авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

Викторовна дворец в истории русской художественной культуры

-- [ Страница 6 ] --

Параграф 5.2. «Константиновский дворец в Стрельне: дворец конгрессов как топос гражданского общества». Дворцы конгрессов появились в европейских странах в конце 1970-х- начале 1980-х годов, в создании этих учреждений был использован опыт советской культуры и сформировавшегося в ней универсального общественного здания. Дворцы конгрессов должны были стать моделью гражданского общества, своеобразными центрами, или, как сказали бы в советское время, фор-проектами «настоящей демократии», в которой преодолен отрыв народа-суверена от своих представителей, облеченных правом принятия решений. Однако в постиндустриальной реальности, в ситуации стремительно нарастающего расслоения на бедных и богатых, гражданское общество стало формой существования только одного из двух полюсов – элиты.

В 2003 году в России появился свой Дворец Конгрессов – восстановленный Константиновский дворец в Стрельне. Сам процесс восстановления дворца и его новая жизнь репрезентируют политические принципы новой России. В свое время строительство крупных дворцово-парковых резиденций ознаменовано вступление России в «концерт европейских держав». Триста лет спустя забытый и заброшенный петровский дворец поднялся в буквальном смысле из руин, а его открытие было ознаменовано обсуждением возможностей вступления России в Евросоюз.

Если дворцы конгрессов преемственны по отношению к типу советского общественного здания, то восстановление Стрельнинского дворца демонстрировало опыт преодоления советской эпохи. То, что не удалось сделать прежней власти, совершила власть нынешняя. То, что разрушалось в системе плановой экономики и единого государственного финансирования, восстановлено на средства частного капитала, при помощи частной инициативы (этот источник финансирования подчеркивался СМИ). Историю дворца как бы начали заново, постарались «переписать» страницы неудач, запустения и разрухи, вызванные природными, социальными причинами или просто неблагоприятным стечением обстоятельств.

На роль топоса власти Дворец Конгрессов не претендует. Здесь проходят художественные фестивали, концерты, выпускные балы. Время от времени – встречи высокого международного уровня. Они строятся в том же духе – в модели светских раутов, являются, прежде всего, местом общения политиков, но не местом принятия решений. Новый дворец Конгрессов можно считать топосом, репрезентирующим гражданское общество постиндустриальной культуры.

В Заключении осуществляется обобщение результатов работы и обсуждаются перспективы дальнейших исследований. В наиболее общем виде выводы по данному исследованию могут быть сформулированы следующим образом.

Дворец это топос культурного пространства, смысл которого не исчерпывается рамками художественной сферы, но во многом задан сферой политического. Областью контекста, задающего смысловое поле художественных форм, следует считать способ легитимации власти, т.е. наиболее общие представления о природе власти, по отношению к которым в обществе царит согласие.



Макроисторическая типология дворцов, выработанная на широком историко-культурном материале, демонстрирует различные исторические формы взаимодействия художественной и политической сфер культуры. Их укорененность в сакральной сфере и синкретизм – в типе дворца-святилища эпохи Древности и Средневековья. Эмансипацию художественного в качестве референта сакрального и универсальность законов искусства, задающего формы репрезентации власти, – в типе дворца – произведения искусства, сложившегося в европейской культуре на переходе от Средневековья к Новому времени. Эмансипацию политики от универсальности художественного языка и становление инструментального отношения к искусству – в типе дворца-идеологемы в культуре Нового времени. Союз политического и художественного при инструментальном отношении к смысловой определенности в типе дворца-симулякра постиндустриальной культуры Новейшего времени.

Типы дворцов в истории русской художественной культуры демонстрируют особенности сложившихся в ней типов и смыслов власти. Принципы типологизации позволяют выделить во дворцах – резиденциях правителей или резиденциях органов государственной власти – архитектонические структуры, наиболее значащие для репрезентации власти.

Для княжеских дворов эпохи Средневековья наиболее значимым в сакрально-символическом смысле элементом пространства является церковь. Именно храм, больше чем другие постройки княжеского двора, позволяет увидеть провиденциальную перспективу, в которую оказалась помещена княжеская власть, благодаря принятию христианства. Символическая глубина средневековых представлений о власти может быть понята как потенциально бесконечная цепь конечных, т.е. вполне конкретных, аналогий. Образами, отсылающими к прообразам – к прецедентам мировой, Священной и собственной истории, – выступают как художественные формы храма, так и само посвящение, и его топография, и место в культурном ландшафте.

Эсхатологический контекст формирования абсолютной власти в русской культуре стал смысловой основой особой разновидности типа дворца-святилища – дворца-Иерусалима. Его вполне определенные художественные формы, отсылающие к образу Священного града, стали квинтэссенцией общего Иерусалимского текста русской культуры. Тип дворца-Иерусалима становится понятен и красноречив в сопоставлении с другими воплощениями образа Иерусалима – вербальными, пластическими, топографическими, архитектоническими, но «немеет» в сопоставлении с синхронным ему европейским типом дворца-произведения искусства.

Появление типа дворца-произведения искусства в русской культуре стало частью т.н. «семиотической реформы» Петра I. Освоение общих принципов регулярности и новых методов художественной деятельности не следует отрывать от «пересадки» на русскую почву целостной содержательной программы дворцово-паркового комплекса европейского типа, содержавшей в себе в свернутом виде целостный опыт риторической культуры. Репрезентация власти на европейском художественном языке стала для русской культуры освоением принципа универсальности законов искусства.

Переход от типа дворца-произведения искусства к дворцу-идеологеме лежал через дворец-метафору, в котором на языке универсальных законов искусства «проговаривались» актуальные политические сюжеты. Для отличения дворца-метафоры от дворца-произведения искусства крайне информативным оказывается легендарный контекст, сомнительный с точки зрения исторической достоверности, но убедительный в художественном отношении.

Если появление типа дворца-произведения искусство произошло в русской культуре позже на как минимум два столетия по сравнению с культурой европейской, то его «смерть» наступила практически синхронно. Основными причинами ухода этого типа дворца с исторической сцены стала не только исчерпанность идеи абсолютной монархии, но и появление феномена частной жизни, «рождение» личности – суверенной личности, осознающей в себе целый мир, и не нуждающейся в репрезентации. Дворец-идеологема появляется в культуре, в которой существует оппозиция внешнего/внутреннего, публичного/ приватного, общественного /личного.

Дворцы советской культуры стали итогом типа дворцов-идеологем, сформировавшихся в культуре Нового времени. Если адекватность воплощения политических идей языком архитектурных форм представляется спорной, то для самой структуры советского дворца – универсального общественного здания – идеология «настоящей демократии» как власти трудящихся была конституирующим моментом. Все то, что известно сегодня как требующая освоения концепция гражданского общества, уже было воплощено – в структуре архитектурного пространства советского дворца и в характере его деятельности. Анализ советских дворцов показывает не только надежды, возлагаемые на гражданского общество, но и его парадоксы.

В постсоветской культуре репрезентация власти строится в парадигме индустриальной эпохи, но механизмы постиндустриальной власти ставят под сомнение смысловую основу репрезентации.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях.

Научные монографии:

  1. Никифорова Л.В. Дворец в эпоху Барокко: опыт риторического прочтения. – СПб.: Астерион, 2003. – 200 с., ил. – 12,5 п.л.
  2. Никифорова Л.В. Дворец в истории русской культуры. Типологический анализ. – СПб.: Астерион, 2006. –336 c. – 22 п.л.

Научные статьи в научных журналах

и коллективных сборниках

  1. Никифорова Л.В. Поиски смысла в легкомысленном рококо.
    Опыт интерпретации истории интерьера // Пастораль в театре и театральность в пасторали. Сборник научных трудов / Отв. ред. Т.В. Саськова. — М.: МГОПУ, 2001. — С. 30 — 39. – 0,4 п.л.
  2. Никифорова Л.В. Трапезы при дворе Людовика XIV. К вопросу о картине мира в XVII веке // Философия пира. Опыт тематизации / Под. ред. профессора К.С. Пигрова. — СПб: Издательско-торговый дом «Летний сад», 1999. — С. 35 — 40. – 0,2 п.л.
  3. Никифорова Л.В. «Души моей чертог». Рефлексия в пространстве эмблематического мышления // Интеллект, воображение, интуиция: Размышления о горизонтах сознания. Международные чтения по теории, истории и философии культуры. Вып. 11 / Гл. редактор Л. Морева. — СПб: “Eidos”, 2001. —С. 347 — 354. – 0,4 п.л.
  4. Никифорова Л.В. Риторические основания западноевропейской художественной культуры эпохи барокко // Культурологические исследования ’01. Сборник научных трудов / РГПУ им. А.И. Герцена: науч. ред. Г.К. Щедрина — СПб: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2001. — С. 153 – 161. – 0, 5 п.л.
  5. Никифорова Л.В. Малые дворцы как осуществление пасторальной топики //Пастораль — Идиллия — Утопия: Сборник научных трудов / Отв. ред. Т.В. Саськова. — М.: РИЦ «Альфа», МГОПУ, 2002. — 36 — 49. – 0,6 п.л.
  6. Никифорова Л.В. Стены, «текущи млеком и медом» (Культурологические размышления в интерьере) // Культурологические исследования’02: Сборник научных трудов / Науч. ред. Г.К. Щедрина. — СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2002. — С. 233 — 240. – 0,5 п.л.
  7. Никифорова Л.В. Стены, «текущи млеком и медом». К воссозданию Янтарного кабинета Царскосельского дворца // История Петербурга. — 2002, № 4 (8). — С. 68 — 70. – 0,5 п.л.
  8. Никифорова Л.В. Стены, «текущи млеком и медом» // Другой XVIII век: Сборник научных работ / Отв. ред. Н.Т. Пахсарьян. — М.: «Эконинформ», 2002. — С.134 —140. – 0,5 п.л.
  9. Никифорова Л.В. От кухни мироздания до кухни мировоззрения //Альманах: Дневник петербургского искусства / Под ред. Е.М. Фроловой. – СПб.: ИДПИ, 2002. – С. 30 –36. – 0,5 п.л.
  10. Никифорова Л.В. Феномен культуры // Культурологические исследования’03: Сборник научных трудов / Научный ред. Г.К. Щедрина. — СПб: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2003. — С. 3 — 13. – 0,6 п.л.
  11. Никифорова Л.В. «Дворцы и хижины» в архитектуре советского авангарда // Пасторали над бездной: сборник научных трудов / Отв. редактор проф. Т.В. Саськова. — М.: Издательский дом «Таганка» МГОПУ им. М.А. Шолохова, 2004.- С. 131 – 149. – 1 п.л.
  12. Никифорова Л.В. Дворец в жанрово-стилевой системе XVII — XVIII веков // XVII век: между трагедией и утопией: Сборник научных трудов / Отв. ред. проф. Т.В. Саськова. — М.: Издательский дом «Таганка» МГОПУ им. М.А. Шолохова, 2004. – С. 29 – 39. – 0,5 п. л.
  13. Никифорова Л.В. Августейшая вышивальщица (Об исторической ошибке и художественной правде) // «XVIII век: искусство жить и жизнь искусства». Сборник научных работ / Отв. ред. Н.Т. Пахсарьян. — М.: Экон-информ, 2004. – С. 197 – 204. – 0,5 п.л.
  14. Никифорова Л.В. Дворцово-парковый комплекс XVIII века как энциклопедия // Философский век. Альманах. Вып. 27. Энциклопедия как форма универсального знания: от эпохи Просвещения к эпохе Интернета / Отв. редакторы Т.В. Артемьева, М.И. Микешин. – СПб.: Санкт-Петербургский Центр истории идей. 2004. – С. 201 – 207. – 0,4 п. л.
  15. Никифорова Л.В. Дворец обреченный… (Константиновский дворец в Стрельне) // Русская усадьба. Сборник общества изучения русской усадьбы. Вып. 10 (26) / Науч. ред. М.В. Нащокина. – М.: Издательство «Жираф», 2004. – С. 512 – 518. – 0,6 п. л.
  16. Никифорова Л.В. Архитектура в антропологическом измерении // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. № 5 (10): Общественные и гуманитарные науки (философия): Научный журнал. – СПб., 2005. – С 309 – 320. – 1 печ. л.
  17. Никифорова Л.В. Об архетипическом в архитектуре. Методологические заметки // Интерпретации культурных смыслов. Культурологические исследования’05: Сборник научных трудов. – СПб.: Изд-во «Астерион», 2005.- С. 54 – 58. – 0,4 п.л.
  18. Никифорова Л.В. «Глядясь в зерцало вод…» Поэтический комментарий к прогулке по Павловску // Русская усадьба. Сборник ОИРУ. Вып. 11 (27) / Ред. – сост. М.В. Нащокина. – М.: Изд-во «Жираф», 2005. – С. 129 – 134. – 0,4 п.л.
  19. Никифорова Л.В. Пасторальные сюжеты Китайского дворца в Ораниенбауме // Пастораль как текст культуры: теория, топика, синтез искусств. Сборник научных трудов / Отв. ред. Т.В. Саськова. – М.: МГОПУ, 2005. – С. 85 – 99. – 0,7 п.л.
  20. Никифорова Л.В. Дворец в языковой картине мира: наследие индоевропейской культуры // Философия человека и современное образование: Сборник статей/Отв. ред. В.А. Рабош. – СПб.: Изд-во РХГА, 2006. – С. 298 – 311. – 0,8 п.л.
  21. Никифорова Л.В. Дворцовый интерьер России XVIII столетия. Проблемы содержания // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. № 6 (16): Общественные и гуманитарные науки: Научный журнал. – СПб., 2005. – С. 109 – 115. – 1 п. л.
  22. Никифорова Л.В. Ледяной дом в описании современника как эпизод истории науки // История науки и техники: Ежемесячный научный журнал. – 2006, № 5. – С. 38 – 46. – 0,7 п.л.
  23. Никифорова Л.В. Дворец как топос культурного пространства. К вопросу об исторической типологии дворцов // Методология культурологического исследования (Культурологические исследования ’06): Сборник научных трудов. – СПб.: Астерион, 2006. – С. 50 – 56. – 0,5 п.л.
  24. Никифорова Л. В. Стеклярусный кабинет Китайского дворца в Ораниенбауме. Сюжетная программа интерьера // Искусствознание. 2 / 06. – М.: Изд-во «Галарт», 2006. – С. 444 – 453. – 0,6 п.л.

Материалы научных конференций





  1. Никифорова Л.В. Пространство дворца: сказка и реальность (На материале французской литературы XVII века) // Философские аспекты культуры и мировой литературный процесс в XVII столетии: Материалы конференции / Под ред. А.А. Скакуна и др. — СПБ: СПБГУ, 1999. — С. 36 – 38. – 0,2 п.л.
  2. Никифорова Л.В. Онемение интерьера? // Материалы конференций «Интерьер и дизайн (23 марта 2000 г.) и «Сохранность и реставрация предметов интерьера» (21 марта 2000 г.). — СПб: Атлант, 2000. — С. 21 – 24. – 0,2 п.л.
  3. Никифорова Л.В. Дворцы XVII столетия в контексте истории проектирования // XVII век в диалоге эпох и культур: Материалы научной конференции. Серия «Simposium». Выпуск 8. — СПб: Санкт-Петербургское философское общество, 2000. — С. 23 – 24. – 0,2 п.л.
  4. Никифорова Л.В. Эффекты зеркал в интерьере рококо // Материалы конференций «Интерьер и дизайн» (23 марта 2000 г.) и «Сохранность и реставрация предметов интерьера» (21 марта 2000 г.). — СПб: Изд—во «Атлант», 2000. — С. 53 —55. – 0, 2 п.л.
  5. Никифорова Л.В. Человек на фоне архитектуры (Образ человека средствами архитектурной метафоры) // Философский век. Альманах. Вып. 22. Науки о человеке в современном мире. Материалы международной конференции, 19 — 21 декабря 2002 г., Санкт-Петербург. Часть 2 / Отв. редакторы Т.В. Артемьева, М.И. Микешин. — СПб: Санкт-Петербургский центр истории идей, 2002. — С. 334 — 340. – 0,4 п.л.
  6. Никифорова Л.В. Дворцовый интерьер петровского времени (опыт интерпретации текста) // Символ в системе культуры: проблемы интерпретации текста. (Доклады научной конференции). — Сыктывкар: Коми пединститут, 2003. — С. 45 — 49. – 0,3 п.л.
  7. Никифорова Л.В. Культурные палимпсесты: новая жизнь Константиновского дворца в Стрельне // Жизненный мир поликультурного Петербурга: Материалы Международной научно-практич. конф. 6 – 9 октября 2003 г. / Под ред. Л.М. Мосоловой. — СПб: Астерион, 2003. — С. 174 — 180. – 0,6 п.л.
  8. Никифорова Л.В. Архитектура в контексте культуры (некоторые ориентиры культурологического анализа) // Стратегии взаимодействия философии, культурологии и общественных коммуникаций: Материалы Всероссийской конференции, посвященной 10-летнему юбилею факультета философии человека Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена. — СПб: Изд-во РХГИ, 2003. — С. 293 — 297. – 0,3 п.л.
  9. Никифорова Л.В. Дворцы и хижины: смысл оппозиции в контексте западноевропейской культуры XVII века // Третьи Петербургские Кареевские чтения по новистике. 6 — 9 декабря 1999 г.: Становление мира как «общего» дома человечества: динамика, этапы, перспективы (XV — XXI вв.). Краткое содержание докладов. / Под ред. Б.Н. Комиссарова. — СПб.: Изд-во С._Петерб. ун-та, 2003. — С. 305 —308. – 0,2 п.л.
  10. Никифорова Л.В. Образ Финляндии в русской романтической традиции. К вопросу о культурно-исторических корнях «северного модерна» // Северный модерн. Диалог культур. (Сборник материалов конференции. Извара. 2005). – СПб.: Изд-во «Европейский дом», 2005. – С. 24 – 31. – 0,4 п.л.

Учебно-методические пособия и учебные программы.

  1. Никифорова Л.В. Жилой интерьер как феномен культуры // Университетская книга. — 1999, № 1. — С. 25 — 32. – 1 п.л.
  2. Никифорова Л.В. Язык архитектуры // Нравственно-эстетические основания гуманитарного образования: Комплекс учебных программ. — СПб.: Изд-во «Астерион», 2003. — С. 190 — 195. – 0,2 п.л.
  3. Никифорова Л.В. Литература и изобразительное искусство // Нравственно-эстетические основания гуманитарного образования: Комплекс учебных программ. — СПб.: Изд-во «Астерион», 2003. — С. 184 — 190. – 0,2 п.л.
  4. Никифорова Л.В. Эпоха Возрождения. Эпоха Барокко // Мировая художественная культура: Концепция, содержание и морфология мультимедийного комплекса для общеобразовательной школы / Э.В. Ванина, А.В. Венкова, С.А. Дроздова, Ю.В. Лобанова, Л.М. Мосолова, Л.В. Никифорова, С.Н. Токарев, В.Е. Черва, М.Н. Шеметова. – СПб.: Астерион, 2004. – С. 53 – 75. – 1,8 печ. л.

1 Хайдеггер М. Искусство и пространство // Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления. М., 1993. С. 313.

2 Мамардашвили М. Психологическая топология пути. – СПб., 1997. – С. 25.

3 Флоренский П.А. Анализ пространственности и времени в художественно-изобразительных произведениях. М., 1993. С. 55.

4 Элиаде М. Священное и мирское. – М., 1994. – С. 22.

5 Бахтин М.М. Собрание сочинений в 7-ми т. Т. 5. Работы 1940-х начала 1960-х годов. М., 1997. С. 98.

6 Цит. по: Махов А.Е. Топос // Литературная энциклопедия терминов и понятий / Под ред. А.Н. Николюкина. – М., 2001. – Стб. 1076.

7 Панченко А.М. Топика и культурная дистанция // Панченко А.М. О русской истории и культуре. – СПб., 2000. – С. 251.

8 Шмитт К. Политическая теология.– М., 2000.

9 Хабермас Ю. Философский дискурс о модерне. – М., 2003.

10 Дебор Г. Общество спектакля. – М., 2000.

11 Бэлл Дж. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. – М., 1999. С. 656.

12 Элиас Н. Придворное общество.–М., 2002. – С. 82.

13 Марасинова Е.Н., Каждан Т.П. Культура русской усадьбы // Очерки по истории русской культуры XIX века. Т. 1. – М., 1998. – С. 276.

14 Лотман Ю.М. Художественный ансамбль как бытовое пространство // Лотман Ю.М. Избранные статьи. В 3-х т. Т. 1. – Таллинн, 1993. – С. 317.

15 Ломоносов М.В. Предисловие о пользе книг церковных в российском языке // Ломоносов М.В. Избранные про

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.