авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

Образ великого новгорода в общественной мысли россии (xviii – начало xx вв.)

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

АБРАМЕНКО Владимир Александрович

ОБРАЗ ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА

В ОБЩЕСТВЕННОЙ МЫСЛИ РОССИИ (XVIII НАЧАЛО XX ВВ.)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Ростов-на-Дону

2010

Работа выполнена в Федеральном государственном автономном образовательном учреждении высшего профессионального образования

«Южный федеральный университет»

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Мининков Николай Александрович
Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Нарежный Анатолий Иванович
кандидат исторических наук, доцент Мещенина Анастасия Анатольевна
Ведущая организация: Кабардино-Балкарский государственный университет

Защита состоится 18 февраля 2011 г. в «14» часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.08 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Южном федеральном университете по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 105, ауд. 420.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке им. Ю. А. Жданова Южного федерального университета.

Автореферат разослан «16» января 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор наук В. А. Сущенко

Общая характеристика работы.

Актуальность темы. Среди важнейших направлений научного исследования общественно-исторического сознания выделяется познание конкретных его проявлений. Такие проявления нередко рассматриваются в современной исторической науке в качестве мест памяти общества. Весьма большой опыт исследования национального исторического сознания в контексте подобных проявлений накоплен во французской историографии конца XX века, когда в качестве знаковых его явлений рассматривались некоторые его конкретные выражения1. Такое направление в изучении общественно-исторического сознания представляется весьма плодотворным. Оно позволяет вести его на конкретном материале, что делает положения и выводы доказательными и представляющими не только научный, но и общественный интерес. По пути такого конкретного исследования отечественного общественно-исторического сознания идет современная российская историография. Удачным образцом такого исследования может служить изучение в нем отдельных исторических образов русского прошлого - Александра Невского, Ивана Сусанина, целого ряда известных образов новейшей российской истории2.

Одним из таких устойчивых образов русского исторического сознания являлся в дореволюционный период отечественной истории и отчасти является до сих пор средневековый Великий Новгород. Образ этого города, долгое время занимавшего особое положение в жизни русских земель, едва ли, конечно, может быть относится к наиболее сильным его образам и выражениям. К более сильным образам относятся образы Петра Великого и Ивана Грозного, потрясений Смуты начала XVII века, образы мощных народных восстаний и предводителя одного из них – Степана Разина, героев 1812 года. Только однажды, в 1862 году, когда отмечали «тысячелетие России», Новгород с его богатейшей историей выступал на первом плане в проводившихся русским правительством юбилейных кампаниях3. Но, несомненно, что Великий Новгород также относится к весьма значимым историческим образам. Он не может не привлекать внимание своей исключительной многогранностью, поскольку связан с истоками русской государственности, крещением Руси, противостоянием внешней агрессии на северо-западных рубежах Руси. Он также связан с исторической памятью о вольном вечевом устройстве внутренней жизни и стремлением к ее сохранению в условиях наступления со стороны самодержавия, о погроме города опричниками.





Историческое сознание основывается на определенной системе общественно-исторических ценностей, характерных для каждого культурно-исторического социума. В этой связи исследование его конкретных проявлений, в том числе такого, как Великий Новгород, позволит более полно, глубоко и конкретно представить ценностную ориентацию этого сообщества, его идеалы в прошлом и в настоящем. Образ Великого Новгорода в русском историческом сознании тесно связан с разнонаправленными ценностными ориентирами русского общества, которые при определенных социокультурных условиях вступали в противостояние. К таким ориентирам, связанным с образами и сюжетами в историческом сознании новгородской истории, могли относиться ценности этатистского и конфессионального характера, государством и религией, которые относятся к ценностям консервативного характера. Ценностью выступала независимость от иноземной власти и способность решительно отстоять ее в вооруженной борьбе. Иного рода ценности основаны на представлении о предпочтениях вольности и внутренней свободы сообщества, на способности его осуществить идеалы вечевого демократического устройства, отстаивать их от посягательств на них со стороны самодержавия. С ними связано неприятие деспотизма, что основано на признании свободы как общественно-исторической ценности. Эти ценностные ориентиры находили свое проявление в истории Великого Новгорода и в исторической памяти о нем.

Изучение образа Великого Новгорода в русском историческом сознании позволяет уяснить, как социокультурные условия, складывавшиеся на разных этапах его развития на протяжении XVIII – начала XX веков, воздействовали на состояние и эволюцию системы общественно-исторических ценностей, содействовали появлению и распространению альтернативных взглядов на разные стороны новгородского средневекового прошлого. Отношение к историческому образу Великого Новгорода позволяет более глубоко и конкретно уяснить отношение к этим ценностям в разных слоях русского общества.

Таким образом, выделяются три аспекта, которыми определяется актуальность поставленной проблемы. Первый из них связан с тем, что она являются частью более общей и актуальной в научном и общественном отношении истории русского общественно-исторического сознания нового времени. Второй вызван непосредственным интересом к внутреннему содержанию образа Великого Новгорода, который складывался в русском историческом сознании XVIII – начала XX веков. Третий связан с интересом к трансформациям на протяжении этого длительного времени в развитии истории и духовной культуры страны этого образа, который менялся в соответствии с изменениями культурно-исторической ситуации в России нового времени.

Историография. Специального исследования, посвященного образу Великого Новгорода в общественной мысли России XVIII – начала XX века, до сих пор нет.

Один из первых примеров оценки исторических трудов предшественников по проблемам, связанным с Новгородом, представляет собой сочинение М. В. Ломоносова «Замечание на диссертацию Г. Ф. Миллера "Происхождение имени и народа Российского"»4. Г. Ф. Миллер критически проанализировал в части, посвященной Новгороду, сочинение шведского историка Далена и пришел к выводу о том, что «Дален употребил в свою пользу эпоху варяжскую… Посланники Новгородские выпросили себе Князя у Шведских Королей в Упсале… чтобы Россия по причине такого коленопреклонения оказалась под Шведскою державою и покровительством»5.

Сопоставление исследований истории Великого Новгорода сделал И. Красов. Он указывал на разногласия по вопросу о причинах значительной роли Новгорода6.

Некоторые выводы Н. И. Костомарова относительно Новгорода подверг критике М. П. Погодин. Это касалось объяснения Костомаровым причин ежегодных выплат варягам новгородцами. Погодин подчеркивал, что использование термина «дань» недопустимо. Он не принимал также предположение Н. И. Костомарова об откупе варягам, проплывающим через новгородские земли на службу в Грецию7.

Анализ сочинений предшественников, относившихся, в частности, к Новгороду, имеет место в «Лекциях по русской истории» С. Ф. Платонова. Он обращал внимание на высокую оценку Н. М. Карамзиным Ивана III, который был отнесен им к деятелям, ознаменовавшим «переходные моменты в нашей истории»8, к которым относилось решение проблемы независимости Великого Новгорода. Положительно оценил Платонов выводы диссертации С. М. Соловьева «Об отношении Новгорода к великим князьям». По оценке Платонова, «система Соловьева была талантливо поддержана К. Д. Кавелиным в нескольких его исторических статьях»9.

На проблему освещения истории Великого Новгорода в исторических сочинениях XVIII – XIX века обращал внимание М. О. Коялович, указывавший на использование историками XIX в. в качестве источника труда А. Л. Шлецера10.

В «Курсе русской истории» В. О. Ключевский выделял в отечественной исторической науке «два различных взгляда на начало нашей истории». Основоположником первого из них является Шлецер, позиция которого была развита в Н. М. Карамзиным, М. П. Погодиным, С. М. Соловьевым11. Новгород этими историками рассматривался как город, история которого повлияла на дальнейшую судьбу Руси.

Критический взгляд на оценку средневекового Новгорода в свете концепции торгового капитала М. Н. Покровского высказал А. В. Арциховский, подчеркивавший феодальный характер внутреннего строя города12. Истории Новгородской земли в составе Московского государства были посвящены монографии А. П. Пронштейна и В. Н. Бернадского. Историки середины XIX века мало интересовались экономической историей Новгорода в XVI века, так как, по их мнению, «самостоятельная история Новгорода заканчивалась с присоединением его к Москве»13, - подчеркивал Пронштейн. Бернадский указывал на различные направления изучения Новгорода, прежде всего политической и социальной истории14. Ю. В. Кривошеев отмечал, что «тема средневековых взаимоотношений Москвы и Новгорода в большей степени зависела от личных предпочтений автора»15.

В. П. Козлов обращал внимание на неоднозначность образа Марфы Посадницы, созданного в конце XVIII века в неопубликованном труде по русской истории И. П. Елагина, на отсутствие у этого историка резко негативного отношения к республиканскому прошлому Новгорода16.

В. А. Варенцов и Г. М. Коваленко указывали на существование определенных стереотипов в изучении новгородской истории. Это сформировавшееся в отечественной дореволюционной историографии представление о том, «что падении Новгородской республики означало конец новгородской истории»17. Эта точка зрения заметна, отмечали они, и в литературных произведениях.

Подробный историографический обзор, с привлечением литературных источников, давал в своей монографии «Вольный Новгород. Общественно-политический строй и право феодальной республики» О. В. Мартышин. Он привлекал только сочинения, в которых речь идет о независимом Новгороде.

Подробно анализировал развитие в отечественной исторической науке взглядов на призвание новгородцами варягов И. Я. Фроянов. Он отмечал, что «события, происходившие в Новгороде во второй половине IX в., многим дореволюционным историкам казались поворотными в судьбах государства и политической власти в России»18.

На прочность позиций «ультранорманизма» в дореволюционной отечественной историографии и на связь ее с представлением о роли Новгорода как колыбели российской государственности указывал в предисловии к сочинению С. А. Гедеонова «Варяги и Русь»19 В. В. Фомин.

Таким образом, в историографии содержатся оценки взглядов историков на некоторые стороны истории Великого Новгорода, относящиеся по преимуществу к призванию варягов и к присоединению Новгорода к Московскому государству при Иване III. Проблема Великого Новгорода в русском историческом сознании нового времени как одного из значимых мест национальной исторической памяти до сих пор не поставлена.

В литературе и изобразительном искусстве XVIII – начала XX века образ Великого Новгорода мог быть интерпретирован в различных ракурсах. Во-первых, он понимался как метафора свободы. Подробные исследования «дискурса свободы в русской трагедии последней трети XVIII – начала XIX века»20 не проводились.

Развитие «новгородской» тематики в русской литературе отражена в рецензиях критиков XIX – начала XX века. И. А. Крылов в статье, посвященной пьесе П. И. Сумарокова «Марфа Посадница, или Покорение Нова-града», задается вопросом: «любовь или ненависть хотел возбудить в нем [читателе – В. А.] к Марфе»21 автор. В статье «Сочинения Константина Масальского» В. Г. Белинский писал, что подражание таким произведениям, как «Марфа Посадница» Н. М. Карамзина – анахронизм и «верх нелепости»22, но признавал, что «назад тому пятьдесят лет нужен был человек необыкновенного таланта, чтоб создать и надолго утвердить такой слог в русской литературе»23, каким пользовался Н. М. Карамзин. Выражая свое отношение к сочинению А. Ф. Вельтмана в статье «О господине Новгороде Великом. А. В.», В. Г. Белинский восхищался тем как «он [А. Ф. Вельтман – В. А.] переселяет вас в эту глубокую древность, рассказывая о ней были и небылицы: пока читаете вы эти небылицы, вы от души верите им» 24. Трагедия «Марфа Посадница Новгородская» М. П. Погодина оценивалась положительно А. С. Пушкиным указывавшим, что «перед нами, однако ж, опыт народной трагедии»25, и в нем Погодин «имел целию развитие важного исторического происшествия: падения Новагорода, решившего вопрос о единодержавии России»26.

В советском литературоведении особое внимание уделялось проблеме развития темы новгородской вольности. В статье Ф. Я. Приймы «Тема "новгородской свободы" в русской литературе конца XVIII - начала XX в.» была отражена одна из граней образа Великого Новгорода в общественной мысли России, а тема древнего Новгорода и тема новгородской вольности в русской литературе оказались, по сути, тождественны27.

На особенности образов Марфы Посадницы и других исторических персонажей, созданных Н. М. Карамзиным в исторической повести «Марфа Посадница, или Покорение Новагорода», обращала внимание языковед Л. Л. Кутина. Лексический материал и речевые характеристики героев позволяли, с ее точки зрения, видеть в истории присоединения Новгорода к Московскому государству столкновение не только политических позиций, но и морально-нравственных принципов28.

Новгородские сюжеты в русском изобразительном искусстве XVIII – начала XX века рассматривались исследователями в контексте творчества каждого отдельного художника. Высказывания М. В. Ломоносова и Н. М. Карамзина дали толчок и определили направление дальнейшего развития новгородской темы в русском изобразительном искусстве. Н. М. Карамзин обращал большее внимание на древнюю историю России, отмечая, что «если бы Гостомысл был в самом деле историческим характером, то мы, конечно бы, захотели его изображения; Вадим Храбрый принадлежит также к баснословию нашей истории»29, поэтому, время основания русского государства связано исключительно с князьями Рюриком, Синеусом и Трувором. Оба автора обращали внимание живописцев на летописное предание о попытке Рогнеды-Гореславы убить князя Владимира и о великодушии князя, который «умилясь опустил руки»30, видя попытку сына Изяслава защитить мать. М. В. Ломоносов указывал на важность для Руси победы на Чудском озере31. Также Ломоносов предлагал запечатлеть и «Привидение новгородцев под самодержавство»32 Иваном III.

Среди искусствоведческих исследований советской эпохи следует отметить монографию Д. В. Сарабьянова, где рассматривалась проблема развития освободительных идей в русском изобразительном искусстве33. Д. В. Сарабьянов не изучал конкретно тему Великого Новгорода в русском искусстве второй половины XIX века. Однако взаимосвязь отмеченных им новгородских сюжетов с освободительными идеями в русской живописи второй половины XIX века несомненна. Кроме того, он подчеркивал, что одной из основных составляющих этих идей является «идея борьбы за народные права»34.

Таким образом, новгородская тема в общественной мысли России XVIII – начала XX века развивалась поступательно и равномерно как в рамках исторической мысли, так и в рамках литературы и изобразительного искусства. На это указывали исследования отечественных историков, литературоведов и искусствоведов, отмечающих беспрепятственное взаимообогащение различных сфер общественной мысли идеями и образами. В результате чего в российском образованном обществе шел процесс формирования и развития цельного представления об образе Великого Новгорода.

Объект исследования – русское общественно-историческое сознание XVIII – начала XX веков, в котором занимал свое место образ средневекового Великого Новгорода, существовавшего как живое место памяти. К нему было постоянно привлечено внимание, которое время от времени актуализировалось в связи с особенностями культурно-исторической ситуации. Определялись они сочетанием общественно-политических, идеологических и культурно-историографических факторов, при взаимодействии которых побочным продуктом выступал интерес к новгородской истории, выражавшийся в произведениях исторической мысли, литературы и искусства. Слой русского общества, который выступал выразителем общественно-исторической мысли в новой России, Р. В. Иванов-Разумник характеризовал в качестве русской интеллигенции35. Менее определенно характеризовался этот слой современным исследователем, видевшим в нем «образованное общество». Это был элемент формировавшегося в тот период «гражданского общества, которое воспринимало себя отдельно от государства»36. Этот слой в XVIII – первой половине XIX века был дворянским по преимуществу. В характеристике исторической мысли это был период «дворянской историографии»37. В пореформенный период происходило проникновение в среду «образованного общества» разночинского элемента, а историческая мысль рассматривалась как «буржуазная». Это предопределяло определенные трансформации исторического сознания и вело, в частности, к появлению новых мотивов в характеристике исторического образа Великого Новгорода.

Предмет исследования – процесс развития и трансформаций исторического образа средневекового Великого Новгорода в русском общественно-историческом сознании в феноменах российской духовной культуры XVIII – начала XX веков.

Цель исследования – изучение содержания образа Новгорода в общественной мысли России XVIII – начала XX веков, на материалах работ отечественных историков, деятелей общественно-политической мысли и произведений искусства, как динамичного явления культуры.

В процессе достижения поставленной цели предполагается решение ряда задач:



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.