авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

Функционально-прагматические характеристики эристического дискурса (на материале французского и русского языков)

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

ТАМРАЗОВА ИЛОНА ГЕННАДЬЕВНА

ФУНКЦИОНАЛЬНО-ПРАГМАТИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ

ЭРИСТИЧЕСКОГО ДИСКУРСА

(на материале французского и русского языков)

Специальность 10.02.20 — сравнительно-историческое,

типологическое и сопоставительное языкознание

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Пятигорск - 2009

Работа выполнена на кафедре французского языка

в ГОУ ВПО «Пятигорский государственный

лингвистический университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Алферов Александр Владимирович
Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Рылов Юрий Алексеевич доктор филологических наук, профессор Моисеева Софья Ахметовна
Ведущая организация: ГОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова»

Защита состоится «16» февраля 2010 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.193.02 в ГОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет» по адресу: 357532, г. Пятигорск, проспект Калинина, 9.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет».

Автореферат разослан «__» ____________________20___ г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Л.М. Хачересова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Термин «эристика» принято толковать как зародившийся в античности эвристический метод отражения действительности через сопряжение и противопоставление когнитивных систем взаимодействующих субъектов. Другими словами, древним истина казалась более объективной, если «рождалась в споре», в столкновении мнений.

В проводимом исследовании «эристическое в речи» представляется как коммуникативная категория, т.е. набор признаков и характеристик речевой интеракции, реализующихся на двух функционально-структурных уровнях – глубинном и поверхностном. Как правило, когда речь идет об эристике как «искусстве спора», «технике воздействия на собеседника», речевой конфронтации, вызове и речевом поединке с собеседником, мы имеем дело с поверхностным уровнем эристической коммуникации; на глубинном уровне эристическое представляется как многогранный феномен, который определяется не только прагма-телеологическими, но и когнитивными, социокультурными, психологическими и лингво-дискурсивными механизмами, которые не лишены идиоэтнических особенностей. При этом, рассматривая эристические дискурсы, мы имеем в виду широкое понимание дискурса как лингвистического, культурно-исторического явления, как отражения идеологического, интеллектуального и духовного пространства этноса.



Под эристикой в работе понимается концептуальная сущность, воплощающаяся в трех ипостасях:

1) историко-риторической (Эристика-1) – «искусство интеллектуального фехтования» (А. Шопенгауэр), приемы ведения спора, полемики;

2) философско-культурологической (Эристика-2) – эвристический метод неоднозначного, полифонического, активно-критического восприятия действительности, выражающийся в определенных общественно-значимых коммуникативных практиках (идеологическая и политическая оппозиция, инакомыслие, протест, эстетическая и политическая маргинальность: карнавал, раблезианство и «плутовство», «заумь» в литературе, сатира, юмор и т.д.);

3) дискурсивно-прагматической (Эристика-3) – определенный инвариант речевого поведения, характеризующийся:

а) градуальностью проявлений речевой конфронтации (манипуляция, насмешка, вызов, ирония, сарказм, инвектива и др.), которые в определенной степени регламентируются институциональными нормами речевых практик;

б) этномаркированной вариативностью реализаций, в частности, во французской и русской речеповеденческих системах.

Объектом настоящего исследования является феномен эристического дискурса в ракурсе языка и культуры в сопоставлении французских и русских лингвокультурных традиций и речеповеденческих узусов.

Предметом исследования являются языковые и речевые характеристики эристической интеракции в рамках разножанровых, в частности, институциональных политических дискурсов французского и русского лингвокультурных пространств.

В качестве гипотезы исследования выдвигается тезис об универсальности эристического компонента в системе речевого взаимодействия на различных его уровнях: концептуально-когнитивном, номинативно-лек­си­чес­ком, синтаксическом и дискурсивно-праг­ма­тическом, реализующихся в этно­лингвистических и этнокультурных вариантах французского и русского речевого поведения.

Материалом исследования послужили разножанровые эристические дискурсы французской и русской речевых практик, а также составленные автором дискурсивные корпусы, отражающие аутентичное речевое взаимодействие на французском и русском языках в рамках двух институциональных жанров: парламентских и телевизионных дебатов. В качестве источника корпусного конструирования были использованы скрипты протоколов заседаний Французского Парламента (Assemble Nationale) 2007-2009 годов (электронный ресурс). Обрабатываемый корпус составили стенограммы парламентских слушаний (comptes rendus intgraux) в объеме, превышающем 900 страниц, и электронный – около 500 скриптов протоколов заседаний. В корпус вошли интернет-архивы и записи теле- и радиопередач «К барьеру» («НТВ»), «Клинч», «Какого черта» («Эхо Москвы»), интернет-архив передачи «Le Duel sur la Cinq» и др. В сопоставлении были использованы корпусы аутентичного обыденного речевого общения на французском языке.

Рассматривая различные ипостаси эристического в речевом взаимодействии, исследование опирается на данные многих отраслей науки: философии, культурологии, психологии, филологии и т.д. Все они по-особому раскрывают феномен эристического в мыслях и поступках людей, реализация которого каждый раз происходит hic et nunc в рамках коммуникативной интеракции.

Актуальность данного сопоставительного исследования определяет междисциплинарный подход в сочетании с принципом антропоцентрического холизма [Кравченко, 2008: 177], заключаю­щийся в установлении коррелятивной связи языковой и речевой деятельности с культурно-когнитивными процессами, происходящими в макро и микро-социуме, посредством сопоставительного изучения языковых и речевых манифестаций этно- и идиокультурной детерминанты речевого поведения. Изучение языкового потенциала и речеповеденческих доминант в сопоставлении французского и русского лингвокультурных пространств позволяет выявить универсальное и особенное в манифестациях эристического на когнитивном, языковом и речеповеденческом уровнях сопрягаемых лингвокультур. Выбор предмета исследования обусловлен необходимостью более детального рассмотрения языковых и речевых реализаций эристического в речи как условия нарушения релевантности и когерентности речевого взаимодействия, важностью изучения языковых и речевых средств реализации интеракциональных стратегий участников речево­го общения. Анализ реализаций категории эристического в речевом взаимодействии в русском и французском языках вносит вклад в сопоставительное исследование лингвопрагматических аспектов коммуникации, а также в разработку теоретических аспектов межкультурной коммуникации.

Теоретическую базу работы составили отечественные и зарубежные работы по философии и культурологии [Бахтин 1979; 1990; 2000; Витгенштейн, 1994; Деррида, 2000; Кристева, 2000; Лотман, 2000; Рассел, 2001; Рассоха, 2007; Хёйзинга, 1997; Швейцер, 1973; Эко, 2002; 2007 и др.]; психологии и психолингвистике [Горелов, 1987; Жинкин, 1982; Леонтьев, 1969; Седов, 1999; Сорокин, Тарасов, Шахнарович, 1979; Сорокин, Тарасо­в, 1989; Тарасов, 1977; 1986; Фрейд, 1989; 1998; Эльконин, 1978 и др.]; когнитивной лингвистике [Вежбицка, 1996; 1999; 2001; Караулов, Петров, 1989; Кравченко, 2008; Шпербер, Уилсон, 1988 и др.]; модальной логике и логическому анализу языка [Арутюнова, 1988; Логический анализ языка, 2000; 2003; 2005; 2008; Хинтикка, 1981и др.]; лингвистическому исследованию речевого взаимодействия в различных его проявлениях и, в частности, в рамках теории дискурса [Андреева, 2003; Аристов, Сусов, 1999; Aрутюновa, 1970; 1983; 1999; Бaрaнов, 1987; Бaрaнов, Крейдлин, 1992а,б; Борботько, 1998; Борисова, 2007; Воронкова, 2001; Гак 1970; 1971; Гришаева, Ищенко, 2006; Девкин, 1979; Демьянков, 1982; 1985; Ермакова, Земская, 1993; Желонкина, 1977; Земская, 2004; Карасик, 2000; 2008; Киселева, 1978; Клюев, 1998; Красных, 1999; Кузнецова, 2004; Макаров, 2003; Мартынова, 2000; Михалева, 2004; Ощепкова, 2003; Пaдучевa, 1982; 1985; 1997; Постовaловa, 1982; Ревенко, 1999; Репина, Сабанеева, 1992; Романов, 1978; Степанов, 1998; 2008; Хундснуршер, 1998; Якубинский, 1986; Arnold, Bowers, 1984; Brown, Levinson, 1978; Benveniste, 1966;1970; Coulthard,1988; Crystal, 2004; Culioli 1990; Dijk, 1981; Ducrot, 1972; 1973; 1980;1984; Giles, Scherer, Taylor, 1979; Goffman, 1981; Goodwin, 1981; Gumperz, Halliday,1973; Наrnish, 1977; Hymes, 1972; 1984; Jacques,1979; Kerbrat-Orecchioni, 1980; 1986; 1990; Кnaрр, 1978; Leech,1976; 1983; Meunier, 1974; Moeschler, 1986; 1988; 1989; Parret, 1983; 1986; Rcanati, 1979; Roulet, 1985; Schegloff, 1982; 2007]; сопоставительному аспекту исследования языковой личности, речевого поведения и проблем речевой интеракции в межъязыковом и поликультурном общении в рамках широкой культурологической парадигмы [Гришаева, 2007; Гришаева, Ищенко, 2006; Гришаева, Цурикова, 2004; Караулов, 2007; Ланских, 2008; Ляпон, 1995; Моисеева, 2006; Прохоров, Стернин, 2007; Ратмайр, 2003; Рылов, 2006; Стернин, 2000 и др.]; исследованиям в области риторики, стилистики и теории аргументации [Волков, 2000; Зaрецкaя, 1999; Ивин,1997; Рождественский, 1997; Стернин, 2003; Фанян, 1989; 2000; Фирсова, 2002; Формановская, 1982; Perelman, Olbrechts-Tyteca, 1983; Robrieux, 1993; Schopenhauer, 2007 и др.]; исследованию институциональных речевых практик [Михалева, 2004; Правикова, 2005; Шамугия, 2006; Шейгал, 2000 и др.].

Исследование расширяет и углубляет комплексную проблематику, разрабатываемую в рамках интеракциональной парадигмы в частнолингвистическом и сопоставительном аспектах в Пятигорском государственном лингвистическом университете [Алферов, 2001; 2007; Быков, 2003; Нефедова, 2003; Федотова, 2004; Попова, 2004; Одинцова, 2005; Тамразов, 2006; Айрапетов, 2006; Шамугия, 2006; Гюрджян, 2009; Кустова, 2009].

Новизна исследования состоит в том, что эристическое речевое поведение рассматривается как коммуникативная категория, отрицательно коррелирующая с категориями релевантности и когерентности и определяющими в конечном итоге степень эристичности высказывания в пропозициональном, иллокутивном, аргументативном, интерперсональном и собственно дискурсивном аспектах речевого взаимодействия. Категория эристического речевого поведения рассматривается как категория грамматики речи, выявляющей закономерности организации речи на данном языке. Такая концепция продолжает парадигму «укрупнения грамматики» (Ю.С. Степанов), основанную на антропоцентрическом и междисциплинарном подходе к исследованию речевой интеракции.

Впервые предпринят сопоставительный полиаспектный анализ категориальной ситуации эристического речевого поведения и средств его реализации в разножанровых дискурсах и речевых системах французского и русского языков.

Теоретическая значимость диссертации заключается:

— в определении эристического как речеповеденческой (интеракциональной) категории, отрицательно коррелирующей с категориями релевантности и когерентности, и реализующейся в эристическом (конфронтационном) дискурсе как доминирующая речевая стратегия, состоящая из определенного набора разноуровневых языковых и речевых средств;

– в применении полиаспектного анализа речевого взаимодействия сквозь призму категории эристического речевого поведения;

– в установлении универсального и особенного в манифестациях эристического дискурса во французской и русской речеповеденческих системах.





Целью диссертации является определение эристического как имманентной онтологической характеристики речевого взаимодействия и как прагма-дискурсивной и коммуникативной категории, определение функционального диапазона, ядерных и периферийных средств реализации (манифестации) эристического в речевых системах французского и русского языков.

Достижение данной цели потребовало постановки и решения ряда конкретных исследовательских перспектив и задач:

1) определить эвристический статус эристики как философско-когнитивного феномена, как риторической и коммуникативно-интеракциональной категории;

2) рассмотреть внешние (социо-культурные) и внутренние (когнитивно-дискурсивные) особенности речевого взаимодействия как функциональной среды возникновения и реализации эристического речевого поведения;

3) определить статус эристики в системе коммуникации, отделив ее от смежных категорий (когнитивный конфликт, коммуникативная неудача и т.д.);

4) выявить функциональный диапазон (поле) языковых и речевых средств реализации эристического речевого поведения во французских и русских разножанровых речевых практиках;

5) выделить универсальное и особенное в реализации эристического поведения в разножанровых речевых системах французского и русского языков.

Такая постановка проблемы предопределила основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1. Эристическое поведение является универсальной категориальной ситуацией речевого взаимодействия. В оппозитивной корреляции с интеракциональными категориями релевантности, когерентности, вежливости, политкорректности и т.д. и наряду с другими интеракциональными категориями оно отражает и реализует механизмы формирования субъект-субъектного пространства речевой интеракции. Категория эристического в речи обратно пропорциональна дискурсивным категориям релевантности и когерентности, так как эристическое речевое поведение противоречит связности и успешности дискурсивной реализации речевого взаимодействия.

2. Эристическое речевое поведение является по своей природе когнитивно-прагматической категорией, реализуемой механизмами логического и поведенческого (социо-психологического) в порождении и интерпретации высказывания в рамках речевой интеракции.

3. Релевантность и когерентность коррелируют с языковой и речевой нормой (узусом), а также с интеракциональной (речеповеденческой) нормой; ее нарушения в реальном общении носят маркированный дискурсивно-риторический и эмотивно-прагматический характер и могут служить индикаторами идиолектных, социолектных и этнолектных параметров речевого поведения. Эристическое речевое поведение реализуется при нарушении норм речевого взаимодействия, носит маркированный оценочно-прагматический характер.

4. Нарушение релевантности и когерентности речевой интеракции, будучи универсальной коммуникативно-прагматической ситуацией, реализуется посредством особых разноуровневых языковых и речевых форм во французском и русском эристических дискурсах.

5. Эристичность речевого поведения градуальна и регламентируется институциональными культурологически и этномаркированными нормами речевого взаимодействия.

6. Эристичность является имманентной характеристикой речевого поведения и может рассматриваться как один из параметров языковой личности.

7. Эристическое речевое поведение как девиантное речевое поведение проявляется в пропозициональном, иллокутивном, аргументативном, интерперсональном и дискурсивном аспектах речевого взаимодействия.

Задачи исследования потребовали определенный методологический научный инструментарий. В исследовании были применены метод выявления типичных контекстов с применением методик корпусной лингвистики, метод лингвопрагматического сопоставления языковых и речевых средств в ситуации эристического речевого поведения, метод комплексного полиаспектного анализа, который включил ряд частных лингвистических методов, таких как дистрибутивный, оппозитивный, интерпретационно-импли­ка­тив­ный, математической статистики.

Практическая значимость данного исследования определяется необходимостью разработки содержательных параметров методики формирования коммуникативной компетенции, неотъемлемой составляющей которой являются речеповеденческие реакции в ситуации коммуникативного конфликта и спора. Знание и навыки стратегий речевого поведения в рамках категории эристического речевого поведения необходимы в практике языка, лингводидактике, теории и практике межкультурной коммуникации.

Теоретический и практический аспекты диссертации могут использоваться при разработке отдельных тем сравнительной типологии, сопоставительной лингвопрагматики, грамматики, стилистики и риторики, социолингвистики и психолингвистики, теории коммуникации и межкультурной коммуникации, спецкурсов по прагматике французского языка, грамматике речи, интерпретации текста. Полученные данные могут служить материалом для написания курсовых и дипломных работ.

Апробация теоретических положений и выводов диссертационного исследования осуществлялась в форме докладов на Международной научной конференции «Личность, речь и юридическая практика» (Ростов-на-Дону, март 2007 г.), на Международной научной конференции «Текст: проблемы смыслопорождения, перевода, преподавания» (Пятигорск, апрель 2007 г.), на межвузовской конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Молодая наука – 2007» (Пятигорск, апрель 2007 г.), на VI Международном конгрессе «Мир на Северном Кавказе через языки, образование и культуру» (Пятигорск, сентябрь 2007 г.). Все основные положения диссертации изложены в 12 публикациях автора общим объемом около 4,5 п.л.

Структура и объем диссертации. Работа состоит из Введения, трех глав, Заключения, Библиографии, Списка источников примеров и Приложения.

Во Введении обосновывается выбор темы исследования, ее актуальность, ставится проблема, определяются основная цель и задачи исследования, дается общая характеристика исследовательской парадигмы и методов исследования, раскрывается научная новизна, теоретическое и практическое значение работы.

Первая глава «Эристика в риторическом и культурологическом аспектах» посвящена обзору теоретических исследований, рассматривающих эристику как составляющую риторики, как эвристический метод диалектического познания и как технику агонального речевого поведения.

Во Второй главе «Эристика в контексте речевой интеракции» исследуются функциональные сферы эристического речевого поведения, рассматривается типология и деонтология споров, аспекты юрислингвистики и теории аргументации.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.