авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Культуролого-антропологические основания праздника: семантико-семиотические аспекты

-- [ Страница 2 ] --

Выделенный концепт предмета исследования потребовал обращения к комплексу междисциплинарных познавательных подходов и научных парадигм, в котором были учтены основные идеи классической и постклассической философии, символического интеракционизма, «школы Анналов», школы «культурличностных позиций», компаративного конструктивизма, «школы когнитивно-антропологического психоанализа», символического и семиотического исследования праздника как явления культуры.

В процессе исследования семантико-семиотических оснований праздников акценты были сделаны на онтологические, аксиологические и морфологические векторы теорий праздника, социума, культурогенеса, семиозиса в классических версиях отечественных и зарубежных ученых. Это позволило рассмотреть семантико-семиотические основания праздника в различных состояниях: культурогенности, семиозисе, «текстовости» праздника, выявлении его качественных характеристик, определении бифуркационных точек, переводящих идеализацию в категориальные позиции и др.

Базовые тенденции и закономерности праздника как социального явления в наиболее общих закономерностях развития учитывали положения классического эволюционизма, синергетическую концепцию «нелинейной эволюции». Неоценимые методологические принципы деятельностной концепции культуры, предусматривающей «удвоение себя в деятельности» (Д. Маркович), «изоморфизма культуры и ментальности» (А.Пелипенко, И.Яковенко), «культурной памяти языка, имеющего внутреннюю программу развития» (Ю. Лотман), «концепта культурогенеза» (А. Флиер), теории праздника как текста культуры (М.М. Бахтин). Подобное понимание выводит его в плоскость семиосферы, функционально спаивая его языки как эле­менты конкретного коммуникативного процесса, действенное средство расширения объема памяти рода, «антропологических оснований традиционного социума» (Проппа), «теории этнофора» (Б. Ерасов), теории «традиций как высшего уровня культуры» (Р.Генон, Шацкий), «смеховой культуры как целостного и избыточного понимания» (Лихачев, Панченко)»; интеркультурной компетентности (Берка) и др. стали основой понимания сущности праздника как сферы преобразования личности.

Научная новизна исследования заключается в:

  • результирующем аспекте, в качестве какового целесообразно отметить компаративный анализ праздника в векторе системы дуальностей и уточнению их характеристик: обыденность - праздник, вписанности последнего в образ жизни и его элементы, которые образуют квадрант парадигм по: амбивалентности, тождественности, ситуативной сходности, вектору качественности ощущений, перетеканию качественных характеристик из одного компонента образа жизни в другой и др.
  • семиотике понятия "праздник", что объясняет его смысл как основания и формы бытия всякой культуры. Наиболее полно, праздник проявляет себя как философско-культурологическая категория, культурный универсум, выступающий в социальном, теоретическом, эмоциональном, технологическом уровнях;
  • выявлении многопластовой структуры праздника, в котором участвуют визуальные и звуковые средства, представляющие связную последовательность знаков и кодов, имеющих место в самой жизни или совершенно фантазийных. Выстроенности тела праздника с использованием знаковых систем, нарративов, сюжетов, фабул, образов-масок, мифологем соответствующего оформления пространства, и др., которые в совокупности формируют эмоционально-психологические векторы массового настроя;
  • анализе функциональных особенностей праздника, составляющих смысловые полифункиональные блоки, выполняющие определенные действия и воздействия на окружающих. Позитивные функции в точках бифуркации, в качестве каковых могут выступать поля максимального наслоения эмоциональных позиций, что способно трансформироваться в позиции снятия этических норм, в определенной степени переходя в традиции праздничной культуры;
  • рассмотрении праздника как семиотического текста культуры, представляющего собой продукт полифункциональной деятельности, обладающего содержательной завершенностью и информационной самодостаточностью. Его семиозис сохраняет, акцентирует и творит сущностные характеристики в той мере, в которой он адекватно интерпретируется и понимается людьми.
  • определении, что множественные языки праздника – вербальные и визуальные, создают текст особой сложности, которая углубляется цветовыми и световыми кодами, каждый из которых имеет и информационный, и семиотический смысл. При этом на уровне индивидуального восприятия праздник предельно унифицирует упрощает смыслы и доводит их до символического массового понимания, что демонстрирует его природу, которая и способствует объединению всех присутствующих;
  • выявлении того, что в совокупности средств унификацированных смыслов, включается смех как особая специфическая черта, преобразуемая в семиотическую качественную категорию. Специфика «смехового понимания» связана с этническими традициями, оно всегда целостно и избыточно;
  • обнаружении и исследовании сущности атмосферы праздника, каковое предстает как особое эмоциональное поле, что одновременно есть эмоциональное основание праздника, его сердцевина, средство воздействия, все компоненты которого формируют безусловное притяжение внутренних компонентов и людей, как носителей и трансляторов полученного и усвоенного настроя; и переводит общее состояние в состояние мощной гедонистичности, усиливаемой волновыми эффектами социального пространства праздника.
  • установлении, что природа праздника способна значительно повлиять на изменение культуролого-антропологических параметров человека, в частности, трансформации мышления, которое меняется в избыточное целостное понимание, характеризуемое как радость познания. Выстроенность последнего по субстанциальным и процессуальным параметрам, позволяет личности свободно вхо­дить в культуру, расширять степень творческой свободы.
  • выявлении, что трансформации мышления, способствует праздничное воображение как особый тип творческой способности, реализуемый в процессах создания новой реальности, в котором совершается переход от духовного к материальному и обратно;
  • установлении феноменологии воображения, каковое выступает во взаимосвязи с практикой творчества, реализуемой в момент дистанцирования от конкретной реальности. Личностные трансформации приводят к формированию мощной интракультурной компетентности, которая позиционирует себя как в межнациональной, так и в межстратовой палитрах;
  • утверждении, что праздник и праздничная атмосфера, формируемая им, может трактоваться как специфическая лаборатория, преобразующая человека в целостную, позитивно ориентированную личность, способную многократно увеличивать и демонстрировать свои новые качества и способности.

Методы исследования представляют собой комплекс межлисциплинарных подходов, включающих в себя: историко-системную и междисциплинарную компаративистику; герменевтические методы исследования, методы синхронно-диахронного анализа, методы структурализации и традиционализма, архитектонико-функциональные, типологические, психологические, семиотические, синергетические методы «нелинейных систем».

Теоретическо-практическая значимость исследования.

Культурно-антропологические основания праздника в представлены в совокупности семантико-семиотических аспектов, выраженных разными формами и в статике, гомогенности, и, одновременно, динамике взаимодействия их в условиях массового праздника.

Результаты исследования могут использоваться в качестве концептов дальнейшего развития антропогенного наклонения праздника как мощного этнофора культуроформирования и стать основой для их углубленного изучения. Использование данных исследования в процессах выстраивания и развития интеркультурной компетентности может способствовать разработке качественных социальных прогнозов развития социума и личности. Материалы исследования могут быть использованы при ведении курсов в высших и средних учебных заведениях: «Философия», «Философия культуры», «Культурология», «культурная антропология», «Социология культуры».

Положения, выносимые на защиту:

  1. Культурно-антропологические основания праздника в семантико-семиотическом понимании вскрывают сложность и многоранность самого феномена праздника, понимание чего создало множенные концепции его трактования. Праздник как миропонимание, морфологическое направление, «трудовая», мифологическая, игровая, обрядово-зрелищная концепция, понимание праздника «как текста культуры» (М.М. Бахтин) и др. В последнем он выступает как результирующая форма труда, позиционирует народный идеал жизни, где сама жизнь эстетизирована, оформлена игровым способом, и является особой формой культуры с определенными признаками и категориями развития.
  2. Структурно-функциональный метод исследования позволил выявить чрезвычайную многопластовость предмета исследования. В действии праздника совокупно участвуют визуальные и вербальные средства, представляющие связную последовательность кодов и символов, подчиняющихся нарративам, сюжетам, фабулам, мифологем и др., в которых знаковые системы содержат иконические, знаки-индексы, знаки-символы, маски и др. кодирование содержания. Семиотика маски – необходимый атрибут праздника, позволяющий вести жизнь, независимую от конвенциальных категорий социума. Основа праздничного знака- пространственно-визуальный, где все (предметы, люди) принимают на себя роль знака искусства, приобретают в течение действа черты, свойства и особенности, которыми в реальной жизни не обладают. В результате пространство праздника становится символическим, маска позиционирует систему нарративов, метарассказов, позволяя наиболее свободно выражать свои взгляды на мир.

3. Функциональные особенности праздника выстраиваются в смысловые блоки, обозначенные рядом полифункиональных конструктов, выполняющих определенные действия и воздействия на окружающих. Структурно-функциональный комплекс выстроен как : Игровая функция выступает как одна из важнейших, будучи средоточием свободной жизнедеятельности, ориентируется на усовершенствование самого человека и развитие культуры.

Функция социализации реализует культурную универсальность, позволяя на фоне высокого эмоционального подъема предельно ясно и стойко усваивать жизненноважные мировоззренческие позиции. Эстетичность праздника организует и переоформляет время человеческой жизни, внося в нее элементы полноты, удовлетворения и гармонии, соизмеряя ее с жизнью общества и с жизнью природы.

Адаптивно-компенсаторная направленность праздника связана с удовлетворением социально-психологических потребностей. Праздник возмещает запретные в будни удовольствия. Функция снятия этических регламентаций позволяет смягчить или снять этические нормативы, которые могут приводит как к позитивно выстроенному раскрепощению человека, так и выливаться в негативные и криминальные формы, отслеживаемые социум. В празднике целесообразно выделять ядро институционализированных элементов, распределенных по группам и подгруппам сообще­ства более частными субкультурными композициями, специфичность которых оп­ределяется многими факторами.

4. Понимание праздника как текста культуры выводит его в плоскость семиосферы, в котором все имеет знаковую форму и обусловлено как социально-культурными факторами, так и неоднозначностью трактовок и интерпретаций информа­ции, получаемой с помощью традиционных методов культурологического исследования. Потенциальная инвариантность текста определяет его креативный потенциал. Будучи произведением людей, он отражает особенности сознания и мышления носителя определенной куль­туры. Множественные языки праздника, обилие ярких цветов, блесток, фейерверков и др. на праздниках – создает приподнятое радостное настроение, усиленное обонятельными кодами – языками, которые в совокупности настраивают присутствующих на соответствующий лад. Эстетическая (украшательская) компонента праздника как компонента текста, обеспечивает укоренение аксиологического состава бытия на уровне образов, смыслов, норм, ценностей, целеполаганий, унифицируя и упрощая доминантные смыслы.





5. Механизмом унификации смыслов становится смех как семиотическую качественную категорию, где смеховое понимание трактует их как неаддитивное единство, где смысл целого намного превышает совокупный смысл его составляющих. Соответственно смех есть не просто понимание, а особое его качество - радость понимания, понимания целостного, избыточного.

Видов и форм смеха чрезвычайно много, в праздничной атмосфере часто звучит «беспричинный смех» - это ликующий смех человеческого здоровья, пе­реполненности жизненными силами, радости существования, характерный, прежде всего, для детского мировосприятия или юности, наполненной новыми, сильными чувствами. Реак­ция каждого отдельного члена группы может вызываться разными комически­ми причинами, но общий смех подразумевает новый, социальный уровень по­нимания - взаимопонимание, являющееся признаком сплочения коллектива, дружеского участия и неформального равенства.

6. Семантика общего веселья, смеха приводит (или является первопричиной) к его мощной гедонистичности. Это осуществляется на уровне визуального любования, эмоционального наслаждения, и комплиментарной коммуникативности, и позитивной энергийности и др., что в совокупности приводит людей в состояние близкое к состоянию социофизиологического удовольствия. Эти состояние можно охарактеризовать как возможность замещения эмоциональных доминант.

В празднике создается особое эмоциональное поле, которое одновременно и есть эмоциональное основание праздника, так как сердцевина его находится в самой его природе, транслируется через сценарий, предпраздничные предвкушения, мотивации, ориентацию на праздник. В нее включаются и из нее проистекают: 1 – эмоциональная позитивная установка на факт праздника; 2 – визуальное любование красотой праздника; 3 – вербальные удовольствия; 4 - коммуникативные – комплиментарные – оценочные удовольствия, 5 - понимание смысловых особенностей праздника, юмор и смех; 6 - усиление полевыми его особенностями; 7 – эмоциональная эффективность праздничной атмосферы.

В силу этого, эмоциональное гедонистическое поле - это ситуация взаимодействия, порождающая новое надындивидуальное (системное) качество. В результате не отдельные элементы, а совокупность последних предопределяет поведение человека, которое в свою очередь превращается в элемент поля, размывая границу между причиной и следствием, субъектом и средой.

7. Семантико-семиотическая природа праздника влияет на культурно-антропологические параметры человека, в том числе - трансформации мышления. Праздник, как текст культуры, вырабатывает особые критерии мышления как избыточного, радостного понимания, свойственного целостному. Все мыслительные действия выстраиваются как способы понимания смыслов, восстановления или создания их новых вариантов, созидаемых общей праздничной атмосферой оживления, радости, ощущения могущества и свободы. Поэтому процесс мышления выступает не как доминанта, а как встроенная в общую атмосферу и совершенно гармоничная деталь, которая лишь усиливает общий гедонистический фон происходящего. Здесь оно естественным образом проходит через этапы возникновения, развертыва­ния, обогащения, угасания, трансформации понятого в независимую целостность, «сотворенный мир», субстанциональную самодостаточную структуру. Более того, праздничный процесс характеризуется замещением смыслов в категориальные смыслы. Возникновение и закрепление последних, их укоренение в языке и сознании превращает их в метасмыслы, метапонятия, метаобразы, усиленные эффектами полевых структур. В результате, из праздника личность выносит совершенно твердые убеждения относительно конкретных смыслов, поступков, явлений, которые преобразуются в нормы индивидуальносубъективированной картины мира. Процесс мышления, таким образом, подитоживает семантику праздника в единую канву, где в качестве техник когнитивного понимания, используется атрибуты праздничного поля = распредмечивающего по­ниманию, которое восстанавливает процесс мыследействия.

При этом рефлек­сия участников обращена на семантику праздника и на опыт участников. Глобальная суть его - научение рефлексии, которае позволяет человеку понимать самому. Трансформация мышления, происходящая в праздничной атмосфере, дает человеку ключ к технологии радостного понимания и мыследействия, которое он может плодотворно использовать в повседневной культуре.

8. Трансформация мышления основывается на праздничном воображении как особом типе творческой способности, реализуется в процессах создания новой
реальности, в которой материализуются образы воображения, совершается переход от духовного к материальному.

Воссоздающее воображение праздничной «предметности» получает свое своеобразие благодаря уникальной пространственно-временной конфигурации «здесь» и «теперь». При этом, пространство праздника - пространство реального, часто непредсказуемого действия, сконцентрированное вокруг непосредственных жизненных интересов, пронизанных конкретными индивидуальными или социальными чувственно-эмоциональными значениями. Когнитивность его настолько высока, что «здесь» и «там» выступают как свойства объектов, которые могут быть разрушены перемещением вещи с естественного места на другое. То есть, воображение трансформируется в творческое, что пред­полагает самостоятельное создание новых образов, которые реализуются в оригинальных и ценных продуктах деятельности. Вызванное конкретной праздничной ситуаций творческое воображение остается неотъем­лемой стороной технического, художественного и любого иного творчества, принимая форму активного и целеустремленного оперирования наглядными представлениями в поисках путей удовлетворения потребностей.

Развитие воображения в праздничной среде предполагает преодоление отчуждения человека от культуры. Моделирование условий для его развития на основе триединства принципов: игры, образно-эмоциональной и двигательно-ритмической доминант жизнедеятельности, позволяет схему поэтапного развития воображения, что соединяет иррациональное и рациональное постижения мира, открывает возможность воображению для созидания и конструирования духовной реальности, что дает возможность для самоопределения личности как самотворящей.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.