авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

Игровые традиции в духовной культуре японии

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Войтишек Елена Эдмундовна

Игровые традиции

в духовной культуре Японии

07.00.07 этнография, этнология и антропология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Санкт-Петербург

2010

Работа выполнена на кафедре востоковедения гуманитарного факультета Новосибирского государственного университета

Научный консультант: академик РАН В. И. Молодин

Официальные оппоненты:

член-корреспондент РАН, проф. С. А. Арутюнов

доктор исторических наук, проф. Е. И. Кычанов

доктор исторических наук, проф. А. В. Филлипов

Ведущая организация: Институт стран Азии и Африки при Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова

Защита состоится « » _________2010 г. в _____час. на заседании диссертационного совета Д 002.123.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук в Музее антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН по адресу: 199034, г. Санкт-Петербург, Университетская набережная, 3.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МАЭ РАН

Автореферат разослан

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук А. И. Терюков

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Тема исследования, ее новизна и актуальность

Изучение игровых традиций предоставляет важнейший материал к исследованию проблем этнической истории народов, позволяет определить специфику историко-культурных связей и контактов, рассмотреть проблему соотношения игровой практики и ритуала, выявить их значение в обыденной жизни человека.

Игровая культура, являясь одним из наиболее показательных и устойчивых элементов национальной специфики, представляет собой совокупность мифологических представлений, традиций, моральных убеждений того или иного общества. Именно в контексте игровой деятельности того или иного народа можно оценить специфику его духовной культуры.

Что касается Японии как составной части традиционной культуры народов Восточной Азии, где этико-ритуальные принципы и соответствовавшие им нормы поведения были выдвинуты на передний план еще в древности, то игровые символы и ритуалы здесь занимают особенно важное место. Понятие ритуала (кит. ли, яп. рэй, кор. йе) стало высшим символом ритуализованной этики, превратилось в наиболее общую характеристику нормативного социального устройства и поведения человека. Интеллектуальные развлечения Востока, широко понимаемые как разновидность ритуала, отражают яркую специфику национальных культур восточных цивилизаций. При этом важно подчеркнуть, что рассмотрение игровых традиций Китая, Кореи и Японии изолированно, в отрыве друг от друга, зачастую ведет к искажению и неправильному пониманию особенностей развития историко-культурного процесса в данном регионе.

Многие китайские, корейские и японские интеллектуальные развлечения являются важным элементом традиционной культуры и прямым отражением восточного менталитета, основанного на игровом поведении и интеллектуальном соперничестве. В этой связи большой интерес представляют характерные для восточного менталитета интеллектуальные соревнования, сформировавшиеся в разнообразных «застольных/винных приказах», в поэтических состязаниях, в многочисленных настольных стратегических играх с картами, костями и фигурами, а также элитарные состязания, принятые в традиционных искусствах чая и составления благовоний, где искусность и умение, проявляемые в рамках строгого этикета и ритуальных действий, также требуют и реализации практического знания тактики и стратегии.





В настоящее время изучение игр стало предметом исследования таких областей знаний, как история, этнография, искусствоведение, психология, педагогика, теория и методика физического воспитания, к которым в последние годы прибавились такие дисциплины, как математическая статистика, теория игр, теория вероятностей, экономика, культурология, культурная антропология и др. Это обилие аспектов рассмотрения сущности игры лишний раз подчеркивает ее важность и значение в человеческом обществе.

Особую актуальность исследованию придает социальный аспект изучения игр и проблем игромании, принявшей в последнее время в мире форму серьезной болезни общества. В этом смысле интеллектуальные развлечения, предложенные восточной игровой практикой многие столетия назад, можно рассматривать как один из наиболее интересных вариантов преодоления этой социальной проблемы в сфере культуры.

В данной работе игры рассматриваются в историко-этнографическом, историко-типологическом, этнолингвистическом аспекте и анализируются с привлечением обширного культурологического и литературного материала.

Объектом исследования выступают игровые традиции Японии как важной составляющей духовной культуры народов Восточной Азии. Предмет исследования состоит в выявлении сущности и основных параметров традиционной игровой практики в Японии, где находят свое воплощение особенности культуры, ментальности и ценностных ориентаций всего региона. Следует подчеркнуть, что речь идет прежде всего об интеллектуальных играх, понимаемых как мыслительная, умственная, духовная практика и функционирующих в сфере книжной и бытовой культуры, в специфических формах досуга, в различных видах художественного творчества – в культуре чая, в искусствах составления цветочных и ароматических композиций. В этих видах интеллектуальных развлечений находят свое отражение национальные культурные ценности, а также особенности восточного восприятия игры как своеобразного этикета и ритуала.

Говоря о характере и свойствах культуры, следует подчеркнуть трудность разграничения материальной и духовной культуры. Понятие духовной культуры в работе понимается как информация, существующая в коллективной памяти народа, которая включает знания, обычаи и нравы, правовые нормы, искусство и народное творчество, религиозные практики и пр. При этом автор опирается на понятийную базу, связанную с пониманием игры любого этноса как вида непродуктивной деятельности человека, мотив которой заключается не столько в ее результатах, сколько в самом процессе. При этом важным и принципиальным оказывается культуросозидающий фактор, поскольку подлинное духовное напряжение культурной игры подразумевает не только сопереживание, но и личное участие, творение. Если рассматривать игру как феномен, производный от культурного опыта человечества, то ее место можно определить как пограничное: между миром рефлексии (философия, наука, религия) и миром, ускользающим от рефлексии (ритуал, телесные практики и переживания).

Цели и задачи исследования

Цель данного исследования состоит в выявлении роли и места интеллектуальных игр и развлечений в духовной культуре Японии, рассматриваемой в контексте развития современной этнической культуры Восточной Азии.

Для выполнения поставленной цели требуется решение следующих задач:

1) историографическое исследование проблемы реконструкции игровых традиций в духовной культуре народов Восточной Азии;

2) выявление природы и значения игры как явления культуры, определение восточной специфики понимания сущности игры;

3) выявление тесной взаимосвязи японских интеллектуальных развлечений с философскими, культурно-религиозными традициями дальневосточного региона, что позволяет определить элементы восточного менталитета на основе анализа историко-этнографических источников и сравнительного материала ряда письменных памятников;

4) реконструкция национальных особенностей японского варианта традиционных игр в «облавные шашки», шахматы и другие настольные игры стратегического характера;

5) выявление роли карт и карточных развлечений в развитии духовной и бытовой культуры Японии и их места в общественном сознании;

6) определение роли культурно-исторических факторов при анализе взаимосвязей игровых традиций Китая, Кореи и Японии в первую очередь, выявление закономерностей в развитии целого пласта игр «винного/ застольного приказа», зародившихся в культуре Китая в глубокой древности и оказавших непосредственное влияние на развитие литературных развлечений региона; изучение специфики национальных вариантов этого вида интеллектуальных развлечений и особенностей их функционирования в настоящее время; анализ игр в различных видах традиционных искусств;

7) анализ знаковых произведений классической литературы Китая, Кореи и Японии как источника национальных игровых традиций.

Территориальные рамки исследования охватывают все главные острова японского архипелага – от южного острова Кюсю, на котором всегда было сильнее континентальное влияние (прежде всего, со стороны Китая и Кореи), и до северного Хоккайдо, а также при необходимости объединенный сино-иероглифической культурой обширный регион Восточной Азии Китай и Корею. Выбор территориальных рамок обусловлен историей многовековых контактов этих народов и той ролью, которую на протяжении тысячелетий играла китайская цивилизация в культурах сопредельных стран. Особое внимание автора работы привлекал район НараКиотоНагоя как центр развития японской государственности (вместе с тем и традиционной культуры), а также район северо-восточной Японии с центром в префектуре Мияги, который в средние века развивался во многом как оплот самурайской культуры.

Говоря о хронологических рамках исследования, следует сказать о том, что, несмотря на то, что нижняя граница основных рамок исследования ограничена XIIXIV вв., а верхняя настоящим временем, они охватывают более длительный промежуток, поскольку обращение к истории появления и развития прототипов того или иного вида традиционных игр непременно уводит нас в далекое прошлое. Верхняя граница выводит исследование на современное состояние вопроса, что позволяет выявить традиционные и вариативные элементы, показать устойчивость культуры под воздействием социальных факторов. При необходимости нижняя граница отодвигается в прошлое, а верхняя приближается к нашим дням.

Если говорить о социальном аспекте истории интеллектуальных развлечений, то первоначально многие виды досуга считались развлечениями, популярными только в аристократических кругах. С течением временем они завоевали популярность и среди более низких сословий. На сегодняшний день существенная часть интеллектуальных развлечений продолжает оставаться доступной лишь для образованной части населения, что обеспечивает определенную элитарность такого времяпрепровождения.

Степень изученности темы подробно рассматривается в Гл. 1. При этом следует заметить, что проведенный обзор показал неравномерность исследования вопроса. Отечественные исследователи обращались к частичному описанию игр в рамках этнографического изучения празднично-игровой и сезонной обрядности этносов Восточной Азии. Зарубежные ученые – прежде всего, китайские, корейские и японские свои исследования в основном посвящают истории и анализу конкретных развлечений. Между тем проблема связи особенностей игровых традиций как части культуры с широким историко-этнографическим контекстом этнических процессов в регионе пока еще не получила должного освещения в научной литературе. Частичное решение этой проблемы находит отражение в данной диссертационной работе.

Источниковая база исследования

Источниковая база диссертации опирается на репрезентативность эмпирического материала и включает этнографические/вещественные (игровой инструментарий различных развлечений, колоды карт, предметы художественного и прикладного искусства из фондов различных музеев, арт-галерей, центров традиционной культуры, из собраний буддийских и синтоистских храмов и из частных коллекций), письменные источники (словари, энциклопедии, тексты художественной литературы, делопроизводственные документы, мифолого-летописные своды, трактаты, научная литература из архивов и библиотек), фольклорные (пословицы и поговорки).

Этнографические источники

Отдельным видом источников является такой этнографический материал, как наборы костей китайской игры мацзян (маджонг), китайского домино гупай и игрового набора корейской игры ют (чок); ракушки моллюсков хамагури, использовавшиеся древними японцами в качестве игрового инструментария до изобретения бумажных карт; принадлежности старинной игры «метание в кувшин» (кувшин и стрелы), существовавшей во всех трех вышеуказанных странах, а также игровой набор нового варианта этой игры, разработанного в Японии и называющегося «метание веера» (подставка, цель-бабочка и пять вееров). При анализе использовался материал из фондов следующих музеев Японии и Китая: 1) Центральный Муниципальный Этнографический Музей (г. Сэндай); 2) Городской Исторический Музей (г. Сэндай); 3) Художественный музей Токугава (г. Нагоя); 4) Этнографический музей (г. Киото); 5) коллекция Национального хранилища Сёсоин (г. Нара); 6) коллекции Императорского Музея Гугун династий Мин и Цин (г. Пекин, Китай), а также редчайшие материалы и экспонаты из хранилищ буддийских и синтоистских храмов Рэйкандзи, Хокёдзи, Гинкакудзи, Сандзюсан-гэндо, Камо-дзиндзя (г. Киото), Исиямадэра (г. Оцу), Сэнсодзи (г. Токио) и личных коллекций исследователей.

Важным источником служат многочисленные колоды китайских, японских и корейских игральных карт из музейных и частных коллекций – как традиционной линии развития (художественные и поэтические карты), так и заимствованной (образовательные и просветительские карты по разным областям знания), а также литературные карты т. н. «винного/застольного приказа». Общие закономерности и специфические черты развития и распространения литературных игр с картами в Китае, Японии и Корее выделены на основе анализа карт и карточных игр из следующих коллекций: 1) Музей истории карт Миикэ (г. Омута, Кюсю); 2) Художественная галерея и Государственный Музей истории и культуры (г. Нагасаки, Япония); 3) Национальный Государственный Исторический Музей Кюсю (г. Фукуока, Кюсю, Япония); 4) коллекция Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН (г. Санкт-Петербург), частные коллекции и др.

Особый вид этнографических источников представляет собой игровой инструментарий, использующийся в традиционных искусствах чая (садо:), составления благовоний (ко:до:) и аранжировки цветов (кадо:). Анализ данных источников был предпринят на основе изучения коллекций арт-галерей искусства благовоний «Сёэйдо» и «Ямада-Мацу кобокутэн», Центра чайного искусства «Садо-сирёкан» (Киото), а также коллекций клубов по изучению традиционных искусств в Саппоро, Сэндае, Токио (Япония) и частных коллекций исследователей.

Игровые наборы стратегических настольных игр в шашки и шахматы в их национальных вариантах (вэйци, сянци и др. в Китае, падук, чанги, ют и др. в Корее, го, рэндзю, сё:ги, сугороку и др. в Японии) также представляли собой важный вид источников (коллекции клубов по изучению традиционных игр в Саппоро, Сэндае, Токио (Япония), в Новосибирске (Россия); частные коллекции).

Помимо этого, важное место в источниковой базе исследования занимают предметы прикладного искусства из Этнографического музея Киото, из Центра чайного искусства «Садо-сирёкан», из Исторического музея Нагасаки, из Токийского Национального музея, из Музея истории карт Миикэ (кубки, чайники, шкатулки, тушечницы, подносы, курительные трубки, расписные ящики и пр.) с изображением раковин моллюсков, образов и сюжетов старинных карт. Предметы художественного искусства (картины, свитки, изображения на раздвижных перегородках и ширмах) из собраний буддийских храмов Сёкокудзи, Гинкакудзи (Киото), из коллекций буддийского комплекса Коя (преф. Вакаяма), Дзуйгандзи (Мацусима, преф. Мияги) были изучены с точки зрения отражения принципа классического «человека культуры» Востока, владеющего четырьмя искусствами (кит. цин-ци-шу-хуа; кор. кым-ки-сэ-хва; яп. кин-ки-сё-га), буквально означающего комплексное понятие «цитра-шашки-каллиграфия-живопись».

Определенную ценность в исследовании представляли экспонаты и материалы из личной коллекции автора диссертации, представленные в Прил. 2.

Письменные источники

Поскольку анализ большинства интеллектуальных развлечений указанных этносов подразумевает тесную связь с книжной культурой, то для данного исследования привлечение письменных источников имеет принципиальное значение. В первую очередь, это языковой материал, представленный рядом авторитетных словарей и энциклопедий как на русском, так и на английском, японском, корейском и китайском языках: «Японский толковый иероглифический словарь» (1982); «Современный словарь китайского языка» (2001); «Энциклопедия «Три мира» с иллюстрациями» в 3-х т. (1988) и др.

Кроме того, был использован ряд специализированных словарей и энциклопедий по разным областям знания: «Словарь старинных 15000 японских пословиц» (1989); «Словарь по истории искусства благовоний» (2003); «Энциклопедия по антологии “Сто стихотворений ста поэтов”» (2006); «Энциклопедия игр» в 2-х т. (1989); «Словарь по роману “Гэндзи-моногатари”» (1998); «Энциклопедия этнических игр и развлечений» (1998); «Энциклопедия Цунокава по чайному искусству» (1990) и др.

При этом ряд самых употребительных словарей и справочников широко использовался автором и в электронных изданиях: «Большой китайско-японский словарь» (1987); «Энциклопедия Кодзиэн» (2005); «Словарь происхождения иероглифов» (2003); «Энциклопедический словарь Майпедиа» (2005) и др.

Значительное место в источниковой базе исследования занимают нарративные источники произведения книжной литературы Китая, Японии, Кореи: мифолого-летописные своды; энциклопедические своды ритмизованного цикла канона «Три, сто, тысяча»; словари рифм; тексты некоторых классических романов и поэтических антологий X–XIII вв., где в игровой форме даются ценные сведения относительно устройства мироздания и нравственных устоев в обществе. Большой ценностью обладают тексты сохранившихся старинных китайских и японских трактатов по играм в шашки и шахматы, сочинения по различным видам элитарных искусств и некоторые другие материалы.

Важными документальными источниками послужили законодательные своды и документы древней Японии эпохи Нара («Анналы Японии», «Тайхо-рицурё», «Ёро-рицурё», «Сонирё», начало VIII в.), где присутствуют сведения относительно истории появления и использования ароматической древесины в связи с распространением буддизма на японском архипелаге, а также ряд упоминаний относительно запретов на те или иные виды настольных игр китайского происхождения.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 



Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.