авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Идейно-политические процессы в византии на рубеже xiii-xiv вв.: митрополит феолипт филадельфийский и его наследие

-- [ Страница 2 ] --

Религиозно-дидактический характер источников, проливающих свет на принципы и мотивы активной политической деятельности Феолипта, во многом предопределяет познавательные приоритеты нашего исследования. В деле реконструкции предмета исследования одним из основных контрагентов становится теология. Конечно, соответствующее расширение познаваемой реальности не является самоценным. Религиозные воззрения представляют интерес в качестве именно элемента системы византийского общества. В выявлении внутренних связей и закономерностей функционирования общества, понимаемого как система, и состоит системный принцип данного исследования.

Конечно, образ эпохи, воссоздаваемый с опорой на письменное наследие филадельфийского митрополита, не может претендовать на всесторонность и полноту реального положения вещей. Наряду с этим, оценочность и естественная предвзятость свидетельств Феолипта обусловливают известную меру субъективизма его воззрений. И всё же сознание исторического персонажа, будучи вторичным по отношению к отражённой в нём реальности, тем не менее является фактором обусловливающим реальность, влияющим на общественные процессы. Осознание этого влияния и понимание значимости личности в истории, делают весьма ценной персоналистически-ориентированную стратегию исследования.

В ходе работы применялись как общенаучные методы исследования (анализ, аналогия, обобщение, синтез), так и специальные. В рамках исторического подхода исследуемые проблемы преломляются под разным углом. В этом смысле следует говорить об историко-системном, историко-сравнительном, историко-генетическом, историко-типологическом методах исследования.

Источниковую базу исследования составляют все известные ныне произведения Феолипта: 23 трактата аскетической направленности, адресованных, главным образом, монашествующим; пять писем к монахине Евлогии; два трактата против арсенитов, адресованных филадельфийской пастве; два увещевательных поучения к филадельфийцам; шесть гимнографических произведений.

В контексте событийной истории наибольший интерес представляют два антиарсенитских поучения, а также аскетическое поучение «О трезвении и молитве…». Историческая ценность прочих произведений Феолипта, перечисленных здесь, может быть оценена лишь в результате целостного системного анализа и сопоставлений. Основная проблематика всех произведений филадельфийского митрополита носит преимущественно богословский характер. И именно это обстоятельство способствует уяснению как осознанной, так и подсознательной мотивации тех или иных предприятий Феолипта.

Для решения поставленных задач в нашем исследовании привлекаются произведения современников Феолипта. Следует упомянуть корреспонденцию Ирины-Евлогии (Хумн-Палеологини)45. Эта духовная воспитанница Феолипта, став после смерти своего мужа Иоанна Палеолога монахиней, сохранила своё политическое влияние. Интерес представляет литературная деятельность Никифора Хумна. Именно этот соратник Феолипта, занимавший одно время пост великого логофета, написал Похвальное слово в честь Феолипта46.

Из использованных источников, проливающих свет на саму эпоху, в которую жил Феолипт, упомянём «Истории» Георгия Пахимера47, Никифора Григоры48, Георгия Акрополита49, Феодора Скутариота50. Помимо прочего эти историки свидетельствуют об обстоятельствах арсенитской схизмы. Привлекается и целый пласт источников, появившихся в связи с событиями арсенитской схизмы и написанных именно в апологетических целях; все их можно разделить на две группы: одни принадлежат перу сторонников дела Арсения, другие же направлены против раскольников. К первой группе следует отнести четыре трактата: Завещание патриарха Арсения51, письмо Макария Писидия к Мануилу Дисипату митрополиту Фессалоникийскому52, письмо монаха Каллиста к Мануилу Дисипату митрополиту Фессалоникийскому53, «Слово в защиту отделившихся», которое приписывается одному из лидеров движения иеромонаху Иакинфу54. Произведения, направленные против арсенитской схизмы: два сочинения монаха Мефодия, а именно его трактат «О схизме…»55 и письмо к патриарху Григорию II56; из посланий и писем Афанасия I два непосредственно посвящены проблеме церковного раскола, и, по крайней мере, ещё в двух посланиях он касается этой темы вскользь57; трактат митрополита Ефесского Иоанна Хилы58. Привлечение всех этих источников и будет способствовать раскрытию поставленных задач.

Научная новизна исследования.

- Реконструирована церковно-политическая деятельность Феолипта. Выявлены приоритетные направления его церковно-политической деятельности как в столице, так и в Филадельфии. Очерчен и конкретизирован круг вопросов, сближавших филадельфийского митрополита с современными ему патриархами константинопольскими – Иоанном XII и Афанасием I и с представителями столичной политической элиты.

- Приведены в систему важнейшие источниковедческие данные, скорректированы хронологические рамки написания и адресат произведений Феолипта.

- Дополнена новыми фактами картина арсенитского движения. Выявлены обстоятельства, мотивы и сущность этого движения в понимании Феолипта и в контексте его антиарсенитской деятельности. Реконструированное учение Феолипта о церкви позволило дать новое объяснение причин и движущих мотивов прекращения Феолиптом канонического общения с патриархом константинопольским в 1310 г. Выдвинута гипотеза о том, что филадельфийский митрополит так и не восстановил канонического общения с патриархом Константинопольским.

- Установлена и обоснована причастность Феолипта к традиции поздневизантийского исихазма. Выявлены и сформулированы особенности аскетического учения Феолипта. Скорректирована датировка поучения «О трезвении и молитве». Это, в свою очередь, позволило выявить и ввести в научный оборот новые исторические факты, генетически связанные с паламитскими спорами середины XIV в.

- Определено отношение Феолипта к конкретным аспектам социально-экономической действительности византийского общества рубежа XIII-XIV вв. Выявлена связь соответствующих воззрений с общей идейно-политической проблематикой его же письменного наследия. Определены мотивы конкретных действий Феолипта, установлена его роль в идейно-политической борьбе того времени.

Практическая значимость. Материалы и выводы диссертации:

- помогают лучше понять сущность идейно-политических процессов в Византии на рубеже XIII-XIV вв.,

- могут быть использованы для последующего осмысления проблем церковно-государственных отношений и идеологических основ функционирования современного общества.,

- могут быть использованы для дальнейших разработок проблемы соотношения исторической реальности и её репрезентации в сознании современников исследуемой эпохи.

Данное исследование может быть использовано при подготовке курсов по истории Средних веков, истории Византии и специальных дисциплин направления «Религиоведение» и «Теология».

Апробация результатов исследования состоялась в 2004-2006 гг. на следующих конференциях: Научная конференция профессорско-преподавательского состава, аспирантов, соискателей ВолГУ (Волгоград, 19-25 апреля 2004 г.); Третья международная богословская научно-практическая конференция, посвящённая 80-летию со дня рождения протопресвитера Иоанна Мейендорфа (Екатеринбург, 2-3 марта 2006 г.); Богословская конференция, посвящённая пятнадцатилетию Волгоградской епархии (Волгоград, 7-8 мая 2006 г.). Основные положения работы изложены в 8 опубликованных статьях.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, списка источников и литературы, приложения, представляющего собой наш перевод с древнегреческого языка двух антиарсенитских поучений Феолипта и его же поучения на праздник Пятидесятницы. Последовательность расположения материала обусловлена логикой причинно-следственной взаимосвязи поставленных проблем.

Во введении обосновывается актуальность темы, характеризуется историографический опыт изучения вопросов, поставленных в диссертации, определяются цель, задачи, хронологические рамки исследования, характеризуется источниковая база, раскрываются методология, научная новизна и научно-практическая значимость, намечается и обосновывается композиция исследования.

Первая глава «Церковно-политическая деятельность Феолипта» – состоит из семи параграфов. В главе представлена реконструкция биографии Феолипта, выявлены приоритетные направления и мотивы его церковно-политической деятельности.

Годы восьмилетнего монашеского жительства Феолипта не могут быть однозначно локализованы афонскими монастырями. На уровне гипотез приходится оставить предположения о связях Феолипта с монашеской средой горы св. Авксентия.

Анализ различных источников позволяет в ряду возможных обстоятельств и предпосылок к возведению монаха Феолипта на Филадельфийскую кафедру упомянуть вероучительный ригоризм Феолипта. проявившийся в противостоянии Лионской унии. Эта черта оказалась востребованной в 1283. По-видимому, соответствующее возвышение было инициировано великим логофетом Феодором Музалоном.

Особо активной была политическая деятельность филадельфийского митрополита в Константинополе в период правления патриарха Иоанна XII (1294-1303). Конкретные факты и обстоятельства свидетельствуют, что именно антиарсенитская позиция Феолипта была ключевым фактором, сблизившим его с упомянутым патриархом.

Феолипт, по сути, отсутствовал в Константинополе в период патриаршества Афанасия I (1289-1293, 1303-1309). Это обстоятельства не предполагало идейных расхождений. Более того, следует констатировать идейную близость этого патриарха и филадельфийского митрополита по следующим вопросам: а) отношение к арсенитам; б) видимая схожесть церковно-административных реформ, проводимых Афанасием в столице и намечаемых Феолиптом в Филадельфии; в) наконец, следует предполагать родство их аскетических идеалов. Исходя из этого, можно выдвинуть гипотезу о том, что не взаимная неприязнь, но взаимное согласие и «правильная» в глазах Феолипта политика Афанасия в столице были причиной отсутствия филадельфийского митрополита в Константинополе. Церковь «управляется как надо»; арсенитов «ограничили», а затем и изгнали. Соответственно, Феолипт не был столь активен в государственных делах, но мог спокойно посвятить себя проблемам Филадельфии.

Под сомнение следует поставить тот факт, что Феолипт, прервавший каноническое общение с Константинопольским патриархатом в 1310 г., в конце концов, примирился с патриархом. По крайне мере, имеющиеся свидетельства об участии Феолипта–раскольника в решении государственных проблем не могут рассматриваться в качестве непререкаемого аргумента в пользу восстановления канонического общения. Аналогичный пример – представители арсенитского движения, которые получали от государства властные полномочия, несмотря на антицерковную по отношению к патриарху позицию (Иоанн Тарханиот). Действительно, содержание одного из писем Никифора Хумна даёт основания предполагать, что в условиях династического кризиса власти пренебрегали тем фактом, что Феолипт не признаёт авторитета константинопольского патриарха. Этим двусмысленным положением, по-видимому, и обусловлены уговоры, адресованные к филадельфийскому митрополиту, дабы тот принял участие в переговорах претендентов на престол.

Представляется возможным говорить о механизмах и конкретных фактах влияния Феолипта на представителей политической элиты Константинополя. Феолипт, по-видимому, был духовным наставником великого логофета Феодора Музалона. Преемник Музалона – Никифор Хумн – со всею несомненностью также духовно окормлялся у Феолипта. Духовной воспитанницей филадельфийского митрополита была сановитая константинопольская игуменья Ирина–Евлогия, вдова наследника трона Иоанна Палеолога. Близость к этим особам явилась весьма действенной предпосылкой и средством влияния на идейно-политические процессы в империи. Лишь один сохранившийся факт апелляции Феолипта к Феодору Музалону по делу патриарха Григория II является, надо полагать, типичным и отражает вполне определённую тенденцию взаимоотношений сановитого вельможи и его духовника. Предполагаемая степень близости Феолипта к представителям константинопольской элиты позволяет рассматривать Феолипта в качестве одной из ключевых церковно-политических фигур эпохи. Впрочем, приходится констатировать и то, что на протяжении многих лет предстоятельства Феолипта его политическое положение в Константинополе было нестабильным.

Следует констатировать несомненный авторитет Феолипта среди широких слоёв незнатного населения как в Константинополе, так и в Филадельфии. Источники свидетельствуют, что основанием для этого служили религиозные убеждения митрополита, скажем так, особая пастырская харизма, а также активная общественная позиция. Соответственно, следует говорить о публичности воззрений Феолипта.

Выявленная высокая степень вовлечённости филадельфийского митрополита в церковно-политические процессы эпохи, а также публичность его точки зрения, позволяют констатировать значимость для общества его воззрений на конкретные проблемы современности. Это значит, что богословская модификация картины мира, присущая митрополиту, была вполне способна предопределить модификации представлений многих иных социальных групп. В этом смысле богословие Феолипта является незаменимым источником для понимания динамики и самих основ тех изменений, которые имели место в византийском обществе на рубеже XIII-XIV вв. Соответственно, намеченная реконструкция воззрений филадельфийского митрополита позволит понять не только его мотивацию, но и ментальные основы, движущие силы, имманентно-присущие самому византийскому обществу.

Вторая глава «Письменное наследие Феолипта Филадельфийского: источниковедческие аспекты» – состоит из пяти параграфов. Письменное наследие Феолипта представлено в систематизированном виде, учитывающем одновременно и жанровую и тематическую проблематику произведений. Следует констатировать, что далеко не всё, вышедшее из под пера Феолипта, сохранилось. Современники митрополита свидетельствует о весьма обширной переписке и поэтическом, т.е. гимнографическом творчестве митрополита.

В суждениях современных исследователей о времени написания Феолиптом своих произведений имеются расхождения. Выявлено, что отправным пунктом разногласий в датировке целого ряда поучений является датировка трактата «О трезвении и молитве»; соответственно разрешение проблемы создаёт предпосылку для более правильной (хотя ещё и приблизительной) датировки нескольких поучений. Сопоставление содержания слова «О трезвении и молитве» с историческим контекстом позволяет не согласиться с мнением И. Григоропуло и, напротив, обосновать правильность предположений канадского исследователя Р. Синкевича, датирующего «Слово» 1307 годом. Это обстоятельство не только корректирует датировку иных поучений Феолипта, но, что ещё более важно, позволяет точнее датировать ту полемику вокруг «умного делания», о которой упоминает здесь Феолипт.

Представляется необходимым поставит проблему о времени составления Феолиптом двух аниарсенистких поучений. Прежние исследователи называли достаточно широкие временные рамки их составления: 1285-1310 гг. Сопоставление содержания этих произведений с историческим контекстом позволит уточнить хронологические рамки их составления.

Следует констатировать то обстоятельство, что адресатом некоторых поучений Феолипта, получивших в историографии наименование «монашеских», отнюдь не являлись исключительно монахи. Об этом можно предположить, исходя из текстов соответствующих проповедей. Всё это убеждает в широкой социальной базе тех идей, проповедниками которых был Феолипт.

Третья глава «Арсенитская схизма в изображении Феолипта Филадельфийского и экклесиология Феолипта в свете его противостояния арсенитам» – состоит из восьми параграфов.

I. Арсенитское движение не было явлением исключительно внутрицерковным, но было обусловлено целым комплексом проблем, волновавших византийское общество на рубеже XIII-XIV вв. Династический кризис, возникший в связи с воцарением императора Михаила VIII, следует рассматривать как повод к расколу. Хотя массовость движению придавали монашествующие, тем не менее нельзя соглашаться с попытками свести суть проблемы к пресловутому противостоянию чёрного и белого духовенства. Следует говорить о весьма широкой социальной базе арсенитского движения. Существенное в его природе выявляет то обстоятельство, что преимущественной локализацией арсенитского движения стали малоазийские регионы. Интересы свергнутой династии Ласкарисов и дело патриарха Арсения тесно переплелись с интересами представителей провинциальной земледельческой знати. Арсенитский раскол, так же как и династический конфликт, стал прекрасным поводом для выявления, утверждения и более возвышенной мотивации сепаратистских настроений малоазийской аристократии. Мятеж Иоанна Дримия в 1305 г. явился наиболее решительным предприятием знати против императорской политики централизации власти. Идейным знаменем здесь, по сути, стало арсенитское движение. В контексте напряжённой обстановки именно в малоазийских провинциях, в том числе в Лидии, становится понятной весьма ригористичная позиция по отношению к арсенитам филадельфийского митрополита.

Наконец, арсенитский раскол представлял самостоятельную опасность для такого важного аспекта византийской политической системы как взаимоотношение церкви и государства. Принципы, накатанные веками, оказались под угрозой. Специфика проблемы может быть конкретизирована на примере и результатах противостояния патриарха Иоанна XII и митрополита Феолипта примирительной политике императора Андроника II. В частности, отношением любого константинопольского патриарха этой эпохи к арсенитам, по сути, определялась мера его же зависимости от политической воли императора. Феолипт, единственный поддержавший патриарха, стал единственным же церковным иерархом, игнорировавшим эту истину. Игнорирование Феолиптом насущной политической целесообразности является основанием для более глубокого уяснения отношения Феолипта к арсенитскому движению и поиска ключевых движущих мотивов его политической деятельности.

II. Повествование автора антиарсенитских поучений расширяет и уточняет фактическую базу сведений об обстоятельствах арсенитского движения.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.