авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Язык всемирного общения и этнокультурная идентичность: комплементарность в условиях глобализации

-- [ Страница 3 ] --

Во втором параграфе «Межъязыковая и межкультурная коммуникация в период глобализации» рассматриваются факторы, обусловившие широкомасштабный характер интеграционных связей в ходе глобализации и беспрецедентный рост межъязыковой и межкультурной коммуникации. Одним из наиболее важных факторов, способствующих росту международных контактов, является увеличение и укрепление во всех развитых экономиках мира в послевоенный период среднего класса. С его появлением зарубежные поездки перестали быть роскошью, доступной лишь для высших классов. Они явили себя не только как часть деловой активности, но и как активный стиль жизни. Межкультурные коммуникации в период глобализации вызывают необходимость языка всемирного общения как средства преодоления межъязыковых и межкультурных барьеров. Уже К. Маркс, говоря об интернационализации производства, труда и капитала, сформулировал тезис о рабочем классе, который не имеет отечества. Однако недостаточность предложенной концепции состояла в том, что К. Маркс не обратил внимания на культурную составляющую в характеристике рабочего класса. М. Вебер предложил включить в основания социальной стратификации жизненные стили, ценности и взгляды на мир. Начавшиеся в конце XIX в. предпосылочные явления глобализации привлекли внимание к этому вопросу, указав конкретно на культуру и язык как факторы, разделяющие общество на классы и страты. Понятие среднего класса во многом базируется именно на этом факторе. В своей отличительной характеристике владения «человеческим капиталом» оно принадлежит Т. Стивенсону, который при определении принадлежности к среднему классу учитывал прежде всего факторы культуры, образования, профессиональных навыков. Современные исследователи этого вопроса (Г. Бэккер) – что важно в плане нашего исследования – рассматривают «человеческий капитал» вне границ различных этносов и наций. Сегодня в результате «взрывного роста» среднего класса свыше половины населения земного шара принадлежит к среднему классу (данные журнала «The Economist» –февраль 2009 г.).

В условиях глобализации в ходе информационной революции возникают и другие межкультурные социальные структуры, классы, организационные объединения, для которых принадлежность к собственному этносу часто оказывается менее значимой, чем ощущение себя частью новых межкультурных образований. В литературе эти образования описываются как «оверстрат интеллектуалов» (В.Л. Иноземцев, А.М. Орехов, О.В. Блейхер), «креативный класс» (Р. Флорида), «малые организационные группы» (R.F.Bales, J.W. McDavid&M. Harari, G.C. Homans, M.E. Shaw) и др.Новые межкультурные социальные структуры характеризуются новой культурой и такими ключевыми компетенциями, которые включают в себя знания других культур, способность с ними сотрудничать, владение коммуникационными и информационными технологиями (W. Hutmacher). Новые международные организационные структуры являются тем культурным пространством, где необходим язык всемирного общения. Важно заметить, что особенностью языка всемирного общения является отсутствие этнокультурной составляющей. Он используется лишь в коммуникативной функции для преодоления межъязыковых барьеров.



В ХХ в. заявило о себе ещё одно культурное пространство, где формируется язык всемирного общения, – туризм. Современные международные контакты не ограничиваются ростом деловой и частной активности и культурным обменом в рамках специальных культурных, образовательных и спортивных программ. Они включают в себя массовый туризм, превратившийся в важную часть экономики многих стран мира. Это также стимулирует возникновение и развитие языка всемирного общения. Новым культурным пространством, влияющим на международные языковые и культурные обмены и актуализирующим роль языка всемирного общения, является и миграция населения, которая значительно ускорилась после либерализации иммиграционной политики в экономически развитых странах мира. Кроме экономических причин для миграции имеет значение и фактор политической нестабильности. Массовые миграционные потоки, вызванные низким экономическим развитием, войнами, насилием и природными бедствиями, значительно увеличивают межъязыковые и межкультурные контакты. Глобализация и система образования ускорили процессы адаптации иммигрантов к новой окружающей среде, а изменение общественного сознания позволяет иммигрантам осваивать языки и культуры стран, в которых они поселились, и в то же время сохранять свои языки и культуры. Безусловно, необходимость в языке всемирного общения вызывает и Интернет, обеспечивший возможность всемирной связи.

Третий параграф «Роль естественных языков в преодолении межъязыковых и межкультурных барьеров» посвящён рассмотрению вопроса об использовании естественных языков в межъязыковой коммуникации.

В исторические эпохи, предшествующие возникновению индустриального общества, международные контакты ограничивались дипломатическими отношениями, относительно невысоким торговым обменом и культурными и научными связями просвещённой элиты. Исключительная элитарность многих из этих отношений отодвигала языковые проблемы международного общения на второй план. В период средневековья классическая латынь была общепризнанным языком международной коммуникации, учёности и науки. ВXVIII веке, когда формирование стран-наций и становление национальных языков привело к постепенному вытеснению латинского языка, языком образованной элиты в целях осуществления дипломатических контактов стал французский. Двуязычие высшего класса Европы позволяло европейской элите общаться без переводчиков с представителями властных структур и образованными людьми в любой европейской стране и в то же время сохранять свои национальные языки. Утрата Францией в течение XIX и XX веков своего безусловного лидерства в политической, экономической и научно-технической жизни Европы привела к постепенному ослаблению позиции французского языка как языка межнациональных отношений.

Таким образом, необходимость в языке всемирного общения стала ощущаться задолго до возникновения информационного общества и глобализации мира. Международная морская навигация была первой областью международных контактов, где морские державы признали необходимость всеобщего языка коммуникации. В связи с тем, что к середине XIX столетия Британская империя стала самой крупной морской державой, английский язык ещё до принятия международного законодательства, регулирующего международную морскую навигацию, стал международным языком морского плавания, и морские просторы стали первым единым языковым пространством. Необходимость общего языка в международных авиационных перевозках привела к принятию международного законодательства, в котором важность использования общего языка обосновывается требованиями к обеспечению ясной и недвусмысленной коммуникации между пилотами и системой контроля воздушного транспорта с целью избежать ошибок в коммуникации.

На рубеже XX и XXI веков, когда национальные границы оказались более прозрачными для грузовых и пассажирских потоков, английский язык стал всё больше приобретать черты языка международного общения. Кроме традиционных областей, в которых английский язык практически стал доминировать ещё в 50х -- 60х годах (бизнес, коммерция, международный туризм, популярная культура), с 80х годов XX века он стал проникать в качестве языка всемирного общения в науку и медицину, информатику и телекоммуникации, международные стандарты и т.д.

В четвёртом параграфе «Глобализация и сохранение языкового и культурного разнообразия» рассматривается явление многоязычия и воздействие глобализационных процессов на языковое и культурное разнообразие мира. Приобретение многоязычия может протекать как в благоприятных условиях, когда многоязычные люди являются компетентными пользователями языков, их различных подсистем и компонентов культуры (аддитивное многоязычие), так и в неблагоприятных условиях, ведущих к недостаточному владению языками, в особенности родным (субтрактивное многоязычие). Аддитивное многоязычие означает сохранение позитивного подхода к своей родной культуре и своему языку. Субтрактивное, напротив, приводит к ослаблению функционирования в своей культуре и в своём языке в результате контактов с доминантной культурой и языком. Изучение многоязычных общин и сообществ во второй половине XX столетия подтвердило широкое распространение диглоссических ситуаций, когда языки могут играть отведённые им роли и использоваться только в определённых сферах. Многоязычие с диглоссией, как показали исследования Ч.А. Фергюсона, является наиболее стабильным, так как при этом не происходит конкуренции между языками в пределах отдельных сфер языковой коммуникации.

Условия глобализирующегося мира объективно и актуально, но не однозначно ставят вопрос о многоязычии и возникновении языка всемирного общения. Неоднозначность связана с разными трактовками самого понятия «глобализация». Так, о глобализации говорят не как о новом явлении, связанном со становлением информационного общества, но как якобы имевшем место в истории всегда. Более привлекательной является позиция тех исследователей (Дж. Флеминг, К. Омае, М. Элброу и др.), кто рассматривает глобализацию как явление, характерное для новой фазы модернити или постмодернити. Расширение временных рамок глобализации не представляется обоснованным, так как при этом утрачивается значение качественных изменений периода становления информационного общества и, соответственно, их влияния на возникновение языка всемирного общения. То, что делает глобализацию новым явлением, отличающим её от процессов интернационализации предыдущих эпох, является возникновение в результате усилившихся межкультурных связей новых культурных пространств – пространств глобальной коммуникации

(К. Омае, М. Элброу).К ним относятся уже отмеченные культуры (культуры новых страт, креативного класса, оверстрата интеллектуалов, виртуальных коллективов, «новой индивидуальности»). Для этих культурных сфер большее, чем этнические, приобретают значение внеэтнические характеристики – предприимчивость, корпоративность, толерантность, успешность, креативность и т. п. В результате возникновения новых культурных пространств язык получает и невиданную ранее, предметную культурную область. Однако она возникает не с целью органического этнического сплава, но для обслуживания сходных для различных этносов и культур проблем (виртуальные творческие коллективы собираются под решение какой-то одной или нескольких задач, после чего, как правило, распадаются). Поэтому такие культурные сферы не затрагивают репрезентативную функцию языка, то есть их предметность не становится референтом для языка. Оказываясь пассивным в репрезентативной функции, язык всемирного общения актуализирует его коммуникативную функцию. Он и возникает в целях реализации этой функции. Такой взгляд на функционирование языка всемирного общения позволяет сделать вывод о разрешимости противоречия между языком всемирного общения и развитием местных языков и культур.

Отдельные исследователи (В.Л. Иноземцев) рассматривают глобализацию не как объективный процесс, а как экспансию «западной» модели общества. Следствием такого представления является устранение глобализацией этнокультурной идентичности и одного из её критериев – языка этноса, который заменяется языком всемирного общения. Подобные взгляды были поставлены под сомнение Р. Робертсоном и другими исследователями, по мнению которых, культурной гомогенизации мира не происходит в результате процесса «глокализации», заключающегося в адаптации продуктов и услуг, произведённых для глобального рынка, к местным культурным нормам.

Ж. Деррида указал на то, что культурно-языковая гегемония в условиях глобализации предстаёт одновременно и как интегрирующая гомогенизация, открывающая доступ к общему рынку, обмену, техно-науке. Важно, таким образом, увидеть несостоятельность позиции исследователей, представляющих культурный аспект глобализации в исключительно отрицательном свете как процесс культурной гомогенизации, ведущий к вытеснению локальных культур и языков.





Усвоение явлений глобальной культуры на локальном уровне сопровождается, как правило, глокализацией, что вовсе не ведёт к разрушению этнокультурной идентичности, но приобщает к глобальной культуре и появлению множественной идентичности. И.В. Кондаков вводит триаду из трёх взаимосвязанных модусов– менталитет культуры, её локалитет и глобалитет, которые показывают сложность взаимоотношений глобальной и местной культур. В триаде менталитет фиксирует обращённость локальной культуры на её собственное ценностно-смысловое своеобразие, глобалитет указывает на вклад местной культуры во всемирную культуру,на порождённые этой локальной культурой общезначимые ценности.Локалитет культуры – это способность данной культуры преломить всеобщее (всемирное, глобальное, общечеловеческое) в интралокальном контексте данной культуры. С учётом положений И. Кондакова, менталитет культуры и её локалитет обеспечивают поддержание языка этноса и сохранение этнокультурной идентичности.

В результате действия локалитета имеет место не простое усвоение явлений глобальной культуры и языка всемирного общения, не вытеснение местной культуры и языка, а культурная и языковая глокализация, в процессе которой происходит приспособление глобального к локальному.

Итак, язык является одним из наиболее значимых критериев, обусловливающих единство этноса. Однако в условиях глобализации осуществляются известные трансформации этнокультурной идентичности, появляются новые культурные единства. В этом случае встаёт вопрос: «Какой язык может претендовать в качестве критерия этого единства?» Ответ напрашивается в форме: таким языком может быть язык всемирного общения.

Вторая глава диссертационного исследования «Всемирный язык: понятие и место в глобальной системе языков» имеет задачей развернуть авторскую концепцию понимания всемирного языка как специфического языкового явления, формирующегося в условиях глобализации и отличающегося от национальных вариантов английского языка, распространение которых как доминантных языковых форм ставит под угрозу этнокультурные идентичности.

В первом параграфе «Понятие всемирного языка и его функциональное назначение в культуре» рассматриваются различные подходы к явлению приобретения английским языком статуса языка всемирного общения, вводится и обосновывается понятие всемирного языка и определяются его отличительные особенности от языка этноса и нации. Аргументируется, что, несмотря на английскую основу, язык всемирного общения не является языком английским в его этническом происхождении и значении. Среди множества подходов к новому языковому явлению выделяются два направления. Представители первого рассматривают английский язык в статусе языка всемирного общения не как особое явление, отличающееся от национальных вариантов, а как любую, наиболее известную его форму. Так, Дж. Мейдер и Р. Кэмерер, при отсутствии общепринятого мирового стандарта, определяют «международный английский язык» как множество языковых вариантов, используемых глобально в устной и письменной формах в международных/межкультурных встречах. В качестве критериев «эффективного международного английского языка» они предлагают удобопонятность на письме и в речи, соответствие регистра и вежливость в контексте установления взаимоотношений.

Второе направление рассматривает английский язык в статусе глобального языка как новое явление, требующее изменения традиционного подхода к языковому обучению и использованию языков в практике международного общения. При таком подходе английский язык воспринимается не как иностранный, а как второй язык, необходимый для полноправного участия в международных контактах. Полагается, что глобальный английский язык, в отличие от национальных вариантов английского языка, не принадлежит носителям языка, которые составляют меньшинство среди всей массы его пользователей, и поэтому контроль над развитием языка всемирного общения должен перейти в руки тех, кто использует английский язык как второй. В рамках данного подхода глобальный язык не должен отождествляться ни с одним основным языковым вариантом и не должен брать ни один из стандартных вариантов в качестве модели. Английский язык как язык всемирного общения – это «вариант в своём праве». С целью обеспечения исследовательского материала в этой области Венский и Оксфордский университеты (под руководством Б. Зайдельхофер) предприняли совместный проект VOICE (the Vienna-Oxford International Corpus of English – Венско-Оксфордский международный свод английского языка) по составлению структурированного собрания языковых данных. Это свод разговорных взаимодействий на английском языке как лингва-франка (ELF), он читается компьютером и включает один миллион слов разговорного ELF (English as a Lingua Franca) из профессиональной, образовательной и рекреационной областей.

Выделение языка всемирного общения как отдельного, независимого варианта английского языка, отличающегося от национальных вариантов, вполне обоснованно. Кроме особенностей лексического использования, среди характерных черт всемирного языка следует назвать отсутствие чёткой национально-этнической культурной составляющей. Референтом языка традиционно являлась этническая культура. Но какую культуру репрезентирует всемирный язык? Основными функциями языка являются репрезентативная (этнокультурная) и коммуникативная. Такое функциональное назначение языка сложилось до начала современных глобализационных процессов. Репрезентативная функция обусловливает лексическое содержание языка, фиксируется в структурном составе слов, выражается в языковом разнообразии – в обозначении одних и тех же предметов различными коренными образованиями и различной транскрипцией. В коммуникативной же функции язык используется как средство общения в рамках (если иметь в виду его традиционное функциональное назначение) одного этноса. Что же касается языка всемирного общения, то он сегодня находится лишь на этапе становления и недостаточность его культурной функции связана с непроявленностью предметного содержания всемирной культуры как его референта. Всемирный язык на современном этапе складывается в большой мере для обеспечения функции коммуникации между различными этносами и является нейтральным средством общения, не подразумевающим усвоение каких-либо национальных и этнокультурных систем ценностей. Овладение всемирным языком не требует принятия определённых политических, экономических, религиозных и культурных взглядов, связываемых с конкретным этносом.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.