авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

Миф как этос культуры в россии xix-xx веков

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

СМАЗНОВА ОЛЬГА ФЕДОРОВНА

МИФ КАК ЭТОС КУЛЬТУРЫ

В РОССИИ XIX-XX ВЕКОВ

Специальность 24.00.01 – теория и история культуры

(философские науки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора философских наук

Великий Новгород – 2009

Работа выполнена на кафедре философии государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого».

Официальные оппоненты:

доктор искусствоведения, профессор Мосолова Любовь Михайловна;
доктор философских наук, профессор Прокофьев Андрей Вячеславович;
доктор философских наук, профессор Хлевов Александр Алексеевич.
Ведущая организация Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств.

Защита диссертации состоится ______________ в ____ часов на заседании диссертационного совета Д 212.168.06 по защите диссертаций на соискание учёной степени доктора наук при Новгородском государственном университете имени Ярослава Мудрого по адресу: 173014 Великий Новгород, Антоново, Гуманитарный институт, философский факультет, ауд. 313.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого.

Автореферат разослан «____» ________________ 2009 года.

Учёный секретарь

диссертационного совета

кандидат философских наук,

доцент Маленко Сергей Анатольевич

I. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Актуальность темы связана культурным и антропологическим кризисом, дроблением и неопределённостью мировоззрения личностей и групп на фоне чрезмерного усложнения социокультурной среды, о котором предупреждали теоретики постиндустриального общества и исследователи культуры постмодерна. В этих условиях объективно констатируется повышенное внимание общества к религии, мифологии, «традиционной культуре». Оно сочетается с возрастанием роли политической идеологии, которая начиная с эпохи Нового времени выступила мировоззренческим ориентиром массового сознания, а в XX столетии к тому же стала уверенно рассматриваться как продукт нового, рационализированного и технологизированного, мифотворчества. Вместе с тем, возникло мощное интеллектуальное движение «ремифизации» и «ресакрализации», сторонники которого, то сближая, то противопоставляя идеологию и миф, ратуют за восстановление мифического мироощущения личностей и коллективов (наций), лелея надежды на возврат гармонии человека и мира после разрушительной эры технократии. Неутихающие дискуссии вокруг этого «нового мифотворчества» и «социально-политических мифов» заставляют задуматься о взаимоотношениях религии, идеологии и мифа как тождественных, преемственных или всё же соперничающих способов конституирования картины мира. Каковы функции мифотворчества в обществе, и выступает ли мифическое неотъемлемым элементом социокультурных процессов? Является ли сейчас миф (мифология) средством смыслосозидания и инструментом разрешения идейно-ценностных, культурных или социально-политических коллизий? Эти вопросы нуждаются в аргументированных ответах, поэтому анализ сущности мифического, описание процессов мифотворчества и роли мифа в культуре являются, несомненно, востребованными. В России процессы глобализации и постмодернизации переживаются не менее остро. Хаотизация социокультурного пространства в постсоветский период и настойчивые поиски ценностного синтеза в начале XXI века требуют углублённого изучения феноменов иррационального в недавнем прошлом русской культуры.





Несомненно, вопрос о сущности мифического – фундаментальная проблема современной философии, уже склоняющейся к признанию культурной константности мифотворчества. Но до сих пор исследование этой проблемы не привело к отчётливому вдению единства характеристик мифа (мифа древнего и современного), и природа мифического остаётся проблемой, не вышедшей на высокий уровень теоретического обобщения. Поэтому актуальность исследования также связана с кризисной ситуацией, которая сложилась в области изучения мифического.

Кризис в научно-гуманитарном и философском познании мифотворчества обнаруживается, в частности, в беспорядочном словоупотреблении, дискредитирующем научную ценность термина «миф». С одной стороны, миф изучается и воспринимается исключительно как отжившая, архаическая форма мировоззрения. С другой – никогда ещё использование термина «миф» применительно к современным ситуациям не было настолько убеждённым и вездесущим. «Разоблачение мифов» в масс-медиа и научно-гуманитарной литературе – общепринятая практика, придающая периоду второй половины XX – начале XXI столетия поистине статус «золотого века» мифа. Вместе с тем, слова «миф», «мифотворчество», всё настойчивее прилагаемые к разнообразным явлениям действительности и всё чаще появляющиеся в заголовках научных, научно-популярных и публицистических работ, как правило, играют роль оценочного флажка, отмечающего нечто неразумное, ошибочное, деструктивное, в лучшем случае «бессознательное». А потому, поименовав культурное событие, процесс или факт коллективного сознания «мифом», авторы всего лишь заявляют об остроте какой-то социокультурной проблемы, требующей осознания и углублённого изучения (в этом смысле говорят о «разоблачения мифов») – и именно поэтому речь идёт не о мифическом как таковом.

Чаще всего термины «миф», «мифология» употребляются в публицистически-политологических изданиях. Именно на их долю, по понятным причинам, приходится наиболее активное некритическое, методологически неподкреплённое, «вольное» отождествление мифа и легенды, стереотипа, политической манипуляции, фактографической ошибки – то есть всего, что нуждается в исправлении и «развенчании». Но такое положение дел, вполне приемлемое в рамках повседневного обыденно-интеллектуального общения, часто определяет и направление научных работ, в которых подобная терминологически-методологическая вольность является уже существенным изъяном. Распространённость переноса «методологически облегчённой» терминологии в сферу гуманитарного (в том числе философского, культурологического) знания свидетельствует о неблагополучном состоянии проблематики, невзирая на её кажущуюся популярность. Мифическое, царствуя только в заглавиях трудов, оказывается на задворках исследовательского интереса. Оттенок обыденного мифоразоблачительства существенно снижает научную ценность многих мифоведческих исследований и позволяет говорить о научно-теоретической и научно-просветительской актуальности новых попыток теоретизации.

Ситуация культурного кризиса и связанные с ней процессы мнимой или подлинной неомифизации, с одной стороны, и терминологически-концептуальный хаос в мифоведческих исследованиях, препятствующий выработке единого взгляда на роль мифического в культуре, – с другой обусловливают востребованность диссертационной проблематики. В России она приобретает особое звучание. Опыт теоретического осмысления иррациональных культурных феноменов в отечественной культурфилософии невелик. Повышенный интерес к теме «мифа» возник в постсоветский период, и состояние концептуальной разноголосицы, присущее западному мифоведению, было воспринято и многократно усилено в отечественной культурологической и философской литературе последних двух десятилетий. В свою очередь, история коллективного мифотворчества и роль мифа в русской культуре новейшего времени, XIX-XX столетий, – предметная область, требующая особого внимания, поскольку прояснение мифических аспектов отечественной культуры необходимо для прогнозирования национальных перспектив.

О запросе современного российского общества на «истолкование мифического» свидетельствует активное, хотя и локальное, внедрение мифоведческой терминологии и проблематики в образовательные программы высшей школы. Историческое сознание и историческое мифотворчество, «технологии создания мифов» и «дешифровка политических и социальных мифов», мифотворчество и неоязычество современности – неполный перечень тем, предлагаемых к изучению при подготовке и повышении квалификации специалистов в области культурологии, истории, журналистики, социологии. Поэтому недвусмысленно заявленные нужды российской образовательной практики также указывают на неотложность выработки устойчивых методологических принципов познания мифического как целостного феномена и их применения к изучению культурных процессов в России.

Степень разработанности проблемы. Роль мифического в культуре – не новый предмет гуманитарного познания.

Отчётливый, но кратковременный интерес к мифу (к античной мифологии) возник в уже эпоху Возрождения, не приведя, однако, к важным исследовательским результатам. В Новое время миф воспринимался как маргинальная форма культурного творчества и призван был служить удобным объектом рационалистической критики в её борьбе за искоренение иррациональных явлений. Однако в произведениях Ф.Бэкона, как и в трудах авторов Возрождения (например, Н.Макиавелли), содержалась своеобразная апология если не мифа как такового, то его исторически определённых сказовых воплощений, шедшая по пути обнаружения морального содержания, заключённого в аллегорическую и метафорическую канву. Это можно считать предпосылкой для реабилитации мифического как предмета исследовательского внимания, которая была осуществлена в начале XIX века под влиянием европейского романтизма. Ф.Шлейермахер и Ф.В.Й.Шеллинг внесли в изучение мифологии обобщающе-теоретический взгляд: для них миф, мифотворчество, мифология – явления религиозности, постигаемой не только в конфессиональной, но и до-конфессиональной ипостаси, изучение мифического невозможно без выяснения вопроса о специфических чертах мифического сознания как религиозно-мифического жизнечувствования. Кроме того, в философии мифологии Ф.В.Й.Шеллинга миф рассматривался как феномен, конституирующий способ жизни культурного коллектива. Эти исследовательские установки и стали источником философского мифоведения в XX столетии, отражаясь в трудах наиболее влиятельных зарубежных и отечественных исследователей мифа и мифического сознания – Э.Дюркгейма, З.Фрейда, Л.Леви-Брюля, Вяч.И.Иванова, Андрея Белого, К.Ясперса, Э.Кассирера, М.Мосса, В.Я.Проппа, К.Леви-Строса, А.Ф.Лосева, Р.Барта, К.Г.Юнга, Дж.Кэмпбелла, М.Элиаде, Я.Голосовкера, Е.М.Мелетинского, Ю.М.Лотмана, В.Н.Топорова, К.Хюбнера, А.М.Пятигорского.

Тем не менее, единого взгляда на сущность мифа, который позволил бы установить природу мифотворчества и прояснить его роль в социокультурных системах современности, не существует. Более того, в XX веке отчётливо обнаружилась ключевая проблема, от решения которой зависит возможность изучения мифотворческих процессов в современной культуре. Миф и мифология (мифическая речь) не совпадают, непосредственно дана лишь мифология, мифоговорение: это создаёт методологическую трудность – что следует изучать, выстраивая культурфилософские программы мифоведения?

Существует альтернатива: подвергать критике (Э.Б.Тайлор), структурированию (В.Я.Пропп, К.Леви-Строс) и реконструкции (К.Г.Юнг, М.Элиаде, К.Хюбнер) сообщения, содержащиеся в мифологии, её предметах, темах и сюжетах – или, пренебрегая внешней стороной мифоговорения, исходить из культурных и антропологических оснований самй мифотворческой способности. Первая линия мифоведения не проблематизирует процесс понимания мифологий, отождествляя их с более или менее явным и объективно-читаемым сообщением. Но тогда попытки исследования современного мифического сознания могут осуществляться только по проторённой колее сравнительно-исторического анализа и проведения аналогий между современными массовыми убеждениями или тематизациями социально-политического дискурса, с одной стороны, и этнографическими наблюдениями и тематизацией архаической мифологии – с другой. От этого не свободны основополагающие для современного изучения мифа труды Э.Кассирера, К.Г.Юнга, М.Элиаде, К.Хюбнера. Такая ретроспективно-компаративная методика, оставляя без внимания проблему нетождественности мифического сознания и мифологии (мифической речи), в своей упрощённой трактовке предполагает прямое уравнивание мифического с искажённым пониманием реальности, заблуждающимся сознанием масс. При этом исследование мифического подменяется обнаружением ошибок и стереотипов обыденного мышления, для которых могут быть найдены социально-психологические, исторические, экономические, технологические (масс-медийные) и иные причины. Это узкое и культурологически бесплодное вдение задач характерно для того понимания мифа, которое стало господствующим во второй половине XX века. Среди отечественных авторов, в той или иной степени разделяющих эти принципы изучения мифического, – П.С.Гуревич, К.С.Гаджиев, Г.В.Осипов, Ю.М.Антонян, И.И.Кравченко, Н.И. Шестов, С.Г.Кара-Мурза, А.Е.Щербаков, Н.Г.Щербинина, Л.Е.Бляхер, И.В.Воробьёв, Т.А.Апинян, А.В.Ульяновский, Е.В.Надеждина, Р.А.Зобов, В.Н.Келасьев, Ю.В.Пущаев и многие другие. Рост количества монографических работ и диссертаций, защищаемых по проблематике мифа, мифотворчества и мифологии на протяжении последнего десятилетия (1998-2008 гг.) в нашей стране, в значительной степени демонстрирует некритическое воспроизведение этой гносеологически-разоблачительной модели мифоведения. Мифотворчество рассматривается как то, что «искажает реальность», создаёт «мир симулякров, неподлинной реальности», служит политической манипуляции – и в этом смысле само по себе неинтересно. Являясь номинальным предметом исследования, мифическое на самом деле заслонено вниманием к установлению «подлинной реальности». В этих границах роль мифа в современных культурах однотипна (негативна), и изучение мифизаций и мифологизаций на примере национальных культур к познанию сущности мифического ничего не прибавит.

Вторая исследовательская линия подвергает сомнению исключительную сосредоточенность традиционного мифоведения на изучении мифологии и попытках усмотреть её сюжетно-тематическое соответствие в феноменах современности. Следует установить сущность мифического, постичь специфику мифического мировосприятия путём идеальной «реконструкции» мифического сознания. Лишь после того, как вопрос о сущности мифического прояснён, уместно говорить о современном мифе и его роли в культуре. Истоки этой позиции – в концепциях Ф.Шлейермахера и Ф.В.Й.Шеллинга, А.Бергсона, Л.Леви-Брюля, А.Ф.Лосева, Вяч.И.Иванова, Р.Барта, В.Н.Топорова. Её развитие прослеживается в работах таких авторов, как И.Т.Касавин, А.И.Олексенко, В.Г.Щукин, В.М.Найдыш, О.А.Жукова, В.Л.Афанасьевский, М.Могильнер, С.Бойм, Б.Розенталь (B.G.Rosenthal), Дж.Рифкин (J.Rifkin), П.Козловски и др. Здесь подразумевается или прямо обосновывается различение мифического сознания и мифологии как его внешней, исторически условной речевой и образной манифестации. Это сделало возможным методологически прозрачное использование термина «миф» применительно к социокультурным феноменам. Именно эта исследовательская линия содержит реализованные и ещё не использованные возможности широкого истолкования мифа как этической и мировоззренческой доминанты культуры, примыкая тем самым к периферийной версии мифоведения, основывающейся на идее «большого мифа культуры» О.Шпенглера, Ж.Сореля, К.Шмитта и русских символистов начала XX столетия. По отношению к этой исследовательской стратегии преемственна новейшая, преимущественно американская, литература, посвящённая исследованию «национальной мечты» – работы Дж.Гарднера (J.W.Gardner), Р.Фарли (R.Farley), Д.Разера (D.Rather), Дж.Рифкина, К.Ньюман (K.S.Newman), выступающая не только свидетельством активной философской саморефлексии нации, но и средством углублённого изучения сущности иррационального (мифического, религиозного) и его трансформаций в культурах современного типа. В этом смысле умножение знаний о многообразии национальных «ликов» мифического представляет собой единственно возможный способ исследования роли мифа в современной культуре.

К исследованию мифического в русской культуре обращались Андрей Белый, А.Ф.Лосев, Н.А.Бердяев. В.Н.Топоровым изучались феномены «петербургского мифа» и «миф русского аполлинизма» в России XVIII-XX столетий, В.Г.Щукиным, Е.Е.Дмитриевой, О.Н.Купцовой – мифопоэтическая основа дворянской культуры, С.Бойм, Б.Г.Розенталь – устойчивые «мифологические» структуры повседневности и их идейные (философские, литературные, идеологические) подкрепления в советской России; М.Могильнер – «мифология» радикальной интеллигенции в России начала XX века; Л.Е.Бляхер, К.С.Гаджиев, С.Г.Кара-Мурза, Г.В.Осипов, В.С.Полосин, Н.И.Шестов сосредоточивались на так называемой «политической мифологии» в коллективном сознании россиян; и т.д. Тем не менее, для существенной части исследований мифического в русской культуре характерна уже отмеченная методологическая и терминологическая разобщённость и ограниченность. Миф рассматривается как набор коллективно принятых идей или как социально-типический образ героя эпохи, при этом совершенно упускается из виду культуроформирующая (конституирующая) функция мифа и определённость его внутренней структуры, задающей форму и направление развития культуры. Миф как этос культуры, как её «протонормативное единство» ещё не становился предметом исследовательского интереса.

Что именно следует считать мифическим в русской культуре и каким образом возможна идентификация мифического в культурах современного типа – ответ на этот вопрос предполагает выработку дефиниции мифического и, вместе с тем, обращение к «эмпирическому» материалу конкретно-исторического типа культуры. Активное обнаружение «мифического» в русской культуре XIX-XX столетий, засвидетельствованное плодотворностью уже проведённых культурфилософских изысканий в этой области, указывает на неординарную «чувствительность» русской культуры к феноменам мифотворчества. Это означает, что изучение мифического в России XIX-XX веков способно привести к обнаружению новых проекций мифа и новых возможностей концептуального синтеза в мифоведении.

Новизна, сложность и комплексность темы диссертационного исследования диктует необходимость разграничения изучаемых и привлекаемых источников на четыре неравноценные части.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 



Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.