авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Соотношение и взаимодействие традиционной, элитарной и массовой культур в социальном пространстве современности

-- [ Страница 4 ] --

В параграфе 1.3. – «Традиционная, элитарная, массовая культура в современном социокультурном пространстве: структурно-типологический подход» - анализируются современные структурно-типологические концепции культуры. Необходимость подобной процедуры определяется отсутствием четких атрибуций данных типов культуры, приводящем к терминологической неопределенности понятий, связанных с системообразующими (традиционное – элитарное - массовое). Однако, несмотря на многообразие исследовательских позиций по данному вопросу, можно говорить о достаточно четком выделении трех основных культурных форм, получающих различное наименование: «массовой» («потребительской», «коммерческой»), «элитарной» («академической», «преподносимой», «классической», «серьезной», «профессиональной»), «народной» («традиционной», «этнической», «фольклорной»), «популярной» (культуры «третьего пласта). Соответственно, современная культура представляется как совокупность следующих структурно-типологических форм: массовой и элитарной субкультур (М.С. Каган); этнической, национальной, массовой (В.М. Межуев); массовой, обыденной, специализированной (Э.А. Орлова, А.Я. Флиер); элитарной, массовой, популярной, народной (О.И. Карпухин и Э.Ф. Макаревич); массовой, элитарной, традиционной, специализированной (Б.С. Ерасов); высокой, традиционной, массовой, популярной (А.В. Захаров); высокой (элитарной), народной, массовой (Г. Гэнс); возвышенной, посредственной, низменной (Э. Шиллз); народной (традиционной крестьянской и городской), профессиональной, массовой (А.С. Каргин, Н.А, Хренов); народной, специализированной, культуры «третьего пласта» (В.Д. Конен); «первой» (традиционной), «второй» (профессиональной), «третьей» (популярно-развлекательной, городской) (В. Прокофьев). Очевидно, что для осуществления любых операций по структуризации культуры, необходимо выделение основания подобного обобщения. В современных концепциях данные феномены различаются, в основном, по направленности социального функционирования культуры (К.Э. Разлогов, Э.А. Орлова, А.Я. Флиер), их социальному носителю (М.С. Каган, К.Б. Соколов), по типу общества, атрибутом которого они являются (Б.С. Ерасов), по характеру и глубине эстетического освоения действительности (А Генис, Г. Голицын), по степени уникальности (Н.М. Зоркая), по степени типизации (Н.А. Ястребова), по типу воспринимающей публики (Н.А. Хренов), по характеру кодификации информации (В.М. Межуев), по степени профессионализма авторов (В.Д. Конен), по типу духовности, который они производят (Э. Шиллз), по уровню специализированности (Г.Гэнс), по функциям, выполняемым в обществе (О.И. Карпухин, Э.Ф. Макаревич), по степени соответствия демократичной народной культуре (Г.К. Ашин).

II глава диссертации «Традиционная, элитарная, массовая культуры: онтологические характеристики. Культурологический подход» посвящена изложению авторского понимания традиционной, элитарной, массовой культур. Основным здесь становится метод типизации, позволяющий совместить структурно-типологический и историко-типологический подходы к анализу культуры как системной целостности. При этом: наличие единого основания позволяет рассматривать процесс развития и культуры, и человека, и истории в их обобщенно-идеальном варианте, абстрагируясь от их конкретного воплощения в определенных пространственно-временных границах; этот метод обладает достаточным объяснительным потенциалом, позволяющим осмысливать не только многие явления далекой истории, но и современного культурного развития; методологические возможности данного подхода позволяют представить в новом освещении многие теоретические вопросы (к примеру, относительно природы массовой, элитарной, традиционной культуры), вызывающие научные дискуссии. При этом сочетаются два плана исследования – статический и динамический, где выделение наиболее типичных признаков и качеств исследуемого явления осуществляется только в синхронном срезе - по оси пространства, а момент появления нового качества объекта позволяет вводить координату времени. Вместе с тем, в статическом «срезе» учитывается не представление одного из временных состояний изучаемого феномена, пусть и наиболее характерного, а как бы наложение нескольких вариантов его проявлений – таких, где объект проявлял ту совокупность своих качеств, которая присуща для любого момента его осуществления во времени. В соответствии с этим, исследуемые феномены рассматриваются в трех ракурсах, позволяющих представить их онтологические характеристики, исходя из: соотношения традиционности и новационности; порождаемого ими (и их) субъекта; способа фиксации информации.



В параграфе 2.1. - «Традиционная, элитарная, массовая культуры в процессах культурогенеза» - данные типы культуры различаются по признаку традиционности и творчества. При этом традиция рассматривается как простое воспроизводство опыта, так как все то, что в традицию не вписывается и имеет новое содержание, выступает как инновация, предполагающая участие творческой составляющей, способствующей преодолению исключительно комбинирующей деятельности. Наиболее последовательно традиция как принцип развития воплощается в традиционной культуре, выступающей в качестве единственной системы в границах первобытной стадии развития общества. Сочетание творческого момента и репродуцирующего составляло суть этой культуры, существующей в напряженном взаимодействии безусловно доминирующей традиционности и стремления к ее преодолению. Однако - несмотря на присутствие в процессе развития культуры творческой составляющей, хотя и сильно разбавленной - всем этим новшествам культура сопротивлялась посредством выработки целого комплекса специальных социальных механизмов, связанных с нормативностью, направленных на сохранение системы в ее неизменности.

Активизация в культуре субъективно-личностного начала приводит к стадии, соответствующей времени формирования первых государств. Этот этап оказался принципиальным в том смысле, что, начиная с этого момента, осуществляется поворот культуры к ориентации на инновацию как ведущий фактор развития. С момента своего оформления специализированная культура осмысленно и целенаправленно начинает выполнять в обществе те основные функции социокультурного развития, которые ранее были растворены в пространстве синкретической культуры.

При формировании высокой специализированной культуры существенно изменилась структура культуры как функциональной системы. Если охарактеризовать традиционную культуру как культуру синкретическую, то основным ее качеством было то, что она выступала как сочетание двух функциональных систем, связанных с информационно-технологической и социально-стабилизирующей сферами. На той же стадии развития культуры, которая была сопряжена с возникновением государства как новой формы человеческого сообщества, возникают две функциональные конфигурации, одна из которых, начиная с этой стадии развития культуры и до современной, будет всегда способствовать стабильности социальной системы, сдерживая ее развитие, другая – стимулировать это развитие, приводя к ее нестабильности. Эта функциональная амбивалентность культуры выступает как особая «технологичность», проявляющая себя в наличии механизмов приспособительно-преобразовательной деятельности (Э.С. Маркарян), как основной причинный элемент социокультурной динамики, при помощи которого сложные социальные и культурные системы получают возможность соответствовать постоянно изменяющимся условиям – как внутри самих этих систем, так и вне их. В процессе подобной адаптации культура вырабатывает новые формы специфичных приспособлений, а социальные системы переходят от неопределенности к гетерогенности (Э.А. Орлова).

Формирующаяся на рубеже XIX-XX вв. массовая культура вбирает в себя смыслы предыдущих эпох в «снятом» виде, обращаясь с ними достаточно произвольно. Поэтому в рамках массовой культуры о традиции как об особом принципе отношения к информации, основанном на стремлении к ее воспроизводству, говорить достаточно проблематично. Другое дело, что массовая культура стремится к воспроизводству (пусть и в упрощенной форме) смыслов и традиционной и элитарной культуры, восполняя тот пробел традиционности, который начал явно ощущаться еще в индустриальную эпоху, а к приходу информационной стал явным. Массовая культура, как и традиционная, начала функционировать как определенный стабилизационный механизм, как коммуникационная система, позволяющая осуществлять эффективную циркуляцию в обществе той информации, тех ценностей и смыслов, которые направлены на поддержание ее целостности.

Параграф 2.2. - «Коллективная личность, индивидуализированная личность, деперсонализированный индивид как типы субъекта исторического действия» - посвящен анализу традиционной, элитарной и массовой культур в ракурсе субъектного подхода. Здесь субъект понимается не как носитель чистой когнитивной рациональности или как социально-исторический субъект практической деятельности, но как представитель определенного типа культуры, воплощающий типичные для конкретной социокультурной общности характеристики и выступающий как в качестве творца данной культуры, так и в качестве носителя ее ценностей и наиболее актуального ее представителя. Исходя из основных признаков определенного типа субъекта исторического действия, может быть построена и их определенная иерархия, где выделяются коллективная личность, индивидуализированная личность и деперсонализированный индивид.

Для коллективной личности процессы аккультурации связаны, прежде всего, с самоотождествлением с социальной общностью, что определяется господством коллективистских социальных представлений, предполагающих неукоснительное соблюдение традиционных норм поведения и исключающих возможность как проявления индивидуальной свободы личности, так и осознание ее ценности. Коллективный тип личности обладает значительным потенциалом сохранения определенных культурных матриц, поэтому традиционная культура выступает как своеобразный механизм воспроизводства, направленный на реактивацию социальных и культурных образцов, прошедших историческую апробацию. Однако коллективный тип личности не ориентирован на приращение смыслов культуры, на принципиальную ее трансформацию в соответствии с требованиями стремительно изменяющейся культурно-технологической среды обитания человека. Принятие парадоксальных решений, принципиальная инновативность, настроенность на отказ и возможность выйти за рамки традиционного опыта – все это присуще индивидуализированной личности, обладающей способностью не столько стабилизировать общественные системы и сохранять накопленный веками потенциал культуры, сколько производить новые смыслы и значения, создавать прецеденты, преодолевать границы познания и способностей, мыслить и действовать парадоксально. Массовизированный же индивид выступает как своеобразный субстрат общества, как основа и условие функционирования механизма нейтрализации внутренних социальных, экономических, политических, культурных и прочих противоречий. Он выполняет в обществе совершенно особые функции, стремясь выработать у себя черты и качества, не только санкционированные общественными группами, институтами и отдельными индивидами, но и ожидаемые, требуемые. При этом социализация индивида под воздействием его социального окружения, основанная на выполнении социально значимых функций, способствующих накоплению индивидуального опыта и развитию его задатков и способностей остается тем уровнем, где человек выступает исключительно как существо общественное.

Есть соблазн рассмотреть эти типы как исторически сменяющие друг друга, где коллективная личность, господствовавшая вплоть до эпохи Ренессанса, была потеснена формирующейся индивидуализированной личностью, ставшей доминирующей в эпоху Нового времени и с приходом эпохи индустриализации сменившейся массовым индивидом. Однако сложность культурного развития состоит как раз в том, что данные типы личности никогда не выступают в обществе в виде единственного типа, но всегда – только лишь доминирующего, причем не количественно, а качественно, продолжая сосуществовать в едином социальном и культурном пространстве и составляя различные в содержательном и ценностном значении его зоны - начиная от периферии, будучи маргинально представленным, и заканчивая его центром, где, собственно, и формируются его основные смыслы.





В параграфе 2.3. - «До-письменная, письменная и экранная культура как особые языковые системы» - традиционная, элитарная, массовая культуры рассматриваются в семиотическом ключе. Логика исторического развития связана с формированием более эффективных, по отношению к предыдущим, способов передачи и аккумуляции информации (М. Маклюэн, Д.С. Робертсон). В этом смысле историю можно представить как специфический процесс развития информации, где содержание экономической, социальной и культурной составляющих напрямую связано с характером содержания коммуникации и качеством циркулирующего в этом обществе знания. Между тем, зависимость специфики социокультурной системы от коммуникационных технологий носит не односторонний характер. Здесь первичным является не характер коммуникационного процесса, не способ передачи информации, определяющий особенности ее формализации и функционирования, а ориентация и задачи самой этой системы, определяющей способ коммуникации, а также качество и объем социально значимой информации.

Как правило, каждому этапу цивилизационного развития соответствуют новые принципы знаковой фиксации реальности. Коммуникация в до-письменном обществе с доминирующей традиционной культурой выполняла целый ряд социальных функций, обеспечивая общность смыслового и ценностного поля, осуществляя социальную и культурную идентификацию, укрепляя общественные связи и культурные приоритеты. Основной задачей текста в подобных условиях являлась не столько генерация новых смыслов, сколько налаживание механизмов культурной памяти. Письменная цивилизация стала основываться на принципиально иных основаниях. Рациональность, детерминизм и линейность стали определяющими понятиями для Античной и, в еще большей степени, Европейской цивилизации Нового времени, демонстрирующей отказ от традиционализма. Во второй половине XX века установка на прогресс, прежде всего, технологический, и экономическую эффективность обусловила доминирование цифрового способа кодификации информации. Его основные принципы - антииерархичность и нелинейность - воплотил образе Ризомы (Ж. Делез, Ф. Гваттари), отразивший устройство Сети. Если ранее культурное пространство выступало как сегментированное, радиальное, центростремительное, то теперь ведущими становятся недифференцированные структуры с принципиальным отсутствием иерархичности и линейной детерминированности процессов и явлений. Ведущим стал принцип множественности, уравнивания - семантического и аксиологического - всех входящих в культуру компонентов, которое проецируется на искусство, науку, политику, философию.

Создаваемая сегодня человеком семиотическая и символическая среда, которая начинает постепенно заменять традиционно оппозиционную культуре природу, становится новой онтологической реальностью, обладающей собственными онтологическими характеристиками – «киберпространством» (Дж. Барлоу) и «вневременным временем» (М. Кастельс). Переход к цифровому способу кодификации информации и восприятие принципов функционирования сетевой культуры в качестве доминирующих, конечно, не означает элиминирования книжной культуры и культуры устного слова, которые, подвергаясь трансформации, тем не менее, сохраняют свои основополагающие качества. Наиболее естественным состоянием современной культуры представляется органичное сочетание различных способов кодификации реальности, соответствующих специфике определенных культурных миров.

В III главе рассматривается «Взаимодействие традиционной, элитарной и массовой культур в социально-политическом пространстве современности», а основным предметом исследования становятся те социокультурные изменения, которые связаны с процессами глобализации и информатизации, порождающими новые практики функционирования выделенных типов культуры.

Параграф 3.1. – «Традиционная, элитарная, массовая культуры в процессах глобализации». Глобализация в исследовании понимается как исторически обусловленный феномен, появление которого связано с переходом большинства экономически развитых стран к постиндустриальному и информационному обществу, с процессом становления глобальной экономики и формированием транснациональных отношений. Несмотря на выделение различных аспектов глобализации, очевидно, что это явление объединяет в себе целый комплекс взаимообусловленных процессов, которые протекают в экономической, финансовой, политической сферах (И. Валлерстайн, С. Хантингтон, П. Бергер, Дж. Сорос, Дж. Стиглиц, К. Волтз, Д. Хелд, П. Бергер, М. Фичерстоун, М. Уотерс, В. Каволис, Р. Робертсон А.И. Уткин, В.Г. Федотова, В.Л. Иноземцев, М.Г. Делягин, А.С. Панарин, А.И. Шендрик). Очевидно, что та форма, в которой глобализация выступает сегодня, ведет к унификации культурных миров, сокращению поливариантности культурного и социального развития, культурной гомогенизации, формированию монополярного мира. Практика показывает, что относительно безболезненным для любых культур является процесс обмена поверхностными элементами, более же глубинные установки, отражающиеся в картине мира, ценностной системе, представлениях о мироустройстве, в характере символического опредмечивания мира, не поддаются унификации, генерализации и механическому совмещению.

Если говорить о выделенных в исследовании типах культуры, то они в условиях глобализации проявляют себя принципиально различным образом. «Агентами глобализации» выступают элитарная и массовая культуры, традиционная же активно противостоит ей. Элитарная культура, как обладающая общечеловеческим значением, стремящаяся к специализации и воплощающая стремление к инновационным моделям, а также элита как группа людей, обладающих возможностью управлять самыми разнообразными процессами в обществе («давосская культура» по С. Хангтингтону или «элитарная культура интеллектуалов» по П. Бергеру), становятся «проводниками» глобализации, создавая идентичность, связанную с принадлежностью к структурам управления информационной экономикой, стремясь к нивелировке культурных границ и созданию специфической глобальной, интернациональной культуры.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.