авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

Политическая полиция российской империи в борьбе с революционным подпольем в 1881 1905 гг.

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Аракелян Марина Александровна

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПОЛИЦИЯ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В БОРЬБЕ С РЕВОЛЮЦИОННЫМ ПОДПОЛЬЕМ В 1881 1905 гг.

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Саратов – 2008

Работа выполнена в ГОУ ВПО

«Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского»

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Мезин Сергей Алексеевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Ткачев Вениамин Иванович

кандидат исторических наук, доцент

Степанова Анжела Владимировна

Ведущая организация: Саратовский государственный аграрный университет им. Н.И. Вавилова

Защита состоится 15 октября 2008 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.03 при Саратовском государственном университете им. Н.Г. Чернышевского по адресу: 410012, г. Саратов, ул. Астраханская, 83, 11 корпус СГУ, Институт истории и международных отношений, ауд.516.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н.Г. Черны­шевского», читальный зал № 3, по адресу: г. Саратов, ул. Университетская, 42

Автореферат разослан 12 сентября 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор исторических наук Чернова Л.Н.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования диссертации обусловлена растущим интересом исторической науки к важнейшей для государства задаче самосохранения. При изучении российской истории нового и новейшего периодов адекватное осмысление вопросов, связанных с механизмом и методами обеспечения государственной безопасности, приобретает особое значение. Смена исторических этапов влекла за собой лишь смену названия, структуры и численности спецслужб, отвечающих за внутреннюю стабильность.

Истоки современной масштабной и профессиональной постановки работы политических спецслужб, относятся ко времени борьбы политической полиции Российской империи с революционным движением в ХIX – начале XX в. Разработанные тогда установки и приемы оказались столь устойчивы, что спецслужбы переносят их из одной эпохи в другую. В диссертации поставлена задача расширить научные представления о составляющих охранный арсенал элементах, учитывая, что важнейшим фактором эволюции методов и средств политического сыска стал комплекс конспиративных приемов российских подпольщиков.

Опыт изучения борьбы полиции и революционеров важен для понимания эволюции форм политической борьбы в Российской империи изучаемого периода.

Объектом исследования является противоборство политической полиции Российской империи и революционного подполья в конце XX– начале XX вв.





Предметом исследования выступают, с одной стороны, охранные учреждения и применяемый ими розыскной арсенал (секретная агентура, наружное наблюдение, перлюстрация, комплекс вспомогательных методов и средств), а с другой стороны – обширный свод конспиративных приемов, выработанный такими общероссийскими подпольными организациями как «Народная воля», Российская социал-демократическая рабочая партия (РСДРП), Партия социалистов-революционеров (ПСР) и анархистские организациями.

Хронологические рамки диссертационного исследования – 1881–1905 гг., чрезвычайно важный и относительно целостный этап как в развитии арсенала политических спецслужб, так и в процессе совершенствования революционерами методов борьбы с самодержавием. Начальная дата – 1881 год, – цареубийство 1 марта, стала переломной в противостоянии полиции и революционеров, положив начало коренному пересмотру охранной методики. Система методов и средств сыска подверглась качественному обновлению, сумма составляющих ее элементов стала возрастать. Однако в начале XX в. обнаружилось угасание первоначального эффекта, охранному арсеналу становилось все сложнее соответствовать масштабам нарастания революционного движения. Редкие проекты, направленные на преодоление узости прежних подходов в развитии методов и средств сыска, не получали должной поддержки. К 1905 г. политическая полиция подошла с мощным, но практически не рассчитанным на долгосрочную перспективу арсеналом. Конечной вехой диссертационного исследования является 1905 г., год наиболее бурных событий первой русской революции, ярко продемонстрировавший растерянность политической полиции под давлением революционных масс. Революция 1905–1907 гг., явившись для полиции таким же грозным уроком как и цареубийство 1 марта, ознаменовала наступление нового периода в работе политических спецслужб.

1881 г. открыл новую фазу борьбы с противником и для революционного лагеря. Акт цареубийства укрепил веру революционеров в собственные силы, и, несмотря на сложные времена царствования Александра III, подполье наращивало свою мощь. Доставшиеся в наследство от прежних революционных поколений тонкости конспиративной техники были доступны далеко не всем подпольщикам, поэтому сначала подполью пришлось пережить некоторый спад уровня конспирации. Рост числа революционных организаций повлек за собой серьезное усовершенствование конспиративных навыков и приемов. В числе прочих факторов, неуклонно приближавших первую русскую революцию, высокое конспиративное мастерство российских подпольщиков сыграло далеко не последнюю роль.

Степень научной разработки проблемы. В историографии отсутствует комплексный подход, предполагающий изучение совокупности таких взаимосвязанных составляющих как политическая полиция и революционное подполье, вследствие чего историография распадается на два блока – исследования о политическом сыске и изучение революционного подполья.

Литература о политическом сыске появившаяся в дореволюционный период не носила исследовательского характера. Это были публикации свидетельств революционеров, а также некоторых бывших работников охранки, о том, как действует охранка1.

Целым потоком работ о политической полиции отмечен послереволюционный период. Сразу же после Февральской революции была создана специальная Комиссия по разборке архивов политической полиции во главе с историком С.П. Мельгуновым. Первыми исследователями открытых архивов стали члены революционных организаций. С деятельностью тайной полиции широкую публику знакомили работы В.Г. Жилинского, М.А. Осоргина, П.Е. Щеголева, В.К. Агафонова, С.Г. Сватикова2 и др. Большинство работ носило публицистический характер и отличалось схожестью в изложении добытых сведений. В центре внимания авторов оказался вопрос о секретных сотрудниках. В целом, работы этого периода еще не имели характера научных исследований, отличались разоблачительной риторикой.

В 1920-х – начале 1930-х гг. материалы полицейских фондов стали изучать специалисты-историки. Вышли работы М.К. Лемке, Р.М. Кантора, П.А. Шуйского, П.Е. Щеголева3. В этот период были сделаны первые попытки анализа устройства охранных структур и методики их работы. С середины 1920-х гг. началась публикация труда Л.П. Меньщикова «Охрана и революция»4, который представлял собой нечто среднее между историческим исследованием и мемуарными заметками. Несмотря на появление в исследованиях новых фактов, основное внимание ряда авторов по-прежнему оказалось приковано к фигурам секретных сотрудников5.

С начала 1930-х гг. разработка тематики оказывается под запретом. Архивы охранки становятся недоступными для исследователей. Власть, вероятно, опасалась сопоставлений царского прошлого и советского настоящего. В послевоенный период разработка охранной проблематики также не получила развития, господство жестких официозных схем в исторической науке периода 1930 – 1950-х гг. обусловило длительный перерыв в исследованиях.

В 1960–1970-е гг. наступает новый этап, когда в рамках изучения истории государственных учреждений дореволюционной России и карательной политики царизма вновь стали появляться исследования по политическому сыску. Среди них следует отметить работы Н.П. Ерошкина, А.Г. Чукарева, Ю.В. Черняева, И.С. Вахрушева, сделавших ценный вклад в рассмотрение комплекса основных методов и средств розыска6. Помимо историков к теме политической полиции стали обращаться и юристы – Д.И. Шинджикашвили, Р.С. Мулукаев7 и др. Их работы сыграли важную роль в систематизации истории полицейских органов.

Первые крупные научные труды начали появляться в 1980-е гг. Прежде всего это были диссертационные исследования Л.И. Тютюнник, З.И. Пере­гудовой, Ю.Ф. Овченко8, значительно расширившие представления о борьбе Департамента полиции с революционным движением. Начиная с 1980-х гг., в отечественной историографии наметился отход от анализа событий с позиций строгих идеологических установок.

1990-е гг. ознаменовались мощным всплеском интереса к политическому сыску. Причем значительная часть вышедших изданий предназначалась для массового читателя9. Важным событием, обозначившим рост интереса к вспомогательным методам и средствам сыска, стал выход монографии Т. А. Соболевой о криптографической службе России в XVIII – начале XX в.10

Истории политического сыска были посвящены международная научная конференция, проходившая в 1996 г. в Санкт-Петербурге11, а также научно-теоретическая конференция «Российские спецслужбы», проводившаяся в 1997 г. ФСБ12.

Примечательной стала работа В.С. Брачева, посвященная мастерам политического сыска13. Эта грань исследований представляется особенно важной, потому что именно от возглавлявших розыск личностей зависели подходы к методике работы и результативность взятых на вооружение приемов.

Начиная с 1990-х гг. поток литературы стал характеризоваться двумя основными чертами:

– бурным ростом публикаций, направленных на всестороннее изучение истории российских политических спецслужб (в том числе и в региональном аспекте);

– разноплановостью изданий, обусловленной ростом интереса в обществе к охранной тематике. Научные труды перемежались с работами научно-популярной и популярной направленности. Доля последних в общем потоке увеличивалась во многом благодаря усилиям журналистов, писателей и представителей иных профессий, в том числе работников спецслужб.

2000-й год стал важной вехой, ознаменованной выходом монографии З.И. Перегудовой «Политический сыск России (1880–1917 гг.)»14, которая приобрела в историографии статус важнейшего ориентира.

Первые годы XXI  в. продемонстрировали неугасающий интерес к теме политического сыска. В части изданий публикаторы сосредоточились исключительно на вопросах развития и деятельности царских охранных структур. Здесь следует отметить, прежде всего, коллективный научный труд «Жандармы России», а также монографические работы А.Н. Борисова, В.С. Брачева, Т.А. Соболевой, Ф.М. Лурье, И. Симбирцева15.

Другую часть работ отличало включение вопросов непосредственно политического сыска в иные системы координат. Так, в 2001 г. вышла работа офицера ФСБ С.Н. Галвазина об охранных структурах Российской империи, объединившая рассмотрение таких блоков как служба контрразведки, органы политического сыска и подпольная деятельность большевистских конспираторов16. Такие авторы как Э.Ф. Макаревич, В.Г. Джанибекян, Н.Г. Сысоев, представляют историю отечественных спецслужб эпохально, с точки зрения наиболее характерных, ярких сюжетов, сквозь призму судеб руководителей спецслужб и их секретных агентов17.

Что касается зарубежной историографии, то вопросы, связанные с политическим сыском дореволюционной России стали объектом внимания зарубежных историков с середины 70-х гг. XX в. В 1976 г. вышла книга И. Шнейдермана «Сергей Зубатов и революционный марксизм: борьба за рабочий класс в царской России». В 1988 г. была опубликована работа Н. Шлейфмана «Секретные агенты в русском революционном движении: партия эсеров, 1902–1914 гг.». В 1996 г. вышел труд Ф. Цукермана «Царская секретная полиции в российском обществе, 1880–1917 гг.». Одним из наиболее крупных исследований, написанных на обширном круге как зарубежных, так и отечественных материалов, явилась изданная в 1998 г. монография Д. Дейли «Самодержавие в осаде (политическая полиции и оппозиция в России 1886–1905 гг.)»18.

Говоря об историографии революционного подполья, в частности, о выработке различными революционными организациями системы конкретных конспиративных приемов и навыков, следует учитывать, что это направление не является разработанным. С первых лет советской власти история революционного прошлого стала одной из центральных проблем исторической науки, но приоритет в разработке вопросов освободительной борьбы был отдан анализу идейно-теоретических воззрений. Соответствующий подбор материала отводил конспиративным приемам роль вкраплений, эпизодов к изучаемым событиям, не делая их специальным предметом исследования. Причем эти несистематизированные данные относились преимущественно к конспиративной технике народовольцев и большевиков. Впервые основы большевистской конспирации были рассмотрены в работах Б.К. Эренфельда, Ю.С. Уральского и Н.Н. Ансимова19. Особое внимание этому вопросу уделил С.Н. Галвазин, по мнению которого партия большевиков являла собой пример классически сформированной подпольной организации с образцово поставленной конспирацией20. Конспиративная техника эсеров и анархистов продолжала оставаться в ранге «белых пятен» истории, заполнить которые пришедшим на смену долгому периоду замалчивания общим исследованиям21 не удавалось. Редким исключением явилась монография Т.А. Соболевой о криптографической службе России, где отдельная глава отводилась подробному изучению шифров российских революционеров с учетом партийной принадлежности22.

Подводя итоги, следует отметить, что интерес к истории политического сыска конца XIX – начала XX в. в историографии на всех этапах характеризовался как неизменно высокий. Разработка тематики прошла большой и сложный путь, достигнув стадии фундаментальных публикаций и неоднократно переиздаваемых монографических исследований, сопровождаемая нескончаемым потоком рассчитанных на широкие массы изданий. Вместе с тем, в историографии вопрос о комплексе вспомогательных методов и средств политического сыска продолжает оставаться едва затронутым, что при изучении розыскного арсенала обосновывает необходимость обращения к этому тематическому блоку. С другой стороны, продолжают оставаться недостаточно разработанными и представления о применяемых в 1881–1905 гг. народовольцами, социал-демократами, эсерами и анархистами конспиративных приемах как системы. Отсутствие комплексного подхода делает правомерным направленность диссертационного исследования к совместному рассмотрению двух взаимосвязанных блоков.

Цель диссертационной работы – рассмотрение противостояния политической полиции и революционного подполья, а также итогов противоборства к началу первой русской революции.

Исходя из вышеуказанной цели, поставлены следующие задачи:

– определение структур Департамента полиции, на которые возлагались охранные функции;

– изучение основных и вспомогательных методов и средств политического сыска;

– рассмотрение конспиративной техники таких революционных организаций как «Народная воля», РСДРП, ПСР и анархисты;

– выяснение итогов противоборства полицейского и подпольного лагерей к 1905 г.

Диссертационное исследование рассчитано на освещение темы в масштабе всей Российской империи, но с учетом трех ключевых моментов: во-первых, подчеркивается деятельность центральных охранных структур – в Петербурге и Москве, как ведущих и наиболее значимых с профессиональной точки зрения. Во-вторых, раскрываются аспекты деятельности Заграничной агентуры как составной части системы российских охранных учреждений. В-третьих, в качестве примера, ярко характеризующего специфику работы местных органов политической полиции, фигурирует Саратовская губерния. Данный выбор обусловлен тем, что Саратовская губерния, будучи одной из самых неспокойных местностей империи, фокусировала в региональном спектре наиболее показательные моменты работы провинциальных охранных учреждений. Кроме того, Саратовский регион представляет несомненный интерес с точки зрения изучения конспиративной составляющей подполья, поскольку являлся краем, где целые поколения видных революционеров вели бурную деятельность и разворачивались многие знаковые для всего революционного движения события.

Источниковая база исследования. В диссертации использовались архивные и опубликованные источники. Последние делятся на четыре группы: 1) источники законодательного характера; 2) документы официального делопроизводства; 3) документы личного происхождения (мемуары, письма); 4) материалы периодики.

Первую группу источников составляют законодательные акты, размещенные в третьем издании Полного собрания законов Российской империи (ПСЗ–III). Данные материалы позволяют определить, какими мерами власть пыталась обеспечить спокойствие и порядок в государстве и каковы были масштабы и содержание охранительной политики.

Вторая группа источников представлена делопроизводственными материалами (в сборниках документов, периодических изданиях или исследованиях в качестве приложения23), содержащими инструкции, предписания и другие документы ведомственного характера, которые позволяют проследить складывание системы охранных учреждений, круг их полномочий и методику розыска.

В третью группу источников включены материалы периодической печати. С одной стороны, в работе фрагментарно задействована официальная печать, представленная такими изданиями как «Московские ведомости» и, применительно к региональному аспекту, – «Саратовские губернские ведомости». Данные официальной печати позволили сформировать представление о взглядах и направлениях деятельности той части российского общества, которая занимала антиреволюционные позиции и отстаивала неприкосновенность государственного строя. Влияние официальных изданий служило в деятельности политического сыска серьезным подспорьем.

С другой стороны, привлекались материалы нелегальной печати – таких изданий как «Народная воля», «Искра», «Хлеб и воля», а также революционная литература в виде воззваний, прокламаций, листовок, брошюр и пр. Революционная печать послужила первоисточником, позволившим не только взглянуть на противостояние глазами революционеров, но и определить конкретное содержание революционной борьбы.

Периодическая печать, занимавшая в конце XIX – начале XX в. чрезвычайно важное место в жизни российского общества, явилась ярким многоплановым источником, отразившим разнообразные формы противоборства защитников самодержавия с революционерами.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.