авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

Война в мировоззрении русского населения и человека с ружьем второй половины xix – начала xx вв. (на материалах орловской губернии)

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Холодов Владимир Александрович

Война в мировоззрении русского населения и «человека с ружьем» второй половины XIX начала XX вв. (на материалах Орловской губернии)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук.

Орел - 2011

Работа выполнена на кафедре истории России

ФГБОУ ВПО «Орловский государственный университет»

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Минаков Сергей Тимофеевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Наумова Галина Романовна

кандидат исторических наук, доцент

Гребенкин Игорь Николаевич

Ведущая организация: Тульский государственный педагогический

университет

Защита состоится « » декабря 2011 года, в _____ часов _____ минут на заседании диссертационного совета Д.212.183.03 в ФГБОУ ВПО «Орловский государственный университет» по адресу: 302026, г. Орел, ул. Комсомольская, д. 95.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке

ФГБОУ ВПО «Орловский государственный университет»

Автореферат разослан « » ноября 2011 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент Кононова Т.И.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Военный фактор в значительной мере обуславливал особенности исторического развития России, что существенно повлияло на ментальные и социокультурные свойства русского человека. В XX в. большие, малые войны, вооруженные конфликт усилили «милитаризацию» российского общественного сознания. В психоментальных свойствах русского человека сформировался, оказывая существенное, порою определяющее, влияние на общественное и индивидуальное самосознание образ «человека с ружьем»1. Этот процесс был длительным и многоплановым, несущим в себе противоречивые черты, понимание которых невозможно в отрыве от исторического контекста эпохи. Целесообразность изучения этого процесса, исследования эволюции восприятия и осмысления русским населением «феномена войны» и его воплощения «человека воюющего» не вызывает сомнений. Актуальность исследования этой проблемы обусловлена и милитарными процессами современного мира, в которые прямо или косвенно вовлекается Россия. Указанные факторы в значительной мере порождаются и собственно научными запросами. Они, в частности, выражаются и в активно идущим в последние годы изучением в исторической науке, как и в смежных направлениях гуманитарного знания, проблем мировоззрения и общественного сознания, представлений и настроений, как отдельных социальных общностей, так и целых народов. Наиболее ярко указанная совокупная проблема высвечивалась в переломные моменты мировой и отечественной истории. В социокультурных обстоятельствах современной России, вновь оказавшейся на историческом распутье, рассмотрение места и роли вооруженного насилия в восприятии русского населения во второй половине XIX – начале XX вв. весьма своевременно.



Объектом диссертационного исследования являются мировоззрение русского населения и русского солдата-«человека с ружьем». Предмет исследования – роль и место войны вообще и войн России второй половины XIX – начала XX веков в частности в мировоззрении русского населения, русского солдата и русской гуманитарной элиты указанного периода времени.

Выше уже неоднократно использовалось словосочетание «человек с ружьем», взятое из художественных произведений и публицистики советского времени. Этот образ представляется выразительным в динамике развития в массовом сознании традиционного «военно-служилого», «государева» человека, солдата или офицера, находящегося на государственной, императорской службе, превратившегося в 1917 г. во внегосударственную политическую фигуру, присвоившую себе самостоятельную и решающую роль в обстановке российской революции и Гражданской войны. «Человек с ружьем» - это предельное итоговое воплощение военного фактора в истории России и Российской империи к 1917 г. И его историческая значимость выразилась в том, что именно он, «эмансипированный» от государства русский солдат, переродившийся в «человека с ружьем», стал определять судьбу страны и народа на развалинах Российской империи в течение нескольких лет, начиная с 1917 г.

Выбор в качестве одной из составляющей предмет исследования русской гуманитарной элиты, главным образом, русских религиозных мыслителей, обусловлен спецификой мировоззрения указанного времени вообще и русского, в частности. Имеется в виду основополагающая христианская религиозная установка, важнейшим свойством которой является данная «свыше» смыслополагающая мотивация, «оправдывающие» войну как «священнодействие». В контексте сказанного целесообразно было исследование именно «историософского» осмысления «феномена войны» лишь определенной частью русской гуманитарной элиты.

Хронологические рамки исследования – вторая половина XIX – начало XX вв. Нижняя хронологическая граница обусловлена рассмотрением восприятия Крымской войны 1853-1856 гг., во многом обусловившей начало нового этапа российского национального самосознания и общественного сознания, а также начало превращения русского солдата (как представителя одного из военных сословий) в «человека с ружьем». Верхняя хронологическая граница, 1914 – 1917 гг., обозначает исторический рубеж, на котором «государев служилый человек», солдат, превратился в «человека с ружьем».

Территориальные границы исследования были обусловлены регионами, заселенными в основном великорусским этносом, прежде всего показательной в этом отношении великорусской Орловской губернией.

Степень изученности проблемы. Работ, посвященных специальному исследованию «феномена войны» в мировоззрении русского населения, его интеллектуальной элиты и русского солдата, в частности во второй половине XIX – начала XX вв., нет, хотя эта проблема на общероссийском и регионально-российском уровнях, в той или иной мере, привлекала внимание исследователей.

Нравственно-психологической подготовке и состоянию войск уделял большое внимание еще А.В. Суворов, что хорошо прослеживается по его письмам2, а также выдающийся воспитатель войск М.И. Драгомиров3. Различные аспекты воспитания и психологической подготовки солдат русской армии затрагивали в своих статьях В.И. Дацевич, Н.И. Мау, Н.Д. Бутовский, А.А. Терехов4. Вопросы военной психологии исследовал П.И. Изместьев5. Большое внимание мировоззренческому аспекту поведения русского солдата во время Первой мировой войны, уделял выдающийся русский военный теоретик и историк Н.Н. Головин. Он первым из русских военных ученых начал изучать войну в социологическом и психологическом контекстах. Практически во всех разделах своего фундаментального труда «Военные усилия России в мировой войне»6 Головин затрагивает мировоззренческие и нравственные аспекты подготовки русского солдата к Первой мировой войне и его поведения во время войны, анализируя настроения армии и тыла и нравственно-мировоззренческий фактор разложения русской армии во время революции. На роль нравственной составляющей в подготовке войск Головин обращает внимание и своих «мыслях об устройстве будущей российской вооруженной силы»7. Однако Головина интересовало, главным образом, воспитание войск в контексте их профессиональной и боевой подготовки, а не «феномен войны» в мировоззрении русского человека и русского солдата. Эти же вопросы, с акцентом на психологической стороне подготовке российского и советского военнослужащего продолжали исследовать, уже в советское время, в частности Ф.Е.

Огородников8. Впрочем, в советской историографии «феномен войны» в мировоззрении русского человека специально не исследовался. В общем историко-культурном контексте эта проблема впервые была обозначена в очерке по истории мировой культуры С.Т. Минаковым9, включившем «феномен войны» в контекст мировой культуры. В более поздней своей работе, посвященной той же проблеме, указанный автор анализирует ее более глубоко, но преимущественно также на общеконцептуальном уровне10, не рассматривая специально войну в мировоззренческом контексте. Лишь в последнее десятилетие этой проблеме стали уделять внимание, рассматривая ее в контексте российской истории и культуры. В этом плане заслуживают внимания работы Н.Н. Смолина11, Н.Н. Попова12 и О.С. Поршневой13. Смолина, сосредоточившего внимание на «боевом духе русской армии во время Крымской войны 1853 – 1856 гг., привлек, прежде всего, моральный аспект подготовки русских солдат и офицеров. Попов и Поршнева, наоборот, исследуя восприятие войны невоенной частью российского населения в XX в., в частности крестьянами, в период Первой мировой войны, оказываются перед проблемой восприятия войны уже в несколько иных исторических условиях, когда русская армия оказалась уже органичной частью российского населения в условиях всеобщей воинской повинности. В других своих работах Поршнева выводит эту проблему в общий контекст исторической антропологии, изучая ее на конкретно-историческом и концептуальном уровнях14. К работе Поршневой хронологически примыкает исследование А.Б. Асташова, обратившего внимание на восприятия этой войны солдатом-крестьянином15. Религиозная повседневность русского солдата в немецком плену стала предметом изучения О.С. Нагорной16 и ряда других авторов17. Массовому социально-психологическому феномену «человека воюющего», а также «образу врага» у фронтовой и тыловой части российского населения в XX в. посвящены работы основателя и лидера военно-исторической антропологии Е.С. Сенявской18. Главная тема ее исследований - человек в экстремальных условиях войны, его мысли, чувства, поведение, психология боя и солдатский фатализм, героический порыв и паника, особенности фронтового быта, взаимоотношения рядового и офицерского состава и ряд других проблем. «Образ врага» на материале русско-японской войны 1904 – 1905 гг. рассматривается Л.В. Жуковой19. Исследованию роли патриотизма в русском национальном самосознании, можно считать также работу А.А. Терентьева20. Научное осмысление понятию «человек с ружьем» впервые дает В.П. Булдаков, связывая его преимущественно с революционными событиями в России 1917 – 1920 гг.21 Анализируется происхождение и особенности революционного насилия в России, психосоциальную динамику революции, автор вскрывает в их основе традиционалистскую реакцию на модернизацию страны. Булдаков исследует превращение крестьянина в ходе фронтовой жизни Первой мировой войны в психоэмоциональную фигуру «человека с ружьем»22. Отдельные аспекты этой проблемы высвечивают в своих работах С.И. Константинов23 и Ю.Д. Коробков24. Военно-антропологический фактор более или менее основательно исследуется также в монографиях С.Т. Минакова25, Г.С. Чувардина26 и Р.М. Абинякина27, но на «мирном» (за исключением Абинякина) и элитарно-офицерском, а не солдатском, материале, выходя за указанные хронологические рамки. Работы отмеченных авторов, однако, представляют значительный интерес в методологическим плане. С работой Абинякина тематически перекликается монография И.Н. Гребенкина28 в которой он рассматривает социокультурный облик офицеров Добровольческой армии, включая их мировоззрение, идеалы и психологию. Гораздо обстоятельнее политическую и социокультурную характеристику русскому офицеру уже периода Первой мировой войны и революции указанный автор дает в своей другой монографии29. Но собственно «человек с ружьем», солдат-крестьянин также не попадает в сферу его внимания.

Общие вопросы восприятия войны, отношения к войне, военной службы, патриотические аспекты в мировоззрении и ментальности русского человека и российского воина исследуются в диссертациях А.Т. Янакова30, В.Г. Поваляева31, А.А. Яблонских32, А.А. Еромасовой33. На конкретно-историческом провинциальном уровне отношение населения к Первой мировой войне рассматривалось Д.В. Алехиным (в Тамбовской губернии)34, И.Б. Беловой (в Калужской и Орловской губерниях)35, правда, без специального исследования ее восприятия, которое заинтересовало В.В. Крайкина (крестьянство Орловской губернии)36. Т.А. Кижаева (по Томской губернии) 37 и М.Д. Журавлева (по Среднему Поволжью) 38 анализировали менталитет и социальное положение крестьянства, не концентрируя внимание на восприятии самой войны. Внимание В.И. Шашкова привлекли главным образом политические настроения сибирского крестьянства во время Первой мировой войны39. Восприятие массовым сознанием и общественной мыслью Русско-японской войны в общероссийском масштабе и на региональном материале были проведены Е.А. Гладкой40, Э.А. Воробьевой (Сибирь и Дальний Восток)41, Е.А. Смирновой (Верхнее Поволжье)42.





К работе над диссертационным исследованием привлекались также работы по общим и частным аспектам истории войн, которые вела Российская империя во второй половине XIX – начале XX вв., а также по истории русской армии указанного периода, А.Н. Куропаткина43, А.А. Керсновского44, Л.Г. Бескровного45, М. фон Хагена46 по истории русской армии означенного выше периода и войн, которые она вела. По общим и частным аспектам истории Крымской войны 1853 – 1856 гг. привлекались работы, прежде всего А.М. Зайончковского47, Е.В. Тарле48, а также А. Кухарук49, В. Лобачева50, Ф. Муравина51, Е.В. Романова52, П.П. Черкасова53, М.М. Шевченко54. При рассмотрении восприятия русско-турецкой войны 1877 – 1878 гг. привлекались работы В.Н. Виноградова55, В.А. Золотарева56, Б.А. Костина57, В.М. Муханова58, С.Л. Чернова59, А.Б. Шолохова60. По истории Русско-японской войны 1904 – 1905 гг. нами использовались исследования А. Тарновского61, А.Н. Куропаткина62, А.А. Керсновского63, О.Р. Айрапетова64, И.В. Деревянко65, С.Н. Семанова66. При изучении восприятия населением и военнослужащими русской армии Первой мировой войны привлекался фактический материал и результаты исследований, включая самые ранние, относящиеся еще к 20-х гг. XX в. 67, а также Н.Н. Головина68, А.М. Зайончковского69, А.А. Керсновского70, И.И. Ростунова71, И.В. Нарского72, С.Г. Нелиповича73, А.И. Уткина74, Р.М. Португальского, П.Д. Алексеева, В.А. Рунова75, Д.М. Проэктора76, А.А. Чернобаева, А.В. Чертищева77. Участие в войнах России второй половины XIX – начала XX в. отражено в исторических очерках Е.Е. Щекотихина78.

Для исследования общих и частных аспектов «феномена войны» в мировоззрении русских людей на общем и конкретно-историческом уровнях привлекались работы по общим вопросам теории и истории мировоззрения, ментальности, общественного мнения, русского национального характера. Некоторые разработки по этой проблематике относятся к последнему советскому десятилетию и принадлежат А.И. Радугину, И.М. Бегеневу, Т.Н. Малашенко, Н.П. Поливаевой, С.В. Серебрянскому и др.79, опиравшимся, преимущественно, на марксистскую методологию80. Большая же часть работ – это опубликованные исследования последних постсоветских десятилетий. Это работы Д.С. Лихачева81, В.М. Крюкова82, А.С. Панарина83, Т. Альтицер84, А. Игнатова85, О.Н. Бредихиной86, Ю.Н. Назарова87, А.А. Терентьева88, В.А. Баранова89, В.П. Кожевникова90, А.И. Гудзенко91, А.В. Муруновой92, Д.В. Полежаева93, К.А. Абульханова, А.В. Брушлинского, В.В. Знакова, А.Н. Славской и др94.

Выявленная выше степень изученности, избранной мною темы диссертации, позволяет считать, что специального исследования, посвященного анализу «феномена войны» в мировоззрении трех групп русского населения - гуманитарной интеллектуальной элиты, гражданского населения и «человека с ружьем» - в хронологическом диапазоне второй половины XIX – начала XX веков, в том числе и на региональном уровне, в настоящее время нет.

Исходя из сказанного выше, целью диссертации является определение сравнительных особенностей в восприятии войны и ее места в мировоззрении «человека с ружьем», гражданского населения и русской гуманитарной элиты во второй половине XIX – начале XX в.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

- проанализировать проблему причинности и сущности войны;

- выяснить мировоззренческие основы восприятия войны и «человека с ружьем» русским населением в историческом контексте;

- исследовать «феномен войны» в русской историософии второй половины XIX – первой четверти XX веков;

- выявить характерные особенности восприятие войн России второй половины XIX – начала XX веков сознанием «человека с ружьем»;

- провести сравнительный анализ особенностей общерусского и регионального на территории Орловской губернии восприятия войн России второй половины XIX – начала XX вв.

Для достижения поставленной цели и решения задач исследования были привлечены разнообразные исторические источники, которые можно подразделить на несколько групп.

Первую группу источников составляют неопубликованные архивные материалы. Общий объем использованных архивных материалов составили документы 30 фондов, содержащихся в 7 различных архивах.

Для разработки диссертации были использованы, в частности, фонды, хранящиеся в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ). Привлекались материалы фонда 102 (Департамент полиции министерства внутренних дел), содержащие обзор частной переписки за 1914-1915 годы, которая позволяет воссоздать реакцию населения на происходящие события Первой мировой войны. Немаловажное значение имеют материалы фонда 6281 (Коллекция документов периода Первой мировой войны и временного правительства), в котором содержатся некоторые дела, представляющие собой записные книжки нижних чинов армии с их личной оценкой и восприятием военных событий и фронтовой жизни.

Большое значение исследования имеют материалы, хранящиеся в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ). Были использованы различные фонды личного происхождения, содержащие материалы фольклорного характера, например, фонд 148 (Грудцин Андрей Платонович), либо фонды знаменитых деятелей искусства и культуры, содержащие письма солдат к ним, например, фонд 912 (Шаляпин Федор Иванович), а также фонды, содержащие воспоминания участников Первой мировой войны, например, фонд 1345 (Говоров Иван Козьмич).

Кроме того, были использованы материалы некоторых фондов Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА). Это материалы фондов 2003 (Штаб Верховного Главнокомандующего (ставка), 2031 (Штаб главнокомандующего армиями Северного фронта), 2067 (Штаб главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта) и 2139 (Отдел генерал-квартирмейстера штаба 9 армии), содержащие военно-цензурный обзор писем солдат с фронтов Первой мировой войны.

К разработке диссертационного исследования привлекались также материалы некоторых фондов Отдела рукописей Российской государственной библиотеки (ОРРГБ), содержащие воспоминания участников Русско-японской войны 1904-1905 годов и Первой мировой войны.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.