авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

Язык русской прозы эпохи постмодерна: динамика лингвопоэтической нормы

-- [ Страница 1 ] --

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

БАБЕНКО Наталья Григорьевна

ЯЗЫК РУССКОЙ ПРОЗЫ ЭПОХИ ПОСТМОДЕРНА:

ДИНАМИКА ЛИНГВОПОЭТИЧЕСКОЙ НОРМЫ

Специальность 10.02.01 – русский язык

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Санкт-Петербург 2008

Работа выполнена на кафедре общего и русского языкознания Российского государственного университета имени Иммануила Канта (Калининград)

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Рогова Кира Анатольевна

доктор филологических наук, профессор

Фатеева Наталья Александровна

доктор педагогических наук, профессор

Кулибина Наталья Владимировна

Ведущая организация: Российский университет Дружбы народов

Защита диссертации состоится “__” __________ 2008 г. в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 212.232.18 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 11, факультет филологии и искусств, ауд. 195.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. М.Горького Санкт-Петербургского государственного университета (199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7/9).

Автореферат разослан “___” __________ 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук Д.В. Руднев

Общая характеристика работы

Изучение лингвопоэтических норм литературы, в той или иной степени соотносимой с какой-либо культурной парадигмой, естественно связано с основными эстетическими и философскими установками этой парадигмы. В приложении к русской литературе последних трех десятилетий следование высказанному тезису затруднено терминологической невнятицей в определении и употреблении ключевых номинаций постмодерн / постмодернизм, которая преодолевается в реферируемой работе следующим образом: в настоящем исследовании анализируются лингвопоэтические нормы русской литературы эпохи постмодерна: если постмодерн понимается нами широко – как общее наименование современной культурной эпохи, то постмодернизм – как наименование чрезвычайно влиятельного, но «частного», идеологически и эстетически достаточно жестко очерченного культурного феномена эпохи постмодерна.

Осмыслению постмодернизма посвящена обширная философская, культурологическая, филологическая литература, но до сих пор четко не определено само это понятие. Одни исследователи называют постмодернизм направлением, течением, эстетикой, концепцией, парадигмой, методом, стихией. Другие определяют его как не направление, не течение, не эстетику, не концепцию, не парадигму, не метод, но стихию. Следы этой стихии ищут и находят в литературе разных времен и народов («постмодернизм как стихия был всегда» (П.Вайль)), хотя пик ее «разгула», по мнению большинства, приходится на 70–80–е годы ХХ века. Нечеткой, зачастую условной является и квалификация того или иного писателя как постмодерниста, что обусловлено уже отмеченной размытостью самого понятия постмодернизм, тем обстоятельством, что демаркация границ между «измами» – модернизмом / постмодернизмом и постмодернизмом / постпостмодернизмом, включающим бесчисленные и слабо различаемые типы творчества, затруднена естественной текучестью, «вязкостью» литературного процесса.



Аналитики по-разному оценивают сегодняшнее состояние постмодернистской литературной парадигмы: В.Курицын считает, что «постмодернизм победил, и теперь ему следует стать немного скромнее и тише», Н.Б.Иванова определяет постмодернизм как «саморазрушающуюся систему», а М.Н.Эпштейн утверждает, что «постмодернизм по-прежнему остается единственной более или менее общепринятой концепцией, как-то определяющей место нашего времени в системе и последовательности исторических времен». По-разному воспринимают современную литературу, не чуждую постмодернистской эстетике, и обычные читатели: одни считают ее отвечающей духу и стилю времени и, соответственно, достойной заинтересованного прочтения, других она возмущает и отвращает как содержанием, так и словесными средствами его выражения.

Принимая к сведению вышеизложенное, признем: значимость постмодернистской эстетики для развития русской литературы последних трех десятилетий нельзя ни отрицать, ни абсолютизировать. Сегодня, когда от бурных споров о постмодернизме (его «зловредных» интенциях, совместимости с русской ментальностью, хронологии рождения – развития – упадка, степени соответствия эстетической теории и художественной практики) филология перешла к обстоятельному многоаспектному исследованию русских литературных плодов эпохи постмодерна, необходимо учитывать следующее: именно в языковой картине совокупного текста большого корпуса произведений, созданных в названный период, отражено сложное взаимодействие как имманентно присущего современной русской художественности, так и привнесенного, заимствованного, что диктует настоятельную необходимость пристального аналитического внимания к языку художественной литературы последних десятилетий, ее лингвопоэтическим нормам. Именно этим определяется актуальность настоящего исследования. Читатель, вступая с книгой в диалог, воспринимает и оценивает ее в соответствии с личным вкусом и опытом. Исключительно «вкусовой» подход рождает исключительно «вкусовые» оценки, что также обостряет необходимость постоянного не столько оценивающего, сколько изучающего внимания к литературе со стороны специалистов различных областей филологического знания. Изучение лингвопоэтики современной словесности (прозы и драматургии) призвано в доступной степени объективировать наше представление о том, что представляет собой литература эпохи постмодерна в ее отношении к поэтическому (= эстетически значимому) языку, русской литературно-языковой традиции (как классической, так и авангардной) и русскому читателю (как массовому, так и элитарному).

Новизна работы предопределена тем, что впервые лингвопоэтическому анализу подвергнут большой массив современных литературных текстов различной авторской, жанровой и тематической принадлежности, что позволило (осуществив «интеридиостилистический» (В.П.Григорьев) подход к материалу) высказать аргументированные суждения об общих и индивидуальных лингвопоэтических нормах прозы эпохи постмодерна, Впервые лингвопоэтика современной прозы представлена в ее динамике: в сопоставлении с лингвопоэтикой предшествующих литературных парадигм. Впервые в поле зрения лингвопоэтики введены гарнитуры лингвопоэтических приемов и средств, обеспечивающих художественную экспликацию 1) деструкции слова, повествования, чтения; 2) заумного конструирования; 3) отношения к иноязычной экспансии; 4) неомифотворчества и десимволизации; 5) современного эротического языка; 6) обострения смысловой оппозиции «человеческое звериное»; 7) реинтерпретации чужого текста. Впервые сделаны выводы о многоаспектных соответствиях и несоответствиях лингвопоэтических практик современных русских прозаиков основным постулатам эстетики постмодернизма.

Объектом рассмотрения в работе является язык русской художественной литературы (преимущественно прозы) последних трех десятилетий, находящейся в диалогических отношениях с постмодернизмом как наиболее влиятельной и агрессивной культурной парадигмой второй половины ХХ века.

Предметом исследования – лингвопоэтические нормы современной художественной литературы, обеспечивающие выражение сложных, противоречивых и творчески продуктивных взаимоотношений вышеназванных участников культурного диалога.

Теоретико-методологическая база исследования. Особенность привлекаемого к анализу материала предопределила опору настоящего исследования на теоретические посылки ряда филологических дисциплин: лингвопоэтики, стилистики художественного текста, лингвистики текста, нарратологии, семасиологии, лексикологии, словообразования, морфологии, синтаксиса. Как особо важные для формирования исследовательского подхода к языку художественной литературы эпохи постмодерна и наиболее разработанные в современной филологии в работе учитываются следующие аспекты: соотношение поэтики и лингвистической поэтики (М.М.Бахтин, М.Б.Гаспаров, В.П.Григорьев, Ю.Н.Жирмунский, А.А.Потебня, Г.Г.Шпет, К.Эрберг); лингвопоэтический анализ художественного текста как основа его филологической интерпретации (С.С.Аверинцев, И.В.Арнольд, Г.И.Богин, В.З.Демьянков, В.А.Лукин, В.Н.Топоров, Л.В.Щерба, И.А.Щирова, З.Я.Тураева); язык художественной литературы как поэтический, т.е. эстетически значимый язык (В.В.Виноградов, Г.О.Винокур, В.П.Григорьев, Б.А.Ларин, Я.Мукаржовский); специфика художественного (= поэтического) слова (Г.О.Винокур, Я.И.Гин, В.В.Колесов, М.А.Кронгауз, А.А.Потебня); соотношение понятий «художественный текст» и «художественное произведение»; «смысл текста» и «смысл произведения» (Р.Барт, М.М.Бахтин, Ю.Б.Борев, И.Р.Гальперин, К.А.Долинин, М.Я.Дымарский, В.Изер, Е.С.Кубрякова, Ю.М.Лотман, В.П.Руднев); типы текстовой информации, информемы и прагмемы как обобщенные текстовые единицы ее передачи (И.Р.Гальперин, Л.А.Киселева); понятие прагматики (Ю.Д.Апресян, В.Н.Телия), понятие эмотивности, средства и способы ее выражения (Л.Г.Бабенко, Е.М.Вольф, В.И.Шаховский); характеристика участников эстетической коммуникации – автора, текста и читателя (Н.С.Болотнова, В.В.Виноградов, Ж.Женетт, В.Изер, Ю.М.Лотман, Л.А.Новиков, В.В.Одинцов, А.А.Потебня, А.Р.Усманова, М.Фуко, Х.Р.Яусс); художественный текст как объект восприятия (И.В.Арнольд, Г.И.Богин, В.Изер, О.А.Мельничук, Х.Р.Яусс); понятия нормы, канона и эталона (Н.Д.Арутюнова, Г.О.Винокур, Б.М.Гаспаров, Я.И.Гин, В.П.Григорьев, Т.А.Гридина, Б.Гройс, С.В.Ильясова, Л.В.Зубова, В.В.Красных, Б.Ю.Норман, Д.М.Поцепня); понятие окказионального, поэтика сдвига (Ю.Д.Апресян, Г.О.Винокур, О.А.Габинская, Я.И.Гин, В.П.Григорьев, Т.А.Гридина, И.В.Гюббенет, Л.В.Зубова, В.В.Лопатин, Р.Ю.Намитокова, Н.А.Николина, Т.Б.Радбиль, О.Г.Ревзина, Е.Н.Ремчукова, К.А.Рогова, В.З.Санников, Н.А.Фатеева); отношение к традиции и новаторству в различные эпохи развития русской литературы (Б.Гройс, Л.В.Зубова, Б.А.Ларин, Г.Ойцевич, Ю.Н.Тынянов, Р.О.Якобсон).

Цель диссертационной работы – исследование лингвопоэтических норм русской литературы эпохи постмодерна в их диахронической и синхронической динамике. Достижению поставленной цели подчинено решение следующих задач:

– выработать исследовательский подход, адекватный материалу и цели исследования;

– выявить доминантные аспекты лингвопоэтики, обеспечивающие выражение концептуальных смыслов современной литературы;

– проанализировать диахроническую динамику лингвопоэтических норм: выявить отношение лингвопоэтической практики литературы эпохи постмодерна к русской лингвопоэтической традиции, определить тенденции ее развития;

– охарактеризовать синхроническую динамику лингвопоэтических норм путем сопоставления техники и функций одного и того же приема в произведениях ряда современных авторов;

– разграничить деструктивные и конструктивные лингвопоэтические практики;

– описать лингвопоэтику экспансии иноязычного слова как свидетельства обострения оппозиции «свое чужое»;

– отследить процесс реализации традиционных и возникновения окказиональных культурных коннотаций в современном литературном бестиарии;

– выявить лингвопоэтические приемы и средства мифологизации и демифологизации, символизации и десимволизации;

– проанализировать с лингвопоэтических позиций современные литературные практики эротического дискурса;

– исследовать лингвопоэтику ономастикона литературы эпохи постмодерна;

– описать лингвопоэтику реинтерпретации классических произведений.

Теоретическая значимость исследования определяется его вкладом в развитие теории лингвопоэтики, в изучение современных лингвопоэтических норм – общих и индивидуальных – в диахроническом и синхроническом аспектах.





Практическая значимость исследования заключается в возможности использования его результатов в университетских лекционных курсах по стилистике художественной литературы, лингвистике текста, в спецкурсах по лингвопоэтике прозы и драматургии. Результаты исследования могут быть также использованы при описании истории языка художественной литературы в аспекте исторической поэтики.

Комплексная методика настоящего исследования сопрягает следующие методы и виды анализа текста и составляющих его разноуровневых единиц: контекстологический и семный виды анализа лексического материала; текстуально-аналитический метод тщательного прочтения (иначе говоря – медленного чтения) художественного произведения, естественно сопрягающийся с имманентным анализом; раздельно-сопоставительный метод, в реализации которого сопоставительный этап описания следует за раздельным; герменевтический метод, позволяющий в доступной степени объективировать толкование произведений.

Лингвопоэтика объясняет КАК, посредством каких языковых средств и приемов эксплицируются смыслы в художественном тексте. КАК с неизбежностью выдвигает ЧТО. В переходе от КАК к ЧТО непременно должны быть учтены затекстовые (фоновые) интерпретанты и данные вертикального контекста, актуализированные в произведении. Объем привлекаемой затекстовой информации определяется как интенцией текста, так и интенцией интерпретатора. По мнению А.Битова, единственный путь к пониманию и описанию феномена «преобразившегося в прозе расхожего слова» – поиск ответов на вопросы КТО? и ЗАЧЕМ? Суммируя все сказанное, можно утверждать, что, добросовестно анализируя КАК, выясняя ЧТО, учитывая КТО и пытаясь понять ЗАЧЕМ, можно в значительной степени, но без «непростительного оптимизма» (Н.Н.Зубков) и «неосмотрительного азарта» (Б.А.Ларин) объективировать наше представление о лингвопоэтическом и (в конечном счете) концептуально-смысловом спектре русской литературы эпохи постмодерна.

Источники материала. В диссертации в лингвопоэтическом аспекте рассматриваются произведения В.Аксенова, Б.Акунина, А.Битова, С.Болмата, А.Боссарт, Ю.Буйды, Д.Быкова, А.Волоса, С.Гандлевского, Е.Гришковца, О.Зайончковского, А.Иванова, А.Кабакова, А.Кима, Н.Кононова, Ю.Кокошко, П.Крусанова, А.Лёвкина, Д.Липскерова, В.Маканина, В.Нарбиковой, Вл. Новикова, В.Пелевина, Л.Петрушевской, В.Попова, Е.Попова, В.Пьецуха, Д.Рубиной, Н.Садур, А.Слаповского, С.Соколова, В.Сорокина, И.Стогова, Т.Толстой, В.Тучкова, Л.Улицкой, М.Шишкина.

Положения, выносимые на защиту:

1. В языке русской литературы эпохи постмодерна воплощены общие лингвопоэтические нормы деструкции, заумного конструирования, использования иноязычных включений, порождения культурных неоконнотаций, создания и разрушения мифа и символа, современного языка литературной эротики, семантизации литературных онимов, реинтерпретации классических произведений.

2. Лингвопоэтическим нормам русской литературы трех последних десятилетий свойственна диахроническая динамика, выражающаяся в том, что лингвопоэтический контакт современного литературного материала с русской классикой представляет собой творческое усвоение и развитие приема, его художественных функций, а не механическое заимствование как проявление тотальных постмодернистских цитации / анонимности, иронии, пародийности или «пастишности».

3. Лингвопоэтическим нормам современной прозы и драматургии присуща синхроническая динамика, выявляющаяся в формальной и функциональной вариативности порождения и использования одного и того же лингвопоэтического приема в произведениях разных авторов.

4. Повествовательная и словесная деструкция (как инструмент деконструкции художественного текста и один из ведущих приемов лингвопоэтики русской литературы эпохи постмодерна) полифункциональна. С одной стороны, деструкция приводит к экспликации свойственных постмодернизму нонселекции, симуляции, трансгрессии, антиавторитарности и многоязычия. С другой стороны, лингвопоэтические нормы деструкции ориентированы на утверждение традиционных культурных ценностей через их отрицание, «от противного», что противоречит негативистскому и нигилистическому постулатам эстетики постмодернизма.

5. Современные авторы видят в языковой игре лингвопоэтический прием выражения содержательно-концептуальной и содержательно-подтекстной информации, а не самодостаточное, замкнутое в самом себе словесное действо.

6. Лингвопоэтика русской литературы последней четверти ХХ – начала XXI столетия можно определить как лингвопоэтику синтеза, сплава идеальной, изысканной нормы и изощренной, принципиально значимой девиантности, проявляющейся в разнообразных способах и средствах репрезентации сдвига – важнейшего конструктивного принципа, обеспечивающего выражение идейного содержания литературного произведения.

7. Лингвопоэтика современной русской литературы реализуется посредством частных «тематических» лингвопоэтик, ряд которых открыт: лингвопоэтик деструкции, «чужести», брутальности, безумия, неопределенности, эротики, забывания, аффекта, утопии, антиутопии. Всё многообразие тематических лингвопоэтик может быть объединено «под крышей» двух металингвопоэтик – лингвопоэтики интенсива и лингвопоэтики экстенсива, терминологическое обозначение которых имеет не тематическое, а собственно «техническое» основание.

8. Лингвопоэтика интенсива репрезентирована языковыми средствами и приемами лексической и грамматической актуализации, принципами наррации, известными в той или иной степени литературной традиции. Современные авторы предельно интенсифицировали их использование. Лингвопоэтика интенсива дает новое художественное дыхание тому, что в свое время уже обрело статус эстетической «внутренней нормы» произведения, идиостиля или литературного направления (например, заумное творчество футуристов или нарративная деструкция обэриутов).

9. Лингвопоэтика экстенсива представлена совокупностью приемов и способов а) вербализации тематики, табуированной ранее моральными, эстетическими, лингвистическими нормами (это тематика физиологических отправлений, сексуальных извращений, натуралистически изображаемого садизма и пр.); б) реализации лирико-прозаических опытов (опытов преобразования прозы в «проэзию»); в) употребления разнотипных иноязычных включений, которые репрезентируют иноязычный «лексический фронт», агрессивно вторгающийся в словесную ткань русскоязычных произведений. Лингвопоэтика экстенсива активно осваивает маргинальные (некодифицированные, субстандартные) лексические ресурсы национального языка.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.