авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

Основные черты социально-политического самосознания рыцарства xiv века (по сочинениям ле беля и фруассара)

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Акимова Елена Юрьевна

Основные черты социально-политического самосознания

рыцарства XIV века (по сочинениям Ле Беля и Фруассара)

Специальность 07.00.03 – всеобщая история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Саратов 2008

Работа выполнена на кафедре истории средних веков Института истории и международных отношений Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Девятайкина Нина Ивановна

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Мосолкина Татьяна Валентиновна

доктор исторических наук, с.н.с. ИВИ РАН

Цатурова Сусанна Карленовна

Ведущая организация: Ставропольский государственный университет

Защита диссертации состоится 16 июня 2008 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Саратовском государственном университете по адресу: 410012, Саратов, Астраханская, 83, Институт истории и международных отношений, корпус XI, ауд. 516

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке

Саратовского государственного университета, читальный зал № 3, по адресу: г. Саратов, ул. Университетская, 42.

Автореферат разослан 15 мая 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор исторических наук Л. Н. Чернова

Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Рыцарство составляло важнейшую часть социальной структуры средневекового общества и являлось главной силой на социально-политической арене. Высокий уровень развития его самосознания определил особенности целого ряда социальных, культурно-этических и правовых форм общественной жизни, придавших Западной цивилизации ее неповторимые черты, сохранявшиеся еще долгое время после того, как исчезло само рыцарство.

Между тем, проблема социально-политического самосознания рыцарства является одной из малоисследованных, по крайней мере, в отечественной науке. В зарубежной медиевистике при всем разнообразии научной литературы, посвященной различным аспектам истории рыцарства, указанная проблема также нуждается в заполнении лакун, одной из которых является тема «рыцарства XIV века».

Как правило, XIV в. попадает в сферу интересов историков вместе с XV столетием и рассматривается в качестве единого исторического периода, который чаще всего называют эпохой упадка рыцарства. Рыцарская культура «осени средневековья» также рассматривается как род игры, оторванной от действительности и потерявшей ценность.

Упадок рыцарства в XIV в. исследователи демонстрируют через примеры алчности и беспринципности рыцарей, грабительские рейды в ходе Столетней войны и насилия. Однако такие обвинения адресовались рыцарству и более ранних периодов. Безусловно, Столетняя война обнажила неприглядные стороны поведения рыцарства, дала свидетельства его стратегической и военной несостоятельности. Это одинаково справедливо для XIV и XV столетий, но есть отличия. Ни одна из «рыцарских эпох» не оставила столько легендарных имен, как XIV век: Черный Принц, Жоффруа де Шарни, Готье де Мони, Карл де Блуа, Бертран дю Геклен, Жан ле Менгр де Бусико, Джон Чандос, Джон Гонт герцог Ланкастер, короли Иоанн Богемский, Эдуард III и Иоанн Добрый – это все участники Столетней войны, давшие новый толчок «моде на рыцарство». Еще один важный аргумент: приверженность рыцарским идеалам обнаруживает множество авторов исторических и литературных сочинений XIV столетия.



Возникает вопрос, так был ли в действительности XIV в. временем упадка рыцарства? Становятся ли его идеалы иллюзорными, как полагают одни авторы, или оно переживало полный расцвет, как думают другие? Сохраняло ли рыцарство свою энергию или медленно погружалось в великий кризис? Играло ли оно значительную социальную роль, или уже безвозвратно уходило с исторической сцены? Эти большие сюжеты требуют детальных исследований, одним из которых и призвана стать данная диссертация.

Предмет исследования. В данной диссертации исследуются основные черты общественного самосознания рыцарства в социально-сословном, политическом и религиозном аспектах. Понятие «самосознание» используется в работе в следующем смысле. Это полное понимание самого себя, своего значения и роли в жизни общества. Самосознание не может формироваться вне общества. Человек с раннего детства усваивает привычки, правила поведения, нравственные принципы той общественной среды, в которой живет. Его сознание и самосознание формируется под влиянием существующих в данном обществе социальных отношений, политических и правовых идей, религиозных воззрений.

Степень изученности проблемы. Научную литературу, изученную по проблеме, можно разделить на две большие группы: труды историков XIX в. – начала XX в. и первой половины XX – начала XXI века; при этом работы исследователей второй группы, отмеченные разнообразием методологических подходов, поделены на подгруппы по проблемно-хронологическому принципу.

Основные работы первой группы принадлежат представителям романтизма и позитивизма. Романтическое направление представлено трудами Ж. Ж. Руа1, Ж. Либера2, Э. Э. Виолле-ле-Дюка3 и П. Лакруа4. Используя материал средневековых хроник, биографий, мемуаров, литературных сочинений, эти историки воссоздавали картину нравов, быта и традиций рыцарства. В вопросе о времени и причинах упадка рыцарства старые авторы сильно расходятся. Ж. Либер причину упадка видит в новых политических реалиях заключительного этапа Столетней войны, а временем упадка рыцарства считает XV-XVI вв.

П. Лакруа временем заката рыцарства считал конец XIII века, а причиной – куртуазную идеологию, когда «дамы выходят на передний план, вдохновляют рыцарей, жалуют рыцарское звание, и назначают цену чести»5.

Расхождения во взглядах историков романтического направления объяснимы сложностью поставленных вопросов. В целом романтики провели тщательную работу с разного типа источниками; по мнению Л. П. Репиной, их деятельность во многом заложила основы будущих культурно-антропологических исследований6. Вместе с тем, работы романтиков обнаруживают идеализацию рыцарства, характеристики которого мало соотнесены с социально-политическим контекстом эпохи.

До сих пор самой полной энциклопедией жизни рыцарства считается труд Л. Готье7, методологически выдержанный в русле позитивизма. Им был впервые четко обозначен свод правил рыцарского поведения, так называемый неписаный «кодекс чести». Л. Готье противопоставлял «первоначальное» рыцарство XI–XII вв. рыцарству позднего исследователь «растягивает» эпоху упадка рыцарства на целых три столетия.

В отечественной историографии конца XIX – начала XX в. следует отметить очерк Е. Щепкина8. Автор выявляет несколько этапов в истории рыцарства: воинственное и грубоватое рыцарство XI-XII вв, утонченное (куртуазное) рыцарство XIII века и рыцарство эпохи Столетней войны. Эта работа была одной из первых в России, где нашла в общем виде место проблема рыцарства XIV в. При этом она не только выделена Е. Щепкиным в отдельный этап, исключенный из общего процесса «упадка рыцарской культуры», начало которого, по его мнению, следует искать в XIII в., но и обозначена именем его главного идеолога – Фруассара. Сам XIV в. обозначен как эпоха «полного расцвета военного рыцарства»9.

В отличие от трудов предшественников, позитивисты использовали многофакторный подход к истории, стремились учитывать социально-экономический и политический контекст эпохи. Совершенствование методов исследования позволило им обогатить свои работы большим материалом, вместе с тем принцип прямого восприятия фактов и их обобщения приводил позитивистов если не к искажению взглядов, то, по крайней мере, к односторонности выводов.

В первой половине XX в. происходит изменение направлений научной мысли, связанное с пересмотром эпистемологических основ исторического знания. «Кризис историзма»10 сопровождался поиском новых принципов и методов познания и формированием множества различных направлений в философии и истории.

В 1919 г. выходит в свет монография нидерландского историка Й Хейзинги11. Рыцарская идея, по его мнению, представляла собой в XIV-XV вв. не более чем грезу о благородной мужественности и верности долгу, которая наполняла своим содержанием идейный мир небольшой группы представителей знати. В то же время историк отмечал, что «на исходе XIV столетия весь пышный и наполовину игровой антураж личного состязания ради чести и славы был еще в полном расцвете»12. Таким образом, Й. Хейзинга противоречив. И это идет, очевидно, от противоречий самой действительности, в глазах автора в XIV в. еще не демонстрирующей принципиального разлома и упадка рыцарского образа жизни и менталитета

В других работах исследователь рассматривает культуру позднего средневековья через призму концепции игры13. О рыцарях XIV-XV вв. исследователь говорит как о людях, воспринимавших рыцарские идеалы в качестве правил некой игры, тогда как политическая и военная история последних столетий Средневековья, обнаруживает весьма мало рыцарственности и чрезвычайно много алчности, жестокости, холодной расчетливости, прекрасно осознаваемого себялюбия и дипломатической изворотливости.

Концепцию Й. Хейзинги разделяет американский исследователь Р. Л. Килгур14. В XIV-XV вв., считает автор, рыцарство растрачивает военно-религиозное рвение и переходит к демонстративной роскоши. В XV в. ему в большей степени была свойственна прагматичность, жестокость и алчность. Главные проявления кризиса рыцарства – уничтожение с середины XIV в. замкнутости и привилегированности; причины - усиление королевской власти и создание постоянной армии. Как ясно, проявления этого заката автор находит уже во второй половине XIV в.

К иным выводам приходит А. Б. Фергюсон15, монография которого по тематике смыкается с книгой Й. Хейзинги. Американский исследователь категорически не принимает идею о «человеке играющем» и рыцарственности (в XV в.) как о грандиозном спектакле, затеянном из чувства стремления средневекового человека к прекрасному. По его мнению, «игра» имела жизненно-важное значение для современников того времени. Не разделяет он также идею об антагонизме между рыцарскими идеалами и действительностью, хотя признает расхождение между ними.

Работы указанных исследователей методологически ценны дискуссией о роли и значении (в том числе практическом) рыцарской идеи в позднее средневековье. Каждый из историков приводит доводы, извлеченные из широкого круга источников XIV-XV вв., в том числе – Фруассара. Однако специального внимания авторы его хронике не уделяют, в большей степени адресуясь к источникам XV в., куда и смещена главная сфера их интересов.

Тенденции, характеризующиеся обращением исследователей к вопросам истории культуры, идеологии, массовых и индивидуальных представлений, широко обозначаются в трудах историков XX в. Заслуга в этом принадлежит, в первую очередь, сторонникам школы «Анналов». «Тотальный» подход к истории – «первый из постулатов школы»16, определил методы работы ее основателей. В монографии М. Блока17 представлена разносторонняя и многоуровневая картина жизни феодального общества IX-XIII вв. Для нас представляет особый интерес характеристика рыцарства как одной из главных социальных групп, которая с середины XII в. начинает превращаться в юридический и наследственный класс (дворянство). Эпоха позднего средневековья остается за пределами внимания М. Блока, он лишь отмечает, что период между 1250 и 1400 гг. можно назвать временем наиболее жесткой стратификации социальных классов. Несомненно, что подобные реалии времени помогают лучше понять содержательную составляющую сословной корпоративности рыцарства.

С середины 1960-х годов и доныне огромное влияние на историографию оказывают труды Ж. Ле Гоффа, одного из выдающихся представителей третьего поколения школы «Анналов»18. В его главном труде в центре внимания пространствено-временные структуры в жизни и восприятии населения средневековой Европы, его материальная жизнь, социальная система, и главное, менталитет, коллективная психология, способы чувствовать и мыслить. В одной из своих работ историк специально изучает проблему символизма ритуала принесения вассальной клятвы в менталитете раннесредневекового человека19. Наблюдения и выводы Ле Гоффа очень важны для понимания самосознания рыцарства, сути его внутрисословных связей, специфики социальной роли.





С конца 1960-х начала 1970-х гг. в западной медиевистике обнаруживается настоящий взрыв интереса к истории рыцарства. Именно с этого времени начали выходить в свет труды Л. Женико20, П. Ван-Люйна21, Ж. Дюби22, Ж. Флори23, Ф. Кардини24, М. Кина25 и др., соединившие в себе подходы новой социальной истории и культурной исторической антропологии. Своеобразие методических приемов изучения средневековых памятников позволило исследователям по-новому взглянуть на проблему происхождения и социальную природу рыцарства, характер их восприятия современниками.

Принципиально важными в рамках данной диссертации можно назвать работы исследователя позднего средневековья и Столетней войны Ф. Контамина. В одной из его монографий, написанных с позиций «новой исторической науки», рассматривается этнополитический, социальный, демографический, культурный аспекты жизни Франции и Англии в эпоху Столетней войны (главным образом в XIV веке)26. Заслуживающими внимания кажутся выводы историка относительно изменений в организации армий, происходивших на протяжении XIV в. и широком распространении службы на контрактной основе. Это, по мнению Ф. Контамина, вовсе не означало упадка старинного дворянства. Во Франции, и в Англии оно все еще составляло значительную часть кавалерии, которая, как и прежде, считалась лучшей и самой высокооплачиваемой частью войска.

В другой работе, используя метод исторического синтеза, Ф. Контамин сумел проанализировать богатейший материал по истории войн в европейских странах и в тоже время рассмотреть войну в качестве важнейшего фактора в жизни западноевропейского средневекового общества27.

Особую ценность монографии составляет ее насыщенность данными относительно численности рыцарского контингента средневековых армий (в том числе в эпоху Столетней войны), стоимости рыцарского вооружения, оплаты военной службы, и многого другого, позволяющего составить представление о материальной стороне жизни рыцарства.

Ф. Контамин считает возможным говорить об эпохе Столетней войны как о «продолжении средневековья». Доводы ученого заставили многих медиевистов согласиться с возможной преждевременностью выводов о закате рыцарства в XIV-XV вв., признав эту проблему в числе тех, которые еще остаются предметом, достойным всяческого внимания историков.

Много важного материала для понимания в целом социальной истории средневековой Франции находится в общих работах. Историки уделяли внимание вопросам социально-правового статуса и экономического положения дворянства; его внутрисословным связям и взаимоотношениям с королевской властью, горожанами, крестьянством28.

В особую группу следует выделить исследования, посвященные хронике Фруассара и касающиеся биографии и личности хрониста. Прежде всего отметим вступительную статью Т. Джонеса29, не потерявшую своего значения и поныне. Из современных авторов следует назвать К. Фоулера, П. Ейнсворта и М. Зинка, труды которых содержат не только ценный биографический материал, но и оценку трудов Фруассара30. Различные аспекты исторического и литературного творчества хрониста представлены в целой серии статей зарубежных авторов31.

Итак, исследования зарубежных медиевистов XX - начала XXI в. позволили дать ответы на многие вопросы, связанные с различными аспектами истории рыцарства. Вместе с тем остаются проблемы, изученные в недостаточной мере, к числу которых относится и проблема социально-политического самосознания рыцарства, особенно в эпоху Столетней войны. Остается дискуссионным и вопрос «рыцарства позднего средневековья».

Что касается отечественной литературы, то история французского средневековья традиционно привлекает внимание исследователей. Работы С. Д. Сказкина, Ю. Л. Бессмертного, Н. А. Хачатурян, Н. И. Басовской, Ю. П. Малинина, П. Ю. Уварова, И. Я. Эльфонд, С. К. Цатуровой, С. А. Польской посвящены его социально-экономическим, политическим, военным и культурно-этическим проблемам32.

Труды российских историков по проблематике данной диссертации хронологически и методологически можно разделить на две подгруппы: исследования советского периода и работы двух-трех последних десятилетий.

В трудах ученых первой подгруппы (Н. Ф. Колесницкого, Ю. И Писарева, Е. В. Гутновой) рассматривалась, прежде всего, классовая роль рыцарства. В этом контексте следует специально отметить фундаментальную работу Ю. Л. Бессмертного о феодальной деревне XII-XIII вв.

К этому же времени относится специальное исследование Н. Н. Мелик-Гайказовой, посвященное французским хронистам XIV в., в том числе – Фруассару33. Помимо оценок исторического сочинения хрониста и биографических данных, исследовательница в рамках марксистской методологии рассматривает социальный портрет дворянства XIV в., для которого, по ее словам, война была смыслом жизни и часто средством к существованию.

Разворот в сторону исторической антропологии связан в нашей науке с именем А. Я. Гуревича. В его исследованиях рассматривается средневековая картина мира и менталитет средневекового человека34. Для данной работы оказались важны, прежде всего, методологические подходы историка, но несколько важных наблюдений автор делает и конкретно в отношении рыцарства. В частности, он полагает, что его воинское ремесло было в значительной мере индивидуализировано; что рыцарь Западной Европы действовал в рамках кодекса рыцарской чести.

В работах постсоветского периода, относящихся к исследованию рыцарской культуры, идеологии, менталитета, следует отметить статьи Ю. Л. Бессмертного. Автором рассматривались вопросы, связанные с социальной психологией рыцарства XII-XIII вв., важные для понимания основных черт его сословного самосознания35.

В рамках проекта «Элиты средневековья» в 1997 году вышел в свет коллективный труд отечественных историков, представляющий собой один из первых опытов по истории дворянства36. Для данной работы представляет интерес обращение авторов к историческим факторам в формировании облика французского (Л. А. Пименова) и английского (О. В. Дмитриева) дворянства, в частности, вопросам его самооценки, общественному мнению, юридической практике.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.