авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Соотношение и взаимодействие традиционной, элитарной и массовой культур в социальном пространстве современности

-- [ Страница 3 ] --

12. Наиболее характерными воплощениями традиционной и элитарной культуры в социально-политическом пространстве современности выступают этническая и национальная культуры, которые наряду с массовой обладают специфическими стратегиями формирования идентичности. Идентичность в границах этнической культуры определяется, преимущественно, подчинением индивида социальному целому, когда личность предстает в качестве разделенной, рассредоточенной, коллективной, а каждый индивид представительствует не от себя лично, но от имени племени, рода, этноса, группы. Национальная культура, надстраиваясь над культурой этнической, основывается также на территориальном, религиозном и культурном единстве. Но наиболее важным средством идентификации здесь становится единство закона и то чувство общности, которое связано с социальной, гражданской гомогенностью. В массовом обществе идентичность формируется на основе общности потребления, которое становится основным способом коммуникации индивида с социумом, а адаптация личности осуществляется посредством ее пассивного подчинения социальным нормам, что неизбежно вызывает нивелировку личности.

13. В условиях глобализации каждый из типов культуры проявляет себя различным и порой противоречивым, образом. Определенные условия для формирования общечеловеческой культуры создает элитарная культура, ибо производимые ей продукты, будучи нередко высоко специфичными в своей национальной форме, оказываются, как правило, обладающими универсальным, вненациональным содержанием своих социальных функций.

В качестве универсального культурного проекта, основы формирующейся транснациональной культуры, выступает массовая культура, которая становится инструментом разрушения национальных культурных традиций, а порой и механизмом культурной экспансии. Потребляемая повсеместно, эта культура нивелирует национальные особенности повседневного потребления и создает культуру гомогенную, доступную всем и принимаемую всеми, претендующую на роль универсальной культуры эпохи глобализации. Однако, несмотря на космополитизм массовой культуры, в границах отдельных культурных миров она приобретает ярко выраженные особенности, что позволяет вести речь о ее национальных вариантах и выделять американскую, японскую, советскую и т.д. массовую культуру. Массовая культура принимает активное участие в формировании национальной идентичности посредством тиражирования и трансляции национально-исторической символики и национально-значимых идей.

Если высокоразвитые общества, как правило, спокойно реагируют на абсолютное торжество массовой культуры в их крупных городах, то в менее развитых обществах в условиях глобализации их традиционная культура начинает проявлять значительную активность и способность противостоять разрушительному влиянию глобализации, что вынуждает правительства многих стран предпринимать согласованные усилия, направленные на защиту этнических культур.

14. В границах современной культуры и изменившегося под влиянием глобализационных процессов мира приобретает новое значение проблема диалога. Способность к диалогическому взаимодействию в границах трех основных типов культуры проявляется различным образом. Если в понимании диалога акцентировать феноменологический аспект, предполагающий обмен между персональными целостностями, мирами, сохраняющими свои особенности, который происходит в процессе понимания, то он в большей степени присущ элитарной культуре. Если в трактовке диалога акцентировать информационный аспект, связанный с коммуникационным взаимодействием, то подобную настроенность на социальную коммуникацию проявляет массовая культура. Для традиционной же культуры, имеющей устную природу, характерной является закрытость, проявляющаяся в таком качестве, как этноцентризм – настроенность на восприятие собственной культуры как семантически и ценностно образцовой.



Апробация результатов исследования

Результаты исследования опубликованы в монографиях (общим объемом 123, 65 п.л.), а также в 45 статьях, вышедших в различных журналах и сборниках в 2004-2009 гг., включая 14 публикаций в журналах, входящих в перечень изданий ВАК Минобрнауки РФ для докторских диссертаций.

Материалы исследования в 2004-2009 гг. докладывались на 15 научных конференциях и симпозиумах, в том числе, на следующих:

Международный симпозиум «Вузы культуры и искусств в мировом образовательном пространстве: Новый «Шёлковый путь» к культуре без границ», Республика Корея, г. Ёнгволь, 18–24 мая 2009 г.; Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему», Санкт-Петербург, 25-29 ноября 2008 г.; Международная научная конференция «Этнология–антропология–культурология: новые водоразделы и перспективы взаимодействия», Московская область, г. Домодедово, Белые Столбы, 3–5 апреля 2008 г., Российский институт культурологии совместно с Институтом этнологии и антропологии РАН и Госфильмофондом РФ; Международная конференция «Межкультурный и межрелигиозный диалог в целях устойчивого развития», Москва, Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации, 13–16 сентября 2007 г.; Всероссийская конференция «Русская традиционная культура и современный мир», Москва, Государственный республиканский центр русского фольклора, май 2007 г., май 2008 г., май 2009 г.; VII Конгресс этнографов и антропологов России, Саранск, 9-14 июля, 2007 г.; Международная научная конференция «Образование для XXI века», Москва, Московский гуманитарный университет, ноябрь 2008 г., 2009 г. и других.

Материалы диссертационного исследования используются автором при чтении лекций студентам и аспирантам Московского гуманитарного университета в курсе по философии культуры, теории и методологии культуры, истории культурологических учений, культуре массового и элитарного.

Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры культурологии ННОУ ВПО «Московский гуманитарный университет» 6 марта 2009 г.

Структура диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обосновывается актуальность темы и научная новизна работы, излагается гипотеза диссертационного исследования, определяются его цели, задачи и методологическая база.

I глава диссертации «Традиционная, элитарная, массовая культуры в отечественной и зарубежной традиции: концептуальные подходы к исследованию» - посвящена рассмотрению обозначенных типов культуры в контексте различных исследовательских парадигм. В параграфе 1.1. - «Традиционная, элитарная, массовая культура: к проблеме определения понятий» - анализируются те подходы к обозначенным феноменам, которые, в значительной степени, обусловлены границами определенной области знания. Традиционная культура стала предметом рассмотрения, прежде всего, в границах этнографии и культурной антропологии, где она определяется как способ функционирования традиционного общества (К.В. Чистов), обеспечивающий преемственность развития посредством производства и сохранения материальных объектов, идей, отношений (Л. Морган, Э. Тайлор, Ф. Боас, Э. Сепир, Р. Линтон, Р.Л. Билз, К. Клакхон), выступающих как проявление способности человека к символизации (Л. Уайт) и созданию специфических моделей, паттернов, культурных форм (А.Л. Кребер). В рамках философского подхода акцентируются аспекты, связанные с соотношением традиции и творчества, где традиционная культура трактуется как сопротивляющаяся любым нововведениям (О.Г. Дробницкий), а творческая деятельность – как ограниченная способностью индивида применять накопленный опыт к специфическим и изменяющимся обстоятельствам при сохранении жестких рамок родовой традиции (Н.С. Злобин, П.П. Гайденко, Ю.Н. Давыдов). Сама же традиционная культура рассматривается как наиболее адекватный общественно-историческим условиям существования человека способ адаптации (Э.С. Маркарян). В рамках социологического подхода акцентируется способность традиционной культуры выступать в качестве механизма воспроизводства социальных институтов и норм (Г. Спенсер, Э. Дюркгейм, Е. Шацкий), где носителями традиционного сознания выступают малые социальные группы (М.С. Каган, К.Б. Соколов, Т. Щепанская). Для культурологического подхода характерна интегративность модели традиционной культуры, объединяющей рассмотрение культурного текста; социального носителя – субъекта культуры; способов трансмиссии культуры; социальных функций культуры (А.Я. Флиер, Н.А. Хренов, Н.Г. Михайлова).

Массовая культура с самого момента своего происхождения привлекла внимание, прежде всего, философов, которые рассматривали формирование «человека массы» как причину кризиса европейской культуры (Фр. Ницше, О. Шпенглер, Г. Зиммель, Н.А. Бердяев). Его следствием стало нарушение традиционного равновесия между элитой и массой и вульгаризация культуры (Х. Ортега-и-Гассет), изменение способов производства культуры, превращающейся в «культуриндустрию» (Г. Маркузе, М. Хоркхаймер, Т. Адорно, Э. Фромм). В этой же тональности были выдержаны работы советских исследователей (Г.К. Ашина, В.Л. Глазычева, Б.А. Грушина, Ю.Н. Давыдова, Е.Н. Карцевой, А.В. Кукаркина, В.П. Шестакова и других), где подчеркивались такие ее черты, как эскейпизм, гедонизм, манипулятивный характер. В работах социологической направленности массовая культура рассматривается как имеющая наибольшее число носителей ее ценностей, как массово распространенная и потребляемая представителями различных социальных страт, как способ формирования социокультурной гомогенности (Д. Белл, Д.К. Гэлбрейт, К. Боулдинг, Г. Кан, Э. Тоффлер, З. Бжезинский), как средство социокультурной регуляции и стабилизации (Ж. Бодрийяр, С. Жижек). Массовая культура как низкопробное развлекательное искусство рассматривается в работах искусствоведческой направленности, где категория «массового» выступает аналогом «банального» (П. Вайль, А. Генис), «тиражированного» (Н.М. Зоркая), противопоставляется «индивидуальному» (Н.А. Ястребова), анализируется как опосредованная коллективным бессознательным и обладающая архетипической природой (Н.А. Хренов). В границах культурологического подхода массовая культура трактуется как формирующаяся специфическая транснациональная мультикультуральность, сменяющая культуру национального типа, выполняющая в современном обществе специфическую функцию транслятора культурных смыслов от специализированной культуры к обыденному сознанию, выступающая в качестве новой системы управления, представляющая более высокий уровень стандартизации системы образов «социальной адекватности» (К.З. Акопян, О.Н. Астафьева, С.Н. Иконникова, Т.Ф. Кузнецова, Э.А. Орлова, К.Э Разлогов, Е.Г. Соколов, А.Я. Флиер, Е.Н. Шапинская).

Суть элитарной культуры была обстоятельно проанализирована Х. Ортегой-и-Гассетом и К. Манхеймом, которые выделили в данной культуре способность к сохранению и воспроизводству основных смыслов культуры. Этот тип культуры как «культуры воспитания» (И. Кант), «культуры ученых» (Й. Гердер), «высокой культуры» (Г.-Ф. Гегель), культуры «людей гения» (А. Шопенгауэр) и «творческого меньшинства» (Ф. Ницше), связывался со способностью человека ставить цели в состоянии свободы и выступать в качестве источника творческой активности (Н. Бердяев). В советской философии элитарная культура рассматривалась как культура буржуазная, по своей сути близкая к коммерческой и развлекательной массовой культуре (Г.К. Ашин). В отличие от философского подхода к трактовке элитарной культуры, в границах социологического она характеризуется как культура господствующих общественных групп, вырабатывающих и осуществляющих государственную, культурную и социально-экономическую политику (В. Парето, Г. Моска, Р. Михельс, Ч. Р. Миллс, Р. Милибанд, Дж. Скотт, Дж. Перри, Д. Белл), в том числе, в части определения возможности эффективного воздействия на массовое сознание в интересах господствующей элиты (Т. Парсонс, Р. Мертон, Дж. Хомас, У. Уайт). В рамках искусствоведческого подхода элитарная культура нередко трактуется как авангардное искусство, которое способно воспринимать лишь специально подготовленное к этому сознание (Х. Ортега-и-Гассет). Однако все чаще «элитарное» понимается как обладающее «системной» ролью в формировании смыслов искусства (Г. Голицын). Начиная же с середины 90-х годов в культурологической литературе элитарная культура определяется, в основном, как высокая, что предполагает снятие ее ограничения лишь духовной сферой, и как обладающая рядом принципиально важных особенностей - духовным аристократизмом, ценностно-смысловой самодостаточностью, сложностью, специализированностью (И.В. Кондаков, В.А. Ремизов).





В параграфе 1.2. – «Традиционная, элитарная и массовая культуры: научный дискурс как идеологический дискурс» - акцентируется внимание на том, что решение проблемы соотношения традиционной, элитарной и массовой культур тесно связано с тем идеологическим контекстом, в котором она обсуждается. Это, естественно, не означает, что взгляды ученого полностью детерминируются общественно-политической доминантой, тем не менее, преобладающие в обществе идеи и представления, в которых отражается обобщенный социально-исторический опыт, безусловно, оказывают влияние на позицию исследователя - вне зависимости от того, осознается это влияние им самим или нет.

Формирование дискурса вокруг проблемы элитарного и массового было обусловлено ситуацией культурного кризиса на рубеже XIX и XX веков. В его рамках восприятие всего, что было связано с феноменом массы, ставшей новым субъектом исторического действия, носило резко критический оттенок, а характеристика «человека массы» определялась в терминах «заражаемости», «внушаемости», «утраты чувства ответственности» (Г. Лебон, Г. Тард, У. Мак-Дауголл). Характерно, что массовая культура авторами рассматривалась в оппозиции не с традиционной, а с элитарной культурой и оценивалась с элитистских позиций как угроза существованию искусства, науки и, в целом, культуры. Сама же эта дихотомия нашла законченное выражение в одной из первых дефиниций массовой культуры как порождения массового индустриального века, противостоящей элитарной культуре (М. Хоркхаймер, Д. Макдональд). В период формирования тоталитарных общественных систем в исследованиях акцентировалась разрушительная в истории роль масс, становящихся социальной опорой диктатур (К. Манхейм, Э. Ледерер, Х. Арендт). С 50-х годов, когда была сформулирована и стала одной из ведущих на Западе теория индустриализма, массовая культура стала рассматриваться как феномен массового индустриального общества. Для исследований этого периода основным направлением становится критика различных аспектов буржуазного общества: экономического, политического и социального отчуждения, распространения стандартизированной массовой культуры (Т. Адорно, М. Хоркхаймер), конформизм порождаемого ей человека – «человека-локатора» (Д. Рисмен), «одномерного человека» (Г. Маркузе), «самоотчужденной личности» (Э. Фромм).

Новая эра в понимании взаимоотношений между массовой и элитарной культурой открывается в 1970-х годах, после оформления постиндустриальных и информационных концепций, в которых акцентировалась особая роль культуры, неизбежно подвергающейся «демассификации», «дестандартизации», «персонализации» (Д. Белл, А. Турен, Ж. Фурастье, Д.К. Гэлбрейт, К. Боулдинг, Г. Кан, Э. Тоффлер, З. Бжезинский, Е. Масуда, Дж. Нейсбит, Дж. Бенингер, Т. Стоуньер, М. Маклюэн, Э. Тоффлер, М. Кастельс) и способствующей формированию новой системы ценностей - «постматериалистической» - «post-materialist» (Р. Инглегарт) или «постэкономической» - «post-economic» (Э. Тоффлер), имеющей символическую природу и связанной со статусными аспектами (Ж. Бодрийяр, С. Лаш, З. Бауман, Д. Келлер, Ж. Липовецки). Подобные идеи о массовой культуре как создающей определенную социальную и культурную гомогенность, составляют определенный идеологический дискурс. В его границах представляется не существенным то обстоятельство, что процессы, обозначаемые теоретиками постиндустриализма и постмодернизма «персонализацией личности», в реальности выступают в качестве процессов индивидуализации не процессов творчества, а процессов потребления, где выбор способов осуществления активности задается властными структурами, а потребление органично вписывается в процедуры тотального управления человеком и его потребностями.

Что касается России, то здесь научный дискурс выстраивался вокруг иных идеологических доминант. Идея кризиса культуры, погибающей в омассовлении, осмысливалась и русскими философами (Н.Я. Данилевским, К.К. Леонтьевым, С.Н. Булгаковым, С.Л. Франком, Н.О. Лосским, Л.И. Шестовым, Н.А. Бердяевым, В.В. Розановым, Л.Н. Войтоловским, Н.К. Михайловским). Однако наряду с критикой массовой культуры с элитистских позиций, отечественные исследователи акцентировали не столько характерные для нее тенденции упрощения, сколько ее духовной пустоты и нравственной ущербности, что определило актуальность сопоставления не массовой и элитарной культур, а массовой и традиционной. Тенденции трансформации традиционной культуры под влиянием процессов разрушения общинных связей и формирования новых социальных отношений, возникающих в городе, воспринимались как предвестники гибели русской культуры, лишающейся своей питательной почвы, своего духовного основания. В рамках этого научного дискурса народ, как носитель основных ценностей традиционной культуры и широко понимаемой русской идеи, уступающий место массовому человеку со стертым индивидуальным началом, был подвергнут идеализации.

Эти тенденции принципиально изменились в послереволюционной России, первоочередной задачей которой стало формирование конкурентоспособной экономики, обладающей достаточно развитой промышленностью, и более высокой производительностью труда. В контексте провозглашенной «власти масс», наделявшейся положительными коннотациями («пролетарская масса», «революционная масса»), понятие «народ» как подразумевающему нечто патриархальное вплоть до 50-х годов XX подвергалась жесткой регламентации со стороны государства (Н.А. Хренов, А.С. Каргин). Характерно, что только к 60-70-м годам XX века привычный оборот «культура масс» станет неактуальным, «массовая культура» будет рассматриваться как явление, атрибутивное западному буржуазному обществу и подвергаться критике, а оппозиция массовой, элитарной, традиционной культур для советской науки будет существовать, в большей степени, как проблема идеологическая.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.