авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

Массовое историческое сознание в контексте социально-политических трансформаций 1985-1991 гг.: региональный аспект

-- [ Страница 1 ] --
  1. На правах рукописи

ХАНДОЖКО Роман Игоревич

  1. МАССОВОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ В КОНТЕКСТЕ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ТРАНСФОРМАЦИЙ 1985-1991 гг.: РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ

Специальность 07.00.02 – отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Ростов-на-Дону – 2010

Работа выполнена на кафедре Исторической политологии исторического факультета Южного федерального университета.

Научный руководитель кандидат исторических наук,

доцент

Стариков Николай Васильевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук,

профессор

Трут Владимир Петрович

кандидат исторических наук,

Колосов Владимир Александрович

Ведущая организация: Ставропольский государственный

университет

Защита диссертации состоится «19» февраля 2010 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.08 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата исторических наук при Южном федеральном университете по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, 105.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Южного федерального университета

Автореферат разослан « » декабря 2009 года

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор исторических наук В. А. Сущенко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность изучения массового исторического сознания советского общества 2-й пол. 1980-х — нач. 1990-х гг. обусловлена комплексом факторов как научного, так и практико-политического плана. Реконструкция массового сознания - важный ключ к понима­нию общих исторических закономерностей, выявлению ментального компонента обществен­ных изменений. Данный исследовательский предмет является точкой соприкосновения различных отраслей гуманитарного знания: истории, социологии, политологии, психологии, что делает его изучение сложной в методологическом плане задачей.

Одной из составляющих социально-психологического поворота кон. 1980-х — нач. 1990-х гг. было переосмысление обществом собственной ис­тории. Изменение политического клима­та, сдвиги в содержании и направ­ленности печатных СМИ вызвали всплеск интереса к широкому кругу проблем общественного развития. Наблю­дался переход от доминировавше­го прежде патерналистски-авторитарного исторического сознания, осно­ванного на полном доверии и оправдании деятельности власти, к альтерна­тивным его типам, включавшим элементы критического отношения к прошлому, представления о вариативности исторического пути.

Актуальным в данном контексте является поиск политических детер­минант массового исторического сознания, связанных с явлениями манипу­ляции, политической ангажирован­ности, конъюнктуры. Большой интерес представляет региональное измерение данных явле­ний и процес­сов, отчасти повторявшее в меньшем масштабе основные закономерности «перестроечных» трансформаций, отчасти обнаружившее собственные доминанты развития, изучение которых проливает свет на общие механизмы взаимодействия периферии и центра в исследуемый период.





Практическая актуальность работы связана с возрастающим интере­сом представи­телей власти к историческим проблемам в контексте фор­мирования национального самосознания, обеспечения информационной безопасности. Выводы работы могут быть полезны и для политических партий, идеологическое самоопределение которых неразрывно связано с их интеграцией в исторический контекст.

Объектом исследования является массовое историческое сознание жителей донского региона в 1985-1991 гг.

Предметом стал процесс трансформации массового исторического сознания на региональном уровне, характерные черты этого процесса, а также комплекс политических и интеллектуальных факторов, обусловивших данные изменения.

Хронологические рамки работы – 1985-1991 гг. Нижняя граница связана с приходом к власти нового партийно-государственного руководства во главе с М.С. Горбачёвым и пер­выми свидетельствами его намерений изменить курс внутренней политики (апрельский 1985 г. пленум ЦК КПСС). Верхняя граница обусловлена фактическим переходом реальной власти к политической группе Б.Н. Ельцина (август 1991 г.) и распадом Советского Союза (декабрь 1991 г.).

Территориальные рамки. Работа опирается на материал, территориально относящийся к Ростовской области. При этом региональный аспект проблемы исследуется на фоне социально-политических изменений общегосударственного масштаба. Процессы, происходившие на Дону в 1985-1991 гг., достаточно полно раскрывали основные направления трансформаций, характерных для «перестроечного» социума. Вместе с тем, региональный аспект исследуемой темы представляет отдельный научный интерес, так как позволяет раскрыть специфические социально-исторические характеристики донского края.

Исследование опирается на комплекс методологических подходов, которые можно разделить на общенаучные, специально исторические, и методы смежных гуманитарных дис­циплин. Из общенаучных использован аксиологический подход, позволяющий рассматривать исторический про­цесс как процесс становления, развития и столкновения различных ценно­стей, среди которых важное место занимают исторические ценности. На уровне собственно исторической методологии аксиологический подход реа­лизован через историко-антропологи­ческий. Из специально историче­ских методов использованы историко-генетический, помогаю­щий просле­дить процесс генезиса нового типа исторического сознания, вычленить основные этапы его развития, выделить причинно-следственные связи между ними; историко-типологический, дающий возможность построения критериальных шкал и класси­фикации типов массового исторического со­знания; нарративный, позволяющий дополнить теоретические выводы ис­торической фабулой, наглядно демонстрирующей исследуемый процесс. В диссертационной работе были применены основные принципы историче­ского познания, позволившие выстроить доказательную базу исследования: принцип историзма; принцип объективизма; принцип детерминизма; прин­цип системности. Помимо историче­ских методов в работе были использо­ваны методы исторической социологии (вторичный ана­лиз данных социо­логических исследований, реконструкция их эмпирической базы), которые позволили соединить качественный (содержательный) и количественный анализ информаци­онных источников. В анализе текстов периодической печати и частных свидетельств были использованы элементы дискурс-анализа, позволяющего выявлять скрытую ангажирован­ность текстов, способы их функционирования в контексте социальной коммуникации.

Историография. Трансформация исторического сознания в донском регионе во 2-й пол. 1980-х — нач. 1990-х гг. до сих пор не становилась предметом специального исторического исследования. В условиях отсут­ствия историографической традиции анализа данной проблемы интерес представляют отдельные её аспекты, встречающиеся в общетеоретических трудах, работах по истории «перестройки», региональных исследованиях.

Генезис концепта «массовое историческое сознание» связан с разви­тием марксистской социальной философии в трудах таких авторов как Ю.А. Левада1, А.В. Гулыга2, В.П. Яковлев3. Согласно данной традиции, об­щественное сознание – это отражение общественное бытия, выраженное в языке, в науке и философии, в произведениях искусства, в политиче­ской и правовой идеологии и т.

д. В классификации типов общественного созна­ния наряду с политическим, правовым, религиозным выделяют сознание историческое. По Б.Г. Могиль­ницкому, «историческое сознание — это со­вокупность представлений, присущих обществу в целом и составляющим его социальным группам в отдельности, о своем прошлом, как и о про­шлом всего человечества»4. Как и большинство типов общественного со­знания, историче­ское сознание реализуется в форме профессиональной ис­следовательской деятельности и в форме стихийно складывающихся пред­ставлений и оценок. Современная гуманитарная наука использует термин «массовое сознание», который отражает специфику функционирования об­щественного сознания в условиях современного развития массовых комму­никаций. В дан­ном контексте концепт «массовое историческое сознание» описывает явление стихийного формирования исторических представле­ний общества под воздействием средств массовых коммуникаций.

В развитии историографии, посвящённой трансформациям массового исторического сознания в советском обществе рубежа 1980-х-1990-х гг., выделяются советский (1985-1991 гг.) и постсоветский (1991 г. – по настоящее время) периоды.

Работы советского периода можно разделить на две группы: ортодок­сальную совет­скую историографию и публицистическую историографию. Представителями первой группы (В.А. Козлов5, В.С. Буянов6, А.С. Капто7) постулировалась закономерность возрастания роли общественного (в частности, исторического) сознания при продвижении к социализму. При анализе текущих изменений авторы отмечали возрастание интереса к истории, при отсут­ствии эффективного воздействия исторической науки на массовое сознание, и, как следствие, формирование в обществе искаженного облика истории. Практическим выводом этих работ часто была постановка задачи эффективной «перестройки» исторической науки.

Публицистическая историография отказалась от опоры на научную методологию, ориентируясь на основные политические течения того вре­мени. В ней выделяются модернизаторское и традиционалистское направ­ления. «Модернизаторы» ставили задачей подтолкнуть процессы трансфор­мации исторического сознания в сторону разрушения той его формы, которая сложилась в советском обществе. От общественного созна­ния они требовали «очищения», «покаяния», избавления от догматизма, зашоренности, критиковали сложившуюся систему науки и образования (публикации Ю.Н. Афанасьева8, О.В. Волобуева и С.В. Кулешова9). «Традиционалисты», в свою очередь, критически оценивали происходящие в массовом историческом сознании перемены, обличали «нигилизм», «манкуртизм», всеобщую историческую «амнезию» (А.И. Казинцев10).

В постсоветский период появляется собственно историография во­проса, который постепенно переходит из разряда насущных политических задач в разряд исследовательских проблем. Наряду со статьями в научных журналах11 и сборниках12 выходят первые монографии13, защищаются диссер­тации14. При анализе работ постсоветского периода осуществлялась проблемно-методологическая систематизация историографии. Были выде­лены следующие исследовательские направления: история исторической науки, интеллектуальная история, историческая антропология, теория по­литического мифа, историческая социология, анализ текстов, педагогиче­ская наука, регионалистика.

В нескольких коллективных монографиях, посвященных истории советской историче­ской науки, вышедших в 1990-е гг., значительное внимание отводилось ситуации 2-й пол. 1980-х гг.15 Большинство авторов не ограничивалось рассмотрением внутринаучных транс­формаций, выходя на проблему «наука и общество». Историография оценивалась как сред­ство деформации общественного сознания. Авторы обратились к динамике популярных тем исторической литературы 2-й пол. 1980-х гг., пока без привлечения количественных данных. Так, М. Феретти характеризовала исторические представления после 1989 г. как своего рода зеркальное отражение старой официальной истории, упоминая о совпадении «зон умолчания», уменьшении интереса к проблеме исторических альтернатив16.

В 2000-е гг. историографическое направление развивается в работах И.Д. Чечель, которая исследует проблему взаимоотношения профессио­нальной историографии и массового исторического сознания во 2-й пол. 1980-х гг. В её интерпретации «кризисное состояние историографии было вызвано тем, что зачастую общество требовало от исторической науки не­возможного»17. Происходит отход от старой схемы, в которой наука выгля­дела как инструмент интеллектуальных репрессий, акцентируется обратная связь общества и исторической науки, выдвигается идея, что кризис историографии был порождён активизацией исторического сознания.

Важное направление составляют работы, интерпретирующие сдвиги в массовом исто­рическом сознании с точки зрения теорий политического мифа18. Согласно им, в кон. 1980-х – нач. 1990-х гг. в СССР произошёл демонтаж господствовавшей идеологической системы – сначала через её трансформацию, затем через разрушение её ценностной мифологической основы. Основным инструментом этого демонтажа стало вытеснение имеющихся мифологи­зированных представлений и замена их новыми мифами. Многими исследователями в качестве самостоятельного концепта выделяется исторический миф, объединяющий ценностно-окрашенные и политически детерминированные представления о прошлом19.

С нач. 1990-х гг. получил распространение социологический подход. Он базируется на анализе данных социологических обследований, позволяющих судить о структуре и специфике массового исторического сознания. Так, данные опроса ВЦИОМа об итогах 1989 гг. легли в основу книги «Есть мнение! Итоги социологического опроса» (М., 1990). Одним из компонентов данной работы стал содержательный анализ писем в «Литературную газету», (1989 г.). Авторы выделили несколько «мировоззренческих типов» («утратившие идеалы», «антисталинисты» и т. д.) на основе данных опросников и содержания писем. В разделе опросника, касающемся причин трудностей «перестройки», значились такие пункты, как «наследие сталинизма», «забвение отечественной истории», что позволяет на основе полученных данных делать выводы о взаимосвязи политического и исторического сознания.

Исследовательский труд Института этнологии и антропологии АН СССР «Русские: Этно-социологические очерки» (М., 1992) выполнен в ру­сле этносоциологии; ключевым её понятием является «национальное само­сознание». На базе результатов серии социологических исследований (1971-1974, 1980-1981, 1987-1988 гг.) авторы во главе с Ю.В. Арутюняном констатировали постепенный рост национального самосознания русских на протяжении 1960-80-х годов, принявший взрывной характер в конце 1980-х гг. В качестве конкретных проявлений данного процесса назывались «рост интереса и внимания к своей истории, культуре, реставрации истори­ческих памятников»20. Одним из выводов стало заклю­чение о том, что «рус­ская… периферия подхватила в 80-х годах идеи возрождения исторической памяти, традиционной культуры даже активнее, чем центр»21. Особое вни­мание авторов было направлено на рассмотрение национально-патриотиче­ской компоненты в плат­формах политических партий и движений.

Современные представители социологического направления ориен­тированы, прежде всего, на раскрытие актуального состояния отечествен­ного исторического сознания, однако они традиционно начинают свои об­зоры с кон. 1980-х гг., когда прошли первые опросы обще­ственного мне­ния, посвященные историческим представлениям. Так, Ж.Т. Тощенко срав­нивает данные опросов 1990 и 1994 гг. и делает вывод, что «историческое сознание проявляет определенную устойчивость, последовательность - на него мало повлияли колебания... происходящие в официальной пропаганде»22. К анализу социологических источни­ков обраща­ются также И.М. Савельева и А.В. Полетаев23, которые, однако, настаивают на том, что имею­щиеся данные не позволяют пока судить об обыденном знании о прошлом в сколь­ко-нибудь полном объеме, и речь может идти лишь о выявлении неких наиболее явных «опорных точек», образующих видимые «надводные вершины» социальных (массовых) представлений.

Направлением, близким социологическому подходу, является анализ текстов периоди­ческой печати, реализующий методы дискурс- и контент-анализа. Ряд исследователей вышли на проблему воздействия прессы на массовое сознание, её участия как субъекта социально-политических трансформаций 2-й пол. 1980-х гг.24 Важным методом стал количественный анализ публикаций в периодике, связывающий проблемно-тематические характеристики ис­торической публицистики с дина­микой политических из­менений. А.В. Грехов исследует за­хлестнувший прессу всплеск интереса к событиям октября 1917 г. по материалам журналов «Новый мир» и «Зна­мя»25. На основании данных контент-анализа автор выявляет момент рубе­жа 1989-1990 гг. как перелом­ный, за которым начинают преобладать негатив­ные оценки Октября в прессе. 1991-1992 гг., согласно А.В. Грехову, стали пиком интереса к революцион­ной тематике. В статье Н.В. Елисеевой рассматривается тематика исторических публикаций журнала «Огонёк» в контексте политических изменений26. Этой же проблеме посвящена диссер­тация Е.Д. Гординой27. Автор делает вывод о последовательной смене двух концепций в публикациях журнала «Огонёк»: концепции «обновления со­циализма», преобладавшей в 1987-1989 гг., и концепции «отрицания социа­лизма» (1990-1991 гг.).

Ряд исследователей реализуют комплексный подход к проблеме. Так, О.В. Дружба исследует образ Великой Отечественной войны в массовом историческом сознании советского и постсоветского общества28. Автор ана­лизирует действия власти по формированию образа войны, социологиче­ские данные, которые, наряду с письмами граждан, позволяют реконструи­ровать представления общества о Великой Отечественной войне в различ­ные периоды. Не обойдены вниманием и историографические метаморфо­зы, сопряженные с активизацией исторической публицистики во 2-й пол. 1980-х гг. В качестве особенностей данного периода О.В. Дружба выделяет феномен «расколотого» сознания, политизацию исторического сознания. В работе Н.В. Елисеевой анализируются письма граждан в средства массовой информации, выделяются этапы переоценки исторического прошлого в общественном сознании (рубеж двух этапов — кон. 1989 г.)29.

Региональный аспект трансформаций массового исторического со­знания затрагивался в ряде диссертационных исследований и монографий. В диссертации А.К. Мамитова, по­свящённой развитию региональной многопартийности, большое внимание уделяется нефор­мальной обще­ственности как среде формирования демо­кратического движения на Дону30. С.В. Чуев31 рассматривает политическую культуру регио­нальных элит как неотъемлемый компонент политического процесса, отдельно останавли­ваясь на приёмах политической аги­тации, способах ведения предвыборных кампаний, среди которых значительное место зани­мала трансляция мифо­логизированных представлений. Автор касается процессов эмансипа­ции СМИ, явившихся существенным фактором «размыва­ния» идеологических структур в период «перестройки». Диссертационное исследование Е.Н. Шуяковой посвящено регио­нальному избирательному процессу с конца 1980-х гг. и содержит вывод о «наличии в Ро­стовской области значительной части общества, склонной к консерва­ции прежних устоев» 32.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.