авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

Викторовна дворец в истории русской художественной культуры

-- [ Страница 2 ] --

Второе направление в изучении дворцов можно определить как исследование художественного своеобразия дворцовых ансамблей в контексте истории архитектуры, изобразительного и прикладного искусства. Ни одна работа по истории архитектуры, истории декоративно-прикладного искусства, истории интерьера не обходится без обращения к дворцовым ансамблям. Примером тому работы И.Н. Бартенева, В.Н. Батажковой, Г.К. Вагнера, Б.Р. Виппера, И.Э. Грабаря, Г.Г. Гримма, Н.Ф. Гуляницкого, А.В. Иконникова, М.А. Ильина, Н. В. Коваленской, А.И. Некрасова, В. В. Пилявского, А.А. Тица. В большинстве случаев проблема художественного своеобразия дворцовых ансамблей решалась методами стилистического анализа. В дореволюционном искусствоведении метод стилистического анализа служил одним из способов атрибуции по неполным данным или помогал созданию образа исторической эпохи (А.Н. Бенуа, В.Я. Курбатов), в советской искусствоведческой науке стал ведущим и приобрел в известном смысле самостоятельную ценность.

Самодостаточность стилистического подхода связана с тем, что он постепенно замкнулся внутри художественной формы, понимаемой как специфический язык искусства – язык масштаба и ритма, пластических акцентов, цвета и т.д. В рамках канонизированного стилистического подхода проблема единства дворцового жанра не ставилась и не могла быть поставлена: средневековые княжеские дворы и императорские дворцы XVIII века разделяет пропасть, даже между дворцами барокко и классицизма стилистически важнее увидеть различия, нежели сходство. С точки зрения стилистики сама проблема архитектурной типологии обладает переменным значением. В «больших стилях» XVIII – XIX веков типы зданий – дворцы, храмы, университеты или больницы – рассматриваются как более или менее выраженные варианты стиля, тогда как их функционирование («жизнь») может не учитываться. В этом плане особенно важны работы И.А. Прониной, Л.В. Тыдмана, которые в рамках стилистической парадигмы поставили проблему специфики дворцового жанра.

Культурологический подход к изучению дворцов, заявивший о себе в 1990-е годы, связан с различными вариантами поиска контекстов, исходя из которых, памятник архитектуры может быть описан как памятник культуры. Проблемам семантики дворцово-парковых комплексов посвящены работы М.М. Алленова, Б.И. Асварища, М.Б. Барабанова Д.Б. Бархина, Т. Бердниковой, Г.В. Вдовина, О.В. Докучаевой, Е.Я. Кальницкой, О.А. Медведковой, Е.Ю. Мироновой, А.С. Мыльниковой, Г.И. Наумкина.

С позиций культурно-семиотического подхода была поставлена проблема художественной репрезентации политического в дворцовых ансамблях в работах И.А. Бондаренко, И.Е. Бусевой-Давыдовой, В.С. Воинова, Е.И. Кириченко, И.А. Костарева, А.С. Мыльникова, Д.О. Швидковского, М.В. Нащокиной, Л.А. Перфильевой. К проблеме места дворца в культурном ландшафте, понимаемом как смысловое пространство культуры, обращались С.Б. Горбатенко, С.З. Каганов, С.О. Кузнецов, М.И. Микешин. Дворец в контексте праздничной культуры изучается Р.М. Байбуровой, Е.А. Келлер, Т.А. Соловьевой, Н.А. Хреновым; дворцовой повседневности посвящены работы В.Н. Несина, Т.Л. Пашковой, З.А. Перскевич, Н. В. Сиповской, О.А. Ходяковой.



Проблемы исторической типологии дворцов обнаруживают точки пересечения с исторической типологией садов, осуществленной Д.С. Лихачевым; с типологией усадебной культуры – эта проблематика входит в круг интересов воссозданного Общества по изучению русской усадьбы. Изучению усадьбы как целостного мира посвящены работы М.М. Звягинцевой, Евангуловой, Л.И. Ивановой, М.Н. Нащокиной, Л. А. Перфильевой, Е.И. Кириченко, Л.Н. Летягина, В.С. Турчина, А.В. Чекмарева.

Особняком стоят советские дворцы, которые, конечно, изучались и описывались, но их преемственность по отношению к дворцам прошлого понималась исключительно в метафорическом ключе. О своих работах много писали сами советские архитекторы – авторы проектов дворцов культуры, дворцов спорта, Дворца Советов: М.Г. Бархин, братья А. и В. Веснины, А.И. Гегелло, С.П. Зверинцев, Б.М. Иофан, Н.А. Ладовский, И.Е. Леонидов, М.В. Посохин, В.А. Щуко. В связи с практикой подведения итогов к юбилейным датам появились обобщающие работы Я.А. Корнфельда, К.К. Лагутина, Н.Я. Колли. В них были сформулированы основные особенности структуры советских дворцов, объяснены основания, по которым имя дворца присваивалось общественным зданиям. Изучение советских дворцов шло в русле общего изучения стилистики, типологии и истории советской архитектуры. Наиболее капитальные работы, в которых анализируется специфика советских общественных зданий – рабочих дворцов, дворцов культуры – принадлежат В.Э. Хазановой, С.О. Хан-Магомедову.

Основной проблемой изучения советских дворцов, как и вообще изучения советской художественной культуры в постсоветскую эпоху, является проблема взаимоотношений искусства и идеологии. Оценка этих взаимоотношений пережила стремительный поворот от апологии идеологии в работах советских лет к «разоблачению» идеологии в исследованиях постсоветского времени. Последнее разворачивается в двух основных направлениях. В работах М.М. Алленова, Ю. В. Бочарова, В.З. Паперного, в которых советские дворцы анализируются наряду с другими художественными памятниками, вскрывается архаический пласт идеологии, направлявшей художественный процесс в качестве коллективного бессознательного. Б. Гройс, И.Н. Голомшток, И. Морозов показали цинизм взаимоотношений деятелей политики и искусства. Мастерство и убедительность критических интерпретаций у названных авторов ведут к тому, что глубокая архаика сознания и откровенный цинизм воспринимаются в качестве типологических черт советской культуры и основных мировоззренческих категорий ее субъектов. Такой подход, концептуально близкий шпенглеровской модели «прасимвола культуры», связан не столько с изучением, сколько с вынесением приговора советскому этапу истории культуры, для которого дворцы служат поводом.

Культурологический подход требует не столько оценок, тем более однозначных, но понимания, предполагает состоятельность исторического типа культуры, наличие неких культурных закономерностей, к нему ведущих. Подобная культурологическая позиция отличает капитальный труд А.В. Иконникова об архитектуре ХХ века, книгу В.Э. Хазановой, посвященную советским клубам, исследования С.О. Хан-Магомедова о советском архитектурном авангарде; работы П. А. Дружинина, С.П. Заварихина, Е.А. Ивановой, С.Г. Морозовой, Д.А. Орлова, Т.А. Славиной, Н.Я. Филюковой, посвященные отдельным дворцам советской эпохи.

Однако, при наличии огромной литературы, посвященной отдельным памятникам или группам памятников, при общей культурологической направленности исследований последних лет, до сих пор не предпринималось попыток осмыслить феномен дворца в его целостности.

Методология исследования обусловлена проблематикой, целью и задачами диссертации. Методологическую основу составляет историко-типологический подход, предполагающий принципиальную возможность обнаружения общих типологических признаков за множеством событий и явлений. Наиболее фундаментальным уровнем типологизации является представление о двух основных исторических типах культуры, традиционном и современном, и об особенностях процесса модернизации, представленное работами У. Бека, П. Бурдье, И. Валлерстайна, Ж.-Ф. Лиотара, К. Поланьи, Ю. Хабермаса.

Проблема исторической типологии власти и легитимности как основы исторического своеобразия типа власти решались с опорой на труды Ж. Бодрийяра, М. Вебера, Н. Лумана, П.А. Сапронова, Б. Рассела, М. Фуко, В. Халилова, К. Шмитта. Концептуальную основу характеристики особенностей политической сферы русской культуры составили исследования В.М. Живова, Ю.М. Лотмана, А. С. Панарина, В.Я. Петрухина, И.Я. Фроянова, Р.С. Уортмана, Б.А. Успенского, С.О. Шмидта, А.Л. Юрганова.

Изучение исторического материала велось в парадигме культурно-семиотического подхода, представленного трудами С.С. Аверинцева, Л.М. Баткина, В.М. Живова, Г.К. Кнабе, Ю.М. Лотмана, В.Н. Топорова, Б.А. Успенского, А.М. Панченко. С культурно-семиотической точки зрения изучение исторических событий строится как изучение текстов культуры, в поле зрения исследователя включается аутентичный подход к восприятию событий и связей между ними. В плане отношения к историческому источнику, важны принципы культурно-антропологической методологии, направленные на изучение картин мира различных исторических эпох, истории ментальностей, коллективной психологии, представленные работами М. Блока, Ж. Дюби, А.Я. Гуревича, Ф. Броделя, Э. Канторовича, Л. Февра.

Важные методологические ориентиры связаны с опытом исследования топологии культуры и топики культуры, разработанной в области исторической поэтики в трудах Э. Курциуса, М.М. Бахтина, М.Л. Гаспарова, К.Г. Исупова, М.М. Мелетинского, А.В. Михайлова, В.М. Панченко, в проблематике неориторики Р. Бартом, Ж. Дюбуа, Ж. Женнетом, Дж. Кинневи, Х. Перельманом, Ф. Пиром, Ф. Растье, Ц. Тодоровым, У. Эко. Для изучения архитектурных пространств как топосов наиболее общий философский уровень постановки проблемы задан трудами М.М. Бахтина, Г. Башляра, М.К. Мамардашвилли, П. Флоренского, М. Хайдеггера. В методологическом отношении важны исследования Э. В. Климовой, Б.М. Маркова, Ш.М. Шукурова, посвященные отдельным топосам культурного пространства. Примыкает к указанной теме проблематика культурного ландшафта, проанализированная в работах Г.С. Лебедева, Д.С. Лихачева, В.З. Каганского, В.В. Топорова, В.В. Щукина.

Для анализа архитектурных произведений как текстов культуры важны методы иконологии, в том числе иконологии архитектуры, предложенные в классических трудах Э. Панофски, Э. Гомбриха, Д. Коффина, Л. Откёра, основные положения структурно-семотического анализа в их применении к материалу пространственных искусств, разработанные Р. Бартом, Ж. Бодрийяром, Г. Кнабе, Ю.М. Лотманом, У. Эко. Среди работ отечественных исследователей в области семантики и иконологии архитектонических памятников особенно значимы исследования М.М. Алленова, А.Л. Баталова, И.Е. Бусевой-Давыдовой, Г.В. Вдовина, С. Ванеяна, В. В. Гаврина, И.Е. Даниловой, В. Желудкова, Д.К. Молока, М.Н. Нащокиной, Л. Перфильевой, М.Н. Соколова, Л.О. Швидковского, О.А. Медведковой, работы по эстетике архитектуры В.П. Зубова, Л.И. Таруашвили.

На защиту выносятся:

  • Теоретическая модель макроисторической типологии дворцов, в основе которой лежит тип легитимации власти, составляющий область смыслового контекста художественных форм дворцовой архитектуры.
  • Общая характеристика исторических типов дворцов, таких как дворцы-святилища эпохи Древности и Средневековья, дворцы-произведения искусства, сформировавшиеся в европейской культуре раннего Нового времени, дворцы-идеологемы в индустриальной культуре Нового времени, дворцы-симулякры в культуре постиндустриальной эпохи.
  • Историческая типология дворцов в истории русской культуры, построенная на основании предложенной теоретической модели.
  • Представление о сакральности протодворцового пространства эпохи Древности, «память» о которой сохранилась во внутренней форме слов, связанных с именованиями дворцовых построек в русском языке.
  • Характеристика типа княжеского двора с церковью Богородицы как варианта типа дворца-святилища эпохи Средневековья, репрезентирующего власть, помещенную в провиденциальную перспективу христианской истории.
  • Представление о типе дворца-Иерусалима, резиденции московского царя, как разновидности дворца-святища эпохи Средневековья, художественные особенности которого связаны с эсхатологическим осмыслением русской истории и сакральностью царской власти.
  • Обоснование содержательно-смысловой целостности дворца-произведения искусства, как топоса власти, потенциально содержавшего в себе все многообразие форм репрезентации власти, ориентированной на язык европейской культуры.
  • Общая характеристика типа дворца-идеологемы в культуре Нового времени, художественные особенности которого связаны с верой в возможность воплотить художественным языком важнейшие принципы государственного устройства.
  • Обоснование роли идеологии в формировании структуры советского общественного здания как дворца-идеологемы и типология дворцов-идеологем в советской культуре.
  • Общая характеристика дворца-симулякра как топоса постиндустриальной культуры и типология дворцов постсоветского времени.

Достоверность результатов и основных выводов диссертации обеспечивается использованием комплексом методов, адекватных предмету исследования, выверенностью концептуальных положений, солидной источниковедческой базой, тщательным и многоаспектным анализом фактического материала, корректным использованием данных различных дисциплин по проблеме диссертации. Научные результаты становились предметом обсуждения на научных конференциях и семинарах, отражены в публикациях, на которые имеются ссылки в научных статьях и монографиях, посвященных истории русской художественной культуры.





Научная новизна исследования заключается в следующем.

Впервые осуществлен анализ дворца как топоса культурного пространства, в котором воплощены образы, типы и смыслы власти.

В работе найден и обоснован аспект политической культуры, который можно рассматривать как область непосредственного контекста художественной формы.

Впервые выработана теоретическая модель исторической типологии дворцов, в основу которой положен тип легитимации власти. Охарактеризованы типы дворцов как топосов культурного пространства, репрезентирующих сущность политической власти в различных исторических типах культуры.

На основании выработанной теоретической модели впервые предложена историческая типология дворцов в русской культуре, включающая линии диахронии и синхронии с учетом особенностей типов и форм легитимации власти.

Установлено, что характеристика дворцов как топосов власти в эпоху Древности и Средневековья требует внимания к языку сакральных пространств, что художественные формы дворцов производны от образов сакрального.

Впервые проведено исследование культурогенеза дворца и обоснована сакральность протодворцового пространства, «память» о котором сохранилась во внутренней форме слов, связанных с названиями дворцовых построек в русском языке.

Впервые княжеские дворы домонгольской эпохи описаны как топосы власти, репрезентирующие в своей структуре переплетение сакрально-магического и сакрально-символического компонентов легитимации власти. Показана значимость церкви на княжеском дворе для смысловой характеристики дворцового ансамбля эпохи Средневековья. Тип княжеского дворца с церковью Богородицы представлен как репрезентация власти, включенной в провиденциальную перспективу христианской истории.

Впервые показано, что период формирования абсолютизма, каким было московское самодержавие, привел к сложению особого типа дворца в русской культуре. Он назван в исследовании дворцом-Иерусалимом и охарактеризован как часть общего Иерусалимского текста русской культуры периода Московского царства.

Впервые обосновано, что в ходе петровских преобразований, трактованных вслед за Ю.М. Лотманом, как «семиотическая реформа», русской культурой были освоены не только общие принципы регулярности, приемы и методы художественной работы, но целостный в содержательном отношении тип дворца-произведения искусства, как смысловой потенциал художественной репрезентации власти на языке европейской культуры.

Впервые обосновано представление о том, что важнейшим художественным принципом ансамбля дворцового интерьера, как составной части дворца-произведения искусства, является принцип сюжетно-тематической связи. В дворцовом интерьере повествовательными и красноречивыми в репрезентации власти являются не только сюжетные изображения, но и сам материал, фактура декоративной отделки.

Впервые предложен анализ двух знаменитых дворцовых интерьеров XVIII века – Янтарной комнаты и Стеклярусного кабинета, выполненный в модели культурно-семиотической методологии, позволяющей понять художественные референции политических концепций.

Впервые предложено обоснование границ «дворцовой эпохи» и причин угасания дворцового жанра. Если ее начало не вызывало сомнения – рубеж XVII - XVIII вв. и реформы Петра, то конец практически не обсуждался. Показано, что конец дворцовой эпохи следует понимать как утрату искусством характера универсальной внеположенной человеку реальности, предписывающей формы и способы репрезентации.

Впервые дворцы советской эпохи – общественные здания – рассмотрены в контексте дворцовой топики. Доказано, что в советской культуре сформировался новый тип общественного здания, ставшего итогом архитектурной типологии модернизма. Показано, что идеология была конституирующим моментом формирования структуры архитектурного пространства советского общественного здания – советского дворца-идеологемы.

Дворец Советов СССР впервые проанализирован в контексте художественной культуры эпохи модернизма, его важнейших принципов и типологических черт, общих для советской и западной культуры. Особенности конкурсного проектирования, способы постановки творческих задач и методы культурной политики показаны как закономерный итог художественной культуры модернизма.

Впервые представлена типология советских дворцов как типология зданий и одновременно учреждений, полноценно раскрывающих аксиосферу индустриальной культуры в ее советском, социалистическом варианте.

Впервые дана характеристика дворца постиндустриальной эпохи как дворца-симулякра в ситуации расслоения власти на реальную и номинальную. Показано превращение бывших дворцов-идеологем советской эпохи в дворцы-симулякры. Показано использование опыта советской культуры в формировании среды универсальной праздности.

Впервые предложен анализ дворца конгрессов как топоса власти гражданского общества постиндустриальной эпохи.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в следующем.

Проведенное исследование является целостным опытом изучения топоса культуры в его историческом развитии от истоков до современности и в этом качестве может служить моделью исследования иных топосов культуры и культурных форм.

Проведенное в исследование раскрытие взаимоотношений между художественной и политической сферами культуры на основе общего смыслового поля, может служить моделью исследования взаимоотношений между другими сферами культуры.

Исследование может служить моделью поиска адекватного культурного контекста, позволяющего рассматривать произведения искусства как феномены культуры.

Предложенная в диссертации теоретическая модель исторической типологии дворцов может быть уточнена и развернута на материале других национальных и региональных культур. Она дает возможности не только решить задачи диссертационного исследования, но и ставить новые научные задачи.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что материалы и выводы могут быть использованы:



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.