авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 || 3 |

Этнодемографические процессы в среде ненцев ямала в xx – начале xxi века

-- [ Страница 2 ] --

В начале XXI в. публикуются работы, характеризующие современную социально-демографическую ситуацию у ярсалинских, тазовских ненцев Ю.Н. Квашниным [2000, 2002, 2004], кутопьюганских ненцев Е.А. Пивневой [2005]. В монографии, посвященной гыданским ненцам, Ю.Н. Квашнин дает сравнительную характеристику демографических процессов у «низовых самоедов» в конце XVIII в. и гыданских ненцев в конце XX в. [2003]. Тесные корреляционные связи между уровнем кочевания и показателями естественного движения устанавливаются для енисейских ненцев К.Б. Клоковым и С.А. Хрущевым по данным первой половины 1990-х гг. [2006].

Отдельные вопросы демографии сибирских ненцев затрагивались в исторических работах Г.Г. Корнилова [2005] и А.Г. Оруджиевой [2005]. Характеристика демографических показателей является частью исследований медико-социальных проблем здоровья коренных народов Севера [Здоровье коренного населения Ямала, 1998]. В 1975-1979 гг. проводилось генетико-демографическое изучение популяции лесных ненцев Т.А. Абаниной [1982, 1983], в 1992-1994 гг. – населения Самбургской тундры (тундровых и лесных ненцев, коми и хантов) Л.П. Осиповой [1996].

Научная новизна. Проведенное исследование представляет первое комплексное изучение демографии тундровых и лесных ненцев Ямала в XX – начале XXI века. Новизна определяется введением в научный оборот значительного корпуса не опубликованных статистических источников, широким применением демографических методов для характеристики демографических структур и анализа динамики численности ненцев по территориям проживания, проведением сравнительного анализа демографических показателей у разных территориальных групп, а так же у ненцев и населения России, выявлением общих и особенных тенденций и черт воспроизводства и их трансформации с изменением социально-экономических, культурных, демографических и этнических условий.

Практическая значимость. Результаты исследования могут быть использованы при решении вопросов о специфики и закономерностях демографических процессов у коренных народов Севера, для составления долгосрочных программ их социально-экономического развития и прогнозировании. А так же при подготовке обобщающих работ по истории, археологии, антропологии и этнографии народов Западной Сибири, энциклопедий, учебников, научно-популярных книг, разработке учебных курсов.

Апробация работы. Основные положения диссертации докладывались на международных, всероссийских и региональных конференциях: XIV, XVI и XVII Всероссийских научно-практических конференциях «Словцовские чтения» (Тюмень, 2002, 2005, 2006), VI-м Сибирском симпозиуме «Культурное наследие народов Западной Сибири. Угры» (Тобольск, 2003), Всероссийской научно-практической конференции: История и этнография Ямальского Севера (Надым, 2004), XIII Западно-Сибирской археолого-этнографической конференции (Томск, 2005), VI Конгрессе этнографов и антропологов России (Санкт-Петербург, 2005), I симпозиуме «Ямальские гуманитарные чтения. Коренные народы Ямала в современном мире: сценарии и концепции развития» (Салехард, 2007), международных конференциях: «Этносы Сибири: Прошлое, настоящее, будущее» (Красноярск, 2004), Первые исторические чтения Томского государственного педагогического университета (Томск, 2004), «Этноистория и археология Северной Евразии: теория, методология и практика исследований» (Иркутск, 2007).



Основные положения диссертации отражены в 19 статьях и тезисах докладов, общий объем которых составляет 7,3 п.л. Из них 1 в рецензируемом научном издании.

Структура работы. Диссертация состоит из двух томов. Первый том включает основной текст, списки источников, литературы, сокращений и информаторов, общим объемом 199 страниц. Список литературы включает 292 наименования. Второй том представляет приложение и содержит 146 таблиц и 205 рисунков, иллюстрирующих основные положения работы, общим объемом 280 страниц.

Содержание работы

Введение

Определяются актуальность и новизна, дается краткая характеристика объекта и предмета исследования, сформулированы цель, задачи, методологическая база, обосновываются хронологические и территориальные рамки работы, проводится источниковедческий и историографический анализ проблемы.

Глава 1. Территориальные группы сибирских ненцев, особенности их демографической статистики и динамика численности в XX - начале XXI века.

В разделе 1.1. «Территориальные группы в составе сибирских ненцев» рассматривается вопрос о соотнесении этнографических и территориальных групп сибирских ненцев с административными территориями, образованными в XX в. На основании этнографической литературы и архивных документов устанавливается, что в основу современного административно-территориального деления, включающего единицы: округ – район - сельский совет/администрация – населенный пункт, положены территориальные объединения тундровых и лесных ненцев, выявленные в 1920-е – 1930-е гг., признаками которых служили территории кочевий, маршруты перекочевок, тяготение к одним экономическим центрам. У тундровых ненцев выделяются надымская, приуральская, ямальская, тазовская территориальные группы. Сложившиеся исторически границы расселения территориальных групп были закреплены в административных районах Ямало-Ненецкого и Ханты-Мансийского округов.

В разделе 1.2. «Некоторые особенности демографической статистики сибирских ненцев» показано, что проведение всеобщих переписей, регистрация актов гражданского состояния и похозяйственный учет в XX в. позволили получить качественно иные данные о ненцах, чем в предыдущий период, когда они носили фискальный характер. Прослеживается влияние на демографическую статистику ненцев их традиционных представлений о человеке и времени. Первоначально, получению необходимых сведений препятствовали нежелание и непонимание необходимости сообщать о себе и своей семье посторонним людям, кочевой образ жизни. Расхождения в данных, особенно в первой половине XX в., обусловлены сроками и охваченной территорией обследования, категориями переписанного населения (наличное или постоянное). На значительное искажение возраста в 1920-1930-е гг. указывает рассчитанный показатель возрастной аккумуляции. При заполнении этой графы переписчикам, чаще всего, приходилось определять возраст на глаз, записывая округленные, приближенные величины. Трудности в определении состава семьи связаны с отличиями ненецкой системы родства от русской. Это способствовало в некоторых случаях появлению ошибочных записей в первичных документах родственников по боковой, нисходящей и восходящей линиям. Так, «бабушка» на самом деле могла быть тетей главы семьи или его жены, т.е. старшей сестрой его (или ее) отца или матери. В ненецком языке отсутствует термин, обозначающий семью. Слово «семья» является заимствованным из русского языка. Эквивалентом ему может быть мяд' тер или мядндер, что означает «житель чума».

В XX в. впервые стал использоваться экспедиционный способ переписи кочевников, устанавливаются длительные сроки ее проведения, принимаются меры для устранения недоучета населения, организуется работа ЗАГСа. В первой половине XX в. ненцы категорично высказывались против регистрации рождений, смертей и браков, что объяснялось религиозными представлениями и принятыми брачными нормами традиционного общества.

Наличие разных территориальных групп в составе ненцев, а также групп смешанного происхождения, к которым относились остяко-самоеды и самоеды-зыряне оказывало заметное влияние на их численность в первой трети XX в. Установлено, что значительное увеличение ненцев в 1939 г., по сравнению с 1926 г., является результатом уточнения их численности и процесса упрощения этнической структуры народов Севера в ходе смены их старых названий на самоназвания. Это привело к тому, что к ненцам, в большинстве случаев, оказались причислены остяко-самоеды, самоеды-зыряне, юраки, прежде учитывавшиеся отдельно.

Разница в численности ненцев обнаруживается при сравнении данных переписей для сельской местности с ежегодными данными похозяйственного учета. Учитывая, что цифры, полученные по спискам накануне проведения переписей, являются контрольными, численность ненцев, проживающих в сельской местности, оказывается каждый раз ниже предварительной. Различия в показателях являются результатом уточнения их численности в ходе переписи с учетом миграционного и естественного движения, что не всегда удается сделать специалисту в администрации. В 1959 г. наибольшие расхождения наблюдаются на территориях с высокой долей кочевого населения (Ямальский и Тазовский). С проведением следующих переписей в их числе преимущественно оказываются районы, среди населения которых появились городские ненцы (Пуровский и Надымский). В данном случае разница отражает миграционное движение из села в город.

Повышение точности и достоверности статистической информации происходит постепенно на протяжении XX в. с усвоением ненцами русской культуры и языка, повышением образовательного уровня, переходом на оседлый образ жизни.

В разделе 1.3. «Численность ненцев Ямало-Ненецкого округа по районам преимущественного проживания» анализируется динамика численности и результаты расчетов абсолютного прироста, темпов прироста и среднегодового темпа прироста ненцев. Полученные показатели свидетельствуют, что среднегодовой темп прироста сибирских ненцев выше, чем европейских. При этом наиболее высокие показатели наблюдаются у ненцев Ямало-Ненецкого округа (ЯНАО). Периоды значительного увеличения их численности приходятся между переписями 1959 и 1970 гг. и 1989 и 2002 гг. Среднегодовой темп прироста в эти годы составлял – 2%.

Значительное большинство ненцев являются сельскими жителями, что обусловлено их хозяйственной ориентацией на традиционные отрасли хозяйства и недавним строительством рабочих поселков и городов в округе в ходе промышленного освоения. Полученные материалы показывают тенденцию увеличения городских ненцев ЯНАО, связанную с переменой статусов населенными пунктами, а также административным включением в состав населения новых рабочих поселков. Обращается внимание на изменение доли ненцев при распределении по районам преимущественного проживания на протяжении рассматриваемого периода, что, по мнению автора, указывает на внутреннюю миграцию и отличия этнических и демографических процессов.

Динамика численности ненцев в округе обнаруживает зависимость от следующих факторов: точности полученной информации, ассимиляционных процессов, характера миграционного и естественного движений. В первой половине XX в. на всех территориях проживания ненцев уточнялась их численность в ходе экспедиционных работ. Интересная ситуация наблюдается в отношении лесных ненцев, учитывавшихся отдельно только Приполярной переписью. Их численность устанавливается в ходе непосредственной работы в районах проживания или использования статистических данных для населенных пунктов, к которым они тяготеют. Динамика численности пуровских лесных ненцев является результатом, как улучшения качества учета, так и административных изменений, заключающихся в переселении из сельской местности в г. Тарко-Сале и рабочие поселки. В начале XXI в. можно говорить о сохранении численности сибирских лесных ненцев на одном уровне, по сравнению с последней третью XX в., т.е. около 2000 чел.

Рост численности за счет ассимиляционных процессов отмечается для надымских и тазовских ненцев в первой половине XX в. В 1926 г. на территориях их проживания выявлен наибольший процент остяко-самоедов. С отказом в 1930-е гг. от старых названий народов Севера этнонимы самоед, остяк, остяко-самоед перестали использоваться в повседневной и официальной практике. Можно только предполагать, что в том или ином случае они были приписаны к ненцам. Ненцы хантыйского происхождения составляют примерно одну четвертую часть в общем числе тазовских и гыданских ненцев, более трети – надымских ненцев.

Невысокая доля ненцев, проживающих за пределами округов (менее 1%), свидетельствует о низкой миграционной активности. Для них характерна внутренняя миграция, представляющая движение внутри районов, реже между районами. С развитием крупностадного оленеводства европейские ненцы и ненцы хантыйского происхождения из-за недостатка пастбищ перекочевывали на полуостров Ямал в конце XIX – начале XX века. К смене местожительства приводила потеря оленей, в результате распространения заболеваний копыткой и сибирской язвы, приобретавших характер эпидемий. Коллективизация и раскулачивание 1930-х гг. привели к бегству ненецких и хантыйских семей на Ямал и в Гыданскую тундру из других районов. В конце 1940-х гг. правительство организовало переселение ненцев из северной части в южную в Ямальском и Тазовском районах. Во второй половине XX в. внутрирайонные и межрайонные миграции связаны с получением направления на работу выпускниками высших и средних специальных образовательных учреждений. На численность отдельных групп ненцев оказывают влияние административные преобразования, связанные с прекращением деятельности сельских советов, их укрупнением и т.д. При этом кочевое население меняло только прописку, сохраняя прежнюю территорию проживания, продолжая кочевать в тундре. Работа с похозяйственными книгами показывает, что точками притяжения населения служат, в первую очередь, районные центры и центры сельской округи, где размещаются производственные базы оленеводческих совхозов. Здесь же стремятся оседать ненцы, по той или иной причине, вынужденные перейти к оседлому образу жизни (потеря оленей, смерть одного из трудоспособных супругов).





На основании расчетов выделяются Ямальский и Тазовский районы, где преимущественным занятием ненцев остается оленеводство и сохраняется традиционный кочевой образ жизни. Доля ненцев составляет более половины населения районов. Среднегодовой темп прироста у ямальских ненцев в 1959-2002 гг. равняется 1,64%, тазовских ненцев – 1,47%. Для надымских, нижнепуровских и лесных ненцев отмечаются высокие абсолютный прирост и среднегодовой темп прироста до начала 1970-х гг. В настоящее время на территории Надымского и Пуровского районов основано самое большое число городов и рабочих поселков, значительные площади земель изъяты из традиционного природопользования и используются автомобильным и железнодорожным транспортом, разрабатываются месторождения нефти и газа. Основным источником существования коренного населения, перешедшего на полуоседлый образ жизни, является рыболовство. Начиная с 1970-х гг., доля ненцев в обоих районах сократилась и составляет чуть более 20% в Надымском районе и около 12% - в Пуровском районе. У надымских ненцев отмечается один из самых низких темпов прироста, равный 0,58%. Численность приуральских ненцев сократилась к концу 1950-х гг. по сравнению с первой четвертью XX в. В последующие годы они количественно увеличились при среднегодовом темпе прироста за 1959-2000 гг. - 1,26%. Направление основного потока пришлого населения в г. Салехард, способствовало сохранению доли ненцев в Приуральском районе на протяжении рассматриваемого периода около 30%.

Глава 2. Основные тенденции изменения демографических структур ненцев Ямало-Ненецкого округа

В разделе 2.1. «Половозрастная структура» рассматриваются доли мужчин и женщин, соотношение полов, распределение по полу и возрасту, показатели среднего и медианного возрастов ненцев и факторы, обуславливающие их изменения на протяжении XX в. Традиционная половозрастная структура ненцев характеризуется преобладанием мужчин в общей численности за счет детей и трудоспособного населения. В результате проведенного анализа устанавливается, что ее трансформация происходит в 1940-е гг. и связана не столько с участием в войне 1941-1945 гг., как это произошло для населения европейской части СССР, сколько с напряженной работой в тылу и общим ухудшением социально-экономической ситуации, приведшей к гендерным различиям в смертности. Переписью 1959 г. зафиксировано изменение половой структуры ненцев, в сторону увеличения численности женщин. Сокращение доли мужчин во всем населении продолжилось в последующие годы и характерно для всех трех этнографических групп ненцев, проживающих на территориях Ямало-Ненецкого, Ненецкого, Таймырского и Ханты-Мансийского округов. В последней трети XX в. доли мужчин и женщин у ненцев ЯНАО составляли 47% и 53% соответственно. Традиционное соотношение полов сохранялось до начала 1970-х гг. у ненцев Тазовского и Пуровского районов и связано, на наш взгляд, с различными темпами оседания. Соотношение долей кочевого населения и мужчин среди населения свидетельствует о возникновении диспропорции полов в пользу женщин уже с сокращением доли кочевников до 70-74%. Изменения в пропорции мужчин и женщин произошли, прежде всего, среди трудоспособного населения, повлияв на общий показатель.

Выполненные расчеты позволяют говорить об особенностях половозрастных структур кочевого и оседлого населения. Ненцы, проживающие оседло в районных центрах и крупных центрах сельской округи, отличаются преобладанием женщин во всем населении (более 52%) и в возрастной группе старше 14 лет. При этом для них наблюдается тенденция увеличения разности в численности мужчин и женщин. Тогда как для кочевников это соотношение сохраняется на прежнем уровне 100-109 мужчин на 100 женщин.

Согласно статистическим данным XX в., соотношение детей до 14 лет, людей трудоспособного возраста, пожилых и стариков у ненцев соответствует прогрессивному типу возрастной структуры. Сохранение данного соотношения происходит за счет значительной численности сельского населения, а в сельской местности, главным образом, за счет кочевников. Данные последней трети XX в. свидетельствуют о тенденции пропорциональных изменений в сторону уменьшения доли детей, пожилых и стариков, что связано с действием демографических, социально-экономических и культурных факторов. Отмечается у большинства территориальных групп совпадение динамики половозрастных структур, свидетельствуя об одинаковых показателях рождаемости и смертности. Исключение представляют халесовинские и нижнепуровские ненцы. Характер половозрастных структур указывает на высокую рождаемость в 1960-е, ее снижение в 1970-е гг. Поколение 1960-х гг. обеспечило рост рождаемости в конце 1980-х – начале 1990-х годов.

В разделе 2.2. «Брачная структура» анализируются средний возраст вступления в первый брак, специальные повозрастные коэффициенты брачности, характеризующие отношение к браку по следующим категориям: состоят в браке, вдовые, разведенные и никогда не состоявшие в браке.



Pages:     | 1 || 3 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.