авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |

Эволюция взаимоотношений российской федерации и нато (1992 – 1999гг.)

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Алексеева Юлия Владимировна

ЭВОЛЮЦИЯ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И НАТО (1992 1999гг.)

Специальность 07.00.02. Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Саратов 2006

Работа выполнена на кафедре отечественной истории в новейшее время Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Аврус Анатолий Ильич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Шенин Сергей Юрьевич

кандидат исторических наук

Аблизин Владимир Александрович

Ведущая организация: Институт всеобщей истории РАН

Защита состоится « 7 » декабря 2006 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д. 212.243.03 в Саратовском государственном университете им. Н.Г. Чернышевского по адресу: 410012 г. Саратов, ул. Астраханская, 83, 11 корп. СГУ, ауд. 502.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского. Читальный зал №3.

Автореферат разослан «____» сентября 2006 г.

Ученый секретарь Т.В. Мосолкина

диссертационного совета

Общая характеристика работы

Актуальность темы диссертации состоит в том, что она посвящена изучению еще незавершенных процессов в сфере внешней политики Российской Федерации, от которых во многом зависит национальная безопасность страны в XXI веке. Выработка научной точки зрения на эти процессы, высказывание рекомендаций на этой основе поможет осознать новое международное положение РФ и строить, исходя их этого, одно из важнейших направлений российской внешней политики.

Последнее десятилетие XX века было непростым для России во многих отношениях. Этот период исследователями принято называть «спрессованной историей»:1 слишком многое случилось за этот короткий для истории отрезок времени. Наряду с социальным, экономическим, политическим и идеологическим кризисами, трудная ситуация сложилась и в международных отношениях. И, прежде всего, это касалось взаимоотношений РФ с Североатлантическим альянсом.

После того, как развеялись последние иллюзии начала 90-ых годов XX века, что военные блоки в Европе остались в прошлом с окончанием «холодной войны», выяснилось, что НАТО не собиралась расформировываться, как это сделала Организация Варшавского Договора, а, наоборот, стремилась расшириться за счет включения в свои ряды новых членов; такой курс представлялся для Альянса как единственно возможный в сложившийся ситуации, когда решался вопрос о пути его дальнейшего развития. При этом оказалось, что помешать этому процессу российское руководство было не в состоянии. С этого момента среди российской политической элиты начинает усиливаться недовольство политикой, проводившейся НАТО. Незадолго до официального объявления о включении в Альянс новых членов в лице Чешской республики, Польши и Венгрии в Париже был подписан документ, который имел важное последствие для дальнейшего развития отношений между Россией и НАТО.

Актуальность данной проблемы не зависит от краткосрочных изменений в российско-натовских или российско-американских отношениях. Вопрос о расширении НАТО находится в повестке дня российской внешней политики в течение последних десятилетий и будет актуален и в обозримом будущем. Актуальность данной проблемы подкрепляется необходимостью осмыслить логику и результаты расширения НАТО с учетом завершенности его 1-ой и 2-ой и перспектив 3-ей волны расширения. Поскольку процесс не завершен и по сей день изучение и обобщение накопленного опыта взаимоотношений Российской Федерации с Североатлантическим Альянсом имеет большое практическое значение и может помочь избежать ряда допущенных в 1990-ые годы ошибок.

Историография: В развитии зарубежной историографии отчетливо прослеживается несколько этапов. Размах и масштабы перемен в Европе, всплеск эйфории, порожденной «бархатными революциями», будто в одночасье устранившими «железный занавес», наложили особый отпечаток на непродолжительный этап эволюции западных исследователей. Эти события побудили некоторых аналитиков к разработке завершенных прогнозов, в которых всю последующую историю международно-политического развития приводили в соответствие с разработанными ими теоретическими моделями. Классический пример такого рода - проект Фукуямы «конец истории»2 и диаметрально противоположная по своему направлению концепция Дж. Маршаймера «Обратно в будущее»3.

Другая особенность зарубежной литературы этого периода заключалась в том, что наблюдалась полная уверенность в скором безоблачном становлении нового европейского порядка безопасности и приближении периода бесконфликтного развития. Неореалисты утверждали, что в результате устранения многих факторов сплочения западного сообщества и обострения разногласий между ведущими державами существенно снижается роль институциональных структур и приоритетное значение приобретут национально-государственные интересы4. Не формирование системы региональной безопасности, а утверждение многополярной нестабильности, возврат к традиционному силовому балансированию между отдельными государствами – так прогнозировалось будущее Европы в работах неореалистов. Представители неореалистов считали, что Североатлантический Альянс неизбежно распадется вследствие устранения тех факторов, которые потребовали его создания. Так, Дж. Маршаймер писал: «Советская угроза была тем фактором, который сплачивал НАТО. Устранив эту угрозу, США скорее всего уйдут из Европы, а оборонительный Альянс, возглавляемый ими на протяжении 40 лет скорее всего распадется»5.

Суть позиции неолиберальных институционалистов состояла в том, что они считали, что смена конфронтации сотрудничеством, утверждение общих подходов и ценностей на Востоке и Западе, расширение межхозяйственных связей и упрочение экономической взаимозависимости способствуют значительному усилению роли международных институтов6. Они надеялись, что окончание «холодной войны» создает благоприятные условия для формирования эффективной системы безопасности на основе сотрудничества между существующими институтами. В отношении НАТО представители этой школы не разделяли прогнозов неореалистов, но выражали значительное сомнение в жизнеспособности Блока в связи с очевидными сложностями процесса его адаптации к новым условиям. Один из основателей школы неолиберального институционализма Г. Кеохейн предпочел оставить открытым вопрос о будущем НАТО, которое, по его мнению, «окутано полной неопределенностью»7.

Наряду с дискуссией о возможном формировании системы европейской безопасности в принципе, развернулись дебаты о роли институтов в этом процессе. Чаще всего в качестве системообразующего института упоминались ОБСЕ и ЕС, которые значительно активизировали свою деятельность после окончания «холодной войны». По контрасту с радужными оценками этих институтов перспективы НАТО оценивались достаточно пессимистически. Доминировавшие на этом этапе подходы к НАТО были в логической форме выражены К. Уолтцом, признанным главой неореалистического направления. На очередном конгрессе Американской ассоциации политических наук в 1991 г. он заявил: «Если не дни, то года НАТО уже сочтены»8.

В зарубежных исследованиях данного периода подчеркивались многочисленные проблемы, с которыми столкнулась НАТО – несоответствие механизма новой ситуации, несбалансированный характер взаимоотношений США с европейскими союзниками. В контексте произошедших в Европе перемен позиция «убежденных атлантистов» становилась еще более уязвимой – аргументом их оппонентов, ссылавшихся на очевидные успехи других институтов, они могли противопоставить лишь признание многочисленных проблем, с которыми столкнулась НАТО. По мнению участников конференции по новому европейскому порядку, проходившей в 1990 году в Великобритании, вполне вероятным результатом сочетания этих проблем и усиления центробежных тенденций может стать распад НАТО9. В то же время, даже те западные исследователи, которые выступали с критикой НАТО, подчеркивали нежелательность такого развития событий, которые приведут к ее распаду10.

В контексте сложившихся стереотипов восприятия НАТО как консервативной структуры эпохи «холодной войны» многие исследователи выражали сомнения в ее способности пересмотреть свою политику и переориентироваться на противодействие кризисам. Таким образом, на этом этапе развития западной историографии доминировали негативные оценки Североатлантического союза, сомнения и неопределенность в отношении перспектив его эволюции. Вполне вероятной считалась возможность его распада, либо сохранения в качестве статического, подчиненного элемента будущей системы безопасности. Исходя из вспомогательной роли НАТО в будущей системе, основным направлением эволюции ее стратегии считалось содействие миротворческим операциям других институтов.

Усиление нестабильности вследствие эрозии прежней системы безопасности, неспособность международного сообщества к противодействию новым конфликтам, значительные сложности в процессе формирования нового режима безопасности обусловили переход ко 2-му этапу развития историографии11. Его характерной особенностью было снятие оптимистических сценариев формирования европейской системы безопасности, возрастание скептицизма в отношении возможности их реализации. Так, эксперт по международной безопасности В. Шютце писал: «Сегодня уже не существует отношений между Востоком и Западом, по крайней мере в том смысле, как они понимались в 1988- 1989гг. Нынешняя ситуация в Европе характеризуется крайней нестабильностью и напряженностью, а европейская система безопасности стала эвфемизмом»12.

На II этапе обсуждались натоцентристская модель формирования европейской системы безопасности. Предполагалось, что будет достигнуто оптимальное разделение функций между существующими институтами, в соответствие с которым в компетенцию НАТО будут включены военные аспекты безопасности, в компетенцию ОБСЕ проблемы гуманитарного измерения и общеевропейского сотрудничества. НАТО считалась эффективным инструментом урегулирования кризисов, что использовалось в качестве одного из обоснований ее приоритетной роли в обеспечении безопасности в Европе. Концепция «нового трансатлантического пакта» была сформулирована в статьях экспертов «РЭНД-корпорешн» Р. Асмуса, Р. Куглера и С. Лэррэби, а также признанного эксперта НАТО С. Слоана13.

Характерной особенностью российской историографии (1991 – 1992) стал радикальный характер изменения всей системы подходов к Западу и западным военно-политическим организациям. В исследованиях этого периода утверждается тезис, в соответствие с которым НАТО не только не представляла угрозы для России, но и становилась ее естественным военным союзником. Так, в докладе ИМЭМО «Россия и вызовы современности 1991г.» отмечалось: «главным исходным пунктом… можно считать полное отсутствие угрозы с Запада. Более того, происходит постепенная, но довольно быстрая трансформация Запада в нашу естественную политическую, экономическую и военную опору. Там – наши потенциальные партнеры и союзники»14. В этот период всемерное расширение сотрудничества с Североатлантическим союзом рассматривалось в качестве одного из основных внешнеполитических приоритетов России, и в конце 1991 – начале 1992 годов на официальном уровне несколько раз ставился вопрос о вхождении нашей страны в НАТО.

Также особенностью этого этапа было идейное преобладание «атлантистов», исходивших из полного совпадения интересов Запада и России и ее автоматического вхождения вследствие «демократического обновления» в западное сообщество15. Атлантисты высказывались за скорейшую интеграцию России в мировое хозяйство и развитие тесного военно-политического сотрудничества с Западом. Всемерное сближение с НАТО рассматривалось ими как естественный процесс, соответствующий российским интересам. В концентрированной форме многие постулаты «атлантизма» были изложены в воспоминаниях министра иностранных дел А. Козырева, который является приверженцем этого направления. «Что касается западных стран, то они становятся естественным союзником новой России, приверженной демократическим ценностям и рыночной экономике»16.

В работах этого периода североатлантический Союз рассматривался как динамично развивающийся институт, доказавший свою жизнеспособность после окончания «холодной войны» и играющий все более важную роль в обеспечении европейской стабильности17. Процесс трансформации НАТО был признан успешным, а новая стратегия и ход взаимоотношений России и НАТО приводились в качестве доказательства ее радикального обновления. В ряде исследований Североатлантический Альянс был признан наиболее приемлемой моделью для формирования военной организации СНГ.

В этот период основная дискуссия разворачивалась между «атлантистами» и «евразийцами». Определяя сущность современного «евразийства», автор исследования по идейно-политическим течениям в современной России О.Л. Лабезникова писала: «Его основные положения по-прежнему заключаются в том, что Россия не является европейской страной западного типа, ни чисто славянской или азиатской страной, а представляет особое «евразийское» образование. Геополитическое положение России между Европой и Азией определяет особый исторический путь и особенную цивилизаторскую миссию страны»18. Исходя из тезиса об особом предназначении России, «евразийцы» подвергли критике прозападную ориентацию «атлантистов». Они парировали иллюзорность надежд на быструю интеграцию в западное сообщество, подчеркивали негативные последствия копирования западной модели, игнорирование «атлантистами» особых интересов России, что ведет к превращению страны в объект геополитического соперничества ведущих держав Запада. Характерно высказывание представителя этого направления С. Станкевича: «Весьма проблематичны скорый выход на рынки и полная интеграция в систему экономики развитых государств Европы. Здесь заведомо и на много лет вперед нам отведена в лучшем случае роль младшего партнера, которого не стоит принимать»19.

Именно на этом этапе определяются основные темы российских исследований НАТО – перспективы взаимоотношений Североатлантического Альянса и России, его роль и место в формировании системы безопасности, эволюция его подходов к западноевропейским и восточноевропейским странам.

Затем в работах российских ученых начинают превалировать факторы, обуславливавшие стремление Запада дистанцироваться от России, растущую незаинтерисованность в установлении равноправного партнерства в военной сфере и элементы «политической усталости» Запада в сфере безопасности. Параллельно подчеркивалась ограниченность потенциала сотрудничества России с НАТО, и выявились объективные причины расхождений интересов Запада и России20. Логическим следствием этого стало признание большинством российских исследователей целесообразности формирования региональной системы безопасности на основе ОБСЕ в качестве координатора деятельности НАТО, ЕС и СНГ.

Решение о расширении НАТО на Восток вызвало крайне негативную реакцию российских политиков и ученых и положило начало новому этапу исследований. По выражению ряда российских экспертов, началась «Хорошо спланированная антинатовская кампания в прессе»21. В результате «убежденные атлантисты» утрачивали доминирующее положение, и все более широкое признание получали взгляды противников НАТО, от «антизападников» до активизировавшейся коммунистической оппозиции. В целом представители всех направлений признавали негативные последствия расширения НАТО, различая их проявлялись в подходах к оценке трех факторов - практических результатов трансформации НАТО, степени угрозы для России вследствие расширения состава блока и характера ответных шагов России

Основные идеологи атлантистов высказывали мысль о том, что «НАТО претерпела радикальную трансформацию и расширение ее состава, хотя и имеющее негативные последствия для России, не создало, тем не менее, прямой угрозы ее безопасности22. Например, Проскурин С.А. писал: «Не имеет политического смысла растрачивать так много дипломатической и военно-политической энергии ради предотвращения расширения. После распада «мировой системы социализма» военно-политическая организация НАТО претерпела серьезные изменения и не могла не трансформироваться. Но уже сегодня эта организация частью своих функций направлена не против России, а против возможных катаклизмов в постсоветском пространстве»23. Атлантисты выступали за нейтрализацию негативных аспектов расширения путем создания особого механизма сотрудничества между НАТО и Россией.

Диаметрально противоположную позицию занимали критики «атлантизма», расценивая решение о продвижении блока в ЦВЕ как открытый вызов и непосредственную угрозу безопасности России24. Поводя итоги начального этапа трансформации НАТО, В.П. Никонов отмечал: «НАТО создавалась как глобальная организация сдерживания коммунизма, а в последнее время, когда перед ней встали главным образом задачи кризисного управления, она фактически мало что поменяла в своих доктринах, направленности оперативной подготовки войск и так далее»25 Он не был сторонником конфронтации с Западом, но выдвинутый тезис активно использовался противниками НАТО для обоснования самых крайних мер противодействия процессу расширения. Характерным примером последних могут служить результаты проведенных изысканий Института оборонных исследований, которые приводились в статье В. Дашичева «Россия и расширение НАТО на Восточную Европу»26. Автор рекомендовал создать блок, противостоявший НАТО, ввод российских войск в Прибалтику в случае расширения влияния блока на этот регион; размещение тактических ядерных ракет по периметру южных границ бывшего СССР и передачу ядерного оружия антизападным режимам.

Основные направления отечественной историографии в изучении проблем взаимоотношений РФ и НАТО, трансформации Альянса и расширения его на Восток во многом сохранились и до сего дня. При этом следует отметить, что специально написанных исторических трудов по проблеме взаимоотношений Российской федерации и НАТО еще не публиковалось, так как времени прошло немного и дать объективную оценку происходящему, незавершенному процессу очень сложно. Этими вопросами занимались, прежде всего, политологи и исследователи-международники. Публиковались работы, посвященные отдельным вопросам, касающимся проблем расширения НАТО и отношению к этому Российской Федерации.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.