авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

Самоуправление городов россии в условиях революционного процесса. 1917 – 1918 гг. (на материалах городов московской, тульской, вятской губерний).

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Мамаев Андрей Владимирович

САМОУПРАВЛЕНИЕ ГОРОДОВ РОССИИ

В УСЛОВИЯХ РЕВОЛЮЦИОННОГО ПРОЦЕССА. 1917 1918 ГГ.

(НА МАТЕРИАЛАХ ГОРОДОВ

МОСКОВСКОЙ, ТУЛЬСКОЙ, ВЯТСКОЙ ГУБЕРНИЙ).

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Научный руководитель:

доктор исторических наук

Сенявский Александр Спартакович

Москва - 2010

Работа выполнена в Центре «Россия, СССР в истории ХХ века»

Учреждения РАН «Институт российской истории РАН»

Научный руководитель доктор исторических наук

Сенявский Александр Спартакович

Официальные оппоненты доктор исторических наук

Бугай Николай Федорович

Институт российской истории РАН

доктор исторических наук

Леонов Сергей Викторович

Московский педагогический

государственный университет

Ведущая организация Самарский государственный университет

Защита состоится « 19 » октября 2010 г. в 11.00 часов на заседании Диссертационного совета Д 002.018.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Институте российской истории РАН по адресу: 117036 Москва, ул. Дм. Ульянова, 19.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Института российской истории РАН (117036 Москва, ул. Дм. Ульянова).

Автореферат разослан «_1_» _сентября_ 2010 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета

кандидат исторических наук Т.М. Смирнова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. История городского самоуправления России, в том числе его роль в переломные периоды истории, вызывает неизменный интерес исследователей в последние два десятилетия. В 1917 – 1918 гг. было осуществлено несколько радикальных попыток преобразовать систему городского самоуправления, отразивших идеологическую и политическую специфику сменявших друг друга властей. Важность их изучения обусловлена значением института городского самоуправления в революционных условиях: во многих городах думы выступили в качестве центра объединения общественных организаций, начали активно участвовать в решении вопросов, обычно находившихся в компетенции органов государственных, способствовали повышению политической активности горожан и обеспечивали поддержку центральной власти на местах. Вопросы организационных преобразований, политической и финансово-хозяйственной деятельности муниципалитетов в ходе революций 1917 г. и последовавшего за ними 1918 г. требуют детального, междисциплинарного, сравнительного, комплексного исследования.



Изучение опыта, приобретённого на местах в 1917 – 1918 гг., актуально в связи с проводившимися в последнее время и вызывавшими критику попытками реформирования системы местного самоуправления в России и с точки зрения поиска ответа на вопрос о перспективах и формах его существования в будущем.

Степень изученности темы. Первичное осмысление пути, пройденного городским самоуправлением в период революции 1917 – 1918 гг., началось уже в 1918 г., однако в условиях незавершённости рассматриваемых процессов о серьёзных научных исследованиях не могло идти речи1. Изучение революционного опыта самоуправления во времена НЭПа осуществлялось правоведами, экономистами, деятелями дореволюционной школы2. Со своей оценкой ситуации во время революции в сфере городского самоуправления в 20-е гг. выступили эмигрантские авторы. В.В. Руднев объяснял неуспехи Московской городской думы обстоятельствами, не зависевшими от муниципальных властей, а виновными в развале городского хозяйства объявлял большевиков3. Н.И. Астров пытался найти причины поражения демократической муниципальной системы в отсутствии укоренённости органов самоуправления в широких слоях населения4.

Историки начали разработку вопросов, связанных с революционным периодом, в конце 20-х гг. Проблемы муниципального хозяйства, контекст самоуправления не стали специальной темой изучения. Методологической основой работ являлся догматизированный марксизм, классовый подход.

С 1956 г. количество работ по истории революции и советов в период 1917 – 1918 гг. резко возросло, а их тематика стала более разветвлённой и дифференцированной. Исследования начали строиться на более широком фактическом материале, с активным привлечением архивных данных. Многие работы были посвящены темам, касающимся деятельности городских дум: внимание уделялось позиции органов городского самоуправления в решающие моменты революции5, муниципальной предвыборной кампании и итогам выборов на материалах столиц, отдельных регионов, общероссийских данных6, вопросу роспуска органов городского самоуправления в думской форме7, различным аспектам деятельности советов в городах8. События политической жизни, в которую оказались вовлечены муниципалитеты, были вкратце освещены в рамках общих работ по истории революции, советов в революции9. Советские исследователи в своей массе не употребляли термин «самоуправление» по отношению к советам, считая, что местное самоуправление в России было ликвидировано вместе с роспуском городских дум, противопоставляли «самоуправление», как буржуазный институт, советской власти.

В 80-е гг. на фоне поиска новых тем и подходов к изучению истории появляются труды, ставившие своей целью изучение городского самоуправления10. В 1990-х – начале 2000-х гг. произошёл настоящий всплеск литературы по этой теме. Постсоветская историография городского самоуправления в 1917-1918 гг. характеризуется преобладанием локальных, краеведческих исследований. Отсюда вытекают достоинства и недостатки многих работ: с одной стороны, изучение городского самоуправления на широкой фактической базе, с привлечением материала, который ранее игнорировался историками, отказ от исключительно историко-правового и «иллюстративного» подходов, концепции, что история провинции – это слабое и запоздалое отражение столичных тенденций, обращение внимания на аспекты, выпадавшие из поля зрения исследователей, использование нетрадиционных методологических приёмов, с другой - акцент на поиск «самобытного»; «мелкотемье»; отсутствие должной координации с другими исследователями темы, отказ от расширения историографической базы; тенденциозное притягивание фактов к отстаиваемой концепции или, наоборот, приведение груды фактов при отказе от всяких обобщений и выводов, концентрация внимания на находящихся «на поверхности» фактах политической истории. Почти не затронуты вопросы, касающиеся муниципального управления уездных городов, городских финансов, муниципального хозяйства.

Часть историков, используя данные какого-либо одного города или нескольких городов в пределах одного региона, исследует революционный период существования городского самоуправления как заключительный этап, в контексте развития муниципалитетов в конце XIX – начале XX вв.11. На истории революционного периода существования городского самоуправления акцентируют своё внимание Н.Н. Кабытова, Д.Е. Румянцев (на материалах городов Поволжья), Е.М. Трусова (Ростов-на-Дону, Екатеринодар и Ставрополь), Л.Н. Устина (Самара, Саратов, Симбирск), Ю.В. Красовская (города Костромской и Ярославской губерний)12. В центре внимания оказалась и история столичных городских самоуправлений13. Деятельность органов городского самоуправления изучалась в рамках исследований по истории политических партий, местных органов управления. Так, В.Е. Остроухов обратил своё внимание на взаимоотношения Тульской гордумы с другими местными органами власти14.

В постсоветской исторической науке единственной на данный момент монографией, предметно исследовавшей городское самоуправление во время революции на общероссийском уровне, стала работа Н.Д. Судавцова15. Она имеет ряд особенностей. Автор не акцентирует внимания на периоде революции, рассматривая тему в контексте Первой мировой войны. Наряду с системой городского самоуправления автор изучает и земство, что ведёт к нивелированию специфики самоуправления в городском обществе, его системных отличий от самоуправления в деревне. Можно отметить иллюстративность в раскрытии темы, понятную в связи с широким охватом, взятым автором. В исследовании Н.Д. Судавцова освещается только политическая сторона деятельности самоуправлений, остальным сферам полномочий городских дум не уделяется внимания, хотя именно хозяйственная деятельность муниципалитетов по решению вопросов «местного значения» была для них во все времена основной.

История городских советов в постсоветской историографии изучена слабо и фрагментарно, что связано с общим падением интереса исследователей к истории советов первых лет советской власти. Исследователей привлекают вопросы становления советской государственности, вытеснения небольшевистских партий из советов и установления диктата РКП(б), некоторые вопросы административной и хозяйственной деятельности советов, история отдельных советов и их ведущих деятелей.

В зарубежной историографии контекст истории городского самоуправления находился на периферии исследовательского интереса16. Работы заинтересовавшихся российской провинцией западных историков последних лет в целом не изменили ситуации17.

Анализ имеющейся литературы показывает, что многие из проблем, рассматриваемых в рамках вопроса о самоуправлении городов в революционный период, обозначены учёными лишь тезисно, без серьёзной опоры на факты, в иных контекстах, в широких временных или узких территориальных рамках. Весьма односторонне, фрагментарно изучаемый нами вопрос представлен в работах советских исследователей. В исследованиях постсоветского периода проблемы истории городского самоуправления в России в период 1917 - 1918 гг. ещё не получили целостного системного раскрытия, основанного на комплексном изучении всего массива фактов по отдельным городам в сочетании с материалами общероссийского характера. Отсутствуют сравнительные исследования по данной теме. Нет трудов, в которых бы прослеживалась степень преемственности думской модели самоуправления в организации и деятельности городских советов, их отделов, занимавшихся управлением хозяйством. Неизученными остаются проблемы становления и функционирования городских советов в 1918 г. в контексте самоуправления.

Объект исследования: городское самоуправление России в условиях революционного процесса 1917 - 1918 гг. на материалах ряда типологически разных городских центров.

Выбор городов, которые находятся в центре внимания в исследовании, основывался на следующих соображениях:

1) охватить основные типы городских поселений России;

2) изучить последовательный процесс трансформации самоуправления от дореволюционного цензового к «демократической» модели после Февральской революции и далее к советской форме;

3) получить возможность проведения сравнительного анализа в рамках изучаемой темы на материалах типологически разных городов при их включенности в основной вектор российского революционного процесса.

Предмет исследования: проблемы преобразования и функционирования системы городского самоуправления России в период 1917 – 1918 гг. на материалах выбранных городов.

Цель исследования: изучение процессов функционирования и трансформации городского самоуправления в России на основе компаративного анализа материалов городов разных типов в условиях революционных потрясений и радикальной смены условий общественного развития.

Задачи исследования:

- изучение политического, хозяйственного положения, в котором оказалась система городского самоуправления к марту 1917 г., освещение позиций и роли муниципалитетов выбранных городов во время Февральской революции 1917 г.





- анализ законодательства, политических позиций, решений, принимаемых по вопросам городского самоуправления центральной властью, политическими и общественными силами в революционную эпоху; исследование противоречий в их взглядах;

- характеристика трансформирующейся политической роли и политических позиций самоуправлений в условиях революционного процесса на материалах ряда типологически разных городов столичного, губернского, уездного уровня;

- рассмотрение проблем, достижений, особенностей хозяйственной и финансовой деятельности городских самоуправлений в столице и провинции;

- освещение процессов изменения организационных форм, структуры, компетенции городского самоуправления в революционных условиях;

- комплексное сравнительное (на основе данных типологически разнородных городов) изучение процесса трансформации системы муниципального управления, особенностей, результатов деятельности органов самоуправления в городах России в 1917 – 1918 гг.

Хронологические рамки охватывают период революционной трансформации городского самоуправления с момента Февральской революции 1917 г. до полной передачи полномочий от городских дум местным советам и первых месяцев их становления в качестве органов, взявших на себя функции городского самоуправления (середина – конец 1918 гг.).

Этот период включает ряд этапов: 1) демократический (с февраля по октябрь 1917 г.), ознаменовавшийся глубокой трансформацией института городского самоуправления в демократическом русле; 2) переходный (октябрь 1917 - весна 1918 гг.) - период ликвидации общественных городских управлений в думской форме и перехода функций самоуправления городов в руки местных советов; 3) советский (до конца 1918 г.) - первые месяцы безальтернативного функционирования городского самоуправления в советской форме, когда происходило первичное организационное оформление системы городских советов и органов управления муниципальным хозяйством внутри них.

Территориальные рамки. Выбор территориальных рамок исследования исходил из нескольких посылок:

1) Города являются не изолированными поселениями, а центрами территории, социально-экономической среды, с которой они тесно взаимосвязаны, и носителями определенных функций, от этой среды зависимыми.

2) Поскольку исследование является комплексным и компаративным, то выбранные поселения должны быть типологически различными по основным параметрам: а) административный статус города; б) функциональная структура; в) численность населения; г) социально-экономический тип окружающей местности. Все эти позиции существенно, а иногда и решающим образом влияют на формирование и функционирование городского самоуправления.

3) Чтобы обеспечить сопоставимость процессов в разных городах, следовало избежать прямого влияния таких «внешних» факторов, как национальный вопрос, непосредственные боевые действия и многократная смена власти. Поэтому географические рамки были ограничены городами, размещенными на этносоциокультурно близких территориях европейской части России и через которые не проходила линия фронта Первой Мировой и Гражданской войн. Период революционных катаклизмов и разворачивавшейся Гражданской войны обусловил во многих регионах многократный переход власти из рук в руки, тогда как процесс было целесообразно рассмотреть в «чистом виде», в строгой последовательности трансформаций самоуправления от дореволюционных дум к Советам после прихода к власти большевиков.

4) «Компактность» территории для данного исследования не имеет решающего значения, но важны: а) репрезентативность среды по социально-экономической типологии (индустриальный, аграрный регион); б) непрерывная преемственность смены власти и подконтрольности территории центру (монархическая, буржуазно-демократическая, большевистская).

Избранные города на обозначенных территориях полностью удовлетворяют этим критериям. Для репрезентативности изучаемых нами проблем территориальные рамки исследования были ограничены тремя типологически разными губерниями Европейской части России: Московской, Тульской и Вятской. Статистические данные свидетельствуют, что рассматриваемые губернии значительно отличались друг от друга по многим ключевым показателям. Рассматриваемые губернии имели разные размеры, плотность населения. Так, Московская губерния в 1914 г. занимала площадь 33 тыс. кв. км, Тульская – 31 тыс. кв. км, Вятская губерния была в 5 раз больше – 154 тыс. кв. км. Наиболее населённой являлась Московская губерния - 88,5 жителя на квадратный километр в 1914 г., на треть меньше населения приходилось на 1 кв. км в Тульской губернии – 58,2 жителя, наименее плотно была заселена Вятская: 25 человек на 1 кв. км, т.е. более чем в три раза слабее, чем Московская.18

Московская губерния была центром столичного, торгово-промышленного региона с давними городскими традициями, хлебопотребляющей губернией со значительным и бурно увеличивавшимся числом городского населения. Число горожан в Московской губернии составляло к 1 января 1917 г. 57% от общего населения губернии, что значительно выше среднего показателя по Европейской части России – 15,1%. Тульская губерния была преимущественно сельской – в городах проживало 12% населения. Вятка являлась центром хлебопроизводящей губернии, процент сельского населения в которой был наибольшим среди всех губерний европейской России: горожане составляли лишь 3,2% жителей19.

Одной из ключевых характеристик губерний является характер занятости местного населения. Наиболее достоверные формализованные данные об этом предоставляет первая всероссийская перепись населения 1897 г. Несмотря на то, что после проведения переписи до революции прошло 20 лет, качественные различия, соотношения между губерниями за это время резко поменяться не могли. Как свидетельствуют данные переписи, сельским хозяйством, лесоводством, рыболовством и охотой, т.е. собственно крестьянскими занятиями, в Московской губернии занимались лишь 27,9% населения, в то время как в Тульской – 78,5%, в Вятской – 89,2% жителей. Качественно отличались рассматриваемые в диссертации губернии и по числу населения, занятого в обрабатывающей, горно-заводской промышленности, ремёслах: в Московской губернии в эти занятия было вовлечено более трети жителей: 34,7%, в Тульской – лишь 9%, а в Вятской – 5,2% населения. Бойкая торговля – важный показатель социально-экономического развития региона - шла в Московской губернии: в ней было занято 8,8% населения, в то время как в Тульской торговали в три раза меньше жителей: 2,5%, в Вятской губернии торговлей занимался только 1% населения20. В разы отличались и данные по занятым в отхожих промыслах: если в Московской губернии в 1906-1910 гг. на каждую тысячу жителей приходилось 342 выданных сроком не больше года паспорта, то в Тульской губернии – 200, а в Вятской - 88 паспортов на тысячу (при среднем показателе по 50 губерниям европейской части России 94 паспорта на тысячу человек населения)21.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.