авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 |

Модернизация кустарных промыслов нечерноземья во второй половине xix в. (на материалах московской губернии)

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Палеолог Максим Владимирович

МОДЕРНИЗАЦИЯ КУСТАРНЫХ ПРОМЫСЛОВ НЕЧЕРНОЗЕМЬЯ
ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В.

(На материалах Московской губернии)

Специальность 07.00.02. – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва

2011

Диссертация выполнена на кафедре истории и культурологии Московского государственного университета леса

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Егоров Владимир Георгиевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Проскурякова Наталия Ардальоновна

кандидат исторических наук, доцент

Зозуля Ольга Александровна

Ведущая организация: Московский государственный

областной университет

Защита состоится «____»_____________2011 года в 10 часов на заседании диссертационного совета Д. 212. 183. 03 в ГОУ ВПО «Орловский государственный университет» по адресу: 302026, г. Орёл, ул. Комсомольская, д. 95

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Орловский государственный университет»

Автореферат разослан «___» мая 2011 г.

Учёный секретарь

диссертационного Совета,

кандидат исторических наук,

доцент Т.И. Кононова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Деструктивные последствия глобального финансового кризиса обнажили изъяны постсоветского развития России. Помимо прочих негативных «уроков», стала очевидным невозможность построения модели экономического устройства без учета национальных традиций и особенностей в выборе хозяйственных инструментов и экономической организации. Осознание необходимости прочного фундамента национальных традиций в построении современного здания общественного хозяйства породило в обществе всплеск интереса к опыту функционирования экономических реалий, рожденных потребностями «народной экономики»1.

В этой связи изучение опыта развития традиционных форм организации промышленного производства в период формирования общероссийского рынка представляет особый интерес.

Актуальность исследования истории кустарной промышленности в условиях индустриализации и капитализации страны второй половины XIX в. обусловлена, кроме того, постановкой другой современной проблемы – нравственного содержания хозяйственного строительства.

В речи на XIII Всемирном Русском народном Соборе 22–23 мая 2009 г. Патриарх Русской православной Церкви Кирилл сделал акцент на том, что последствия постсоветских экономических преобразований имели не всегда положительные последствия. Вместе с безусловными преимуществами либерализации революционная трансформация экономики принесла много негатива и, прежде всего, безнравственность многих принципов предпринимательской деятельности. В своем обращении к делегатам Собора Патриарх обозначил в качестве насущной задачи общественного развития – придание современному экономическому строительству нравственного содержания2.



Мировой опыт развития хозяйства показывает, что нравственное содержание сохраняют, прежде всего, экономические формы, опирающиеся на национальные традиции. Так, экономическое «японское чудо» во многом состоялось благодаря сохранению в общественном хозяйстве традиций, идущих из глубины веков.

Отдавая должное революционизирующей роли капитализма (что не адекватно признанию его социальной ценности), было бы неверным связывать модернизацию исключительно с насильственным сломом устоев традиционного общества и капиталистической индустриализацией, ведущей к переустройству аграрного сектора экономики, нарушению эволюционного движения человечества. Исторический опыт Японии служит тому наглядным подтверждением. Как отмечает Т.П. Матрусова, каждый качественный скачок в достижении новой ступени развития достигался в Японии не за счет отрицания предыдущей (как это было на Западе), а на основе обновления традиций. Рост городской промышленности в конце XIX – начале XX вв. происходил «на фоне сохранения традиций крестьянской семьи – иэ»3.

Наш великий соотечественник Н.В. Гоголь писал: «Общество не приведут в лучшее состояние ни беспорядки, ни пылкие головы… Общество образуется само собою, общество слагается из единиц. Надобно, чтобы каждая единица исполнила должность свою. Нужно вспомнить человеку, что он вовсе не материальная скотина, но высокий гражданин высокого небесного гражданства. Покуда он хоть сколько-нибудь не будет жить жизнью небесного гражданина, до тех пор не придет в порядок и земное гражданство»4.

Таким образом, опыт отечественной кустарной промышленности, тесно связанной со всеми институтами традиционного общества: семьей, общиной и т. д., помимо прагматического значения имеет значение в плане поиска путей нравственного оздоровления российского общества.

Советский опыт этатизации и абсолютного обобществления экономики привел к складыванию неверного представления о рудиментарности малых экономических форм. Выступая на VIII съезде РКП(б), один из видных деятелей большевистской правящей элиты М.П. Томский прямо заявлял: «Для нас ясно, что кустарное производство есть пережиток старины, пережиток вредный…»5

Крен в сторону гигантомании, забвение форм организации экономики, основанных на индивидуальной, коллективной собственности мелких промышленников, привело к обеднению хозяйственного ландшафта страны, к засилью товаров массового спроса, неадекватных актуализации личных, духовных, художественных потребностей современного человека.

Возврат к хозяйству, основанному на гармонизации всех организационных форм и структур, требует учета национального опыта развития кустарной промышленности второй половины XIX в., составлявшей в этот период основной источник наполнения рынка товарами народного потребления. Уместно в этой связи привести высказывание министра финансов Швеции (1856 г.) барона Юхана Августа Гриленстедта. «По-моему, – говорил он в одной из своих речей, – не должно существовать как препятствий для организации того или иного производства, так и понуждений для развития тех производственных отраслей, средства на которые поступают в ущерб развитию других видов производства. Труд должен сам распределяться в согласии с предписаниями самой природы, а капитал без принуждения идти в те отрасли, где он будет с наибольшим успехом использован»6.

Следуя логике министра финансов, Швеция достигла значительных успехов в построении подлинно либеральной экономики, представляющей широкое поле развития, в том числе кооперативной формы собственности.

Исходя из вышесказанного, актуальность выбранной темы диссертационного исследования не вызывает сомнений.

Объектом диссертационного сочинения является процесс эволюции кустарных промыслов нечерноземной деревни, обусловленной модернизационными процессами, бурно развивающимися во второй половине XIX в.

Предмет исследования составляют институциональные изменения кустарных промыслов рассматриваемого периода, механизм и направления социально-экономической трансформации кустарной промышленности.

Хронологические рамки исследования определены периодом наиболее ощутимого влияния на традиционные формы промышленного производства новых экономических условий, связанных с активной либерализацией страны. Начальной гранью этого периода избрана середина XIX в., когда глубокие формы всех сторон общественной жизни дали толчок новому качеству модернизационных процессов, в том числе в кустарных промыслах.

Конечная грань – конец XIX столетия – установлена в силу нескольких соображений. Во-первых, начало XX в. знаменовало собой активное включение в естественный ход развития «народной промышленности» субъективного фактора – политики государства. Экономическая политика власти и раньше оказывала значительное влияние на промышленные занятия крестьянства. Например, патернализм в отношении крупной промышленности, безусловно, инициировал сужение функционального пространства мелкой промышленности. Однако XX век в этом отношении характерен изменением вектора государственного влияния на кустарные промыслы. Осознавая пагубность для основной массы крестьян форсированной капитализации хозяйства страны, правительство предпринимало ощутимые меры с целью предотвращения пауперизации кустарей.

Во-вторых, именно к концу XIX столетия стали вырисовываться контуры «экономической ниши» кустарной промышленности в индустриальном обществе, был накоплен положительный и тупиковый опыт сохранения традиционных экономических форм в условиях форсированной индустриализации.

В-третьих, государственная поддержка кустарей, первые шаги в формировании артельного строя в первые полтора десятилетия XX в. сменились после октября 1917 г. трансформацией привычной рыночной среды «обитания» кустарей жестким администрированием экономики, а добровольное объединение собственности в артелях и товариществах – политикой поголовной коллективизации кустарного производства.

Сказанное позволяет считать, что выбранная грань конца XIX столетия положила начало новому периоду развития мелкой промышленности.

Территориально исследование ограничено Московской губернией – регионом, показательным не только для иллюстрации процессов, происходивших в нечерноземной деревне, но благодаря своему экономическому потенциалу, соединению хозяйственных форм, характерных отживающей и нарождающейся реальностью, представляющем собой срез экономики страны в целом, и хозяйственного строя мелких промышленников в частности.

Целью диссертации является изучение социально-экономической трансформации кустарных промыслов Московской губернии во второй половине XIX – начале XX вв.

Для реализации поставленной цели в диссертации решались следующие конкретные задачи:

– выявление факторов и условий, стимулирующих развитие промысловых занятий населения;

– изучение механизма и направлений социально-экономической эволюции хозяйств промысловиков в условиях либерализации экономики;

– определение функционального пространства традиционных форм промышленного производства в индустриальном обществе;

– отражение последствий сдвигов в промысловой деятельности крестьян в традиционной отрасли хозяйства ­– земледелии;

– исследование содержания и эффективности государственной политики и деятельности земств в области мелкой сельской промышленности.

Диссертация выполнена на основе широкого круга источников, которые можно классифицировать по следующим группам.

Анализ социально-экономических процессов, происходивших в кустарной промышленности, отражение изменений в хозяйственном укладе промысловиков стал возможен благодаря привлечению всех опубликованных материалов земской статистики7.

Влияние модернизационных процессов на социокультурный облик и уклад жизни кустарей Московской губернии удалось прояснить благодаря источникам той же группы, имеющей один земский источник, – материалам санитарных исследований8.

К этой же группе земских источников следует отнести материалы динамических мониторингов экономического состояния кустарных промыслов, полезных с точки зрения уяснения взаимосвязи процессов, происходивших во внеземледельческой и традиционной отрасли хозяйств крестьян9. Данные той же направленности извлечены автором из другого земского источника, отразившего общее состояние крестьянской экономики, в том числе промысловой деятельности. Наличие группировки хозяйств по форме земельных владений (надельная, арендованная, купленная и т.д.) и величине пахотных угодий позволило проследить корреляцию масштабов и характера неземледельческих занятий с величиной и интенсивностью сельскохозяйственного производства10.

Другую группу источников составляют периодические издания Московской губернии. Материал, привлеченный из периодики, неоднородный. Например, путевые заметки, личные впечатления корреспондентов, широко представленные в Московских губернских ведомостях, дополняют общую картину кустарных промыслов важными деталями, отсутствующими в массовых статистических источниках, а хроника кооперативного строительства, отчеты с мест, имеющиеся в Известиях московской губернской земской управы, воссоздают направления, удачи и недостатки общественного движения энтузиастов кооперации в кустарной промышленности.





Важнейшим в ряду перечисленных периодических изданий является «Статистический ежегодник Московской губернии», издававшийся на протяжении более чем семидесятилетнего периода XIX в. ежегодный отчет состояния кустарных промыслов региона позволил составить динамическую картину трансформации хозяйственного строя кустарей, влияние на их предприятия процессов, происходивших в экономике губернии и стране в целом.

В третью группу источников объединены материалы, раскрывающие существо большой и многоплановой деятельности местного земства в кустарной промышленности. Учитывая, что Московское земство как бы задавало тон в общенациональном движении в поддержку кустарной промышленности, ценность этих источников трудно переоценить11.

Четвертая группа источников, положенных в основу исследования, – сборники массовых статистических данных общенационального характера, куда вошли материалы по Московской губернии.

Наиболее ценным фактологическим комплексом в этой группе являются материалы учрежденной в 1875 году при Совете торговли и мануфактур Министерства Финансов постоянной Комиссии по «исследованию кустарной промышленности России» под председательством профессора Е.Н. Андреева, просуществовавшей до 1888 г. и издавшей 16 томов своих «Трудов»12.

Публикации, помещенные в этом издании, осуществлены местными корреспондентами Комиссии, не имеющими единой методики в определении подходов в исследовании, поэтому нет возможности использовать данные «труды» для уяснения динамики происходящих в крестьянских промыслах процессов, сопоставления их региональных особенностей. Отсутствие четко разработанной методологии в действиях Комиссии сказалось даже в выработке самого понятия «кустарничество». Вокруг обсуждения этого вопроса развернулась широкая полемика13.

Вместе с тем, достаточно полные эмпирические описания мелкой крестьянской промышленности позволяют воссоздать наиболее значимые черты ее облика, связь промыслов с институтами аграрного общества, последствия влияния на них капиталистической экспансии.

Аналогичными достоинствами в раскрытии поставленной темы исследования обладают другие, меньшие по объему, но не менее содержательные источники этой же группы. Например, составленный по инициативе Русского географического общества «Свод материалов по кустарной промышленности России»14 и издание, подготовленное Комитетом Московской политехнической выставки 1872 года15.

С утверждением Александром III 21 марта 1888 г. представления Государственного Совета о передаче кустарной промышленности в ведение Министерства государственного имущества, последним было подготовлено и осуществлено издание 11 томов отчетов специалистов отдела сельской экономии и сельскохозяйственной статистики по исследованию мелких крестьянских промыслов. Несмотря на большой объем источника, сведений, касающихся социально-экономической организации кустарных промыслов, в нем значительно меньше. Это и понятно, ведь основной целью, поставленной корреспондентами, являлась выработка практических мероприятий по улучшению технического состояния промыслов, организации сбыта кустарных изделий, инструкторских школ, училищ, выставок, складов готовой продукции и т.д.16

В освещении политики государства в кустарной промышленности помог фактический материал другой группы источников, содержащийся в обзорах правительственной деятельности в области кустарно-ремесленного производства. Значение подобного изложения мероприятий центральных административных ведомств становится понятным, исходя из того факта, что период кооперативного движения с конца 80-х годов XIX в. проходил в непосредственной связи с государственной политикой, а в военное время кооперативное строительство стало ее частью17.

В этой же связи большой интерес представляли Труды съездов по кустарной промышленности (1902, 1910 и 1913 гг.), организованных Отделом сельской экономии и сельской статистики18.

Значительное количество фактических данных, наблюдений очевидцев и непосредственных участников хозяйственного строительства извлечены из книг, брошюр и статей конца XIX – начала XX вв.19 С открытием специальных фондов, ранее недоступных широкой публике, их круг заметно расширился.

Не случайно произведения авторов-современников описываемого периода отнесены в разряд источников. Считаем такой подход правомерным, так как научная ценность этих изданий определяется прежде всего собранным на их страницах огромным фактическим материалом, личных наблюдений, зарисовок «с натуры». И, наоборот, имеющие место попытки исторических обобщений грешат упрощением и отсутствием глубины.

Впервые введены в научный оборот сведения о кустарной промышленности, содержащиеся в фонде Московского губернского и уездных земств. По понятным причинам особое место здесь занимает информация земских съездов, кустарной комиссии, отчеты земских агрономов, санитарных врачей, инструкторов, характеризующая кустарные промыслы20.

Нельзя сказать, что научное осмысление проблемы социально-экономической трансформации, как и в целом истории кустарных промыслов Нечерноземья второй половины XIX в., близко к завершению.

Указанная проблема еще не сформировалась в ясно очерченное направление исследований российских историков. Однако, отдельные черты, составляющие институциональное содержание модернизации мелкотоварного промышленного уклада присутствуют в сочинениях экономистов, практиков хозяйственного строительства, философов и историков на протяжении достаточно продолжительного периода времени. В связи с этим историография обозначенной темы имеет свои очерченные хронологические грани: первый пореформенный период с 1860-х и до начала 90-х годов, актуализировавший научный интерес к вопросу концентрации мелкой собственности в промышленной сфере и ее социальной парадигмы; второй период – конец XIX, начало XX столетий значительно расширивший круг научной проблематики в связи с вступлением модернизации в стадию машинного производства; третий – советский историографический период и современный, начавшийся с пересмотра в середине 80-х г.г. прошлого века методологических посылок, утвердившихся в результате абсолютизации формационного, классового подхода к истории.

Первый историографический период ознаменовался повышением общественного интереса к проблемам кустарно-ремесленного производства в связи с необходимостью развития крупной промышленности и преодоления явного отставания России от западных стран.



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.