авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Язык всемирного общения и этнокультурная идентичность: комплементарность в условиях глобализации

-- [ Страница 5 ] --

Язык всемирного общения, несмотря на то, что является общим для различных множественных идентичностей, не посягает на самотождественность и сущность их этнокультурных компонентов, поскольку в качестве репрезента для него выступает не сущностная этнокультурная специфика, но формирующаяся в их коммуникативных отношениях всемирная культура. В первую очередь, как уже указывалось, она формируется на основе фактора знания, объединяющего все культуры, которому сегодня принадлежит ведущая роль как источника и ресурса развития общества. Возникая на разной культурной почве, репрезентируя разные культурные пласты и выполняя в культуре этноса лишь коммуникативную функцию, язык всемирного общения относится к этнокультурной идентичности комплементарным образом. Он является инициатором создания новой –множественной – формы идентичности.

Второй параграф «Этнокультурный фактор в условиях глобализации» посвящён исследованию роли этнических культур, находящих своё выражение в различных этнокультурных идентичностях, в интеграционных процессах глобализации. Дискурс глобализации всё больше внимания уделяет вопросам динамики этнокультурной идентичности в условиях доминирования английского языка как языка всеобщей коммуникации и американской культуры.

С. Хантингтон, говоря о замене политических границ культурными, считает, что рост значения культурной идентичности сегодня вызван необходимостью поиска более значимых идентичностей из-за нарушения привычных устоев и что конфликты, вызванные культурными разногласиями, трудно разрешимы.

Пессимистические взгляды С. Хантингтона не получили достаточной поддержки, но его работы прочно ввели в дискурс глобализации вопросы взаимоотношения культур и понятие этнокультурной идентичности. Они инициировали многочисленные интердисциплинарные исследования культурных аспектов (Р. Бенедикт, М. Мид, Л. Хэррисон, К. Велиз, М. Грондона и др.). Но это не означало окончательной победы культурной парадигмы. Так, И. Валлерстайн сводит культурные явления к проявлениям официальных идеологий и высказывает мнение, что концепция культуры не может быть использована для получения каких-либо «нетривиальных положений». О «несостоятельности» понятий этничности и национальной культуры говорят и представители движения Американской гуманистической ассоциации, издающей журнал The Humanist. Дж. Бюлл пришёл к мысли об опасности самой идеи этнической, культурной и религиозной дифференциации как основы образования государства.

Однако история, традиции и теоретические основания исследования позволяют большинству исследователей данного вопроса признать приоритетным в формировании идентичности этнокультурный фактор и, соответственно, необходимость поисков путей защиты и сохранения этнокультурных идентичностей как неотъемлемой части языкового и культурного наследия планеты.

В третьем параграфе «Всемирный язык и появление новых этнокультурных идентичностей» исследуется воздействие всемирного языка на другие языки и культуры и анализируются результаты политики языкового и культурного протекционизма.



Исследователи взаимоотношений английского языка и местных культур обратили внимание на воздействие английского языка на этнокультурные идентичности в странах, в которых влияние англо-американской культуры и английского языка началось ещё задолго до глобализационных процессов конца XX века (Швеция, Дания и Норвегия Нидерланды и Исландия). В этом отношении известны идеи Б. Прейслера о «воздействии английского языка сверху (через официальные институциональные круги) и снизу (через молодёжные субструктуры)». Эти влияния ведут к постепенному изменению основной культуры. С. Хьярвард выдвинул ряд положений (об англицизации глобальной культуры через СМИ, о возникновении «медиалектов»). Согласно

Э. Эрлинг, высокая степень владения английским языком играет роль в создании и изменении локальных, европейских и глобальных идентичностей.

Я. Андрутсопулос в работе, посвящённой созданию новых идентичностей неанглоязычной молодёжи в медийном дискурсе, пришёл к выводу, что переключение языковых кодов на английский язык в онлайновом дискурсе является ресурсом создания «исключительных» субкультурных идентичностей.

В. Гутьеррез-Клеллен отвергла взгляды на переключение кодов как на отрицательное явление, свидетельствующее об ограниченном языковом развитии, и указала на то, что это явление характерно для языкового поведения билингвов и не является проблемой «интерференции» из L1 или случаем неполного языкового развития. Положительное отношение к переключению языковых кодов характерно и для ряда других исследователей (Б. Голдстайн,

К. Конерт, М. Хеллер, Б. Рэмптон, Ч. Нилеп и др.). В 90х годах XX века исследователи переключения языковых кодов всё чаще стали обращаться при объяснении механизмов и причин этого явления к вопросам этнокультурной идентичности говорящих. Так, М. Хеллер предложила рассматривать переключение кодов в свете создания множественных идентичностей, когда многоязычные люди могут использовать разные языки в качестве «политической стратегии», позволяющей добиваться признания в разных языковых сообществах. Важность переключения языковых кодов в создании множественных идентичностей отмечается также Ч. Нилепом.

Особое внимание следует уделить политике языкового и культурного протекционизма, наиболее характерной для руководящих кругов Франции.

Ф. Гордон и С. Мёнье отмечают, что широкое распространение английского языка воспринимается во Франции как вызов сохранению языковой и культурной идентичности в условиях глобализации, часто рассматриваемой как американизация. Наиболее важным законодательством, предусматривающим защиту французского языка от превращения его во «франглийский», стал закон Тубона (Loi Toubon), согласно которому, использование французского языка как основного было объявлено обязательным в обучении, документах правительства, на рабочем месте, в вывесках и маркировках товаров, коммерческих контрактах, деловых коммуникациях и т.д. С. Мёнье считает, что латентный антиамериканизм является особенностью французской культурной идентичности.

Надо заметить, что протекционистская культурная политика («антиамериканская навязчивая идея», по Ж.-Ф. Ревелю) вызывает культурную изоляцию, снижение качества культурной продукции в странах, практикующих субсидии и квоты в области культуры и скорее наносит ущерб культурному развитию наций и этносов, чем способствует защите языкового и культурного разнообразия планеты.

Четвёртая глава «Этнокультурная идентичность и языковая и культурная гомогенизация: роль всемирного языка в преодолении противоречия» посвящена обоснованию комплементарной природы взаимоотношений между этнокультурными идентичностями народов мира и всемирным языком, формирующимся в условиях глобализации.

В первом параграфе «Поиски альтернативных путей преодоления межъязыковых барьеров в рамках борьбы с языковой глобализацией» анализируются причины неудач в поисках альтернативы использованию самого распространённого естественного языка в качестве средства всеобщей коммуникации.Попытки осуществлялись в рамках антиглобалистскогодвижения, которое активно выступало против английского языка как языка всеобщей коммуникации и против американской культуры, доминирования американских культурных товаров (в особенности кинофильмов, телесериалов и популярной музыки). В ходе поисков альтернатив английскому языку выдвигались всевозможные пути и способы, с помощью которых можно было бы преодолевать межъязыковые и межкультурные барьеры, избегая опасностей влияния «американского культурного империализма». В их числе строгое соблюдение принципа многоязычия в международных отношениях; принятие мер по развитию индивидуального многоязычия на основе систем национального образования; принятие международного искусственного языка, например, эсперанто, не связанного с определённой национальной культурой. Большие надежды возлагались и на средства машинного перевода текстов.

Однако, массовое индивидуальное многоязычие, предполагающее владение суперцентральными языками (А. де Сваан) для связи между говорящими на любых из свыше шести тысяч языков планеты, является утопической идеей. О маловероятности достижения массового индивидуального многоязычия свидетельствуют разногласия между позициями Европейского Союза и Совета Европы по вопросу понятия многоязычия. Европейский Союз определяет многоязычие как владение двумя европейскими языками, кроме родного. Позиция Совета Европы сводится к необходимости создания общей коммуникативной компетенции. Бесперспективными являются и планы осуществления межъязыковой коммуникации с помощью искусственного, или «планового», языка. Создатели самых успешных искусственных языков, как, например, автор эсперанто, доктор Заменгоф, рассчитывали на признание их языков мировой общественностью и принятие соответствующих международных соглашений. Этого не случилось, и ни один искусственный язык не может соперничать с любым естественным языком в обеспечении требований, предъявляемых к лексическому составу языков.

Оказались неудачными и попытки решения проблемы на основе систем машинного перевода. Высокие ожидания в этой области не состоялись, поскольку возможности математической лингвистикибыли преувеличены, что стёрло «грань между наукой и жанром научной фантастики» (Р. Пенроуз).

Во втором параграфе «Концепция «языкового геноцида» как противодействие языку всемирного общения и культуре» исследуется подход, согласно которому взаимоотношения между языком всемирного общения и другими языками и культурами рассматриваются на основе доминирования первого, следствием чего является утрата этнокультурной идентичности.

С ускорением темпов глобализации критика языковых и культурных аспектов глобализационных процессов стала принимать всё более резкие формы с использованием концепций культурного и языкового империализма

(Дж. Томлинсон, Р. Филлипсон, Т. Скутнабб-Кангас и др.). В дискурсе культурного империализма Дж. Томлинсона акцент ставится на силе вторжения доминирующей культуры, поглощающей аутентичные культуры. Согласно теории языкового империализма Р. Филлипсона, языковое доминирование английского языка объясняется неравенством, которое обеспечивается предоставлением крупных материальных ресурсов и привилегий английскому языку и тем, кто им владеет.

Резкому осуждению язык всемирного общения(как «языковой империализм») был подвергнут Т. Скутнабб-Кангас. Она выдвинула концепцию «лингвицизма» при описании дискриминации в отношении языковых меньшинств. При этом Скутнабб-Кангас интерпретировала Конвенцию ООН от 1948г. о предупреждении преступления геноцида и наказании за него как договор, действие которого распространяется не только на полное или частичное физическое уничтожение какой-либо национальной, этнической, расовой или религиозной группы как таковой, но и на деятельность, ведущую к исчезновению языков и культур малых народов. Среди основных «агентов» языкового и культурного геноцида она назвала «индустрию сознания» – систему формального образования и средств массовой информации. Скутнабб-Кангас выразила мнение, что процессы, ведущие к утрате языкового и культурного наследия планеты, не являются необратимыми и могут быть управляемыми на основе признания языковых прав человека: соблюдение прав человека должно пересиливать рыночный закон спроса и предложения и не допускать господства рыночных цен. Она не только расширила понятие прав человека, включив в него языковые и культурные права, но и предложила радикальное перераспределение мировых материальных ресурсов и структурной власти в качестве предпосылки к осуществлению прав человека. Языковое образование, согласно Т. Скутнабб-Кангас, должно перейти от «слабых форм двуязычного образования» (перевод детей в группы с доминантным языком, что ею рассматривается как языковой геноцид) к «сильным формам двуязычного и многоязычного образования» (использование родного языка в языковых меньшинствах в качестве основного средства обучения в течение, по крайней мере, восьми лет).





Концепция «лингвицизма» как процесса ведущего к «лингвициду», активно поддерживалась Р. Филлипсоном, теоретиком «языкового империализма», который полагал, что выбор языка коммуникации навязывается извне в результате военного и экономического господства доминантной культуры.

Т. Скутнабб-Кангас и Р.Филлипсон нашли немало сторонников, которые активно отстаивали языковую и культурную изоляцию детей с целью сохранения языков и культур и осуждали обучение детей малых народов в школах «доминантных языков и культур» как «преступление против человечества».

Идеи языкового и культурного геноцида подготовили почву для быстрого распространения концепции мультикультурализма, наиболее известным пропонентом которой явился автор теории мультикультурного гражданства,

У. Кимлика. В ряде работ по мультикультурализму как ответу на вызов культурного и религиозного разнообразия У. Кимлика отстаивал положение о том, что для достижения членами меньшинств равенства необходимо обеспечение признания и «положительной аккомодации» групповых различий посредством прав, определяемых групповыми различиями. У. Кимлика объяснял обоснованность «культурной аккомодации», то есть предоставления этническим меньшинствам специальных прав, тем, что неравенства не являются результатом их выбора, и должны быть исправлены гражданским обществом. Среди «невыбранных неравенств» У. Кимлика выделял языковое неравенство, при котором в качестве языка обучения и государственных служб используется доминантный язык, что приводит к тому, что культурное и языковое неравенство переходит в экономическое и политическое. С позиций коммунитаризма, отстаивающего первичность групповой общности (community) и коллективных благ, мультикультурализм поддерживался также канадским философом и автором концепции «политики признания», Ч. Тейлором. Этот автор заявлял, что общественные блага являются «нередуцированными социальными благами», к которым он относил культурные идентичности и языки. Признание равноценности различных культур, по мнению Тейлора, требует отказа от системы одинаковых прав и возможностей для всех граждан и признания специальных прав культурных групп меньшинств.

Политика мультикультурализма,с её лозунгами сохранения и поддержания языкового и культурного разнообразия и этнокультурных идентичностей, привела, однако, к нежелательным последствиям, ибо понималась как борьба с «культурным и языковым империализмом». Это приводило к культурной и языковой изоляции этнокультурных групп, стремящихся сохранить свои языки и культуры и отказывающихся от интеграции в национальные общества и во всемирное культурное пространство. Одним из первых, выступивших с критикой мультикультурализма на материале претворения в жизнь Закона о мультикультурализме в канадском обществе, был Н. Бисундат, который указывал на «психологию отделения» от основной культуры среди этнических групп как результат политики, поощряющей изолирование этнорасовых групп в анклавы и создание менталитета, обращённого внутрь своей культуры. Дж. Гранатстайн на материале исследований изменений в системе образования Канады после принятия Закона о мультикультурализме, даже пришёл к выводу о постепенной утрате, в особенности среди англоязычных канадцев, национальной идентичности: канадцы изучают всё меньше свою историю и не могут сдать простейших тестов по историческим событиям и личностям канадской истории.

Противодействие распространению языка всемирного общения и формирующейся всемирной культуры на основе концепции языкового геноцида, ведущей к рассмотрению соотношения глобального английского языка и локальных языков как непримиримых оппозиций, не обосновано и ведёт к языковой и культурной изоляции. Как указывали Д. Неттл и С. Ромейн в работе «Исчезающие голоса: вымирание языков мира», современная экономика потребует от многих людей использования английского и других международных языков, но это не означает, что они должны утратить свои родные языки.

В третьем параграфе «Взаимоотношения между всемирным языком и другими языками и сохранение этнокультурных идентичностей» подводятся итоги и результаты, достигнутые в ходе исследования в обосновании комплементарности соотношения всемирного языка и этнокультурной идентичности. Изменения в глобальной системе языков в конце XX века, которые привели к возникновению всемирного языка как разновидности английского языка в своём праве -- ELF (English as a lingua franca), поставили перед исследовательским сообществом ряд вопросов, связанных с функциями всемирного языка и его воздействием на национальные языки и языки этносов. При описании языка как многофункционального явления исследователи выделяют ряд функций, среди которых в качестве основной называется коммуникативная функция, т.е. функция общения. Но в связи с ростом исследовательского внимания в конце XX века к вопросам связи языков и культур была замечена и другая функция языка – функция репрезентации культурной самобытности носителей языка. В отечественной науке данная функция часто определяется как этнокультурная или «этническая функция» (Н.Б. Мечковская), в которой язык выступает как фактор объединения и единства народа. Этноконсолидирующая функция, по мнению Н.Б. Мечковской, является во многом символической, т.к. «процессы формирования этносов могут не совпадать с процессами дифференциации и интеграции языков». Данный подход не может не вызвать возражения, т.к. утрата этнического или национального языка, как правило, ставит под угрозу дальнейшее существование данной этнической культуры или языка и может привести к утрате этнокультурной идентичности.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.