авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Война в мировоззрении русского населения и человека с ружьем второй половины xix – начала xx вв. (на материалах орловской губернии)

-- [ Страница 2 ] --

Особую роль в реконструкции мировоззренческого восприятия Русско-японской 1904-1905 годов и Первой мировой войн непосредственными ее участниками сыграли документы фонда 1 (Всероссийская мемуарная библиотека) Архива Дома Русского Зарубежья им. А. Солженицына, содержащего беспристрастные письма и воспоминания о пережитых событиях.

Для разработки регионального компонента диссертации привлекались материалы фондов Государственного архива Орловской области (ГАОО) и Государственного архива Брянской области (ГАБО).

Вторую группу источников, имеющую немаловажное значение для анализа войн России второй половины XIX – начала XX веков сквозь призму мировоззренческого восприятия «человека с ружьем», составляют источники личного происхождения. В основном эту группу источников составляют воспоминания военных независимо от звания, которые были непосредственными участниками какой-либо из войн обозначенного периода.

Третью группу источников, которая легла в основу регионального компонента диссертационного исследования, составляет орловская дореволюционная периодика. Из спектра орловской периодики были выбраны три основных издания, на которых базируется исследование: «Орловские губернские ведомости», «Орловские епархиальные ведомости», «Орловский вестник».

«Орловские губернские ведомости» - это официальное издание, которое начало выходить в Орле в 1838 г., как и в большинстве губернских центров. Газета выходила вплоть до 1918 г. Содержание издания строго регламентировалось правительственными положениями о цензуре.

«Орловские епархиальные ведомости» - журнал религиозного содержания. Он был основан 1 января 1865 г. и просуществовал до 14 сентября 1918 г. Безусловно, на своих страницах он рассматривал религиозную жизнь Орловской губернии. Освещались также проблемы культуры, быта и образования. Необходимо отметить, что это был государственный орган печати (государство отчисляло деньги на содержание церкви).

«Орловский вестник» - это источник общественно-политической, литературной и краеведческой направленности, частное издание. Из вышеперечисленных изданий – это единственная газета либеральных взглядов. В газете среди постоянных были разделы «Провинциальная хроника» и «Местная жизнь», которые позволяют выявить мировоззренческое восприятие тех или иных внешнеполитических событий населением Орла и Орловской губернии.

Отдельную группу источников составляют работы русских мыслителей второй половины XIX – начала XX вв., посвященные историософскому осмыслению войны в мировоззрении русского человека. Это произведения Ф.М. Достоевского95, Л.Н. Толстого, В.С. Соловьева96, Н.А. Бердяева97, В.В. Розанова98, С.Н. Булгакова99, И.А. Ильина100. Это также работы выдающегося русско-американского социолога П.А. Сорокина, особенно «Социология революции»101 и развернутый автобиографический очерк «Дальняя дорога»102.

Особую группу источников представляют привлеченные нами в качестве таковых художественные произведения: автобиографические «Севастопольские рассказы» Л.Н. Толстого103, романы С.Н. Сергеева-Ценского104, В.В. Муйжеля105 и С.С. Кондурушкина106.



Методологические основы исследования определяются поставленными целями и задачами и базируются на общеисторическом подходе к познанию объективной реальности на основе системного анализа. Диссертационное исследование основывалось на принципах объективности, историзма, конкретности и всесторонности. Использовались также общенаучные методы классификации, логики, анализа и синтеза и специально-исторические методы: проблемно-хронологический, ретроспективный, системный, сравнительный, периодизации и актуализации.

Реализация подхода, в котором в центре изучения находится человек, невозможна без междисциплинарного синтеза, использования методов смежных социальных и гуманитарных наук – социальной и исторической психологии, социологии, культурной антропологии, философии, лингвистики. Контакты с социальными и гуманитарными науками расширяют возможности исторического исследования, позволяют проникать в ранее закрытые для нее зоны знания, использовать новые методы, отражая основные научные парадигмы эпохи, соответствовать запросам и вызовам своего времени107.

Исследование мировоззрения людей, включенных в исторически сложившиеся определенные социальные группы, невозможно без учета и использования достижений исторической и социальной психологии, а также этнопсихологии. Значительный интерес для исследователя мировоззрения населения и социального поведения народных масс на рубеже XIX-XX вв. представляют труды Г. Ле Бона, который одним из первых обратился к этой проблеме108, а также С. Московичи109, Л. Фестингера110. Определенное методологическое значение для историка, исследующего мировоззрение, населения имеют также выводы представителей отечественной психологической школы Л.С. Выготского, создателя культурно-исторической теории развития психики111.

Научная новизна определена междисциплинарным характером исследования, находящегося на стыке социальной истории, военно-исторической антропологии и исторической психологии, и, заключается в попытке рассмотреть влияние войн на мировоззрение русского населения и «человека с ружьем», т.е. «феномена войны» в психоментальном состоянии русского человека на протяжении второй половины XIX – начала XX вв. и осмысления этого феномена в русской историософской мысли указанного исторического периода. В работе диалектически проанализирован процесс формирования и трансформации восприятия войн России второй половины XIX – начала XX вв. с позиций ее непосредственных участников, с позиций мировоззренческих установок русского населения в целом и в частности в Орловской губернии. В ходе написания диссертационного исследования было введено в научный оборот большое количество архивных материалов, ранее не привлекавшихся исследователями.

Практическая значимость диссертации выражается в том, что она поможет понять восприятие войны в мировоззрении русского населения в современных условиях. Кроме того, данное исследование помогает понять и более глубоко проанализировать трагические страницы русской истории, связанные революционными коллизиями 1917 года и последовавшей Гражданской войной. Материалы данного диссертационного исследования могут быть использованы при разработке общих и специальных курсов по истории России второй половины XIX – первой четверти XX веков, а также в краеведческой работе.

Апробация диссертации. Содержание диссертации отражено в 7 научных статьях общим объемом 4,75 п.л., в том числе четырех в рецензируемых научных журналах из рекомендованных ВАК РФ. Диссертация обсуждалась на заседании кафедры истории России исторического факультета ФГБОУ ВПО «Орловский государственный университет».

В основу структуры настоящей диссертации положен проблемно-хронологический принцип исследования и изложения материала. Диссертация состоит из введения, трех глав, подразделенных на параграфы, заключения и библиографии.

СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, формулируются его объект и предмет, хронологические рамки, дается характеристика историографии проблемы, излагаются цель и задачи исследования, его источниковая база, методология, научная новизна и практическая значимость.

Первая глава «Война в мировоззрении русского населения» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Проблема причинности и сущности войны» рассматривается «феномен войны», в исторической ретроспективе. Анализируются также подходы различных теоретиков военного искусства к пониманию сущности войны (К. Клаузевиц, Г. Жомини и др.).

Во втором параграфе «Мировоззренческие основы восприятия войны и «человека с ружьем» русским населением в исторической ретроспективе» анализируется роль военного фактора в истории России и его влияние на базисные национальные мировоззренческие установки. Выявляется особая роль православного христианства в формировании восприятия войны и «человека с ружьем» русским населением на протяжении многих столетий.

В третьем параграфе «Оценка войны в русской историософской мысли второй половины XIX – первой четверти XX вв.» проводится описание взглядов видных русских мыслителей обозначенного исторического периода на «феномен войны» в мировоззрении русского человека и его отношения к войне. Выясняется, что русские мыслители указанного времени, анализируя «феномен войны», выявляли особенности восприятия войны русским населением. Оценивается вклад русских мыслители в историософский анализ понимания сущности войны.

Вторая глава « Войны России второй половины XIX начала XX вв. в мировоззрении «человека с ружьем»» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе «Мировоззренческие основы массового героизма русских солдат во время Крымской войны 1853-1856 гг.» анализируются мировоззренческие стереотипы мышления солдат, являвшиеся основой мужества и героизма солдат и офицеров русской армии. Обращается внимание на то, что воспитание и нравственный настрой русских солдат на протяжении второй четверти XIX века были обусловлены определенными идеологическими установками, исключавшими сомнения в высоком уровне боеготовности русской армии и ее критику. В параграфе реконструируются базисные основы мировоззрения солдат времен Крымской войны 1853-1856 гг., позволяющие судить об основах проявленного массового героизма и стойкости.

Во втором параграфе «Русско-турецкая война 1877-1878 гг. в восприятии русских солдат» дается анализ восприятия событий русско-турецкой войны 1877-1878 гг. солдатской массой. В параграфе исследуется основной побудительный мотив войны для русского населения и русских солдат - «заступническая» миссия по отношению к «единоверным братьям-славянам», на основе которой формировались мировоззренческие установки русских солдат на события этой русско-турецкой войны.

В третьем параграфе «Отношение русских солдат и матросов к событиям Русско-японской войны 1904-1905 гг.» освещается на мировоззренческом уровне. Выясняется, что в сознании армии и населения перед войной не было четко сформированного «образа врага», а господствующими мировоззренческими установками были «шапкозакидательские» настроения.

В четвертом параграфе «Трансформация отношения к войне в мировоззрении русского солдата-крестьянина в условиях Первой мировой войны» проводится анализ истоков и причин коренных изменений базисных мировоззренческих установок русских солдат, вчерашних крестьян. Анализируется взаимосвязь изменения характера войны с вовлечением в нее многомиллионного мирного населения, повлиявшая на ее восприятие и осмысление.

Третья глава «Восприятие войны населением Орловской губернии второй половины XIX начала XX вв.» состоит из четырех параграфов. Перед изложением материала главы приводится обоснование целесообразности анализа восприятия войн указанного исторического периода населением именно Орловской губернии.

В первом параграфе «Крымская война 1853-1856 гг. и население Орловской губернии: базисные мировоззренческие аспекты восприятия» исследуются основные мировоззренческие стереотипы восприятия Крымской войны 1853-1856 гг. населением Орловской губернии. В параграфе констатируется, что Орловская губерния не стала исключением в общерусском героическом порыве во время Крымской войны 1853-1856 гг. Обращается внимание на то, что не все слои населения одинаково восприняли события войны. Выясняется, что помещичье-дворянская среда губернии не воспринимала их с должным патриотическим чувством.

Во втором параграфе «Русско-турецкая война 1877-1878 гг. и Орловская губерния: торжество «славянской идеи» в сознании населения» рассматривается отношение губернского населения к Русско-турецкой войне 1877-1878 гг. В параграфе анализируется отношение населения к пленным туркам, находившимся на территории Орловской губернии. Выявляется и отмечается патриотический подъем в сознании губернского населения, вызванный Русско-турецкой войной 1877-1878 гг.





В третьем параграфе «Отношение населения Орловской губернии к событиям Русско-японской войны 1904-1905 гг.» анализируется восприятие этой войны населением Орловской губернии на мировоззренческом уровне. Раскрывается особая роль духовенства в формировании патриотических настроений среди населения. Обнаруживается ярко выраженная непопулярность войны у населения губернии.

В четвертом параграфе «Восприятие Первой мировой войны населением Орловской губернии» анализируется его мировоззренческое отношение губернского населения к этой войне. Обращается внимание на важную роль духовенства в формировании восприятия событий Первой мировой войны. Выявляется и анализируется изменение в восприятии войны населением, начиная с весны-лета 1915 года.

В заключении диссертации отмечается, что военный и конфессиональный факторы играли основную роль в структуре мировоззрения русского человека, формируя особое восприятие войны и «человека с ружьем». С учетом определенной региональной специфики, можно утверждать формирование в национальном мировоззрении на протяжении всего исторического развития этих устойчивых общерусских доминант. Общность восприятия «феномена войны» в течение многих веков выкристаллизовывала общерусские мировоззренческие установки на восприятие этого феномена, способствуя тем самым формированию единого этнокультурного самосознания.

В силу особенностей своего исторического развития, русский народ рассматривал войну как вынужденную меру по защите родной земли от внешних врагов. При этом завоевание новых земель воспринималось, как ничем не мотивированный акт вооруженного насилия.

Чрезвычайная частота войн и различного масштаба вооруженных конфликтов в истории России обусловили особое место и роль образа «человека с ружьем» занимал в русском национальном мировоззрении. Прежде всего, он ассоциировался с защитой родной земли, и потому в героике фольклорных традиций воплощался в образах князей, полководцев, богатырей, защищавших с оружием в руках русскую землю, воспринимавшихся, наряду с царями, выразителями воли Божьей.

Отмеченное выше особое отношение русского населения к войне в значительной мере формировалось под влиянием православно-христианской религиозности. Однако реликтовые элементы дохристианского языческого культурного архетипа, проросшие в ткань великорусского национального мировоззрения, обусловили особенности этой религиозности, придавая ей специфику «русско-православного» мировосприятия. Это сказалось и в стихийно складывавшихся, наряду с официальным церковно-православным и органично связанным с ним почитанием Самодержца, культах полководцев (Суворова, Кутузова, Нахимова, Скобелева, Брусилова и др.), прежде всего в военно-профессиональной солдатской среде.

Мировоззрение русского солдата на протяжении второй половины XIX – начала XX вв. заметно эволюционировало. Развитие военной техники, боевых средств войны, ставшее особенно заметным с начала XX в. и радикально изменявших боевую обстановку и фронтовой быт, стало важным фактором, деформировавшим психоэмоциональный настрой русского солдата, способствуя изменению восприятия им войны в целом. Однако основными факторами, в первую очередь обусловившими эволюцию, были: расширение пространства войны на протяжении указанного исторического периода, рост численности русской армии, превращавшейся из профессиональной в «народную» (на основе всеобщей воинской повинности), и количества мирного населения, непосредственно вовлеченного в войну. Мобилизация в действующую армию большого числа «запасных» из массы мирного населения, в основном крестьянского, во время войн, последовавших за Крымской, размывало прежнее военно-профессиональное солдатское восприятие войны «народным», преимущественно крестьянским. Тем не менее, во время Русско-турецкой войны 1877-1878 гг., Русско-японской войны 1904-1905 гг. и начального этапа Первой мировой войны русский солдат, по-прежнему, демонстрировал героизм, стойкость и мировоззренческую «воодушевленность», основанные на базовом «русско-православного» архетипе восприятия войны. Это особенно проявилось во время Русско-турецкой войны 1877-1878 гг., когда определяющей мировоззренческой установкой русского солдата была достигшая своего апогея идея защиты единоверных братьев-славян.

Русско-японская война 1904-1905 гг., в ходе которой также не было недостатка в массовом героизме и мужестве ее участников, оставила, однако, и глубокий негативный след в сознании солдат и матросов. Ее неудачный ход подорвал сложившуюся стереотипную мировоззренческую уверенность в безусловном военном превосходстве России и несомненной «отсталости», военной слабости далекой азиатской страны. Отсутствие признанного народом и солдатской массой «военного вождя» в ходе этой войны также способствовало складыванию негативного к ней отношения.

Все ранее указанные факторы эволюции отношения к войне и изменение роли и места «феномена войны» в мировоззрении русского человека и русского солдата сказались в ходе Первой мировой войны. Именно в ходе ее произошло окончательное превращении русской армии в «народную», а русского солдата-крестьянина в «человека с ружьем». Миллионы российских крестьян, вынужденных надеть солдатские шинели, фронтовая жизнь в течение короткого времени превращала из «человека земли» в «человека с ружьем», к концу войны в основном утратившего «русско-православное» восприятие войны, и в обстоятельствах Революции ставшего решающей фигурой, творившей будущее России.

Корни этой мировоззренческой трансформации, как показало исследование русской историософской мысли изучаемого периода, кроятся в «двойственности» русской натуры, сочетавшей элемент экзальтированного религиозного мироощущения с возможностью к бессмысленному и необузданному бунтарству. Эти корни уходили в глубины «русско-православного» мировоззрения, затаившего пережитки дохристианского культурного архетипа во внешней обрядовости православно-христианской религиозной церковности.

«Русско-православное» восприятие войны и русского солдата-«человека с ружьем» во второй половине XIX – начале XX вв. красноречиво проявилось у населения Орловской губернии. Ярким выражением патриотических и сочувствующих армии настроений были многочисленные молебны и крестные ходы. Несомненно, одну из основных ролей в этом играло духовенство губернии.

Для основной массы населения Орловской губернии главным мировоззренческим компонентом, сквозь призму которого проходило восприятие войны, были именно христианизированные императивы, формировавшие определенные «образы» войн в сознании населения. Основной мотивацией «праведности» Крымской войны 1853-1856 гг. была борьба за православные святыни, а Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. - защита единоверных братьев-славян. Отношение же к противникам России сводилось к противопоставлению «крещеной души» «нехристю», «басурманину».



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 

Похожие работы:








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.