создавать «хорошую католическую полицию», которая заставит всех подчиняться справедливым законам и позволит индейцам иметь правительство, защищающее их интересы. Эти города выполнят задачу обращения язычников в христианство, «превратятся в саму церковь» и окажут покровительство и телам, и душам. В городах и больших поселениях все индейцы и европейцы будут жить вместе, «словно одна большая семья».

Васко де Кирога в своей утопически-экспериментальной деятельности выступает не только как теолог, но и как истинный гуманист, который верит, что в Америке, с ее новым миром и новым человеком можно будет восстановить античный идеал золотого века. Он превратил свои «народные приюты» в правовую и социальную модель, которая, при всем ее несовершенстве, наилучшим образом соответствовала реалиям Нового Света, традициям и образу жизни коренного населения Америки.

В третьем параграфе третьей главы «Утопические идеи и практика в Империи иезуитов» охарактеризована деятельность редукций иезуитов в Южной Америке, построенных на утопических принципах, близких «Государству» Платона.

В 1607 году была создана первая редукция индейцев - гуарани, которая стала колыбелью «государства иезуитов», объединившего впоследствии почти  200  тысяч индейцев. При его создании принимались во внимание важнейшие черты индейского общества, находившегося на доисторической стадии развития: отсутствие представлений о частной собственности, деление общества на трибы, подчиненность образа жизни природным циклам, промискуитет.

Сравнительный анализ классических утопий и миссионерской практики иезуитов позволяет выявить ряд черт, позволяющих отнести их деятельность к утопическому направлению. Общие моменты относятся, в первую очередь, к преобразованиям в социальной сфере, которые привели этническому и культурному единству, обязательному общему образованию, исключающему дискриминацию по половому признаку, господству одной религии и одного языка. Отсутствие денег и частной собственности; общность благ, характерная для большинства утопических государств; социальная структура, близкая к христианскому социализму; простая жизнь на лоне природы; моногамная семья; этичное поведение; большая роль искусства в образовании; управление обществом советом старейшин; шестичасовой рабочий день – все это составляло комплекс ценностей, альтернативных тем, что существовали в Европе.

В редукциях строгая дисциплина и подчинение сочетались с принципом выборности должностных лиц из коренного населения, отсутствие внутренней торговли и денег- с наличием торговли внешней, светское образование - с доминированием церкви, принудительное вступление в брак и поддержка парной семьи - с отчуждением детей государством, и т.д.

Сопоставление этой утопии с народными приютами Васко де Кироги обнаруживает между ними весьма существенные отличия: Кирога готовил индейцев к совместной с испанцами жизни, а иезуиты - к выживанию в условиях изоляции и отделения. Поэтому, когда их теократическая империя рухнула, индейцы вернулись в сельву к своим древним обычаям.

Четвертая глава «Ибероамериканская литературная утопия» посвященная анализу начального этапа формирования светской утопической традиции, представленной в литературной форме, содержит три параграфа.

В первом параграфе четвертой главы «Синапия утопия классического типа» осуществлен анализ одной малоизученной утопии, принадлежащей перу неизвестного испанского автора.

Как показано в диссертации, наряду с социально-христианской утопией в Ибероамерике существовала светская утопическая литература, представленная, в частности трудом неизвестного испанского автора «Описание Синапии, полуострова, расположенного в Южной земле» и «Историей государства инков» Инки Гарсиласо де ла Веги.

Анализ текста «Синапии» показывает, что при создании своего произведения автор использовал различные источники: «Государство» Платона, «Город Солнца» Кампанеллы, «Новую Атлантиду» Бэкона, труды Роттердамского, и особенно, «Утопию» Мора.

О том, что аноним был хорошо знаком с творчеством Мора, свидетельствует однотипность порядков в Синапии и Утопии. Среди них: шестичасовой рабочий день, чередование сельскохозяйственного и ремесленного труда, использование рабов для выполнения неприятных и тяжелых работ и др. Как и Мор, анонимный автор Синапии вдохновлялся идеями христианского гуманизма Роттердамца, разделявшимися многими великими деятелями Ренессанса.

«Синапия» предполагала радикальную реформу социальной и политической структуры общества «коммунистического» типа: здесь нет частной собственности, удовлетворяются первичные жизненные потребности, действуют строгие моральные принципы, отсутствует социальная несправедливость. Основное внимание автор «Синапии» уделял образованию, преследовавшему двоякую цель: во - первых, формированию у людей правильных суждения и хороших обычаев, и во-вторых, направлению их помыслов к изучению искусств и различных ремесел.

Этот документ большого исторического значения занимает важное место в переходе ибероамериканской культуры от христианского гуманизма к идеологическому просветительскому обновлению XVIII века.

Во втором параграфе четвертой главы «Ретроспективная утопия Инки Гарсиласо де Ла Веги» проведено исследование утопических идей в творчестве одно из наиболее выдающихся представителей культуры испанского Возрождения.



Pages:     | 1 || 3 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.