авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

Советские военные вожди в официальной пропаганде и общественном мнении советской россии – ссср. 1918 – 1925 гг.

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Соколов Вадим Вячеславович

Советские военные вожди в официальной пропаганде

и общественном мнении Советской России СССР.

1918 1925 гг.

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Орел – 2010

Диссертация выполнена на кафедре истории России ГОУ ВПО «Орловский государственный университет»

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Минаков Сергей Тимофеевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Никонов Александр Васильевич

кандидат исторических наук

Голубев Александр Владимирович

Ведущая организация: Тульский государственный педагогический

университет

Защита состоится « »___________________ 2010 года в ________ на заседании Диссертационного совета Д. 212.183.03 в ГОУ ВПО «Орловский государственный университет» по адресу: 302026 г. Орел, ул. Комсомольская, 95

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке

ГОУ ВПО «Орловский государственный университет»

Автореферат разослан ___________________2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук,

доцент Т.И. Кононова

I.Общая характеристика работы.

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена общей тенденцией всесторонней демократизации всех сфер российской жизни, которая на первый план, в качестве определяющего фактора, выдвигает социокультурное, психологическое, мировоззренческое и ментальное самочувствие рядовых граждан. Их частные интересы в демократическом обществе по праву становятся главными и определяющими направление и уровень развитости современной культуры и цивилизации. В этом контексте любой, положительный и отрицательный, опыт обычной, повседневной жизни людей в прошлом представляет огромную ценность. На его основе можно проанализировать совокупный, комплексный предмет основных бытовых забот и беспокойств людей в прошлом, роль власти и событий «большой истории» в их повседневной жизни, но именно сквозь призму общественного осознания социокультурного бытия. В этом отношении особо интересен и наибольшую важность представляет сравнительно недавний отечественный опыт. Поэтому предлагаемое диссертационное исследование направлено на актуализацию отечественного повседневного социокультурного опыта периода «мировой революции», что, на наш взгляд, будет способствовать более успешному решению проблем существования и повседневной жизни гражданина современной России.

Объектом настоящего диссертационного исследования является общественное сознание в эпоху «революции», конкретным предметом исследования – явление военного «вождизма» в общественном сознании и официальной пропаганде Советской России-СССР в контексте «культа вождей» в период, получивший название «мировой революции».



Хронологические рамки диссертации – 1918 – 1925 гг. – обусловлены особыми обстоятельствами периода так называемой «мировой революции». Это то время в истории нашей страны, когда доминирующим фактором, объединявшим и разделявшим жителей России, оказывалась идея «мировой социальной революции». Поэтому нижней хронологической границей оказывается начало Русской революции, а верхней – крушение надежд на «мировую социальную революцию» в Западной Европе, прежде всего в Германии. Именно после этого начинает меняться государственная официальная идеологическая конструкция, в новой концепции которой все более четко начинает высвечиваться идея «социализма в одной стране», постепенно вытеснявшая на второй план идею «мировой социальной революции». Этот процесс эволюции общественного сознания сопровождался и сменой «знаковых» властных персон, что в значительной мере было обусловлено политической, а вскоре и физической смертью одного из главных «культовых вождей» указанной эпохи – В.И. Ленина.

Историография. В определенном смысле проблема «вождизма» рассматривалась уже Т. Карлейлем в его классическом произведении «Герои, почитание героев и героическое в истории»1. Сквозной линией проходит определенный аспект этой проблемы почти во всех произведениях Ф. Ницше2, в частности в его «Воле к власти»3, достигая своего апофеоза на уровне развернутой религиозно-философской притчи в его «Так говорил Заратустра»4 в своеобразном «учении о Сверхчеловеке», претендующем на подлинное «вероучение». Некоторые аспекты «вождизма» затрагивает в своем философско-политическом творчестве Ю. Эвола5.

Если обратиться к более конкретному проявлению данного вопроса, то следует заметить, что проблематика «вождизма» как многогранного, но весьма органичного явления, сочетающего в себе идеологические, политические, мировоззренческие, ментально-психологические аспекты, до настоящего времени исследовалась преимущественно в сфере социологических, социально-психологических, историко-писхологических, в общей постановке – в философских работах. Прежде всего, это классические работы С. Московичи6, Г. Лебона7, Г. Тарда8, Ж. Блонделя9, Ж. Ле Гоффа10. По-своему, в оригинальной постановке данная проблема анализировалась Ш. де Голлем11, а также в контексте романов Ф.М. Достоевского12 и философских работах Н.А. Бердяева13.

Почти в то же время, что и Карлейль и ранее Ницше, но по существу, именно к тому аспекту, который рассматривается в настоящем исследовании, обратился Ф.М. Достоевский в своих романах «Братья Карамазовы» и «Бесы». Мы считаем, что он одним из первых небезуспешно попытался проникнуть в глубины проблемы «власть и толпа», «вождь и масса». Вслед за ним близко подошел к этой проблематике, но прикасаясь к ней скорее на философско-культурном уровне, Н.А. Бердяев в своем «Новом Средневековье». В известной же другой своей работе «Истоки и смысл русского коммунизма» он рассматривал некоторые из интересующих нас вопросов на конкретно-историческом материале, правда, обращая внимание преимущественно на идеологическую и социокультурную стороны проблемы.

С. Московичи, Г. Лебон, Г. Тард акцентировали свое внимание на исследовании взаимоотношений, в основном на психологическом и подсознательном уровнях, между «толпой», массой и ее «вождями», политическими по преимуществу, смыкаясь или отталкиваясь от психоаналитических подходов Э. Фромма и Г. Эриксона14. Специальному социологическому анализу Русскую революцию в контексте проблемы революции как феномена вообще подверг П.А. Сорокин15. Он же впервые конкретизировал внимание на такой частной для него проблеме «революции» как вопрос о «революционных вождях». Ж. Ле Гофф обратил внимание на один из историко-психологических и ментально-мировоззренческих аспектов мировосприятия человека – воображение и особую, автономную сферу интеллектуальной жизни, им создаваемой.

Проблематика «вождизма» в той или иной мере анализировалась на биографическом и психобиографическом материале многочисленных исследований, в частности: работы Г. Эриксона о Лютере, С. Цвейга о Кальвине, Ф. Кирхейзена, А. Кастело, Е.В. Тарле, А.З. Манфреда, Тюлара о Наполеоне Бонапарте, Л. Фишера о Ленине, Д.А. Волкогонова о Троцком, Р. Такера, Д.А. Волкогонова, Э. Фромма о Сталине, В. Мазера, М. Коха-Хиллебрехта, Я. Кершоу, Э. Фромма о Гитлере и др.16 Таким образом, определенные наработки по отдельным аспектам исследуемой проблемы имеются, но, главным образом, в методологическом плане.

В плане же конкретно-исторических изысканий в отечественной историографии работ, специально исследовавших эту проблему, пожалуй, пока нет.

Специальные исследования в такой постановке темы практически отсутствуют, хотя интерес к социокультурным аспектам советской истории, быту и повседневной жизни граждан Советской России в 20 – 30-е гг., их представлений об обществе и власти этой эпохи начинают появляться в конце 60-х гг. в советской историографии. Одно из самых ранних отечественных исследований такого рода это, пожалуй, фундаментальное исследование Л.М. Спирина «Классы и партии в гражданской войне в России17. Автор, известный историк советского времени, насколько это было возможно в те годы, попытался, и не безуспешно, проанализировать место и роль в гражданской войне разнообразных классов, социальных групп, слоев, политических партий, социальных и социально-политических организаций. Он исследовал динамику межсоциальных и межполитических взаимоотношений, борьбы. В этом же аспекте была поставлена проблема и в статье В.Н. Бровкина «Россия в гражданской войне: власть и общественные силы»18, вышедшей позже книги Л.М. Спирина. Конечно, В.Н. Бровкин ставит проблемы в несколько ином ракурсе и выделяет для исследования в качестве основных далеко не всегда те же вопросы, что и Л.М. Спирин. В этом же, новом направлении проведено и исследование Гражданской войны А.А. Искендеровым19. В новейшее время этой проблемы «власть и общество», «власть и масса», психологии масс в русской революции касался в контексте своей интереснейшей монографии В.П. Булдаков20. Имеется целый ряд работ, вплотную примыкающих к постановке проблемы, способам ее исследования, хотя хронологически они подчас относятся к более поздним периодам. Это, прежде всего, исследования А.В. Голубева21, а также работа И.В. Павловой «Власть и общество в СССР в 1930-е годы»22.

Весьма полезным для реализации целей, поставленных в настоящей диссертации, было обращение к монографиям С.Т. Минакова о советской военной элите 20-х годов23 и Р.М. Абинякина о социальном составе и мировоззрении офицеров Добровольческой армии24. Роль Красной Армии в политических процессах в Советской России и СССР до настоящего времени подверглась исследованию лишь в монографиях и статьях С.Т. Минакова25. Правда, указанный автор акцентировал свой интерес на событиях, так или иначе обусловленных «делом Тухачевского», его «вспышками» в 1923-1924 гг., в 1930-1931 гг. и в 1936-1937 гг. Этот аспект его привлекает, главным образом, в плане формирования «наполеоновской легенды» Тухачевского и преимущественно в белом зарубежье. Поэтому аспекты общественного сознания, политических представлений и «мифов» о «вождях Красной Армии» в указанный период времени в монографиях и статьях С.Т. Минакова затрагивались периферийно. Сфера общественного сознания, источников формирования политических представлений о месте и роли «вождей» Красной Армии в 1918-1925 гг. не была предметом отдельного и самостоятельного изучения. Для настоящего исследования указанные монографии важны, прежде всего, с методологической точки зрения. Именно в этих работах напрямую ставятся и исследуются вопросы социокультурного, ментального, мировоззренческого характера. Однако следует заметить, что все названные и охарактеризованные выше исследования не рассматривают проблему «вождизма» как таковую в плане исторического, историко-политического, историко-культурного, историко-психологического феномена, самостоятельно участвующего в историческом процессе вообще и, в частности, в России на исторически-конкретном отрезке времени 1918 – 1925 гг.

В процессе диссертационного исследования также были использованы работы по общим вопросам истории России в рассматриваемый период, в частности, по истории Гражданской войны. Это ставшие уже классическими фундаментальные исследования истории гражданской войны в России Н.Е. Какурина «Как сражалась революция»26, впервые изданная в 1925 г., а также его исследование в соавторстве с В.А. Меликовым по истории советско-польской войны 1920 г27. Это не менее классический, не утративший своей ценности и ныне совместный труд Н.Е. Какурина и И.И. Вацетиса «Гражданская война 1918-1921 гг.»28, изданный впервые в 1930 г. Это многотомная «История гражданской войны в СССР»29 и вышедший в 80-е годы двухтомный труд коллектива авторов «Гражданская война в СССР»30. Это и исследование гражданской войны в России «с другой стороны» А.И. Деникина31, а также взгляд на Красную армию 20-х гг. с точки зрения особых отделов в книге А.А. Здановича32. К исследованию привлекалось также ставшее классическим исследование А.Г. Кавтарадзе о военных специалистах в Красной Армии в годы Гражданской войны33 и некоторые его статьи последних лет, посвященные частным аспектам этой темы34, работы других авторов35. Использовались также наработки авторов, чьи исследования были посвящены биографиям советских военачальников той поры, их судьбам – С.М. Буденного, А.А. Брусилова, М.Н. Тухачевского, М.В. Фрунзе и др.36





Таким образом, повседневно-бытовая действительность изучаемой эпохи, на фоне которой зарождался и развивался «советский вождизм» и практика «культа личностей», уже имеет определенные научно-исторические наработки, материалы и результаты которых использовались при разработке темы диссертации37.

С учетом выше изложенного нами была поставлена следующая цель диссертационного исследования – выяснение предпосылок, причин и обстоятельств формирования «культа военных вождей» и его эволюции в контексте проблемы политического «вождизма» в Советской России 1917 – 1925 гг. Для достижения указанной цели нами были поставлены и решены следующие основные научные задачи исследования:

- изучить социально-политические обстоятельства, в которых возникает советский «вождизм»: целенаправленно в официальной пропаганде и спонтанно в общественном мнении;

- исследовать роль «монументальной пропаганды» в возникновении и развитии «советского вождизма»;

- установить персональный состав и рейтинг советских партийно-государственных «вождей» в общественном мнении Советской России 1918 – 1923 гг.;

- выявить и проанализировать отношение советских граждан к советской власти и ее «вождям»;

- установить «знаковые» и «культовые» фигуры «военных вождей» в контексте советского «вождизма»;

- исследовать происхождение и зарождение «культа Тухачевского», социальные, персональные и официальные источники и факторы этого процесса, его эволюцию;

- проанализировать инфраструктуру формирования номенклатуры советских военных вождей в 1924 – 1925 гг. и начало официальной канонизации Фрунзе.

Источники. Для достижения поставленной научной цели и решения всех указанных выше задач исследования привлекались разнообразные источники. Их можно разделить на несколько групп. Прежде всего, это документы из четырех архивов в составе 19 фондов: Государственного Архива Российской Федерации (ГАРФ), фонд 5853. Оп. 1. Д. 1-24; Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА), фонды 291, 409, 2576, 2577, 2583, 2584, 2740 (в основном «послужные списки» и «списки по старшинству чинов» офицеров «старой гвардии» и армии за 1913 – 1917 гг., содержащие информацию об офицерах, оказавшихся в эмиграции в числе ценных информаторов о советских военных вождях из бывших кадровых офицеров), Российского государственного военного архива (РГВА), фонды 4, 7, 104, 185, 245, 25899, 33987, 37976, в которых содержится информация о персональном составе высшего руководства Красной Армии (ф. 4, 33987) и Штаба РККА (ф. 7), а также высшего комсостава Западного фронта (ф. 104) и Вооруженных сил Украины и Крыма (ф. 25899). Сюда же относится «Коллекция послужных списков», а также некоторые материалы из эпохи Гражданской войны (ф. 245). Привлекались материалы и Государственного архива Орловской области (ГАОО), фонды 68, 580, 672. Документы из указанных фондов в основном касаются дворянства Орловской губернии, к которому принадлежали некоторые выдающиеся советские военные деятели.

Весьма информативными для раскрытия темы являются материалы «Дневника генерала А.А. фон Лампе», хранящегося в ГАРФе. По своему содержанию это не только собственно дневниковые записи, но и связанные с ними разнообразные прилагаемые к нему документы – письма, записки, официальные информационные справки, вырезки из газет, фотоснимки и пр. Хронологически «дневник» охватывает период с 1919 по 1967 гг. «Дневник» самим автором был поделен на «книги». При работе над диссертацией использовались сведения из 15 книг (с 30-й (35-й) по 44-ю (49-ю)), включенные в архивные дела с 2-го по 24-е, общей сложностью свыше 8 тысяч листов, охватывающие период с 1919 по 1925 гг. Двойная нумерация книг, которую им дал сам автор дневника, обусловлена тем, что первые несколько книг «дневника», в которых содержались записи до 1919 г., были утеряны в годы гражданской войны.

К указанным архивным материалам примыкает по своему содержанию (прохождение службы) «Список лиц с высшим общим военным образованием», опубликованный Штабом РККА в марте 1923 г. для специального внутриведомственного пользования38. Следует также отметить и использование опубликованных материалов из фондов РГВА в двухтомном сборнике документов и материалов «Реформа в Красной Армии» в 1923 – 1928 гг.39, а также документы по истории Красной Армии того же периода из Архива Президента Российской Федерации40. В этих сборниках впервые публикуются многие, ранее засекреченные документы, ценные для диссертационного исследования.

По частным вопросам, касавшимся прохождения службы в рядах Красной Армии видными советскими военачальниками из бывших офицеров Гражданской войны, использовались архивные документы и материалы, опубликованные в пятитомном издании директив Главного командования и командования фронтов Красной Армии за 1918-1922 гг.41 Некоторые сведения, касающиеся формирования «культовых» фигур из советской военной элиты извлечены из сборников документов по Кронштадтскому восстанию42, крестьянскому восстанию в Тамбовской губернии («Антоновщины»)43, а также из материалов заседаний Политбюро ЦК РКП (б) за 1919 – 1924 гг.44, других материалов ЦК РКП (б)45 и стенограмм заседаний Военного Совета при Наркоме обороны СССР46.

В особую группу источников целесообразно выделить ранее засекреченные материалы из архива ФСБ, опубликованные в сборнике документов «Лубянка. Сталин и ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД. Январь 1922 – декабрь 1936»47, а также в сборнике документов, освещающих деятельность Ф.Э. Дзержинского как руководителя ВЧК-ОГПУ48. В этих материалах содержаться определенные сведения, весьма способствующие раскрытию темы диссертации. К указанным выше непосредственно примыкает также ранее строго засекреченный, весьма интересный материал по общественному сознанию Советской России-СССР за 1922-1934 гг. Он представлен в многотомном издании из архива ФСБ49. Это почти ежедневные «Спецполитсводки» и ежемесячные сводные «Обзоры» сотрудников ГПУ и ОГПУ о настроениях советского населения, реакции советских граждан на обстановку в стране, на важнейшие события ее внутренней и внешней политики. К исследованию привлечены материалы за 1922-1924 гг. и, главным образом, для выявления реакции советских граждан на так называемую «военную тревогу» и «болезнь Ленина». При рассмотрении указанных вопросов о «военной тревоге» 1922 и 1923 гг. привлекались также архивные документы, опубликованные в сборнике «Пограничные войска СССР 1918-1928»50.

Для исследования начального периода становления официальной советской агитационно-пропагандистской работы, в частности, «монументальной пропаганды», привлекались материалы официальных документов Советской власти, декреты, постановления и пр.51



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.