авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Как объект номинации в русском жаргоне

-- [ Страница 3 ] --

Как и в литературном языке, при образовании номинативных единиц в русском жаргоне задействованы два основных механизма: морфемное (аффиксальное) словообразование и безморфемное (семантическая деривация).

Последовательное применение семасиологического и ономасиологического методов, целесообразность которого обоснована в начале первой главы исследования, означает по отношению к производным жаргонным наименованиям, что эти дериваты были подвергнуты на первом этапе словообразовательному анализу (от формы к содержанию), а затем осуществлялся обобщающий анализ материала по ономасиологическому принципу (от значения к форме).

Первый параграф второй главы посвящен рассмотрению особенностей морфемного словообразования изучаемых лексем. В жаргоне преобладающим среди морфемных способов образования новых номинаций лица является суффиксация. Обращает на себя внимание также многочисленность и разнообразие используемых словообразовательных суффиксов со значением лица (более 30). Самыми продуктивными из них оказываются следующие: -ик (инастрик – иностранец), -ник (-ушник / -юшник / -южник, -атник / -ятник) (дезушник – обманщик. От дезуха – дезинформация), -щик (беспредельщик – тот, кто делает что-л. не по правилам, не уважает нормы, выбивается из общего фона) и др.

Форманты -ушник / -юшник / -южник, -он, -арик и -ла / -ло (рацушник – рационализатор, изобретатель чего-л. интересного, полезного, от «рац.» – сокр. «рационализаторский»; дискарик – диск-жокей, ведущий дискотеку; глупон – жрр. шутл.-ирон. Глупый, несообразительный человек; давила - мол., жрр. шутл. Начальник, шеф) присущи исключительно жаргонной деривации в сфере личных существительных.

Часто функционирование суффиксов в сфере жаргонной деривации отличается от способа их использования в литературном языке. Данное различие может заключаться в своеобразии (широте, меньшей ограниченности) мотивационной базы (например, суффикс -щик). Следующее отличие жаргонного морфемного словообразования связано со степенью продуктивности используемых в жаргоне словообразовательных средств. Так, непродуктивные в литературном языке морфемы оказываются очень популярными в жаргоне (-ух- / -юх-; -арь и др.: братуха – 1 жрр. Брат; звонарь – болтун, трепло).

Возможна и обратная ситуация, например: часто употребляемый в литературном языке суффикс -тель в жаргоне встречается достаточно редко, что, как отмечает Е.А. Земская, связано с его «книжным» применением и непригодностью для разговорной речи.

Анализ соотношения семантики жаргонных номинаций лица и семантики производящей базы этих дериватов позволяет выделить в составе суффиксальных наименований две большие группы: номинации с мутационным значением и словообразовательные модификаты. Дериваты с мутационным значением реализуют, в первую очередь, номинативную функцию словообразования, то есть являются производными наименованиями лица по признаку, действию или предмету, образованными на базе соответствующих прилагательных, глаголов или существительных. В жаргоне в таких словах нередко развивается, кроме того, экспрессивно-оценочная семантика – за счет экспрессивной или стилистической маркированности производящей базы или использованного форманта, а также вследствие семантических процессов (метафоризации и др.), сопровождающих акт собственно мутационного словообразования.



Модификация жаргонного наименования лица представлена несколькими словообразовательными категориями: женскости, невзрослости, экспрессивно-оценочной модификации, стилистической модификации.

Интересно отметить, что в жаргонном словообразовании лексема может образовываться не по модели, как это происходит в литературном языке, а быть результатом комбинации морфем, значение которых в совокупности формирует значение деривата (расфигай). Таким образом, при жаргонной деривации большое значение имеет словообразовательный эксперимент, результатом чего является сложность в установлении деривационной природы некоторых производных слов.

Кроме того, в отличие от литературного языка жаргонным наименованиям лица присуще наличие модификатов, порождающее многообразие своего рода вариантов одной номинации (бареха, барешка, барешница, баруха, барушка, барушница). Следовательно, носители жаргона большое внимание уделяют форме, их привлекает словообразовательная игра, направленная на порождение множества формальных вариаций обозначения одного и того же денотата.

Другой особенностью жаргонной деривации лица является своеобразие сложения в этой сфере. Многочисленны наименования, образованные на базе глагольных словосочетаний. Среди них наиболее частотны образования с глагольными основами -гон, -глот, -дел, -пут (чаегон, соплеглот, мордодел, делопут). Обращает на себя внимание натуралистичность семантики данных словообразовательных компонентов, посредством которой достигаются характерные для жаргона экспрессивность и стилистическая сниженность.

Во втором параграфе второй главы были рассмотрены семантические способы словопроизводства наименований лица в жаргоне. По нашим подсчетам, около 3/5 (2110 ед.) жаргонных слов – наименований лица образовано путем семантической деривации. По сравнению с морфемным способом жаргонопроизводства безморфемная деривация характеризуется высоким творческим потенциалом. Использование этого способа помогает носителям жаргона не только эффективно выражать свою мысль, но и наслаждаться игрой со словом.

Среди безморфемных способов метафора представляет собой главный механизм образования жаргонных номинаций. Основной инструментарий метафорического создания номинаций лица в жаргоне составляют антропоморфная, артефактная, зооморфная и гастрономическая метафоры (пильщик – гитарист; дрова – пьяный человек, не способный стоять на ногах; динозавр – 1. ретроград, крайне консервативный человек 2. пожилой человек 3. старый или престарелый член партии, правительства; помидор - пренебр. или ирон. 1. мол. Милиционер 2. угол., мол. Коммунист). Это позволяет сделать вывод о снижении образа человека в картине мира жаргононосителей, о взгляде на него с потребительских позиций, сквозь призму представлений о центральном положении физиологической составляющей в структуре личности, о единой сущности человека и животного. С другой стороны, обилие метафорических номинаций в жаргоне свидетельствует о богатом экспрессивном, эмотивном и образно-выразительном потенциале жаргона как особой формы русского национального языка.

Другими способами семантической деривации, использующимися для образования номинаций лица в жаргоне, являются метонимия, аббревиация, усечение, субстантивация и сложение (нюх - арм. Пограничник, за которым закреплена собака, чтобы кормить её, дрессировать, ходить с нею в наряд; вуз – мол. шутл. О девушке, которая учится в вузе для того, чтобы найти мужа (деаббр.: выйти удачно замуж); полутяж – спорт. Боксер, борец полутяжелого веса; хвостатый - 1. студ. шутл. Студент, имеющий академическую задолженность; кабан-клыкан – злой, недоброжелательный человек).

Специфика образования жаргонных наименований лица отражается в образовании так называемых «слов с семантическим опустошением», полностью теряющих свое базовое значение в процессе деривации. Такие производные выступают в жаргоне исключительно в качестве вокативов (авоська, креветка и др.).

Образование номинаций лица в жаргоне путем семантической деривации часто направлено на создание юмористического эффекта.

Для жаргона это особенно актуально, так как на современном этапе его развития для его носителей очень важна языковая игра, в основе которой лежит, главным образом, каламбур. Каламбурный эффект в жаргоне достигается следующими деривационными приемами: контаминацией слов (быкан – студ. шутл. Декан. А ваш быкан в общагу приходит?; нельзяин - мол. ш-и. Хозяин); псевдоморфемным словообразованием (памятник – 2. жрр. ирон. Член общества «Память». Памятники обиделись на прессу); фонетической деривацией (папоротник – 2. арм. шутл. Прапорщик); энантиосемической деривацией (лакомка – шутл. Нищий, собирающий милостыню около продовольственных магазинов, супермаркетов); лексико-семантической детерминацией (повар – муз. Барабанщик, ударник в рок-группе. от кухня 1 – ударная установка); междусловным наложением (бизнесмент – мил. шутл.-ирон. или пренебр. Милиционер, берущий взятки); слиянием (атомулия-далато – грузин(ка) – контаминация типичных огласовок грузинских собственных имен и русской фразы «а тому ли я дала-то?»). Особым способом, направленным на достижение каламбурного эффекта, становится переосмысление слов или словоформ на базе фонетического или морфемного сходства с другими языковыми единицами (комикс – остряк, «комик», остроумный человек).

В третьей главе – «Особенности жаргонных наименований лица в свете современной лингвистической парадигмы» – наименования лица в жаргоне изучаются с функционально-коммуникативных и когнитивных позиций, что позволяет выявить специфику жаргонной модификации русской языковой картины мира.

Наименования лица в жаргоне являются источником богатой лингвокультуроведческой информации. В них отражается культура страны, ее история, быт, обычаи, привычки, мораль, увлечения, особенности национального характера и национальной картины мира носителей языка.

В первом параграфе третьей главы были проанализированы наиболее интересные особенности жаргонных номинаций лица в аспекте источников формирования этой лексики.

Слова в жаргоне образуются на основе элементов различных систем русского языка, к числу которых относятся: слова литературного языка, просторечные слова, слова из различных территориальных диалектов, слова из других языков. Нами установлено, что для образования жаргонных наименований лица в качестве производных используются слова из английского (американского), итальянского, испанского, французского, немецкого, польского, украинского, эстонского, латышского, финского, черкесского, грузинского, цыганского, армянского, казахского, еврейского, японского и китайского языков.

При этом слова из английского (точнее, американского английского) языка занимают доминирующее место в жаргоне – их 209 в составе рассматриваемой категории (безвумен – холостяк; пикчер – художник). Причиной популярности английского языка служит устойчивое лидерство англоговорящих стран в сфере экономики, культуры и в общественной жизни, что стимулирует людей (особенно молодежь) других стран изучать английский язык, порождая моду на употребление в речи англицизмов.

Существует несколько способов освоения иностранных слов и выражений, послуживших базой образования номинаций лица в русском жаргоне: калькирование (фонетическое и семантическое), заимствование с последующей семантической деривацией, заимствование с последующим морфемным переосмыслением, заимствование с последующим семантическим переосмыслением и морфемной обработкой. Зафиксировано также небольшое количество слов, созданных на базе иностранных слов в формате языковой игры, направленной на достижение каламбурного эффекта: золотоед – комп. шутл. Редактор почты Gold Edit. ср. голдед; мультик – комп. Редактор multi edit.

Особым ресурсом формирования категории наименований лица в русском жаргоне служат имена собственные (Печкин – жрр. шутл. Почтальон; Сусанин – шутл. 1. музейн. Экскурсовод 2. авиа. Штурман). При этом в качестве основы для образований жаргонных наименований лица используются: имена реальных людей (чаще имена и фамилии писателей и поэтов, музыкантов, художников, деятелей кино и телевидения), имена персонажей произведений художественной литературы, имена героев художественных фильмов, телесериалов или мультфильмов, имена представителей какой-либо нации, клички животных.





Семантика наименований лица, образованных на базе прецедентных имен собственных, отражает своеобразие ценностных ориентиров жаргононосителей, во многом не совпадающих с русской языковой картиной мира. Важным отличием является своеобразие оценочных акцентов в жаргоне, часто искажающих суть вещей или нивелирующих их значимость (Эзоп – мол. ш-и. Болтун; обманщик. От имени легендарного античного автора басен; Кутузов – мол. ш-и. Человек, который всех обхитрил, проделав казавшийся ранее невыгодным, но принесший успех маневр. Ну ты ~! Фамилия великого русского полководца М.И. Кутузова; Кулибин – мол. ш-и. 2. Хитрец, махинатор. И.П. Кулибин – рус. механик-самоучка, известный изобретатель).

Во втором параграфе третьей главы наименования лица в жаргоне были рассмотрены нами в аспекте их функционирования.

Поставив перед собой задачу проанализировать функционирование жаргонных наименований лица в современной коммуникации, мы опирались на два типа источников: контексты, иллюстрирующие использование жаргонизмов в устной речи, приведенные в словарных дефинициях основных лексикографических источников, а также примеры, почерпнутые из Национального корпуса русского языка (основного, газетного и устного подкорпусов). При этом в теоретическом плане в качестве отправной точки были использованы существующие в отечественном жаргоноведении исследования о функциях жаргона в целом как формы русского национального языка.

В настоящее время жаргонизмы встречаются во всех функциональных стилях русского литературного языка, за исключением официально-делового и научного (впрочем, употребление некоторых жаргонизмов не исключено в устных жанрах научного дискурса).

Наибольшее распространение жаргонная лексика получила в устной разновидности разговорного стиля литературного языка. Нами было зафиксировано около 400 таких примеров. Их анализ позволяет оценить активность жаргонных наименований лица в обиходной и массовой коммуникации. Такие жаргонные наименования лица становятся своеобразной базой новой паремиологии, входят в состав устойчивых выражений нового времени, включаются в игровую трансформацию крылатых фраз и выражений, встраиваются в тексты стихов и популярных шлягеров, участвуют в детском и молодежном текстотворчестве, включаются в текст рекламных слоганов, являются частью распространенных в постсоветском обществе пародий на рекламные тексты.

Результатом подобной активности жаргонных наименований лица стал факт их перехода в разряд общеупотребительных, что свидетельствует о взаимопроникновении и взаимовлиянии пластов общенародного языка. В Национальном корпусе русского языка мы обнаружили довольно много жаргонизмов, активно использующихся в различных произведениях художественной литературы, кинофильмах и в устной речи (карманник, лахудра и др.).

Важным свидетельством проникновения довольно многих жаргонных наименований лица в сознание и лексикон носителей русского литературного языка является включение этих слов в Толковый словарь русского общего жаргона под общ. рук. Р.И. Розиной (79 ед.: мент, лох и др., см. Приложение 2).

Жаргонные наименования лица выполняют в процессе коммуникации следующие основные функции: номинативную, эмоционально-экспрессивную, сигнификативно-маркирующую, редуцирующую, аксиологическую, людическую (игровую), вокативную (функцию обращения).

В художественной литературе они используются для речевой характеристики героя; кроме того, здесь, как и в публицистике, реализуется прецедентная функция этих номинаций.

Интерпретирующая функция жаргонных наименований лица реализуется в форме языковой рефлексии, которая напрямую соотносится с языковой культурой и языковой критикой. Именно такой подход к фактам существования и использования жаргона помогает определить его место в функционировании русского национального языка.

Третий параграф третьей главы посвящен рассмотрению совокупности наименований лица в жаргоне как фрагмента русской языковой картины мира.

Языковая картина мира – это, прежде всего, интерпретация действительности, то, как видят ее носители определенного языка или диалекта, а не объективное ее отражение, это форма представления и интерпретации сфер культуры и жизнедеятельности человека (Т.И. Вендина).

Посредством анализа номинаций лица в денотативно-интерпретативном ракурсе нами было установлено, что является объектом интереса и, как следствие, объектом номинации для носителей жаргона в первую очередь, какие из отражённых в наименованиях лица сфер жизни становятся ключевыми для жаргонной модификации русской языковой картины мира.

Чаще всего женщина в жаргоне получает номинацию по своим функциональным особенностям, в которой отражается физиологический «интерес» к ней мужчин (частотны наименования любовниц и проституток). Кроме того, посредством личных наименований фиксируется социальная роль женщины по кровнородственным отношениям (женщина как мать, жена, сестра, бабушка) – подобные лексемы имеют в жаргоне не столько идентифицирующее, сколько оценочно-характеризующее назначение. В центре внимания носителей жаргона оказываются женщины молодого и среднего возраста, так как именно они оказываются функционально значимыми в определённом выше смысле.

В дефинициях жаргонных наименований лица значение мужского пола выражается эксплицитно в единичных случаях. Как правило, номинируется «человек», однако по грамматической форме и особенностям употребления таких номинаций становится понятно, что они относятся к лицам мужского пола. Широко востребован при образовании и использовании номинаций лица в жаргоне функциональный принцип номинации, порождающий функциональные имена лица. Исключительно важными в мировидении носителей жаргона представляются такие сферы деятельности, как криминальная и военная, о чем свидетельствует их номинативная разработанность.

Однако преобладающее внимание в жаргоне, в отличие от номинаций литературного языка, уделяется именно характеристике человека. Результатом такого интереса носителей жаргона к созданию номинаций именно характеризующего типа стало то, что многие жаргонные наименования лица не имеют аналогов в литературном языке (например, наименования лица по тому или иному специфическому признаку).

Исследуемые лексемы указывают на такую особенность ментальности носителей жаргона, как концентрирование внимания на крайностях, выявляют полюсный характер мышления (например, отсутствие наименований для обозначения «среднего класса»).



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.