авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 |

Социально-экономическая трансформация кустарных промыслов владимирской губернии во второй половине xix - начале xx столетий

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Ватутина Виктория Владимировна

Социально-экономическая трансформация кустарных

промыслов Владимирской губернии

во второй половине XIX - начале XX столетий

Специальность 07.00.02 – Отечественная история.

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Орел – 2010

Работа выполнена на кафедре истории и культурологи гуманитарного Московского государственного университета леса

ГОУ ВПО «Орловский государственный университет»

Научный руководитель: кандидат исторических наук, профессор

Егоров Владимир Георгиевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Рогалина Нина Львовна

кандидат исторических наук, доцент

Морова Ольга Викторовна

Ведущая организация: Московский государственный областной университет

Защита состоится « » марта 2010 года, в _____ часов _____ минут на заседании диссертационного совета Д.212.183.03 в ГОУ ВПО «Орловский государственный университет» по адресу: 302026, г. Орел, ул. Комсомольская, д. 95.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке

ГОУ ВПО «Орловский государственный университет»

Автореферат разослан « » февраля 2010 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент Кононова Т.И.

I. Общая характеристика работы.

Актуальность исследования.

Актуальность рассматриваемой проблемы, прежде всего, связана с ее малоизученностью. Слабое научное освещение истории мелкой промышленности не согласуется с современной востребованностью реанимации малых экономических форм, долженствующих составить большую часть реальной экономики нашей страны. Поэтому изучение исторического опыта функционирования крестьянской промышленности второй половины XIX в., когда она значительно дополняла только нарождающуюся российскую индустрию, трудно переоценить.

История мелкой кустарной промышленности является одним из слабо разработанных научных направлений. Авторы публикаций 80–90-х гг. XIX в. периода, на который пришелся всплеск интереса к этой теме, были далеки от академических целей. Некоторые из них (обычно представители народничества) пытались своими сочинениями противостоять складывавшемуся в общественном сознании представлению о рудиментарности и общественной бесперспективности кустарных промыслов. Другие практики хозяйственного строительства, как правило, исследовали сельскую крестьянскую промышленность с целью определения содержания экономической политики, направленной на предотвращение пауперизации кустарей.

В годы советской власти проблематика, связанная с кустарной промышленностью, после ее «успешной» коллективизации надолго ушла из ряда актуальных исследовательских проектов. И только в 80-е годы прошлого столетия в формате строгих идеологических границ вернулась в отечественную науку.



Пришедшее после неудач первого десятилетия «либеральных» реформ понимание бесперспективности некритического перенесения на отечественную почву экономических форм и моделей, выработанных на Западе, структур, ориентированных исключительно на индивидуальные интересы субъектов, форсированного насаждения хозяйственного курса, идущего вразрез с традициями и менталитетом народа, актуализировало теоретический и практический поиск «русского пути».

В исторических условиях второй половины XIX века искания приемлемых вариантов развития представителями наиболее передовой части интеллигенции привели к рождению, как полагали они, альтерна­тивы капитализму.

В нынешнем положении, когда общество оказалось без ясных целевых и ценностных ориентиров, вновь обозначились крайности в определении экономической политики, опыт переломных лет прошлого, традиционных форм хозяйства стал, безусловно, научно и политически значимым. Причем одинаково интересным представляются как его положительные, так и отрицательные стороны. Знание не только достижений, но и промахов предшествующих нова­торов, позволяет избежать отвлечения общественных сил на тупиковые направления их приложения.

Кроме того, глобальные изменения в мире, постепенно ведущие к
«ренессансу» человеческого фактора во всех сферах цивилизационного
устройства, в том числе и производстве, делают необходимым детальное
освоение опыта функционирования форм хозяйствования, наиболее
последовательно использующих этот скрытый потенциал. И хотя, на наш взгляд, ошибочно представлять безусловной перспективность исключительно мелкотоварные парадигмы развития человечества, имеющей свои
конкретные исторические пределы, в тоже время будущая значительная
роль видоизмененных и более совершенных малых экономических структур не подлежит сомнению.

Объект исследования составляют крестьянские промышленные промыслы Владимирской губернии второй половины XIX столетия.

Предметом исследования являются процессы трансформации кустарной промышленности Владимирской губернии во второй половине XIX в. под действием процессов товаризации, индустриализации и капитализации экономики страны, государственной политики, направленной на предотвращение пауперизации кустарей.

Хронологические рамки. За отправную хронологическую грань исследования принята крестьянская реформа 1861 года, существенно повлиявшая на весь уклад жизни селян, в том числе кустарей. Конечную грань изучаемого периода составляет рубеж XIX – начала XX столетий, после которого влияние многих факторов на кустарную промышленность приобрело новое качество.

Территориальные рамки диссертационного сочинения охватывают Владимирскую губернию в границах, установленных в 1881 году, и просуществовавших до 1917 года и включавших 13 уездов.

Цель исследования состоит в изучении процесса трансформации кустарных промыслов Владимирской губернии во второй половине XIX – начале XX веков, являвшейся показательной для нечерноземной полосы России, под действием условий, порождаемых либерализацией экономики страны во второй половине XIX – начале XX вв.

Достижение поставленной цели потребовало решения конкретных исследовательских задач:

– отражения факторов и условий, стимулирующих развитие промысловых занятий населения региона;

– формирования представления о дореформенном состоянии крестьянских промыслов: уровне товарности; социально-экономической организации;

– показа сдвигов, произошедших в кустарной промышленности Владимирской губернии в пореформенное время;

– определения общего содержания государственной политики и деятельности земств в области мелкой сельской промышленности;

– раскрытия направлений социальной мобильности кустарного производства к концу XIX – началу XX вв.

Степень изучения темы. Исторический обзор.

История промыслов и кустарного производства вообще и Владимирской губернии в частности до сих пор не стало предметом специального изучения в отечественной историографии, хотя отдельные ее черты в большей или меньшей степени рассматривались обществоведами и практиками хозяйственного строительства.

Первые шаги в изучении проблемы кустарного производства были предприняты в дореволюционный период. Он характеризовался появлением первых публикаций, раскрывающих значение и роль промыслов и кустарного производства в модернизации общественного хозяйства. Начало изучения проблемы было положено в 60-е годы XIX века работой А.Корсака, исследования мелкой промышленности Русским географическим и Вольно экономическим обществом, комиссией по исследованию кустарной промышленности в России1.

Предметом дискуссии середины девятнадцатого столетия, явился вопрос общественной целесообразности сохранения мелкой «народной» промышленности в условиях разворачивавшейся в стране индустриализации. «Новая форма промышленности (имеется в виду крупное фабричное производство, насаждаемое сверху)», – по мнению Корсака, – «была решительно противоположна всем народным привычкам и формам жизни»2. В своей книге «О формах промышленности вообще и о значении домашнего производства в Западной Европе и в России» исследователь дал сравнительный анализ условий и степени развития различных форм промышленности в России и в Западной Европе. При этом в центре внимания автора находилась домашняя промышленность, обнимающая все виды крестьянской промышленной деятельности. Корсак не скрывая своей симпатии к этому виду промышленности, называя его «весьма замечательной формой производства»3, разделял широко распространенные в его время представления о кардинальном отличии социально-экономического строя России и Западной Европы, «искусственном насаждении промышленности при Петре I»4, «безразличии между городом и селом»5. Вместе с тем, Корсак был далек от славянофильской идеализации российского экономического порядка. «Невыносимые» условия сбыта и снабжения кустарей по его мнению неизбежно вели к их зависимости от скупщиков, «низкому достоинству» крестьянских изделий и невозможности конкуренции домашней промышленности с фабричной. Главное достижение этого, для своего времени, глубокого исследования – признание неотвратимости и неизбежности модернизации кустарного производства. «Вообще, домашние формы производства в настоящее время у нас еще господствуют » – писан в заключение книги Корсак. – Причина того, с одной стороны, заключается только в преходящих условиях, свойственных каждому народу на определенной ступени его экономического развития »6.

Вопрос о роли и месте мелкого производства в хозяйственном строе России, вынужденной догонять страны раннее вставшие на путь капитализма являлся лейтмотивом неиссякаемой полемики в общественной мысли. Пореформенное время знает большое число апологетов кустарных промыслов.

Представителями таковых являлись народники, у которых идеализация мелкой деревенской промышленности на началах артельности была одной из форм выражения идеи крестьянского утопического социализма. Большей частью это были не революционные народники, а те, чья общественная активность протекала, главным образом, в сотрудничестве с народническими изданиями, вроде журнала «Дело», «Отечественные записки», и др., а также в работе статистических отделений при земских управах.

Одним из ярких представителей таковых являлся секретарь Владимирского Губернского Статистического комитета, редактор Владимирских Губернских ведомостей К.Н. Тихонравов. В своей работе «Материалы статистики, этнографии, истории и археологии Владимирской губернии он отмечал, что Владимирская губерния «имеет характер исключительно «промышленный».

Одним из основных вопросов, обсуждавшихся авторами земских изданий, был вопрос о том, что следует понимать под кустарной промышленностью.

Экономическую характеристику этого вида общественного хозяйства попытался дать известный экономист народник В. Воронцов. Характерными чертами его он считал работу на рынок, связь с землей и сезонность промысловых занятий. Анализируя все остальные виды промышленности, Воронцов отдавал предпочтение мелкому производству, считая его менее всего подверженным различного рода кризисам, и составляющим материальную основу социальной устойчивости крестьянских хозяйств7.

С 1887 года, с момента учреждения специальной комиссии, имеющей кустарную промышленность, объектом исследования положение дел начало меняться. Исходя из реальных возможностей, комиссия решила изучать не те промыслы и районы, которые важнее, а «предпринимать исследования там, где только найдутся для этого местные деятели». Особое место в кругу исследователей кустарной промышленности Владимирской губернии принадлежит трудам В.С. Пругавина, С.А. Харизоменова.

Земский статистик и экономист В.С. Пругавин был первым, кто, основываясь на результатах конкретных исследований неземледельческих промыслов, в 80-е гг. XIX в сделал вывод о том, что значительная масса мелких промышленников уже в это время была лишена какой-либо самостоятельности в отношении приобретения сырья и сбыта готовых изделий и работала на мастерков или фабрикантов. Отмечая трудности кустарной промышленности в России, B.C. Пругавин, тем не менее, видел возможность поддержать эту отрасль хозяйственной деятельности сельского населения через систему кредитов кустарям со стороны правительства или земских органов, устройство складов для сырья и реализации их продукции, обучение ремеслу крестьянских детей8





. Само существование крестьянской промышленности автор считал положительной чертой российской жизни, позволяющей селянам избежать пауперизации.

Одним из ярких представителей либерального направления, был другой известный земский статистик – экономист, порвавший с организацией «Черный передел» С.А Харизоменов. В отличие от народнических взглядов В.С. Пругавина, он полагал неизбежным повторение западноевропейского опыта расслоения мелкой крестьянской промышленности под действием наступающих капиталистических порядков. Не случайно взгляды Харизоменого на перспективы развития кустарного производства в России полностью совпадали со взглядами будущего основоположника российского марксизма, соратника по «Черному переделу» Г.В. Плеханова. В общих теоретических работах исследователя, посвященных проблемам мелкой сельской промышленности, содержится ряд существенных выводов о положении этой отрасли общественного хозяйства. «Анализ кустарной промышленности, – отмечал С.А. Харизоменов, – показал нам ошибочность того, что к России неприменимы законы западноевропейской жизни. Наиболее значительная часть кустарной промышленности организована в России в чистой форме домашней системы крупного производства.. Здесь производитель – наемный рабочий, получающий среднюю плату и обрабатывающий чужое сырье. Он владеет только дешевыми инструментами. Эти выводы дают основание утверждать, что теория своеобразного экономического развития России по каким-то ей одним присущим законам, преждевременна и неосновательна. Законы, выработанные западной экономической литературой, нашли свое полное выражение в организации русской промышленности»9

. По мнению ученого, домашняя форма крупного производства и мануфактура являлись желательным исходом для мелкой промышленности, охватывающей целые регионы страны.

С целью определения всех условий (экономических и социальных), под влиянием которых совершалась трансформация социально-экономического строя кустарей. С.А. Харизоменов посчитал необходимым обратиться к самым мелким хозяйственным единицам кустарной промышленности, для которых промышленные занятия являлись не только основной сферой деятельности, но и побочным занятием наряду с земледелием.

В отличие от исследования по программе, разработанной Министерством государственного имущества и земледелия, осуществляемого корреспондентами из числа приходских священников, учителей, санитарных врачей и т.д., подворные обследования промысловых хозяйств во Владимирской губернии, проводимые непосредственно С.А. Харизоменовым, значительно повышали уровень и достоверность научных данных. Все сведения С.А. Харизоменов добывал на местах при непосредственном опросе корреспондентов из числа селян-промышленников.

Немаловажный вклад в изучение мелкой сельской промышленности был сделан в конце XIX – начале ХХ вв. представителями марксистского направления общественной мысли.

Знакомясь с крестьянами, присматриваясь к ним, изучая интимные стороны их жизни и промыслов, исследователь намечал наиболее приемлемую методику реализации программы. При этом он учитывал, что цельное и детальное исследование промыслов в связи с различными сторонами народной жизни возможно лишь при условии организованного систематического изучения условий народной жизни изучаемой местности, тщательного анализа фактов и цифровых данных, основываясь на которые можно было бы судить о прошлом этой области, о том положении, в каком она находилась прежде. При отсутствии этих данных изучение не могло обнять предмета во всей полноте, и оно носило бы местами отрывочный дискретный характер.

Одна из главных задач состояла в том, чтобы определить все условия (экономические и общественные), под влиянием которых совершались важнейшие жизненные процессы кустарей. Для этого было признано необходимым обратиться к самым мелким хозяйственным единицам кустарной промышленности, для которых промышленное занятие являлось не только основной сферы деятельности, но и побочным занятием наряду с земледелием. Основными единицами при выяснении степени благосостояния крестьян в связи с кустарными промыслами были приняты отдельные хозяйства – крестьянские дворы.

Важное место в ряде ученых марксистов принадлежит Г.В. Плеханову. Плеханов первым начал научную полемику с народниками относительно исторической судьбы кустарных промыслов в эпоху становления индустриального общества.10

Самым ярким представителем отечественного марксизма был В.И. Ленин, занимавшийся вопросами развития капитализма и пытавшийся на основе анализа различных форм промышленности пореформенной России обосновать наличие необходимых условий для социальной революции в стране. В арсенал исследовательских задач В.И. Ленина входило определение направлений социальной дифференциации крестьянства и стадий развития капитализма в промышленности.11

Советский историографический период характеризовался ослаблением исследовательского интереса к проблеме модернизации кустарно-ремесленной промышленности на основе товарных отношений.

Немногие появившиеся в этот период работы, освещающие сюжеты, связанные с модернизацией мелкой промышленности, обязаны постановке в отечественной исторической науке проблемы преодоления многоукладности экономики при переходе к социализму. В контексте решения этой задачи ставились конкретные цели книги П.Г. Рындзюнского: восполнить имеющийся в советской историографии пробел в изучении степени капитализации крестьянских промыслов в пореформенной России12. Обоснованию ленинского тезиса о складывании материальной основы социализма на базе сельских центров фабричной промышленности служила работа Я.Е. Водарского13. Несколько очерков, посвященных проблемам развития мелкотоварного уклада в сфере промышленного производства, детализировали ранее достаточно изученные сюжеты на региональном материале14. На изучение процессов формирования рынка деревенской промышленности второй половины XVII в. была направлена работа Л.Л. Муравьевой, освоившей большой архивный материал15.

Ярким событием советского историографического периода стал выход книги Е.И. Заозерской16

. По данным автора, уже в конце XVI – начале XVII столетия в наиболее товарных отраслях кустарного производства наблюдались модернизационные процессы.



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.