авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 |

Интерпретации произведений н.в. гоголя в российской книжной иллюстрации xix–xx вв.

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Син Хе Чо

ИНТЕРПРЕТАЦИИ ПРОИЗВЕДЕНИЙ Н.В. ГОГОЛЯ В РОССИЙСКОЙ

КНИЖНОЙ ИЛЛЮСТРАЦИИ XIXXX вв.

Специальность 24.00.01 – теория и история культуры

АВТОРЕФЕРАТ

Диссертации на соискание ученой степени

кандидата культурологии

Москва 2011

Работа выполнена на кафедре истории и теории культуры факультета истории искусства Российского государственного гуманитарного университета

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Г.И. Зверева

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Л.Г. Березовая

кандидат искусствоведения

Е.В. Грибоносова

Ведущая организация: Московский государственный

университет культуры и искусства

Защита состоится «19» декабря 2011 г. в 14:00 часов на заседании диссертационного совета Д.212.198.06 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Российском государственном гуманитарном университете по адресу: 125993, ГСП-3, Москва, Миусская площадь, д. 6, ауд.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Российского государственного гуманитарного университета по адресу: 125993, ГСП-3, Москва, Миусская площадь, д. 6.

Автореферат разослан «15» ноября 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат культурологии С.А. Еремеева

ОБШАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы

Проблема взаимосвязи классического литературного текста и его визуальной интерпретации интересует исследователей культуры, начиная с эпохи Просвещения и до наших дней. Вне зависимости от времени в литературном тексте обнаруживаются черты «живописности», а живопись и графика используют литературные образы и сюжеты. Изобразительное искусство всегда сопровождало литературу, откликалось на ее творения раньше, чем другие виды искусства в силу своей меньшей «вещественности», «материальности». Феномен книжной иллюстрации требует его детального рассмотрения в контексте истории мировой культуры. В частности, в России книжная иллюстрация признана значительным художественным явлением, получившим название «искусство книги»1. Книжные иллюстрации играли (и продолжают играть в наши дни) важную роль в интерпретации литературных произведений, участвуя в процессе их оценки и критики.

Иллюстрация – это изобразительное толкование поэтики вербального текста, который стал поводом для творчества художника, применившего свое мастерство к литературному материалу. Книжная иллюстрация в качестве интерпретации конкретного текста иногда считается чем-то вторичным, подчиненным, иногда – особым произведением искусства, показателем мастерства иллюстратора. И только если возникает гармония между идеями писателя и художника, иллюстрированная книга как их общее детище приобретает новую глубину и смысл.





И большой писатель, и настоящий художник способны чутко воспринимать настроения своей эпохи, интуитивно предвидеть назревающие перемены и кризисы. Свое видение они передают и посредством стиля и композиции литературного произведения, и средствами цветового или графического решения иллюстраций. Создавая художественный образ, творец сознательно или бессознательно предполагает его воздействие на публику. Художник пишет свои произведения кистью и красками, оживляя их оригинальными колерами, а писатель пользуется пером и словами, «раскрашивая» свое произведение неординарными оборотами или характерным почерком мастера. Смысл любого цельного произведения часто раскрывается именно благодаря симбиозу литературы и изобразительного искусства. Однако в наше время эти два вида творчества в большинстве случаев рассматриваются как самостоятельные формы презентации идей и образов данной эпохи. В этом смысле исследование по данной теме оказывается одной из главных задач культурологической и искусствоведческой сферы.

В диссертационном исследовании рассматривается взаимосвязи вербального и визуального искусств на примере книжной иллюстрации XIX–XX вв. к произведениям Н.В. Гоголя. Выбор темы обусловлен тем, что в настоящее время заметно возрастает интерес к Гоголю не только как к писателю, но и как к деятелю русской культуры, значение которого невозможно переоценить. Поэтика Гоголя полнее раскрывается посредством анализа иллюстраций к его произведениям.

Степень разработанности темы

В изучении данной темы можно выделить несколько направлений исследования. Одно из них связано с обсуждением проблем симбиоза художественной литературы и изобразительного искусства (живописи, графики, книжной иллюстрации), а также концепцию иллюстрации как синтеза искусств в области русской культуры. Некоторые аспекты данной темы в России во второй половине XIX – начале XX века обсуждались в литературной критике и искусствоведении (В.Г. Белинский и В.В. Стасов, С.П. Дягилев, А. Блок, А. Белый, Ю.Н. Тынянов, Н.Э. Радлов и др.). Так, А. Блок и А. Белый полагали, что симбиоз литературы и изобразительного искусства составляют важное свойство русской культуры. Как писал А. Блок: «Неразлучны в России живопись, музыка, проза, поэзия, неотличимы от них и друг от друга – философия, религия, общественность, даже – политика»2. По убеждению А. Белого, «каждая форма3 искусства не совершенно замкнута. Элементы, присущие всем формами, причудливо переплетены в каждой форме»4.

Иная позиция представлена в аналитических работах Ю. Тынянова, И. Грабаря и Н.Э. Радлова, которые с сомнением относились к ценности подобного симбиоза литературы и художественных иллюстраций. В соответствии с этой позицией иллюстрация как особый вид творчества достаточно ограничена в правах и оценках, а первенство в проявлении смысла произведения принадлежит писателю. Когда живописец прибегает к чисто литературным приемам, он всегда оказывается неизмеримо слабее писателя5. И. Грабарь полагал, что книжная иллюстрация играет второстепенную роль и зависит от выбора автора текста; зачастую она просто отражает сюжетную линию произведения, все ее переломы – завязку, кульминацию, развязку. Обратный вариант – картина или портрет становятся предметом или художественной деталью литературного произведения6. Анализируя взаимоотношение литературы и изобразительного искусства в качестве «симбиоза этих двух организмов», некоторые авторы подчеркивали принципиальное различие между этими двумя видами творчества. Например, художник Н.Э Радлов относился к иллюстрации двойственно. Он полагал, что иллюстрация, находясь в связи с художественным текстом, должна быть не только её неотъемлемой частью, но и полностью подчиняться стилю и характеру произведения.

Другое направление составляют работы русских художников-иллюстраторов, посвященные иллюстрации как таковой (Д.С. Бисти, О.Г. Верейский, В.В. Медведев и В.А. Фаворский). В них проводится важная мысль о двойственной природе иллюстрации: с одной стороны, иллюстрация имеет собственную художественную значимость, и вместе с тем она неотъемлемый элемент книги. Так, в статье Бисти, Верейского и Медведева «Разговор об иллюстрации» функции, цели иллюстрации и роли, задачи художника-иллюстратора определяются с точки зрения его культурно-эстетического миссии.

В сочинениях «Об искусстве, о книге, о гравюре» (1986) и «О художнике, о творчестве, о книге» (1966) Фаворский – описывая личный опыт иллюстрирования, дает собственную характеристику книжной иллюстрации. Иллюстрация, по мысли Фаворского, не просто сопровождает текст, она является не чем иным, как своеобразной интерпретацией произведения. Художник должен передать сам стиль писателя, сам дух его произведений.



С другой стороны, Фаворский рассматривает иллюстрацию как главнейший элемент оформления книги как единого целостного организма. Различные элементы книги вместе составляют единое целое с собственно художественной составляющей7. При этом каждая книга является своеобразным отпечатком эпохи своего создания и отражает не только эстетические и стилевые признаки, но и личность создателей. Вместе с тем, исследуя проблематику графической иллюстрации, Фаворский утверждает, что свои ограничения графика может восполнить использованием линий разной толщины, переходами одной формы в другую, что придает иллюстрации своеобразный динамизм. Оформление художественной книги есть синтез искусств, наглядно демонстрирующий близость, родственность двух искусств – литературы и живописи.

Теоретические аспекты книжной иллюстрации рассматриваются в работах Л.О. Таракановой, М.П. Ельникова, А.А. Сидорова, Ю. Герчука. Так, в работе Таракановой «Антикварная книга» (1996) отражена история понятия «антикварная книга» на русской почве, прослежено изменение самого содержания термина, описана эволюция разных элементов книги, подробно исследованы исторический процесс развития книгоиздания в России. Вместе с тем подробно исследована такая общая и широкая проблема, как роль и функция книги в русской культуре.

М.П. Ельников в статье «Феномен книги» (1955)8 характеризует книгу как теоретико-гносеологический феномен, выделяя основные качественные элементы книги как системы. Объектами рассмотрения книги как интеллектуально-доховной системы становятся для автора понятия «состава книги», «структуры книги», «содержание книги».

Продолжая разработку этой темы, Ю.Я. Герчук в своей монографии «Художественные миры книги» (1989)9 исследует разные элементы книги (иллюстрация, шрифт, надпись) во взаимосвязи с разными эпохами, стилями, мировоззрением различных художников. Герчук показывает образцы книжного искусства во всем своеобразии их творческого решения. В другой своей книге «Искусство книги и искусство графики» он показывает специфику историю книжной иллюстрации как отрасли графики в контексте историей книги.

В работах «Искусство книги как синтез» (2002) и «Искусство романтической книги» (2004) А.А. Сидоров исследует феномен книги как произведения искусства, многообразные функции книги и книжной иллюстрации, художественность книги как искусства, необходимость и важность иллюстрации в книге.

Кроме того, в статье «Книга как объект изучения и художественные элементы книги» (2008) он определяет «внешний вид» книги в отличие от ее «формы». По мнению автора, различие между «внешностью» и «формой» есть различие между конкретным – эмпирическим, реальным, с одной стороны, и спекулятивным и идеальным с другой. «Внешность» - продукт техники и она всегда индивидуальна, а книжная «форма» - это художественный замысел и закономерное в отношении страницы одна к другой10.

Самостоятельную группу исследовательской литературы образуют книги и статьи, в которых дается анализ книжных художественных иллюстраций произведений Н.В. Гоголя. В монографии К.С. Кузьминского «Русская реалистическая иллюстрация XVIII и XIX вв.» (1937) история книжной иллюстрации рассматривается в контексте развития реализма в литературе и изобразительном искусстве. В своей работе Кузьминский дает оценку суждениям В. Майкова по поводу иллюстраций гоголевских произведений, сделанных Агиным.11 Кузьминский отмечает, в частности, что Майков считал необходимым для художника строго следовать тексту, используя метод «натуральной школы». Позиция Майкова согласовывалась с отзывами Белинского об Агине как о художнике, знающем Россию, то есть, по сути дела, как о художнике-реалисте, который был не просто иллюстратором, но и глубоким истолкователем и проводником поэмы «Мертвые души». По мнению Кузминского, значение агинских иллюстраций гоголевского произведения состоит в том, что они стали своеобразным историческим документом эпохи и своего рода образцом для работ российских иллюстраторов позднейшего времени.

Близкой по концепции Кузминского является монография Г.Е. Лебедева «Русская книжная литература XIX в.» (1952),12 выдержанная в духе утверждения идей социалистического реализма в искусствознании. В этой работе основной акцент сделан именно на реалистической социальной составляющей книжных иллюстраций Агина и Бернадского. Исходя из этой позиции, автор полагает поверхностными книжные интерпретации гоголевских образов художником Боклевским.

В статье «Герои Гоголя в русском изобразительном искусстве» (1952)13 Г. Стернин и А. Коростин подробно исследуют генезис и развитие гоголевской иллюстрации, отмечают ее связь с искусством театра, дают анализ некоторых наиболее выдающихся иллюстраций, прежде всего Агина, Боклевского, Шевченко, Репина, Маковского, Крамского, Петра Соколова, Павла Соколова, Грибкова, Берестова, Трутовского и др. Кроме того, авторы делают акцент на социологической стороне гоголевской иллюстрации. В статье прослежена эволюция восприятия Гоголя изобразительным искусством на протяжении девятнадцатого-двадцатого веков.

Интересной выглядит позиция Г.Ю. Стернина относительно значимости книжных иллюстраций А.А. Агина и Е.Е. Бернадского, которая представлена в его статье «Иллюстрации А.А. Агина и Е.Е. Бернадского к «Мертвым душам» Н.В. Гоголя» (1985). Автор обращает внимание на специфику графики этих художников в русской классической книжной иллюстрации. По мнению Стернина, эти иллюстрации глубоко погружают зрителя в художественную традицию девятнадцатого века и строго следуют пластическому мышлению своей эпохи14. В своей статье автор уделяет много места истории появления иллюстраций Агина и Бернадского и сложным взаимоотношениям между художниками и Н.В. Гоголем.

В отличие от Кузьминского, Г.Ю. Стернин не является совершенным апологетом реализма. Признавая важность ввода художниками читателя-зрителя в реалистический, «натуральный» план повествования, Стернин, тем не менее, полагает, что Агин и Бернадский оставили без внимания те смысловые пласты «Мертвых душ», которые трудно поддаются художественной визуализации. В частности, по его мнению, иллюстраторы прошли мимо сильных пейзажных картин, представленных в поэме «Мертвые души». Между тем, они могли быть стать хорошим материалом для художника-графика.

М. Петренко в статье ««Мертвые души» Н.В. Гоголя в творчестве А.А. Агина и П.М. Боклевского» (1988)15 ставит проблему адекватности художественного восприятия текста в искусстве XIX века на примере книжных иллюстраций Агина и Боклевского. Указывается на своеобразную «сценографичность» агинской иллюстрации, на способность иллюстратора передать характер персонажа через пластику, на психологизм агинской портретной иллюстрации. В то же время отмечена односторонность сатирической интерпретации гоголевских образов Боклевским, на вторичность иллюстраций Боклевского по отношению к иллюстрациям Агина.

Опубликованная в 1988 г. статья В.И. Мильдона «Поэтика Гоголя и иллюстрация»16 содержит наиболее конкретный анализ феномена гоголевских иллюстраций как художественного перевода литературных сюжетов и образов с языка литературы на язык живописи. С точки зрения Мильдона, эти иллюстрации выступают в роли своеобразного критического комментария к произведениям Гоголя, вскрывающего основы его поэтики. Особый упор исследователь делает на то, что иллюстрация открывает в книге «непрочитанные смыслы».

В статье «Гоголина Марка Шагала» (2005) 17 И.П. Золотусский обращает внимание на важные особенности иллюстраций гоголевских произведений этим художником. Автор отмечает внутренне родство Шагала и Гоголя, подчеркивая значимость комического в их творчестве. В частности, Золотусский указывает на специфику художественного представления Шагалом темы смерти в его иллюстрации «Похороны прокурора», где похороны выглядят как веселое представление. Автор неоднократно подчеркивает конгениальность Шагала Гоголю, его способность передавать само художественное пространство поэмы, видеть его и глазами Гоголя, и глазами персонажей поэмы.

Ю. Герчук в статье «Иллюстраторы и интерпретаторы» (2009)18 дает исторический очерк развития гоголевской иллюстрации как элемента русской художественной культуры с 40-х годов XIX в. по 30-е годы XX в. Дана характеристика проявлениям творческой индивидуальности Агина, Боклевского, Кустодиева, Шагала, Кардовского, Фаворского, Репина, Соколова через гоголевсую иллюстрацию.

Наше исследование опирается также на работы Ю.В. Манна: «Поэтика Гоголя» (1988), «Постигая Гоголя» (2005), «Творчество Гоголя: смысл и форма» (2007), «Гоголь. Судьба и творчество» (2009), И. Золотусского «По следам Гоголя» (1984), «Смех Гоголя» (2005) и А. Белого «Мастерство Гоголя» (1996). В этих работах характеризуется такие поэтические категории, как «амбивалентность образов», «карнавальность и фантастичность сюжетных линий», «типы персонажей» в гоголевских произведениях. Подробно освещаются такие важные «константы» гоголевской поэтики, как «миражная интрига», «фигура фикции», выявляются абсурдистские черты гоголевского мира, убедительно доказывается новаторство Гоголя в деле творческой переработки жанровой традиции плутовского романа.

Рассмотрение феномена иллюстрации как культурного текста нуждается в культурологическом объснении. Исследования интерпретации творчества Гоголя через книжную иллюстрацию в современной культурологической научной литературе представлены довольно слабо. Особенно это касается работ, в которых книжная иллюстрация рассматривалась бы теоретически, в плане синтеза литературного текста и изобразительного искусства в России. Творческому наследию художников-иллюстраторов посвящены только отдельные статьи в журналах, сборниках и различных интернет-изданиях.

Явно недостаточно изучены следующие проблемы: феномен иллюстрации как культурного текста; общие принципы взаимоотношения литературного текста с иллюстративным материалом; роль и место иллюстрации в истории русской культуры XIX – XX вв.; многообразие интерпретаций одного и того же гоголевского текста через различные книжные иллюстрации.

Объектом данного диссертационного исследования являются книжные иллюстрации произведений Н.В. Гоголя как феномен истории русской культуры.

В диссертации представлена эволюция гоголевской иллюстрации и выборочно проанализированы произведения наиболее значительных иллюстраторов Гоголя. Мы выбрали объектом подробного анализа работы четырех иллюстраторов: Агина, Боклевского, Лаптева, Шагала. Первые два – самые известные иллюстраторы произведений Гоголя в девятнадцатом веке, в то время как Лаптев и Шагал воплощают собой две разные тенденции в развитии гоголевской иллюстрации двадцатого века – реалистическую и авангардистскую. Сравнение иллюстраций этих художников девятнадцатого и двадцатого века позволяет понять содержание и характер изменений гоголевской иллюстрации.

Предмет исследования изменения подходов к интерпретации гоголевской поэтики у иллюстраторов его произведений на протяжении XIX –XX вв. Необходимо было, с одной стороны, проследить динамику гоголевской иллюстрации, ее углубление и усложнение, с другой стороны, обнаружить за этой динамикой черты преемственности.



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.