авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

Строб тэлбот и его роль в формировании российского курса администрации б. клинтона

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Костина Елена Васильевна

СТРОБ ТЭЛБОТ И ЕГО РОЛЬ В ФОРМИРОВАНИИ
РОССИЙСКОГО КУРСА АДМИНИСТРАЦИИ Б. КЛИНТОНА

Специальность 07.00.03 - Всеобщая история

Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук

Саратов 2008

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского»

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Шенин Сергей Юрьевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Курилла Иван Иванович

Кандидат исторических наук, доцент

Овчарова Ольга Геннадиевна

Ведущая организация: Тамбовский государственный
университет им. Г.Р. Державина

Защита состоится 15 октября 2008 г. в 16.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.03 при Саратовском государственном университете им. Н. Г. Чернышевского по адресу: 410012 г. Саратов, ул. Астраханская, 83, 11 корпус СГУ, ауд. 516.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского, читальный зал № 3, по адресу: г. Саратов, ул. Университетская, 42.

Автореферат разослан 15 сентября 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор исторических наук Л. Н. Чернова

Общая характеристика работы

Актуальность. Приход администрации Клинтона в Белый дом по времени совпал с периодом структурных изменений в России, целью которых провозглашалось оздоровление экономической и политической системы страны. Лидер Российской Федерации Б.Н. Ельцин неоднократно заявлял, что страна готова встать на путь построения рыночной демократии и выражал надежду на содействие со стороны мирового сообщества и, в частности, Соединенных Штатов.

Самые дальновидные представители американской элиты понимали, что США не могут позволить России самостоятельно преодолевать наследие коммунистического прошлого. Молодой президент-демократ Б.Клинтон с самого начала своего пребывания в Белом доме рассматривал необходимость направить Россию на «правильный путь развития» в качестве одной из самых важных своих внешнеполитических задач. Он утверждал, что вложение средств в демократическую Россию является «лучшими инвестициями в американское будущее»1.

Для того чтобы «не потерять Россию», находившуюся в начале 90-х гг. в состоянии острой политической нестабильности, правительству США необходимо было уделять российскому направлению самое пристальное внимание, выделив его в приоритетную область внешней политики. Для осуществления этих планов Клинтону был необходим профессионал, специалист по России, который мог бы курировать все вопросы, связанные с проблемами развития молодой демократии.

В конечном итоге на место главного стратега российского курса администрации Клинтона был избран Строб Тэлбот – близкий друг президента, журналист, возглавлявший вашингтонское бюро журнала «Time», талантливый колумнист и обозреватель международных событий, который всю свою карьеру посвятил изучению американо-советских отношений и истории ядерного противостояния двух держав.



Учитывая важнейшее значение, которое придавал Клинтон сфере американо-российских отношений, и влияние, оказываемое Стробом на президента, пост, занимаемый Тэлботом, рассматривался аналитиками как один из ключевых в администрации. Интерес к личности Тэлбота, его популярность не угасали на протяжении восьми лет работы в госдепартаменте: его называли «царем» российского направления, «проконсулом Стробом»2, считалось, что именно ему принадлежит право решающего голоса в обсуждении большинства вопросов, касающихся взаимоотношений с Россией.

Масштабность фигуры Тэлбота не вызывает никаких сомнений, поскольку результаты его деятельности на посту заместителя госсекретаря США непосредственным образом отражалась на мировых политических и экономических процессах. Тэлбот занимался разработкой практической части и теоретическим обоснованием программ помощи России, налаживал дипломатические каналы американо-российского взаимодействия, курировал отношения между Россией и НАТО, участвовал в урегулировании международных конфликтов, в которых позиции РФ и США часто вступали в резкое противоречие.

Таким образом, изучение роли Строба Тэлбота в формировании внешнеполитического курса Америки представляет собой значительный научный интерес и может стать важным шагом в направлении комплексного исследования американо-российских отношений в период администрации Клинтона.

Степень изученности проблемы. Провозгласив приоритетность российского направления и назначив своего давнего друга возглавить эту ответственную линию, Клинтон невольно привлек всеобщее внимание к фигуре С. Тэлбота, который должен был отвечать за все успехи и поражения на «российском фронте».

В оценке российской стратегической линии в целом и программы помощи либерально-демократическим реформам в России в частности, предложенных Тэлботом, преобладало две основные точки зрения. Представители про-республиканской оппозиции полагали, что с подачи Тэлбота Америка проводит крайне мягкую политику в отношении России, чрезмерно ее опекает и выделяет на реконструкцию молодой демократии слишком щедрую помощь, забывая о том, что эти средства, прежде всего, нужны для решения внутренних проблем США3.

В этом отношении особо стоит выделить исследовательскую работу Г. Вейгеля «Распространение тэлботизма», в которой автор утверждает, что Тэлбот аналитически и стратегически относится к направлению либерально-ревизионистского осмысления истории холодной войны, и еще в свою бытность журналистом опубликовал немало статей, доказывая преувеличение угрозы, исходящей от Советского Союза. По мнению Вейгеля, настойчивая критика Тэлботом «паранойи Запада по поводу советской угрозы» демонстрирует, прежде всего его «историческую близорукость» политик старательно не замечает, сколько разрушений принес коммунизм на протяжении 75 лет. Вейгель полагает, что именно «такое извращение истории» и подталкивает Тэлбота к ошибочным утверждениям о том, что Россия может играть значительную роль в мире, хотя это убеждение может стать источником серьезных неприятностей, поскольку отвлекает РФ от сложнейшей задачи национальной реконструкции и способствует возрождению ее имперских амбиций4.

Поражение российских демократов на декабрьских парламентских выборах в 1993 году активизировало консервативную оппозицию, которая в качестве локомотива критики «тэлботизма» выдвинула политического тяжеловеса З. Бжезинского. В начале 1994 г. последний опубликовал свою знаменитую статью «Преждевременное партнерство», в которой назвал стратегию администрации в отношении России «политикой идеалистического оптимизма» и заявил, что «виды на стабильную российскую демократию не очень многообещающи»5. Бжезинский обвинял Тэлбота в «заигрывании с Россией, которое может вызвать атаку этого ястреба», и настаивал на создании вокруг России пояса независимых государств. По мнению Бжезинского, Тэлбот являлся неисправимым романтиком и русофилом, чья деятельность могла нанести серьезный урон национальным интересам США6.

Бжезинского поддерживал Г. Киссинжер, которого возмущала тенденция администрации «обращаться с российскими лидерами, как будто они слабые новички, приходящие в замешательство от столкновения с реальными обстоятельствами международной политики»7. Подобной точки зрения придерживался и П. Джигот, полагавший, что Тэлбот слишком увлекался «оптимистическим идеализмом» в отношении России и использовал свое влияние в администрации, чтобы «уступать ее пожеланиям»8.

Радикально противоположная, но также критическая точка зрения на российскую стратегию концепцию администрации существовала и в либеральном лагере. Она заключалась в том, что Америка, заявляя о широкомасштабной экономической помощи России, «новом плане Маршалла», на самом деле ограничилась минимальными инвестициями в экономику и скудными программами помощи, при этом постоянно и необоснованно вмешиваясь во внутренние дела России9.

Одним из непримиримых противников политики Тэлбота в либеральном лагере являлся экономист Дж. Сакс, известный своим участием в «шокотерапевтической» реанимации экономик Боливии и Польши и занимавший пост советника российского правительства по экономическим вопросам до 21 января 1994 года. Сакс не мог простить Тэлботу высказывания «меньше шока – больше терапии», которое перекладывало вину за все провалы в России на «младлреформаторов» и их западных консультантов и которое косвенно послужило причиной отставки двух ведущих реформаторов в правительстве Ельцина Е. Гайдара и Б. Федорова10.

Клиффорд Гэддай в монографии «Цена прошлого: борьба России с наследием милитаризованной экономики» утверждал, что несмотря на существование официальных программ по продвижению рынка и демократии в России, политика администрации представляла собой поддержку горстки людей. По мнению исследователя, «план Маршалла» никогда не входил в замысел администрации, однако госдепартамент в лице главного специалиста по России Строба Тэлбота умело маскировал отсутствие помощи изысканной риторикой11.

Видный американский историк С. Коэн в своей монографии «Провал крестового похода. США и трагедия посткоммунистической России»12 и ряде других работ13 обвинял Клинтона и Тэлбота в том, что Америка заняла триумфальную позицию по принципу «победитель получает все» и начала добиваться односторонних уступок от Ельцина вместо того, чтобы отнестись к постсоветской России как к равному партнеру. Такой подход оправдывал вмешательство Америки во внутренние дела России и укоренившееся представление о том, что Москва не имеет права на самостоятельные действия, как на собственной территории, так и за ее пределами.

Одной из проблем, на которой концентрировали внимание исследователи, являлась роль Тэлбота в установлении тесных личных связей между американским и российским президентами. В целом можно выделить две позиции относительно «личной дипломатии», ставшей одной из основных методик, применяемых администрацией. Сторонники первой точки зрения полагали, что Тэлбот, используя ресурс «личной дипломатии» успешно решал многие задачи, в числе которых содействие установлению взаимодействия между РФ и НАТО, вывод войск из стран Балтии, работа в рамках программы «Нанна-Лугара» и т.д.14

Противоположная позиция заключалась в том, что заигрывая с Ельциным, Тэлботу приходилось закрывать глаза на многочисленные злоупотребления в Москве, тем самым отодвигая желанное преобразование России в современное демократическое государство. С этой позицией были согласны такие известные исследователи, как Дм. Саймс, Б. Нелан, К. Доэрти, М. Грини15.

Кроме указанных направлений критики, следует также назвать ряд статей, посвященных различным личностным и профессиональным аспектам деятельности Тэлбота. Так, любопытное исследование сделал К.Р. Тиммерман, считавший, что факт передачи Тэлботу мемуаров опального Н.С. Хрущева свидетельствует о его связях с КГБ СССР16. Аналогичной позиции придерживался и Г. Ромерштейн17. Истокам русофильства Тэлбота посвящена статья Ч. Лейна, который попытался проанализировать факторы, повлиявшие на формирование мировоззрения молодого Строба18.

Что касается отечественной исторической мысли, то уже в 1993 году стало очевидно, что успешное проведение реформ и быстрая интеграция России в западное сообщество при финансовой помощи Америки столкнулось с труднопреодолимыми препятствиями, оставлявшими немного надежды на безболезненность перехода России в разряд рыночных демократий. В отечественной историографии можно условно выделить две основные позиции, указывающие на причины неудач.

Сторонники первой точки зрения вину за несостоявшееся партнерство и провал демократических преобразований в России отчасти возлагали на США, которые, постоянно вмешиваясь во внутренние дела России, не предоставили широкой экономической поддержки. Г.А. Арбатов полагал, что западные лидеры, поощрявшие реформы Гайдара, которые «не имели ничего общего с демократией», сыграли свою отрицательную роль в том, что Россия «не сделала ни одного сколько-нибудь заметного шага в направлении развития демократии». По мнению автора, Америке следовало бы честно признаться в отсутствии планов оказать России масштабную финансовую помощь, надежды на которую лишь ввели в заблуждение российскую общественность19. В.А. Кременюк обвинил США в нежелании понять и учесть российские интересы, тем самым провоцируя американо-российское напряжение20. Подводя итог, авторы делали вывод, что в сложившейся ситуации России нужно полагаться, прежде всего, на себя.





Вторая точка зрения заключалась в том, что основная причина кризиса американо-российских отношений кроется в неспособности российской дипломатии обеспечить интеграцию страны в западное сообщество в качестве равноправного участника процесса. Приверженцы этих взглядов (Рогов С.М., Богатуров А.Д., Уткин А.И., Трофименко Г.А.) полагали, что Россия, рассчитывая на экономическую помощь, совершенно напрасно заигрывала с Западом, раз за разом сдавая свои дипломатические позиции и полностью отдавая инициативу Вашингтону. Вместе с тем, авторы считали, что Запад не нарушал своих обязательств, поскольку он «не обещал осуществлять российские реформы за Россию»21, а его экономическая помощь с самого начала не предполагала конкретных мероприятий по «перезакладе» экономической структуры, как это в конце 40-х годов ХХ века предусматривалось «планом Маршалла»22.

Практически все представители отечественной науки единодушно признавали, что настоящего партнерства между двумя странами, заявленного в 1992 году в «Хартии российско-американского партнерства и дружбы» установить не удалось, «время романтических иллюзий закончилось», и России необходимо, наконец, заявить о своих национальных интересах23.

В последующие годы эта точка зрения становилась только радикальнее, а руководители американской внешней политики, в том числе и С. Тэлбот, стали подвергаться жесткой критике. Так, М. Гудмен и В.Л. Исраэлян утверждали, что уже к 1996 году «столь желаемое партнерство дало серьезную трещину, а стороны принялись обвинять в этом друг друга»24. По мнению А.И.Уткина, США были недовольны тем, что в России так и не сложился подлинный рынок, а российская демократия не достигла западных норм. В свою очередь правительство РФ посчитало дискредитированными свои жертвы 1988-1993 гг.25. В.А. Кременюк указывал на недопустимость американского пренебрежения к России, несмотря на «безусловную асимметрию в положении России и США»26.

Одной из попыток всестороннего анализа динамики американо-российских отношений стало издание коллективной монографии «Россия и США после «холодной войны» под редакцией В.А. Кременюка27. Авторы осветили причины неудачи построения «стратегического партнерства», выделили основные этапы развития двусторонних отношений. Итогом исследования стало определение желательного характера взаимоотношений России и США, определяемых авторами как «взаимовыгодные, партнерские … но с необходимыми элементами осторожности и контроля»28.

Тем не менее, несмотря на обширный исследовательский фон, общественно-политическая деятельность Строба Тэлбота не нашла широкого освещения в отечественной науке и была представлена лишь спорадическими упоминаниями об этом политике. Увеличение интереса к Тэлботу было вызвано, прежде всего, публикацией его мемуаров в 2002 году, в которых он рассматривал взаимодействие администрации Клинтона с Кремлем во время президентства Ельцина и отмечал свою роль в разработке внешнеполитической концепции США. Главный редактор журнала «Международные процессы» А.Д. Богатуров назвал мемуары Строба «единственной и лучшей из мыслимых в этом роде … энциклопедией американо-российской президентской дипломатии 90-х годов», в которой легко прослеживается стилистика дипломатии США, названная исследователем стратегией «навязанного консенсуса»29. Через год, имея возможность лично встретиться с Тэлботом А.Д. Богатуров выяснял отношение бывшего политика к проблемам глобализации и изменению внешнеполитической стратегии США от «международного конституционализма» к «демократической империи»30.

С другой стороны, А.И. Уткин критически оценивал историческую ценность мемуаров Тэлбота, считая, что «верность бывшему руководителю оказалась сильнее объективности», а самого Тэлбота он назвал «исполнителем, но не вершителем», которого прежде всего интересовало «состояние духа президента США», а не «бушующий мир»31.

А. Цветков, историк, автор программы «Атлантический дневник» на «Радио Свобода», выступил с острой рецензией на мемуары Тэлбота, указывая на пагубные для России итоги американской политики, которая строилась на базе «подкупа средствами Международного валютного фонда» и культивирования личных отношений Клинтона и Ельцина32

.

Вместе с тем, хотелось бы отметить, что статьи, посвященные Тэлботу, как правило, либо анализируют отдельные аспекты деятельности политика, либо представляют собой исследование американо-российских отношений, где роль Тэлбота отмечается лишь пунктирно, а сам он теряется на фоне таких мощных политических фигур, как Б. Ельцин и Б. Клинтон. Поскольку специальные всесторонние исторические исследования влияния Тэлбота на развитие американо-российских отношений в 1993-2000 гг. в отечественной науке отсутствуют, представляется, что данная работа могла бы заполнить этот пробел.

Цель и задачи исследования. Исходя из актуальности проблемы, недостаточной степени ее изученности, целью данного исследования является попытка определения роли Строба Тэлбота в разработке и осуществлении внешнеполитического курса Соединенных Штатов по отношению к России в период администрации Клинтона. Для достижения этой цели необходимо решить ряд задач:

- проследить особенности формирования представлений С.Тэлбота о России и СССР во время его учебы и журналистской карьеры;

- выявить особенности стратегического курса администрации Клинтона в отношении России, определить его истоки и проследить эволюцию;

- определить степень влияния С. Тэлбота на формирование российского курса администрации и специфику его взглядов на этот курс;

- раскрыть причины трансформации взглядов Тэлбота в период его политической карьеры (1993-2000 гг.) и выявить взаимосвязь этой эволюции с практикой российско-американских отношений.

Предметом исследования является деятельность Строба Тэлбота на посту заместителя госсекретаря госдепартамента США и его роль в формировании российской концепции.

Методологическая основа исследования. Специфика исследования, предполагающая изучение влияния отдельной личности на ход исторических процессов, требует использования широкого спектра различных методов, оставляя приоритет за биографическим подходом. В работе применялись генетический, сравнительно-исторический, институциональный методы.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.