авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Торговый фактор в системе политико-экономического развития северного кавказа в xviii –первой половине xix века

-- [ Страница 3 ] --

Во втором параграфе «Борьба за Северный Кавказ в 80-х гг. XVIII - первой пол. XIX века» ведется речь о продолжении борьбы за Черноморско-Каспийский геостратегический район между Россией, Персией и Оттоманской Портой, в которую под разными предлогами вмешивались европейские державы – прежде всего – Англия и Франция, которые, соперничая между собой за обладание ближневосточными торговыми путями и рынками, увидели в продвижении России на Северный Кавказ и в Закавказье угрозу своим интересам. Доминирование России на Кавказе обеспечивало ей возможность быстро продвигать русские товары на рынки Средней Азии, в Персию, Турцию, Афганистан и, что более всего расстраивало англичан, приблизиться к самым границам Индии. В данных условиях прочное водворение России на всем Кавказе играло важную роль, как для торговой войны с Англией, как, впрочем, и для овладения восточными рынками в целом. Однако ни Порта, ни Персия не собирались оставлять попыток вернуть себе Кавказ, и изо всех сил старались мешать укреплению позиций России в данном регионе.

Многочисленные агитаторы и эмиссары противников российского владычества на Кавказе под видом купцов, дервишей, паломников со святых мест и иных распространяли в горской среде фетвы мусульманских авторитетов и фирманы султанов и шахов, играя на страхах и сомнениях кавказских горцев, призывая к исламской солидарности, толкали их на войну против неверных. Усилия этих деятелей имели малый успех и не привели к массовому и всеобщему восстанию против России, которая, отстаивая и продвигая свои цели в Кавказском крае, сумела увлечь привлекательными имперскими, по своей сущности и престижу, культуно-цивилизационными перспективами, предложенными кавказским этническим обществам. Кроме того, победы русского оружия в войнах с турками и персами оказались более весомыми аргументами в глазах горцев.

Следует обратить внимание на то, что в основе многих спорных вопросов, которые ставились участниками борьбы за Кавказ лежали не только политические споры о праве на доминирование, сколько вопросы экономического свойства, когда военно-политическое господство обеспечивало экономические преимущества.

После побед в войнах конца XVIII века и в четырех войнах с начала века XIX (1804-1813 гг., 1806-1812 гг., 1826-1828 гг., 1828-1829 гг.), Российская империя добилась международного юридического подтверждения на свое право господствовать на Кавказе.

В продолжение 30-50-х гг. XIX в. российская администрация стремилась к замирению северокавказской имперской окраины, использовала для этого всю палитру военно-силовых и мирных, культурно-хозяйственных способов, которыми располагала.

С середины 40-х по начало 50-х гг. наиболее преуспел в этом деле наместник Кавказа князь М.С. Воронцов. Своей старательной рачительностью и продуманными средствами он заложил крепкие основания для того, чтобы Россия твердо стояла в Кавказском крае, не позволяя злопыхателям её каким-либо образом поколебать её право доминировать и определять вектор цивилизационного и политического развития территории, простиравшейся между Черным и Каспийским морями.



Вторая глава «Торговля в жизни народов Северного Кавказа и её влияние на ситуацию в регионе» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Роль торговли в хозяйственном укладе населения Северного Кавказа» идет речь о традиционной хозяйственной жизни северокавказских горцев, имевшей некоторые особенности в связи с районированием и зональностью, а также выявляется роль, которую играла торговля в системе такого хозяйствования.

Географический фактор не мог не наложить отпечаток на специфику хозяйственной деятельности местных народов. Она, как правило, имела комплексный характер, но при этом превалировали те или иные направления. Для равнинных народов было больше условий заниматься торговой деятельностью, они легче шли на контакты со своими соседями. Однако в товарообмене (хотя и в разной степени) участвовали все общества Северного Кавказа, предлагая разные продукты своего хозяйства.

Господство общинной собственности и нату­рального хозяйства, удовлетворявшего лишь собственные потребности, обусловливало крайне слабое развитие внутренней торговли горских об­ществ, что, в свою очередь, определяло отсутствие собственной денежной системы и существование лишь меновой формы обмена, при котором эк­вивалентом выступали либо скот, либо некоторые виды продукции до­машних промыслов или ремесел. Внешний рынок был более развит, при­чем в основном за счет активной работорговли, то есть формы обмена, державшейся не на производстве, а на разбое, насильственном присвоении чужой рабочей силы. Этим видом торга занимались преимущественно представители горской феодальной верхушки.

Близость черноморских портов позволяла населению Северо-Западного Кавказа достаточно активно налаживать торговые контакты с Оттоманской Портой. Существовал и ответный интерес. В период господства турок всячески поощрялся торг рабами. Естественно, что, как и любой «товар», цена на пленников зависела от рыночной конъюнктуры, но спрос на них не прекращался никогда.

С появлением России как лидирующей политической силы в регионе, у адыгов появилась возможность выбирать направление своих коммерческих интересов. Русские могли предлагать товары, которые не всегда можно было найти у турков. Они охотно приобретали привозимые горцами вещи и рассчитывались за это столь необходимой в хозяйстве солью. Однако российская администрация часто подчиняла торговый интерес политической целесообразности, что значительно снижало возможности экономического взаимодействия, порождало контрабанду. Кроме того, российские власти запретили работорговлю и всячески пресекали практику набегов, как основного источника рабства.

Главными посредниками в торговых операциях в регионе оставались армяне, которые специализировались на такой деятельности, хотя торговля в местных условиях была весьма трудным и опасным занятием.

Горцы Северо-Восточного Кавказа имели тесные торговые связи с Грузией и Персией. В самом Дагестане ряд населенных пунктов, таких как Тарки, Эндери, Дербент, Кизляр, являлись важными центрами международной торговли, т.к. через них проходил участок волжско-каспийского торгового пути. До закрепления России на Северо-Восточном Кавказе Дербент оставался крупнейшим региональным рынком рабов. В дальнейшем ситуация на местных рынках поменялась. Ушли в прошлое скупка и продажа товаров, взятых во время грабительских набегов, прекратился торг людьми, но торговая активность в городе не уменьшилась.

В то же время преувеличивать торговую активность местного населения было бы неверным. При наличии полунатурального типа хозяйства, слаборазвитых товарно-денежных отношениях, бездорожья у горцев не сложился купеческий слой, который профессионально занимался бы таким видом деятельности. Как правило, торговля находилась в руках армян и евреев, которые перемещались с мелочным товаром по селениям в поисках покупателей, где базары не собирались, ходили по дворам, предлагали свои товары в обмен на нужные им.

Армянские купцы, занимаясь региональной и международной торговлей, вносили важный позитивный вклад в укрепление торгово-экономических связей, сближавших народы, способствовали созданию общего северокавказского рынка. Их успешной торговле способствовало то, что армяне прочно адаптировались к местным условиям, неплохо понимали менталитет народов Северного Кавказа. Они имели покровителей-кунаков в тех землях, где им приходилось заниматься торговлей, а главное овладели языками тех племен, куда направлялись со своим товаром.

В дальнейшем армянские купцы достаточно органично влились в состав общеимперской торгово-промышленной буржуазии и своим примером увлекали тех северокавказских предпринимателей, которые предпочитали коммерческий успех и благополучие, войне и разорению.

Во втором параграфе «Крымско-турецкий и персидский фактор в торговле народов Северного Кавказа» посвящен специфике и особенностям, которые привносили в торгово-экономическую сферу азиатские соседи кавказских народов и которые неизбежно находили отражение в специфике повседневной традиционной жизнедеятельности северокавказских горцев. Торговля являлась важной составляющей в политическом курсе, проводимом Османской империей, Крымским ханством и Персией на Кавказе. С ее помощью не только получали прибыль, но еще и оказывали политическое и культурное воздействие на население региона.

Турции долго удавалось сохранять свое хозяйственно-экономическое доминирование на Северо-Западном Кавказе благодаря целому ряду благоприятных факторов. Турки возвели на Черноморском побережье Кавказа свои крепости ставшие опорой их военно-политического и хозяйственного влияния. Среди влиятельных центров были Темрюк, Тамань, Кызылташ, через которые шла транзитная торговля. Турки обустраивали коммуникации и обеспечивали их безопасность, что благоприятно сказывалось на торговой активности. Благодаря военно-политическому доминированию турки обеспечили себе и торговую монополию в регионе.

Свои торговые интересы имели на Северо-Западном Кавказе и крымцы. Будучи формально вассалами султана, они в значительной степени сохраняли свою независимость, в том числе и в экономической сфере. Предлагаемый крымцами товар большим разнообразием отличаться не мог, т.к. большинство из них занималось кочевым скотоводством, а земледельческие и ремесленные занятия приживались с большим трудом. Это, впрочем, не означало, что иных товаров крымские татары предложить не могли. Они продавали кабардинцам изделия из кожи, женские украшения, оружие и посуду, а сами приобретали лошадей и продукты скотоводства. В Бахчисарае было около ста мастерских, выпускавших ножи, многие из которых в дальнейшем реализовывались на Кавказе.

Существенным стимулом в хозяйственном освоении региона для турок и крымцев было наличие здесь полезных ископаемых: железной руды, золота и серебра. Впрочем, реальных возможностей освоить их добычу ни у тех, ни у других не было. Эта проблема имела не только технический характер. Политика Крыма часто провоцировала военно-политическую нестабильность на Кавказе. Крымская феодальная верхушка занималась грабежами и вымогательством, не оглядываясь на то, считались их жертвы подданными турецкого султана, или не были ими. Иногда турецкая власть наказывала наиболее зарвавшихся ханов, но ситуация от этого менялась мало. Значительная часть доходов шла у них от военной добычи, и отказываться от нее татарские ханы не желали.

Портой сдерживалось развитие товарно-денежных отношений в регионе, искусственно сужался внутренний рынок Крыма, а внешняя торговля, сосредоточенная в нескольких пунктах османского присутствия, будучи обременена различными ограничениями фискального порядка, носила по сути дела неэквивалентный характер. Господство натурального хозяйства и низкий уровень производительных сил Крыма, в свою очередь, формировал однобокую специализацию рынков Северо-Восточного Причерноморья на торговлю сырьем, живым товаром и иной добычей, часто сводя экономическую деятельность к сопутствующему решению политических задач.

Наличие спроса на рабов провоцировало конфликтную ситуацию в регионе, мешало реализации других видов экономической деятельности. Примечательно, что от размаха «хищничества» страдали и сами турки. Нередко их торговцы даже не сходили на берег, опасаясь подвергнуться грабежу и пленению.

В период вооруженного противоборства с Российской империей, турки понесли серьезные экономические утраты. Их кавказские торговые центры не раз оказывались под ударом российских войск, нарушились привычные торговые маршруты. Кавказские владения Порты стали соприкасаться с рубежами России, и появился выбор, либо осваивать для себя новые рынки, либо продолжать противостояние, но уже методом блокады. Османская сторона предпочла выбрать второй путь. Турция постепенно теряла искусственные преимущества, которые ранее ей давало политическое доминирование в регионе.





Интерес к торговле с Ираном подрывался отсутствием гарантий безопасности жизни и имущества купцов, которые отваживались торговать с персами. Нередким было мздоимство со стороны местных чиновников, а то и откровенный грабеж на большой дороге. Экономическая слабость Персии повлекла за собой и политическую немощь. Если турки некоторое время компенсировали слабость своей экономики с помощью торговой монополии и препятствовали конкурентам проникать на территории, которые считали сферой своих интересов, то у Персии подобного выхода не было. В целом, Северо-Восточный Кавказ рассматривался персами, как транзитная территория для их купцов, предпочитавших реализовывать свою продукцию в более отдаленных местах, где цена и потребность в ней была существенно больше.

В третьем параграфе «Торговля в политике России в северокавказском регионе» речь идет об усилиях Российского государства, которое использовало торговый фактор в качестве важного политического и экономического инструмента для органичного включения Северного Кавказа в состав империи. Поставив перед собой эту цель, российская власть сконцентрировала свои усилия на привлечение местного населения на свою сторону. Торговля в этом процессе играла весьма значительную роль.

Уже к началу XVIII столетия торговые связи между российским государством и народами Северного Кавказа приобрели регулярный характер. Организуя торговлю с Востоком и народами Северного Кавказа, российское государство активно привлекало к этому армянских купцов. Пользуясь конфессиональной близостью, русские власти начинают позиционировать себя как сила, которая лучше других способна отстаивать интересы своих единоверцев, в том числе и в торговом бизнесе. Через армян оно получало налаженные каналы сбыта своей продукции и могло приобретать необходимое сырье для своей промышленности.

Торговыми центрами в силу местных обстоятельств становились первоначально крепости, при которых со временем вырастали города, как например, город Кизляр, вскоре ставший «русской столицей» Кавказа. Он был расположен на древней торговой магистрали, которая соединяла страны Востока с Европой. Здесь было сконцентрировано купечество, которое специализировалось на восточной торговле. Кизляр сразу приобрел многонародные черты, явив пример того, как империя создает условия для совместного проживания самых разных этносов. Для приезжих негоциантов выстроили караван-сараи. В городе начали действовать три крупных рынка, условно обозначаемые как армянский, русский и татарский.

Русские товары не имели серьезной конкуренции со стороны иноземцев, т.к. их ассортимент был необычайно популярен среди горцев Северо-Восточного Кавказа. Взаимный экономический интерес, в свою очередь, стимулировал пророссийские настроения среди туземного населения, обеспечивал их политическую лояльность.

Можно утверждать, что политическая целесообразность, а не экономический расчет доминировали в русско-горской торговле. Вопреки экономической выгоде вводились таможенные льготы, упразднялись пошлины для тех северокавказских торговцев, которые стремились побывать на рынках русских городов. В то же время запретительными мерами, по отношению к нелояльным владельцам, которые занимали антироссийскую позицию, их лишали такой возможности.

Важно было то, что горцы не только приобретали российские товары и реализовывали собственную продукцию, но и привыкали к тем выгодам, которые давала мирная жизнь и возможность заниматься коммерцией. Формировался экономический симбиоз и в своей системе жизнеобеспечения народы начинали зависеть друг от друга. По мере расширения российского культурного воздействия на автохтонное население менялись и их взгляды на торговое предпринимательство. В нем начинали участвовать даже представители княжеской верхушки, которые заводили собственный транспорт для перевозки товара и являлись крупными, по местным меркам, предпринимателями.

К середине XIX столетия в торговле начинали видеть уже не столько средство решения политических проблем, связанных с умиротворением региона, сколько важную составную экономической жизни многонародного северокавказского сообщества.

В заключение диссертации обобщены итоги проведенного исследования и сделаны выводы:



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.