авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

Советская историческая наука середины хх века: синтез трех поколений историков

-- [ Страница 1 ] --

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ИНСТИТУТ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ

На правах рукописи

Сидорова Любовь Алексеевна

СОВЕТСКАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА

СЕРЕДИНЫ ХХ ВЕКА:

СИНТЕЗ ТРЕХ ПОКОЛЕНИЙ ИСТОРИКОВ

Специальность 07.00.09 историография, источниковедение

и методы исторического исследования

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Москва 2009

Работа выполнена в Центре «Историческая наука России» Института российской истории Российской академии наук.

Официальные оппоненты доктор исторических наук, профессор Данилов Александр Анатольевич доктор исторических наук Сенявский Александр Спартакович доктор исторических наук Цамутали Алексей Николаевич
Ведущая организация Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова

Защита состоится « » _________________ 2009 г. в _____ час. на заседании Диссертационного совета Д 002.018.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Институте российской истории РАН по адресу: 117036, Москва, ул. Дм.Ульянова, д. 19.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Института российской истории РАН (Москва, ул. Дм.Ульянова, д. 19)

Автореферат разослан « » ________________2009 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета

кандидат исторических наук Т.М.Смирнова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Современная историческая наука не может плодотворно развиваться без использования достижений предшествующих поколений ученых, накопленных ими знаний, выработанных исследовательских методов. Изучение опыта собственного развития, его сопоставление с современным состоянием отечественной историографии является непременной составляющей исторической науки как одной из ветвей гуманитарного знания. Раскрытие содержания этапов развития исторической мысли позволяет определить направленность ее движения, оценить достигнутые результаты и, отталкиваясь от них, наметить новые исследовательские горизонты. Особое место в самопознании отечественной исторической науки занимает ее советский период. Современное движение исторического знания требует осмысления этого этапа его развития, понимания сути происходивших процессов, которые самым непосредственным образом связаны с проблемами, решаемыми исторической наукой России сегодня.

Существует настоятельная необходимость дать объективную картину развития советской историографии, так как в современной исторической науке она нередко характеризуется крайне односторонне и преимущественно с политизированных позиций как однородный поток идеологизированного знания. Такой нигилистический взгляд на советскую историческую науку приходит в противоречие с собственными суждениями работающих сегодня историков о трудах своих предшественников, многие из которых они ставят очень высоко.



Предложенный в диссертации генерационный подход к изучению отечественной исторической науки дает возможность изучить советскую историческую науку как сложное и неоднородное явление, слагавшееся из исследовательской деятельности работавших в ней различных по своему менталитету поколений историков. Изучение советского этапа отечественной историографии в рамках этого метода открывает новые возможности для выяснения степени ее зависимости от внешних условий развития, позволяет показать ее преемственность с классической российской исторической наукой.

Отечественная историческая наука середины ХХ века представляет в этом отношении особый интерес. В ней одновременно работали три поколения историков – дореволюционное, первое марксистское и послевоенное, творчество которых, несмотря на приоритет марксистско-ленинской парадигмы, имело свою специфику, что не могло не отражаться на общем состоянии советской историографии того времени. Исследование профессиональной культуры советских историков трех поколений дает основания для определения роли и места каждой генерации в сообществе советских историков, способствует созданию его целостной картины.

Объектом исследования выступает система советской исторической науки середины ХХ столетия, включающая в себя образующие ее институты, деятельность исследователей и опыт познания истории.

Предметом исследования является научное творчество и взаимоотношения трех поколений отечественных историков середины прошлого века, деятельность которых развивалась под влиянием специфических условий их формирования как исследователей, особенностей генерационного восприятия политических и идеологических установок, усвоения марксистской исследовательской парадигмы, а также традиций межличностного общения в научном сообществе.

Хронологические рамки работы охватывают, в основном, период 40-х – 50-х гг. ХХ в., однако в ряде случаев потребовалось обращение ко времени второй половины 30-х гг. и начала 60-х гг.

Территориальные рамки исследования. Советская историческая наука середины ХХ в. изучалась, в основном, на примере ведущих научных центров страны, в первую очередь Москвы и Ленинграда.

Степень изученности темы. В изучении истории советской исторической науки середины ХХ в. можно выделить два этапа. Первый из них охватывал период 1960-х - 1980-х гг. и характеризовался вниманием к рассмотрению проблематики исследований, к показу спектра научных интересов советских историков. Историографический анализ был построен на марксистской парадигме истории1. В наиболее концентрированном виде он проявился в пятом томе «Очерков истории исторической науки в СССР» (М., 1985) и монографии А.С.Барсенкова «Советская историческая наука в послевоенные годы (1945-1955)» (М., 1988). В этих работах советская историческая наука середины прошлого века рассматривалась в рамках «единой концепции поступательного развития на основе марксистско-ленинской теории, постоянного совершенствования методологии и методики исторического исследования»2.

С начала 1990-х гг. начала происходить переоценка опыта осмысления отечественной истории, связанная с отказом от марксистско-ленинских концептуальных подходов как единственно возможного метода ее исследования. Увидели свет многочисленные публикации, в которых пробивали себе дорогу освобожденные от политизации предшествовавших лет суждения об историческом прошлом страны. Большое внимание было уделено проблемам советской истории середины ХХ века как выражению постиндустриальной фазы его развития, вопросам власти и политико-идеологического климата в стране на излете сталинизма, в частности, кампании борьбы с космополитизмом, дискуссии по вопросам марризма и пр.3 Новые тенденции в исследовании истории советского общества оказали значительное влияние на формирование подходов к изучению отечественной исторической науки середины ХХ в., которая рассматривается в диссертации в контексте общих проблем советской истории этого времени.

Существенную роль в раскрытии поставленных задач сыграли работы, созданные в рамках активно развивающегося в последние годы направления по изучению повседневности, основанному на использовании приемов исторической антропологии4, которые также дали интересные результаты применительно к истории исторической науки, поставив вопросы роли историков, их общностей, самосознания ученых в исследовательском процессе5.

Значительное место в изучении истории советской исторической науки заняли вопросы взаимоотношения исторической науки, идеологии и политики. Был сделан акцент на показе зависимости ее развития от политического заказа, оценивался ущерб, который был нанесен господством марксистско-ленинских догматов в осмыслении проблем истории. Исследования свидетельствовали, что идеологизация советской исторической науки являлась препоной для ее развития, приводила к искажениям в отображении прошлого6.

В конце ХХ века в отечественной историографии получил распространение вывод, что вся послеоктябрьская историческая литература являлась сплошь политизированной, фальсифицированной и, следовательно, не могла претендовать на научность. Этот тезис был сформулирован Ю.Н.Афанасьевым в книге «Советская историография». Он оценил всю советскую историографию как «особый научно-политический феномен, гармонично вписанный в систему тоталитарного государства и приспособленный к обслуживанию его идейно-политических потребностей»7.

В опубликованной в том же издании статье «Становление советской историографической традиции: наука, не обретшая лица» Н.В.Иллерицкая поддержала данную Ю.Н.Афанасьевым оценку. Она пришла к выводу, что «партийное руководство наукой сыграло свою пагубную роль – советская историческая наука перестала быть наукой, так и не предприняв серьезных попыток стать ею»8.

В последние годы в научном сообществе все более утверждается точка зрения, согласно которой использование формулы «феномен советской историографии» сочетается с признанием ее достижений9. Историческая наука России ХХ века рассматривается многими исследователями как поступательный процесс, в котором сохранялись традиции предшествующих периодов. В этом отношении весьма характерна позиция петербургских историков В.С.Брачева и А.Ю.Дворниченко, которые в своей книге, посвященной деятельности кафедры русской истории Санкт-Петербургского университета, отметили взаимосвязь между советской и досоветской историографией. Подчеркнув, что, «пройдя сквозь переходное время 1920-х гг., русская историческая наука выльется в форму «феномена советской историографии» со всеми присущими этому явлению чертами», они подкрепили свои рассуждения о специфике советского периода мыслью о том, «что тысячами зримых и незримых нитей историография этого времени была связана с предшествующей, «дореволюционной»10.

Советская историческая наука изучалась также через исследование творчества отдельных историков, их жизни и деятельности, посредством анализа предложенных ими научных концепций. Все без исключения работы такого плана ставили проблему «Историк и время», показывая ученых в окружавшей их действительности, во многом определявшей возможности и пределы творческой активности. Появилась тенденция представлять деятелей науки без парадного блеска, возникло стремление проникать в психологию личности, показывать особенности творческой лаборатории исследователей11. Особое место в этом ряду занимают очерки о русских и советских историках, включенные в коллективные издания «Историки России. XVIII - начало ХХ века» (М., 1996) и «Историческая наука России в ХХ веке» (М., 1997), которые явились первым опытом объективной оценки их творчества в постсоветской историографии.

За последние несколько лет увидели свет книги, посвященные таким советским историкам, как П.В.Волобуев, П.А.Зайончковский, И.И.Минц, А.М.Панкратова и др. В них собраны не только статьи об их жизни и творчестве, но и документальные материалы, воспоминания и пр.12 Популярной формой стал выпуск сборников творческих биографий историков, биобиблиографических справочников13.

Предложенный в диссертации генерационный подход возник из опыта изучения исторической науки лет «оттепели», который убедил автора не только в существовании в ней исследовательской струи, несмотря на засилье догматического прочтения истории, но и навел на размышления о взаимосвязи между научной позицией историка и его принадлежностью к определенному поколению.

За последние несколько лет проблема поколений, в том числе и в контексте исторической науки, начала появляться в отечественной историографии. Увидели свет работы, в которых рассматриваются отдельные аспекты и характеристики поколений советских историков14. Сделаны первые шаги в осмыслении когнитивных возможностей такого подхода в целом15.





Таким образом, накопленный историографический опыт исследования истории исторической науки, появление новых тенденций раскрытия ее особенностей позволяет ставить вопрос о ее изучении с использованием новых методов, каковым является, в частности, генерационный подход.

Целью исследования является изучение советской исторической науки середины ХХ века в контексте работавших в ней трех поколений исследователей – дореволюционного, первого марксистского и послевоенного, а также анализ межличностных коммуникаций в сообществе советских историков.

В соответствии с поставленной целью были определены следующие задачи исследования:

- Оценить степень влияния политики и идеологии на советскую историческую науку в целом и на каждое из работавших в ней поколений в отдельности;

- Раскрыть генерационные особенности отношения к марксистской парадигме истории;

- Показать методы методологической верификации исследований и особенности их интерпретации историками трех поколений;

- Выявить способы и специфику использования «руководящих» цитат историками различных генераций в качестве обязательного атрибута исторического исследования;

- Проанализировать характер профессионального общения в сообществе советских историков середины ХХ в.

Источники. Поставленные в диссертации задачи решались на основе изучения обширного комплекса архивных и опубликованных материалов. Проведенное исследование базировалось преимущественно на архивных документах. Были изучены материалы Отделения исторических наук АН СССР (стенограммы заседаний ученого совета, материалы обсуждений, постановления и распоряжения), хранящиеся в Архиве РАН (ф. 457, 1577), фонда Института красной профессуры (личные дела и автобиографии слушателей Института, ГА РФ, ф. 5284), научный архив Института российской истории РАН за весь изучаемый период. Комплекс документов архива ИРИ РАН – стенограммы заседаний секторов Института, материалы конференций и совещаний, личные дела и автобиографии научных сотрудников Института, отличающиеся высокой информационной насыщенностью и цельностью в отражении повседневной исследовательской практики, – имел особое значение для раскрытия поставленных в диссертации проблем.

Выбор именно этого источникового комплекса в качестве основного был обусловлен несколькими причинами:

во-первых, являясь ведущим исследовательским центром страны, Институт сосредоточил в своем составе видных историков всех трех поколений, определял общий вектор развития советской исторической науки середины ХХ в.;

во-вторых, документы первичных научных подразделений - стенограммы заседаний секторов Института - в большей степени, чем материалы заседаний ученых советов, общих собраний, отразили неформальную сторону исследовательской деятельности и межличностного общения историков тех лет;

в-третьих, обращение к данному источниковому массиву объясняется тем, что большинство документов впервые вводятся в научный оборот, либо использовались ранее чрезвычайно фрагментарно и для решения иных исследовательских задач.

Опубликованные источники подразделяются на несколько групп. Первую из них составляют документы личного происхождения. Это дневники и подневные рабочие записи советских историков трех поколений, в том числе А.Е.Преснякова, Ю.В.Готье, С.Б.Веселовского, М.В.Нечкиной, Н.М.Дружинина, Н.Я.Эйдельмана, С.С.Дмитриева, И.И.Минца, Б.Г.Тартаковского16 и др. Они дают возможность изучить лабораторию исследователей, понять роль личностного фактора в научном творчестве, оценить общественную и научную позицию историков. Были использованы также дневники историков «старой школы», жизнь и деятельность которых находится вне хронологических рамок данного исследования, например, А.Е.Преснякова, Ю.В.Готье.17 Они имеют большое значение для характеристики поколения «старой профессуры», для сопоставительного изучения образа деятельности этого поколения советских историков с последующими.

Также к этой группе источников относятся воспоминания историков о времени и о себе, о своих коллегах по историческому цеху, автобиографии, эпистолярное наследие советских историков середины ХХ века (И.В.Бестужева-Лады, П.В.Волобуева, Р.Ш.Ганелина, Э.Б.Генкиной, А.Я.Гуревича, Е.В.Гутновой, А.А. Данилова, Н.М.Дружинина, С.В.Житомирской, А.И.Зевелева, А.А.Зимина, Г.З.Иоффе, И.Д. Ковальченко, К.Г.Левыкина, И.И.Минца, Ю.А.Полякова, А.В.Предтеченского, М.Г.Рабиновича, А.Н.Сахарова, М.Г.Седова, А.Л.Сидорова, Б.Г.Тартаковского, А.А.Формозова, В.В. Шелохаева и др.) составили следующую группу опубликованных источников. В них нашли отражение вопросы как повседневной научной и научно-педагогической деятельности историков, так и творческой лаборатории исследователей. Историки давали оценки происходивших событий, раскрывали свои мировоззренческие позиции, делились мыслями о научном сообществе18.

Среди мемуаров следует выделить воспоминания историков о своих старших коллегах и учителях. Они имеют особую ценность для данной работы, так как дают материал для оценки межпоколенческих взаимоотношений в сообществе историков, для изучения историографической традиции19.

Особую группу источников составили научные труды советских историков трех поколений, в которых отразилась исследовательская позиция их авторов. Преимущественно привлекались монографии, статьи и доклады, появление которых вызвало неоднозначные оценки как со стороны партийного руководства исторической наукой, так и собственно научного сообщества. Среди таких изданий следует назвать, в первую очередь, «Русскую историографию» Н.Л.Рубинштейна (М., 1941), двухтомную «Историю Казахской ССР» (М., 1943), «Феодальное землевладение Северо - Восточной Руси» С.Б.Веселовского (М., 1947), сборник «Петр Великий» (М.-Л., 1947), монографию Б.А.Романова «Люди и нравы древней Руси (Историко-бытовые очерки XI-XIII вв.)» (Л., 1947) и др. Эти работы стали знаковыми в истории советской исторической науки. В их историографических судьбах отразились ведущие тенденции ее развития, проявились сложные переплетения исторической науки и правящей идеологии.

Большую группу источников составили материалы периодики. Были изучены журналы «Большевик» («Коммунист»), «Историк-марксист», «Борьба классов», «Пролетарская революция», «Вестник АН СССР», «Исторический журнал», «Вопросы истории», «История СССР», «Вопросы истории КПСС» и др. Содержащиеся в них научные статьи, рецензии, опубликованные постановления ЦК партии и Президиума АН СССР дали обширный материал для понимания ситуации, которая складывалась внутри и вокруг советской исторической науки в изучаемый период времени.

Использовались также документы и материалы, в которых были отражены основные вехи истории советской исторической науки, директивные партийные документы в этой области, работы классиков марксизма-ленинизма, в том числе сталинские, оказавшие влияние на развитие отечественной историографии.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.