авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |

Калмыки в российско-тибетских отношениях в конце xix – первой четверти xx в.

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

ОЧИРОВА БАИРА ВЛАДИМИРОВНА

КАЛМЫКИ В РОССИЙСКО-ТИБЕТСКИХ ОТНОШЕНИЯХ

В КОНЦЕ XIX ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XX В.

Специальность 07.00.02 - Отечественная история

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Астрахань – 2010

Работа выполнена на кафедре истории России Гуманитарного института Калмыцкого государственного университета

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Бакаева Эльза Петровна
Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Болотова Елена Юрьевна
кандидат исторических наук, доцент Деев Сергей Юрьевич
Ведущая организация: Ставропольский государственный университет

Защита состоится «___» марта 2010 г. в ______ часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.009.08 при ГОУ ВПО «Астраханский государственный университет» по адресу: 414056, г. Астрахань, ул. Татищева, 20 ауд. 4.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Астраханского государственного университета (414056, г. Астрахань, ул. Татищева, 20 а.).

Автореферат разослан «___» февраля 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор исторических наук, доцент Е.В. Савельева

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловлена, прежде всего, кардинальными переменами в области политического и национально-государственного устройства, происходящих в нашем государстве с конца 80-х гг. XX в. С этими изменениями связана трансформация духовной сферы, обусловленная общим процессом демократизации в стране, затронувшим область государственно-церковных отношений. Наблюдается интенсификация российско-тибетских, в том числе и калмыцко-тибетских, религиозных и культурных связей. В России увеличивается количество приверженцев различных течений буддизма, среди которых буддисты не только так называемые «традиционные» (т.е. представители так называемых «буддийских» народов – калмыков, бурят, тувинцев, алтайцев), но и «новые», объединяющиеся в религиозные организации в разных регионах нашей страны.

Перемены, произошедшие в конце прошлого столетия как в российском обществе в целом, так и в отечественной науке, позволяют исследовать с новых позиций и с привлечением широкого круга источников проблему отношений калмыков и буддийского религиозного центра – Тибета – в контексте российско-тибетских взаимосвязей: на протяжении длительного периода вопросы, связанные с этой темой, оставались вне внимания ученых в связи с общими методологическими установками, обусловленными задачами пропаганды атеизма.

Период первой четверти XX в. ознаменовался усилением связей сангхи Калмыкии с буддийским центром, активные сношения с которыми были прерваны с ликвидацией самостоятельного государственного образования калмыков. На развитие самостоятельных институтов калмыцкого буддизма в это время большое влияние оказали тибетские религиозные деятели, и прежде всего – Агван Доржиев, учитель Далай-ламы XIII и его полномочный представитель в России. Влияние тибетского буддизма и его иерархов в первой четверти XX в. было существенным фактором развития отношений как внутри буддийской церкви, так и (после 1917 г.) в строительстве новых отношений между религиозными буддийскими институтами и государством.

В диссертационной работе освещаются вопросы истории религиозных контактов калмыков с Тибетом, деятельность наиболее известных тибетских лам, их роль в осуществлении связей между российскими буддийскими центрами и Тибетом и выработке нового направления в развитии отношений «церковь-государство».

Степень изученности темы. Тибетско-калмыцкие связи, как неотъемлемый элемент российско-тибетских отношений, еще не являлись темой специального исследования. Но в исторических исследованиях отечественных ученых имеется ряд работ, связанных с указанной проблематикой. Начало изучения монголо-тибетских отношений связано с именем Ю.Н. Рериха1, исследовавшего период с XIII в. по начало XVII в. Взаимоотношения предков калмыков (ойратов) и тибетцев в этот же период явились предметом исследований Б.У. Китинова2, изучавшего начальный этап распространения и функционирования буддизма среди ойратов, когда религия, в основном, являлась вероисповеданием верхушки общества. Ойратско-тибетские связи на примере деятельности Гуши-хана хошеутского рассмотрел в одной из своих работ В.П. Санчиров3. Значение тибетских иерархов в принятии решения об откочевке большей части калмыков во главе с Убаши-ханом в 1771 г. в пределы Джунгарии анализировалось в ряде работ4, посвященных этому переломному моменту в истории калмыков. Отношения калмыков с цинским Китаем, а также роль лидеров Тибета в тибето-китайских отношениях рассматривались в работах Е.Л. Беспрозванных5. Все указанные работы охватывали период до XVIII в., отношения же между Калмыкией и Тибетом в начале XX в. не стали еще темой комплексного исследования.

Религия калмыков в целом, связанная с тибетским буддизмом, освещалась в трудах отечественных ученых еще с XVIII в., когда первые академические путешественники посетили калмыцкие степи6. Проблемы места и роли буддизма в жизни российских калмыков, влияния буддийского духовенства и самой буддийской религии на их культуру и быт затрагивались в трудах отечественных историков и этнографов, а также в сочинениях православных миссионеров и государственных чиновников XVIII – XIX вв.7 Особое место среди этих трудов занимает работа В.М. Бакунина8, который, являясь чиновником (он работал в администрации Астраханской губернии, в Коллегии иностранных дел в Москве) и непосредственным свидетелем многих событий калмыцкой истории, привел сведения не только о политических событиях двух третей XVIII в., но и о паломничестве Шукур-Дайчина в Тибет, признании Далай-ламой главой калмыцкого народа Аюки-хана и других событиях, связывавших калмыков с буддийским центром.

В XIX в. значительно расширилась проблематика исследований. В работах этнографов и путешественников, чиновников и миссионеров освещалась религия калмыков, ее институты, догматы и обрядность. Известны серии статей о религии калмыков миссионера П. Смирнова, работа А.А. Бобровникова о религиозном состоянии в калмыцком обществе, труд иеромонаха Мефодия о хурулах Большедербетовского улуса Ставропольской губернии (Н. Львовского) и др. 9 Дополнительную информацию о состоянии буддизма в Калмыкии можно почерпнуть из общих работ, посвященных истории, культуре и быту калмыков. Среди них – книги Н. Нефедьева, П.И. Небольсина, К. Костенкова10 и другие.

Большое значение для изучения истории буддизма в монголоязычных регионах имеют работы А.М. Позднеева, исследовавшего буддийские монастыри и систему образования, культуру монголов и калмыков. В работе «Очерки быта буддийских монастырей в Монголии в связи с отношением сего последнего к народу»11 А.М. Позднеев указывал на наличие большого общего пласта в канонах и обрядности монголов и калмыков. По долгу службы исследователь посетил все калмыцкие монастыри (хурулы) и оставил богатое рукописное наследие12.

Заметный вклад в развитие калмыцкой национальной историографии конца XIX – начала XX вв. внесли работы, выполненные представителями калмыцкой интеллигенции Н.Б. Бадмаевым и Н.Э. Улановым, а также членом Русского географического общества И.И. Ульяновым13. Данные авторы освещали исторические связи калмыцкого духовенства с Тибетом и подтверждали факты возобновления хождений калмыцких лам в Лхасу с конца XIX в. В начале XX в. были изданы работы, в которых паломники – известные буддийские священнослужители, в том числе Бааза-бакши Менкеджуев и Д. Ульянов - повествовали о своих путешествиях в Тибет14.

В этот период весомый вклад как в изучение истории калмыков в целом, так и в исследование событий истории буддийской церкви в Калмыкии внесли труды Н.Н. Пальмова15. К вопросам религии калмыков и их монастырей-хурулов, традиционных представлений и практики монастырских врачевателей он обращался и в своих специальных работах16. Впервые работа по калмыцкому буддизму с освещением религии с позиции атеизма была опубликована Х.Б. Кануковым17.

В дальнейшем исследования по проблемам буддизма в Калмыкии по ряду причин (борьба с религией, насильственная депортация калмыков) практически не проводились до 1970-х гг., когда появились первые исследования, в которых стали освещаться различные аспекты калмыцкой буддийской культуры. Так, работа А.В. Бадмаева была посвящена описанию путешествий калмыцких паломников в Тибет в 1891-1903 гг.18 В1977 г. в связи с разработкой буддийской тематики появился первый сборник научных статей «Ламаизм в Калмыкии», за которым последовали другие19. С началом перестройки в стране и демократизацией общественной жизни в Калмыкии появились первые буддийские религиозные организации после почти полувекового их отсутствия. Интенсифицировались и научные религиоведческие исследования.

В целом, в области изучения буддизма в Калмыкии сделано немало. Многие аспекты изучены довольно полно: этапы проникновения и распространения буддизма среди калмыков, социальная роль буддизма в калмыцком обществе, история отдельных монастырей20, административная система и функционирование монастырей в XIX в.21, социальная структура духовенства в XIX в.22, хурульные школы и программа обучения в них23, правовое положение церкви24.

Историческая судьба буддийского духовенства в Калмыкии в первые десятилетия XX века освещались А.И. Андреевым25, А.Н. Команджаевым26, Ю.О. Оглаевым27 и С.И. Убушиевой28.

Объективно оценивая изданную литературу, необходимо отметить, что советские историки открыли немало драматических, а порой и трагических, страниц сложной и противоречивой истории калмыцкого буддизма и способствовали движению вперед отечественной исторической науки. Снятие идеологических и политических запретов привело к созданию условий для выхода отечественной исторической науки на новую ступень развития. Уже в 90-е гг. XX в. подход к истории калмыцкой буддийской церкви стал более объективным, шире стала использоваться источниковая база. Появилась возможность использовать в своих работах раннее закрытые архивы Федеральной службы безопасности, Министерства внутренних дел. В этот период были реабилитированы незаконно репрессированные калмыцкие буддийские священнослужители.

Таким образом, можно с уверенностью сказать, что в конце 80-х – начале 90-х гг. XX в. была создана теоретическая и практическая основа для более конкретного и документально обоснованного изучения истории калмыцкого буддийского духовенства.

Среди работ калмыцких историков-буддологов 1990-х г. выделяются монографии Г.Ш. Дорджиевой29 и Э.П. Бакаевой30, исследовавших характер взаимоотношений калмыцкого населения и российских государственных властей, а также контакты тибетских лам с буддистами Калмыкии, специфику национальной формы мировой религии. В конце 1990-х – начале 2000-х гг. отечественная историография пополняется рядом работ, посвященных истории буддизма в Калмыкии с периода Калмыцкого ханства и до настоящего времени. Так, целью исследования А.А. Курапова явился анализ роли буддийского духовенства в социально-политической истории Калмыцкого ханства в XVII-XVIII вв.31 События в религиозной жизни калмыцкого общества в конце XIX – первой половине XX в. освещаются в работе Г.Ш. Дорджиевой32. Ряд статей посвящен изучению религиозной и просветительской деятельности хамбо-ламы Агвана Доржиева в Калмыкии, а также миссиям калмыцких паломников в Тибет.33 В книге Борисенко И.В. и Горяева А.Т. «Гражданская война: калмыцкий исход»34 привлечены к анализу материалы о деятельности калмыцкой буддийской церкви и духовенства в годы Гражданской войны. В монографии К.Н. Максимова «Трагедия народа. Репрессии в Калмыкии. 1918-1940-е годы», в которой на основе широкого круга вновь выявленных архивных источников исследована репрессивная политика Советского государства и механизм ее реализации в Калмыкии, нашло свое отражение и изучение вопроса о репрессиях, направленных против буддийского духовенства Калмыкии35. События в буддийской церкви Калмыкии в начале XX в. освещаются в работе А.Н. Басхаева36.

Возвращаясь к теме данного диссертационного проекта, необходимо отметить, что в трудах как отечественных37, так и зарубежных38 исследователей нашли свое отражение отдельные аспекты проблемы изучения роли Российской империи в осуществлении связей между буддийскими подданными и Тибетом. Однако историография не исчерпывает всего многообразия рассматриваемой темы диссертации, она лишь создает необходимую основу для перехода к исследованию, охватывающему данный период. Проведенный анализ позволяет прийти к выводу, что по исследуемой проблеме существует довольно многочисленная и разноплановая литература, которая вносит серьезный научный вклад в изучение истории буддизма в Калмыкии и отношений калмыков и Тибета на разных этапах истории. В этом плане остаются недостаточно исследованными проблемы анализа конкретных исторических событий, связанных с осуществлением связей между двумя буддийскими центрами в конце XIX - первой четверти XX в., а также места буддистов Калмыкии в российско-тибетских отношениях в исследуемый период.

Цель исследования: дать развернутую и детальную характеристику особенностей развития взаимосвязей калмыков с их главным духовным центром в русле российско-тибетских отношений в конце XIX – первой четверти XX в. В соответствии с поставленной целью были определены следующие задачи:

  1. Охарактеризовать основные факторы политического сближения России и Тибета в конце XIX – первой четверти XX в., определить роль и место «тибетского вопроса» во внешней и внутренней политике России в XIX – XX вв.
  2. Осветить положение буддийской церкви в Калмыкии в исследуемый период и выявить основные факторы восстановления и укрепления религиозных связей калмыков с буддийским центром, а также причины, влиявшие на степень их интенсивности в различные исторические периоды.

3. Подробно изложить оценку российско-тибетских отношений в исследуемый период и значение связей с духовными центрами Тибета для российских буддистов, присутствовавшую в общественной мысли Калмыкии конца XIX – начала XX в.

4. Последовательно воссоздать историю «хождений» калмыков в Тибет в исследуемый период; осветить явные и раскрыть скрытые цели паломнических путешествий.

5. Дать оценку персонального вклада Агвана Доржиева в развитие тибетско-российских связей и буддийской культуры в Калмыкии и России в конце XIX – первой четверти XX в.

6. Охарактеризовать процесс получения российскими буддистами религиозного образования в духовных школах Тибета.

7. Осветить пути развития калмыцко-тибетских взаимосвязей в советский период и роль калмыков в установлении советско-тибетских отношений.

Учитывая актуальность, научную и практическую значимость темы, а также отсутствие целостного анализа и обобщающих трудов по затронутой проблеме, автор избрал объектом диссертационного исследования калмыцко-тибетские связи, развивавшиеся в контексте российско-тибетских взаимоотношений; предметом изучения – роль Тибета в истории калмыков в конце XIX - первой четверти XX в. и его влияние на развитие буддийской культуры калмыцкого народа.

Хронологические рамки исследования охватывают период с конца 90-х гг. XIX в. до конца 1920-х гг. Исходный пункт связан с периодом активизации контактов калмыков с тибетскими духовными центрами. Выбор конечной даты обусловлен закрытием буддийских храмов, массовыми репрессиями духовенства и интеллигенции, а также прекращением взаимоотношений с Тибетом, которое завершилось впоследствии репрессиями против представителей Далай-ламы в советском государстве.

Территориальные рамки исследования охватывают преимущественно регион Нижнего Поволжья (территория Калмыкии), освещаются также события, связанные с взаимоотношениями России и Тибета.

Методы исследования. Методологическую основу диссертационного исследования составляет сочетание различных общенаучных и специально-исторических методов, прежде всего, основополагающих принципов историзма, объективности и системности. Принцип историзма позволяет рассмотреть явления в их становлении, развитии и органической взаимосвязи с порождающими их условиями. Принцип объективности применяется при оценке фактов, событий и мнений и основывается на всестороннем анализе источников. Системный подход дает возможность создать целостную картину развития взаимосвязей калмыков с тибетским миром в контексте российско-тибетских взаимоотношений и рассмотреть ее в связи с окружающими событиями и процессами. В исследовании применяются элементы сравнения и обобщения, а также специально-исторические принципы: актуализации и проблемно-хронологический. Совокупность всех этих методов позволила в достаточной степени полно и четко изучить поставленную проблему.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.