авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |

Самодержавие и церковный раскол в россии во второй половине xvii в.: царь алексей михайлович и протопоп аввакум

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

СКРИПКИНА ЕЛЕНА ВЛАДИМИРОВНА

САМОДЕРЖАВИЕ И ЦЕРКОВНЫЙ РАСКОЛ В РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVII в.: ЦАРЬ АЛЕКСЕЙ МИХАЙЛОВИЧ И ПРОТОПОП АВВАКУМ

Специальность 07.00.02. – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Омск-2006

Работа выполнена на кафедре дореволюционной отечественной истории и документоведения ГОУ ВПО «Омский государственный университет им. Ф.М.Достоевского».

Научный руководитель: доктор исторических наук

Ю.А. Сорокин

Официальные оппоненты: доктор исторических наук

В.Г. Рыженко

кандидат исторических наук

Т.А. Белова

Ведущая организация: Курганский государственный университет

Защита состоится 15 декабря 2006 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета ДМ.212.177.04. по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Омском государственном педагогическом университете (644043, г. Омск, ул. Партизанская, 4).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Омского государственного педагогического университета (644099, г. Омск, ул. Тухачевского, 14, библиографический отдел).

Автореферат разослан «___» ноября 2006 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук,

профессор Г.А.Порхунов

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Изучение основных аспектов идеологии самодержавия, с одной стороны, и идеологии раскола, с другой, представляет значительный интерес для изучения взаимоотношений царя Алексея Михайловича и протопопа Аввакума как носителей различных идейных тенденций. В силу этого разработка проблемы имеет важное значение для лучшего понимания сложных религиозных и общественно-политических процессов, протекавших в России во второй половине XVII в. В научной литературе существует устойчивая практика персонифицирования сложных исторических процессов, увязывания их с деятельностью той или иной исторической личности. Подобная практика широко применялась и к российским коллизиям третьей четверти XVII в. Крепнущее самодержавное начало, изживающее черты сословно-представительной монархии, опирающееся на все расширяющийся государственный сектор в экономике и активно изменяющее посредством реформ взаимоотношения государя с обществом и общественными институтами, персонифицировано в царе Алексее Михайловиче. Проведение литургических реформ в Русской Православной Церкви, стремление ее главы сохранить политическое влияние и на государя, и на государственную политику вплоть до признания приоритета церковной власти над светской, увязывается с личностью патриарха Никона. Защита альтернативного варианта реформ церковной службы и государственного строя отводилась признанному лидеру старообрядцев протопопу Аввакуму. Изучение сложного комплекса их взаимодействий позволит глубже и полнее понять происходящие в России перемены, взятые в контексте эволюции самодержавия в эпоху Алексея Михайловича.

Актуальность темы сохраняется и в общественно-политическом плане. Для современной России, идущей по пути преобразований, опыт исторического прошлого позволяет определить оптимальный способ государственного управления для обеспечения стабильности политического курса, а также для поиска наиболее эффективных методов при проведении непопулярных или не поддерживаемых всем обществом реформ, для поиска компромиссных вариантов в разрешении социальных противоречий.

Степень изученности темы. Историографические исследования по теме диссертации следует условно разделить на несколько групп. К первой из них отнесем работы, посвященные изучению государственного строя России в царствование Алексея Михайловича, его политической системе, а также работы об эволюции самодержавия в России. Ко второй группе будут принадлежать работы, в которых рассматривается проблемы церковной реформы и раскола второй половины XVII века. Третью группу составляют работы, в которых исследователи проявили интерес к изучению личности царя Алексея Михайловича и протопопа Аввакума, а также к проблеме взаимоотношений второго Романова и лидера раскольников.

В дореволюционной и советской историографии при характеристике государственного строя историки уделяли большое внимание изучению высших органов государственной власти, обращались к вопросу о сущности и причинах перемен, происходивших в системе государственного управления, а также взаимодействию самодержца с органами власти. Как правило, особое внимание обращается на две традиционные структуры государственной власти – Земские соборы и Боярскую думу. В XIX в. историки обращались к вопросу о влиянии различных социальных группировок в государственной политике1.

Наряду с общими трудами, в которых рассматриваются различные аспекты государственного строя времени Алексея Михайловича, имеются работы, посвященные истории конкретных государственных учреждений2.

Резюмируя исследования дореволюционных историков этой группы, отметим, что ими были изучены либо отдельные структуры государственного механизма, либо политическая борьба за преобладание в верхушечном слое господствующего класса, либо отдельные составляющие правительственной политики, чаще всего в части проведения реформ. Многие процессы изучались с формально-юридической точки зрения, основным источником ученым служили законодательные акты. Сосредоточившись на изучении отдельных институтов самодержавия, исследователи воздерживались от изучения самодержавия как такового, институт царской власти как сложное явление не стал предметом специального исследования. Отчасти этот пробел был восполнен в советское время.

В советской историографии время царствования Алексея Михайловича трактуется историками как переходный период от сословно-представительной монархии к монархии абсолютной. Этот процесс связывался с теми изменениями, которые происходили в системе государственного управления, с процессами централизации, со снижением роли государственных учреждений, характерных для сословно-представительной монархии, с усилением бюрократического элемента3. В ряде работ основополагающим началом являлся тезис В.И. Ленина о государственном строе России XVII в.: «русское самодержавие с боярской думой и боярской аристократией»4. Историками и правоведами активно обсуждался вопрос о времени возникновения абсолютизма, но единого мнения сформировано не было. Ряд авторов полагал, что абсолютизм утвердился в первой четверти XVIII в. Они рассматривают правление Алексея Михайловича как некую преамбулу, заложившую некоторые основы этого процесса. Ю.П. Титов, к примеру, полагал, что абсолютизм начинает возникать во второй половине XVII в.5 Другие исследователи считали, что абсолютизм в России утверждается в середине XVII в. С.В. Юшков, связывая этот процесс с ростом товарно-денежных отношений, отмечал, что абсолютизм носил зачаточный характер в силу того, что абсолютная власть монарха не получила законодательного оформления. Катализатором превращения сословно-представительной монархии в абсолютную являлись, по мнению исследователя, необходимость борьбы с народными движениями внутри страны и с внешними врагами России. А.Н. Сахаров в качестве основного фактора в становлении абсолютизма в правление второго Романова называет «противоборство между крестьянством и классом феодалов». Е.Н. Филина отмечает влияние на процесс перехода от сословно-представительной монархии к абсолютизму придворную политическую борьбу6.

Советские историки в своих работах затрагивали также различные аспекты реформирования государственного строя России при Алексее Михайловиче. Л.В. Черепнин определяет конец 40-х – начало 50-х гг. XVII в. как решающую грань в истории Земских соборов, в дальнейшем идет их отмирание, связанное с трансформацией государственного строя к абсолютизму. Н.Ф. Демидова, анализируя эволюцию государственного аппарата в XVII в., определяет период 1660-1690-хх гг., как время, когда произошел резкий перелом в сторону абсолютизма. Законодательной политике второй половины XVII в. посвятил свою работу А.Г. Маньков. Историк пришел к выводу, что при Алексее Михайловиче самодержавная власть достигла наибольшей силы. Но, тем не менее, Боярская дума прочно держала в своих руках важнейшие рычаги управления феодальной экономикой и социальными отношениями и в этих сферах в наибольшей степени ограничивала власть царя. Причиной этому историк считает положение, при котором сфера феодального землевладения менее всего была подвержена влиянию новшеств. Н.П. Ерошкин характерной особенностью Боярской думы называет тесную связь личного состава Думы с приказной системой. Изучая Боярскую думу второй половины XVII в., О.Е. Кошелева показала, что боярство не находилось в состоянии упадка, а составляло официальное и освященное феодальной традицией ядро правящей элиты господствующего класса. В руках боярства находились все главные нити управления страной7.

В целом в работах советских историков наблюдается разнообразие мнений, нередко противоположных друг другу, о России эпохи Алексея Михайловича. Общим местом в их работах является признание того факта, что общество и государство в России при Алексее Михайловиче находилось на переломе; имел место своеобразный переходный период. Историки спорят о деталях, о моментах развития, но не ставят под сомнение вектор развития российской государственности, переход к абсолютизму. Церковные реформы и церковный раскол вписываются в контекст эволюции государства и российского общества и трактуются как исторически неизбежные. Аввакум и Алексей Михайлович в силу своих личных качеств придали этому процессу некоторое непринципиальное своеобразие.

Обратимся теперь к другому направлению в историографии – изучению проблем церковного раскола. Первые работы, посвященные истории раскола, были написаны церковными историками. Доминирующей чертой их трудов была обличительная направленность. Данная тенденция была обусловлена непримиримой позицией официальной Церкви к старообрядцам и оправданием суровых мер, применяемых в отношении раскольников. Одними из наиболее ранних работ являются сочинения Д. Ростовского «Розыск о раскольнической брынской вере» (1709 г.) и А.И. Журавлева (Иоаннова) «Полное историческое известие о древних стригольниках и новых раскольниках» (1787 г.). В XIX в. обличительная тенденция была продолжена Макарием (Булгаковым). В своем фундаментальном труде митрополит Макарий дал наиболее полную фактографическую картину церковной реформы и начала раскола. Положения, предложенные им, нашли свое отражение и в работах других авторов, в частности в публикациях И.Ф. Нильского и В. Огнева8.

Изучение проблемы церковной реформы и раскола довольно поздно стало предметом исследования в светской исторической науке. А.П. Щапов источник раскола находил не только в недовольстве народа церковной реформой, но и в оппозиции гражданским реформам, начавшимися в царствование Алексея Михайловича. Воззрения А.П. Щапова были развиты Н.Я. Аристовым и В.В. Андреевым. Историками предпринята попытка исследования социальных корней раскола. В 80-е гг. XIX в. разработка проблемы велась представителями народнического направления, представленная именами И.И. Юзова (И.И. Каблица), А.С. Пругавина, С.П. Мельгунова и других историков. В духе традиций, заложенных А.П. Щаповым, народники в оценках раскола исходили из социально-политических причин старообрядческого движения9.

Представители так называемой государственной школы в оценках начальной истории раскола во многом находились в рамках обличительной тенденции исторической науки. Видный историк С.М. Соловьев объясняет причину противления церковной реформе враждебным отношением к патриарху Никону старообрядческих идеологов и их оскорбленным самолюбием. Н.И. Костомаров признавал за расколом «явление новое, чуждое старой Руси», которое расшевелило «спавший мозг русского человека». В связи с этим раскол был явлением прогрессивным, побудившим народ «отрясти от себя вековой сон, лежавший на всем современном им обществе». В.О. Ключевский не признавал в расколе социально-политической направленности, а делал акцент на психологической стороне раскола10.

Заметный вклад в изучение проблемы внес П.С. Смирнов. Исследователь снимает проблему причастности идеологов старообрядчества к книжным исправлениям. Н.Ф. Каптерев показал, что дореформенный русский церковный обряд сохранил черты древневизантийского обряда. Такой вывод служил доказательством исторической правоты старообрядцев. Н.Ф. Каптерев предпринимает попытку проанализировать взгляды расколоучителей (И. Неронова и Аввакума) на царя и царскую власть, справедливо полагая, что старообрядцы придавали большое значение царской власти и благоговейно относились к фигуре царя. Политическое учение раскола рассмотрел В.Е. Вальденберг. Главная мысль в учении раскола, как полагает исследователь, состоит в представлении старообрядцев о Руси как хранительнице благочестия и русском царе – блюстителе непорочной христианской веры. Как явление исключительно церковное, национально-консервативное представлял раскол С.Ф. Платонов. Причины, приведшие к расколу историк относил к особенностям реформаторской деятельности Никона, а его быстрое распространение объяснял «условиями общественной жизни» XVII в.11

В марксистской историографии старообрядческое движение рассматривалось с позиции его противогосударственной направленности. Г.В. Плеханов в основание раскола ставил «недовольство народа своим постоянно ухудшавшимся положением». М.Н. Покровский повествовал о раскольничьей общине как источнике накопления торгового капитала и, в связи с этим, раскол в его понимании был «чисто духовным восстанием», не способным перерасти в демократическую революцию12.

В работах советских авторов 1920-1930-х гг. акцент делался на антифеодальных выступлениях старообрядцев. Н.М. Никольский рассмотрел социально-экономические и социально-политические аспекты старообрядческого движения. Раскол характеризуется Н.М. Никольским как социально-религиозное движение, оппозиционное крепостническому государству и церкви как орудию его господства13.

Во второй половине XX в. в обобщающих трудах по отечественной истории и работах, посвященных проблемам Русской Церкви, Церковь рассматривалась как один из феодальных институтов, проводник государственной идеологии. Церковная реформа, по мнению ряда авторов, должна была способствовать повышению идеологического воздействия на массы. В это время появляются и специальные работы, посвященные проблемам раскола и старообрядческому движению. Наибольший вклад в разработку данной темы внесли В.С. Румянцева и Н.Н. Покровский14.

Наиболее авторитетной работой о расколе по праву считается монография С.А. Зеньковского «Русское старообрядчество: духовные движения семнадцатого века», изданная за рубежом (Мюнхен, 1970 г.). Историк попытался как можно детально определить истоки конфликта середины XVII в., оценить историческую роль в становлении старообрядчества протопопа Аввакума, дьякона Федора, инока Авраамия и других видных деятелей раннего раскола.

Значительный вклад в изучение проблемы церковной реформы и раскола внесли работы литературоведов, в которых уделяется огромное внимание памятникам литературы раннего старообрядчества15. Особое место в отечественной историографии принадлежит основанной Ю.М. Лотманом семиотической школе, представители которой (Б.А. Успенский, В.М. Живов и др.) рассматривают историю как смену различных знаковых систем и сквозь эту призму исследуют эволюцию общественных представлений.

В постсоветской историографии интерес к проблемам раскола заметно усилился. П.В. Лукин анализирует особенности старообрядческого мировоззрения, в котором значительное место занимали представления о царе и царской власти. Историк приходит к выводу, что широкое раскольническое движение стало следствием нарушения Алексеем Михайловичем устойчивого комплекса представлений о царе, свойственного старообрядцам16. Следствием возросшего интереса к истории старообрядчества стали источниковедческие работы, в которых активно изучается письменное наследие писателей и публицистов раннего старообрядчества. Многие их сочинения никогда ранее не издавались17.

Подводя итог анализу исторической литературы этой группы мы вправе отметить, прежде всего, устойчивый интерес к данной проблематике. Ярко заявив о себе во второй половине XIX в., он, никогда не угасая вовсе, проявился на рубеже XX-XXI вв. с новой силой. Свой вклад в изучение проблемы внесли не только историки, но и литературоведы, культурологи, философы, что дополнило общую картину истории церковного раскола совершенно новыми красками. Существенно расширилась при этом и источниковая база исследований. Наконец, для современных исследователей этой группы характерен интерес, с одной стороны, к частным, фактически не исследованным ранее сюжетам, с другой – достаточно широкие и смелые обобщения в части духовных исканий старообрядцев, идейных и богословских основ церковных реформ. Примером последнего могут служить работы Н.В. Воробьевой18. Наряду с несомненными достижениями, характерными для историографии этой группы, мы вправе отметить тот факт, что широкий исторический фон, эволюция российского самодержавия, церковные реформы в контексте всего комплекса преобразований царя Алексея Михайловича, зачастую выпадают из контекста сочинений, в которых проблемы раскола и движения старообрядцев принимают, так сказать, самодостаточное значение.

В контексте общих проблем, связанных с изучением политического строя и церковного раскола, историки высказывали свое отношение к личности царя Алексея Михайловича и протопопа Аввакума, оценивая их социально-значимые качества и влияние последних на их деятельность. Несколько идеализированный образ царя создал С.М. Соловьев. Прямо противоположной точки зрения придерживался Н.И. Костомаров. По его мнению, царствование Алексея Михайловича представляло собой «печальный пример, когда под властью вполне хорошей личности, строй государственных дел шел во всех отношениях как нельзя хуже». В.О. Ключевский характеризовал второго Романова как «соединение власти и кротости». С.Ф. Платонов, помимо положительных качеств царя, выделил и негативные, присущие Алексею Михайловичу, среди которых историк называет «маловольность». В силу этого «царь Алексей не мог быть бойцом и реформатором»19.

Иную точку зрения на участие царя в государственной деятельности выражает И. Катаев, который полагал, что Алексею Михайловичу принадлежит активная роль в принятии единоличных решений». В связи с этим самодержавие со времени второго Романова утверждается более, чем прежде. Сходный взгляд выражал А.Е. Пресняков считавший, что при Алексее Михайловиче самодержавие переживает период своего расцвета. К.Ф. Валишевский признавал в Алексее Михайловиче натуру мечтательную и склонную к мистицизму, искреннюю в своем идеализме, отмечая, что государь «вмешивался во все дела и действовал своим собственным авторитетом»20.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.