авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 || 3 |

История пенсионного обеспечения россиян за 1827–1917 гг.

-- [ Страница 2 ] --

Теоретические новации включают формулирование автором понятий «пенсия» к России данного периода и такие ее формы, как «фиксировано – государственная» и «накопительно – общественная», страховая пенсия, как особая эмеритура и т.д. Отсюда ценные авторские обобщения о существовании групп пенсионеров с преобладанием первой формы среди госслужащих России (военных и штатских) при существенной роли пенсиона накопительного типа у духовных лиц и единственной таковой формы среди служащих земского самоуправления.

Важное значение имеют многие сведения, отражающие конкретные уроки пенсионного обслуживания людей, начиная с военных и заканчивая инвалидами. В царские времена офицеры служили не 25 лет, как сейчас в России, а 35 лет, но с получением пенсии в размерах зарплаты и льготными доплатами за их участие в войнах, что обеспечивало достойную старость защитников Отечества.

В Российской Федерации в настоящее время в самом тяжелом положении находятся 13 млн пенсионеров – инвалидов без всяких льгот к стажу работы, тогда как есть ценнейший опыт изучаемого нами периода по выплате уходящим в отставку из-за серьезных болезней пенсий в объеме полного оклада уже за 20 лет их службы родине и т.д. с назначением иногда и «усиленных пенсий» по «неизлечимости заболевания».

Наибольшею ценностью обладает информация о накопительной сущности и общественной природе учреждений эмеритуры, имеющих ведомственный или корпоративный характер, за которыми будущее пенсионной системы современных россиян.

Практическая значимость. Важнейшие результаты проведенного исследования необходимо учитывать при определении и реализации современной пенсионной политики на федеральном и региональном уровнях, включая распространение практики негосударственного пенсионного обеспечения, обсуждение этой острейшей темы политическими партиями, общественными палатами и т.п.

Например, в содержании обсуждаемого с мая 2011 г. Госдумой законопроекта о социальных гарантиях сотрудникам полиции РФ возможно использовать опыт широкого предоставления пенсионных льгот полицейским чинам, «пострадавшим в ходе беспорядков 1905 г.»

Диссертационный материал подлежит использованию в обобщающих изданиях по отечественной истории, пенсионному и социальному обеспечению, в соответствующих учебных пособиях и профильном вузовском преподавании.

Апробация результатов. Основные положения диссертации отражены в 6 научных публикациях автора общим объемом 1,8 п.л., включая 1 статью в ваковском журнале и материалах международной конференции (Прага, 2008 г.), а также докладывались автором на региональных (Курск, 2006, 2007, 2008 гг.) конференциях.

Структура работы включает введение, две главы с 2 параграфами в каждой, заключение, а также примечания, приложения и общий список использованных в диссертации источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Первую главу «Пенсии с преобладанием фиксировано государственной формы» открывает параграф «Пенсии военнослужащих», поскольку начало казенных выплат – особыми решениями и в выборочном порядке – осуществлялось применительно к чинам флота с 1720 г., а с середины XVIII столетия – к отставным армейцам.



В диссертации особо подчеркивается, что лишь в 1827 г. государство впервые утверждает «Устав о пенсиях… », ставший специальным пенсионным манифестом универсального действия. Отныне в России госпенсии назначали по выслуге лет уже всем чинам армии и флота, при этом опираясь на единую систему выплат денег.

В 1869 г. принимается уже профильное пенсионное положение для армейских военнослужащих. Все военные были разделены на 9 разрядов. Размер их пенсий из сумм государственного казначейства зависел от разряда и количества лет службы. Так, за 20 лет служение в пенсион полагалось 1/3 от офицерской зарплаты за последнее пятилетие, 25 – 1/2, 30 – 2/3, 35 – полный оклад. Основу этих пенсий составляли ежегодные вычеты из зарплаты военных 2% в их постепенно растущий «пенсионный капитал».

Например, в 1898 г. майор Николай Редин, проживавший в г. Белгороде Курской губернии сумел выслужить пенсионный оклад в 402 руб. 82 коп. в год, получая его из Курского казначейства30.

Вдова же полковника Мария Судакова с четырьмя детьми – 948 руб. с 1900 г., (муж последнее время служил командиром 31-го летучего артиллерийского корпуса), жившая в г. Курске по ул. Золотой на квартире в доме Мальцевой31.

В 1912 г. в Российской Империи вышел в свет новый закон о пенсиях офицерам и их семьям; условия данного закона распространялись на лиц, состоявших на 1 января 1912 г. на действительной военной службе.

За выслугу 25 лет оставили пенсион в 50% получаемого на службе годового содержания. С каждым прослуженным годом, сверх 25 лет, до 35 лет включительно размер пенсионного оклада увеличивался на 3%. Полная пенсия назначалась за выслугу 35 лет. Для увольняемых в отставку по болезням, а также для раненых I и II классов, сроки выслуги сокращались. Пенсии начислялись по последнему чину и должности, в которых военнослужащий должен был пробыть не менее двух лет, находившихся менее указанного срока – предыдущим. Лишались права на пенсии военные, подвергшиеся уголовным наказаниям и исправительным работам.

Важно отметить, что в особых случаях предусматривались и сокращенные сроки выслуги, в т.ч. время службы военно-офицерских чинов в походах против неприятеля и сражениях считалось один год за два. Мало того, пребывание в Севастополе с 13 сентября 1854 г. по 27 августа 1855 г. рассчитывалось месяц за год. Находившимся в Порт-Артуре во время осады каждый месяц, с 1 мая по 20 декабря 1904 г., считался за год, а 1 день – за 12. К 1914 г. офицерам, состоявшим в должностях военных летчиков или летчиков-наблюдателей и совершивших в течение года полеты с общею продолжительностью не менее установленной нормы, такие годы засчитывались в стаж на пенсию по расчету пяти лет за семь. Служение офицеров в отдаленных краях Империи не менее 10 лет считалось в местностях I разряда 2 дня за 3; II разряда – 3 за 4 и III разряда – 4 за 5. Из числа лет службы не исключалось: а) нахождение в плену у неприятеля, которая равнялась год за год; б) время в отпуске до 4 месяцев, а в отдаленных местах до 6 включительно; в) пребывание за штатом не более двух лет. Военным, командированным в районы чумной эпидемии, в пенсион зачислялся 1 день за 2, тем же из них, которые при указанных условиях заболевали чумою, 1 день приравнивался за 12.

Вдова получала половину того пенсионного оклада, который причитался бы ее мужу, если бы он вышел в отставку в день смерти; вдове с детьми, имеющими право на пенсию, при­бавлялось к половине 1/3 другой половины на каждого сына или дочь. Поэтому вдова, имеющая трех малолетних детей и более, получала 100% пенсионного жалованья. На полный пенсион до определенного возраста или обстоятельств могли рассчитывать четверо сирот или на 1/4 часть в отдельности.

Помимо пенсионного законодательства военнослужащих существовали и институты социального призрения для бывших офицеров и нижних чинов, а также их семей. Так, Александровским комитетом о раненных на благотворительные средства, например, в 1893 г. снабжалось 25 317 «пенсионеров» с размером ежегодной выплаты в среднем – 70 руб. в год, в т.ч. 1 942 генералов и офицеров – по 244 руб., члены их семей: 1 336 чел. – по 171 руб. и 51 родителям – 197 руб.

По нижним чинам есть точные архивные сведения за 1906 г. отставной унтер-офицер Г.И. Долгов получал 156 руб. в год из Александровского комитета о раненых и от Казны, живя в Суджанском уезде Курской губернии32; отставной ефрейтор Иван Тарасов с 1899 г. – 39 руб. в год из Александровского комитета о раненых, был причислен к III классу раненых, проживал в Обоянском уезде Курской губернии 33.

Важным дополнением казенных пенсий служили выплаты накопительного типа из эмеритальных касс.

Военное министерство преступило к образованию эмеритального капитала с 1895 г. (Морского с 1863 г.), путем организации эмеритальной кассы, участники которой – российские офицеры отчисляли в эмеритуру 6% получаемого денежного довольствия на условиях государственного софинансирования. Вскоре эмеритурой пользовались свыше 10 тыс. семей отставных военных.

Право на такую пенсию приобреталось совокупным выполнением двух условий: государственной службой не менее 25 лет и участием в Кассе как минимум 20 лет. Размер пенсионных окладов зависел от трех факторов: воинского звания офицера, стажа службы и количества «платных лет». Количеством лет службы определялись классы, а годами участия – разряды пенсий.

Уволенным в отставку и беспорочно прослужившим пенсии назначались в следующем размере: от 20 до 25 лет – 1/2 оклада, 25 лет и более – полный оклад.

Пенсии по сокращенному сроку давали за раны или тяжкие болезни, полученные во время служения, причем не требуя ни выслуги на государственной службе 25 лет, ни участия в кассе 20 лет.

Пенсионные оклады членам се­мей из эмеритальной кассы выплачивались от пенсионного жалованья мужа или отца, которое он получал или мог бы получить: вдовам – 2/3, а при наличии детей – вся пенсия.

Во втором параграфе «Пенсии чиновничества» дается характеристика пенсионной системы для гражданских госслужащих.

Введение пенсионных услуг в закон прохождения госслужащих от 1764 г. в последующем было дополнено пенсионными статьями в ведомственных законах, что способствовало росту разночтений и неоправданному дублированию. Для устранения этого в России был издан пенсионный Устав от 6 декабря 1827 г. обобщающий все законоположения о казенном пенсионе для служащих различных гражданских ведомств, которые составляли главный контингент государственных пенсионеров.

Все чины гражданских ведомств были разделены на 9 разрядов, из которых некоторые делились еще на степени, и каждому из них было присвоено особое пенсионное жалованье от 4 тыс. до 300 руб. Размер пенсионов определялся должностью и числом прослуженных лет. Служащий, проработавший от 20 до 30 лет, получал в пенсион 1/3 зарплаты, 30–35 – до 2/3, 35-летнее и более служение давало право на полный пенсионный оклад, который они имели последние 5 лет службы (такая норма распространялась и на военнослужащих).

Размер пенсии для чиновников определялся по разряду последней должности только занимавшим ее не менее 5 лет, а сотрудникам, служившим без жалованья, пенсионные суммы при отставке не назначались.

Новый универсальный устав с малозначительными дополнениями в совокупности со специальными (придворным, таможенным и т. д.) был издан в 1896 г. и с небольшими изменениями просуществовал вплоть до Октября 1917 г. Данный Закон 1896 г. сохранил прежние сроки выслуги для госслужащих: беспорочно прослужившие 35 лет получали при отставке пенсию в размере полного годового оклада, половинные зарплаты назначались работникам со стажем службы 25 лет.

В частности, преподавательнице столичного Женского педагогического института принадлежавшего Министерству народного просвещения, А. Силиной с 1891 г. назначили пенсию 426 руб. в год34.

Обыкновенные пенсионные оклады имели многие отставные чиновники, в т.ч. Курской губернии: А.П. Голузевский из Курской почтово-телеграфной конторы, получал пенсионное жалованье по VI разряду – 235 руб. в год35; Д.А. Авдеев, отслуживший канцеляристом в Курском губернском правлении 20 лет 9 месяцев с годовой зарплатой 216 руб. перед уходом на пенсию, получил пенсион в размере 150 руб. в год36.

Причем примерно каждая вторая госпенсия вскоре оказывалась вдовьей как у П. Никитиной (52 лет) с детьми (17, 16 и 11 лет), вдовы младшего ревизора Контрольной палаты Курской губернии, что после его смерти в 1908 г. имела «пенсию за службу мужа на себя и детей 640 руб. в год»37.

В тексте диссертации автор акцентирует, что покидавшие службу с тяжелыми неизлечимыми болезнями, лишающими не только возможности продолжать работу, но и обходиться без постоянного постороннего ухода, с трудовым стажем в 20 лет получали пенсион в объеме полного оклада, от 10 до 20 лет – 2/3 его, от 5 до 10 лет – 1/3. Иногда назначали усиленную пенсию из-за «неизлечимого заболевания», в т.ч. 624 руб. – О. Юркевич, 57 лет, супруг которой в последнее время занимал должность Суджанского уездного исправника, уволился в 1906 г. по болезни и умер в 1911 г.38





Размеры окладов, а значит, и пенсий, характеризует особая поразрядная табель: чиновники с окладом I разряда получали 1143 руб. 60 коп., II – 857 руб. 70 коп., III разряд первой степени – 571 руб. 80 коп., второй – 428 руб. 85 коп., IV разряд – 343 руб. 5 коп., V – 285 руб. 90 коп., VI – 214 руб. 50 коп., VII – 171 руб. 60 коп., VIII – 128 руб. 61 коп., IX разряд – 85 руб. 80 коп, что подтверждает пенсионная документация в отношении конкретных личностей.

Все пенсионные выплаты подвергались пошлинным выплатам в 1%, если составляли не более 142 руб. 95 коп.; и 2%, если эту цифру превышали; но в обоих случаях вдовы и дети от этого налогообложения освобождались.

Членам Государственного Совета, сенаторам, министрам, послам и т.п. пенсии определялись не по вышеуказанной табели, а каждый раз по особому назначению императора соразмерно их заслугам.

При получении пенсиона за чиновничью службу засчитывалось время проведенное в качестве студентов российских университетов на юридических факультетах и приобретение ученых степеней, а также период военной службы. Чиновничья работа особой сложности, например, в польских губерниях с 1867 г. считалась русским госслужащим 5 лет за 7.

За основание пенсий вдовам и детям чиновников, умерших на службе, принималась та, которая следовала бы мужу или отцу, если бы он вышел в отставку в день своей смерти. Данные выплаты определялись на основании следующих правил: а) вдова бездетная или имеющая детей, которым по их возрасту или по другим причинам пенсия не полагалась, получала половину той, которая причиталась бы мужу (после смерти чиновника – магометанина, имевшего несколько жен, всем им пенсионный оклад назначался в таком размере, если бы была одна вдова); б) вдове с детьми, имеющими право на пенсию, прибавлялась к половине одна треть другой половины на каждого сына или дочь, в т.ч. имеющая трех малолетних детей и более получала полный пенсион; в) пасынки и падчерицы чиновников не имели права на пенсионное жалованье за его службу; г) пенсии семействам назначались лишь за выслугу лет, пожалованные за особые заслуги, вдовам и детям не переходили.

Выдача пенсионных выплат вдовам и сиротам прекращалась вследствие их смерти, второго замужества вдов, ухода в монастырь, вступление на воспитание в общественное заведение, судебного приговора, наносящего бесчестие, и достижения детей совершеннолетия.

В 1905 г. в связи с высокой опасностью выполнения служебных обязан­ностей, и даже вне работы, издается высочайшее распоряжение на назначение пенсий всем чинам полиции классным и нижним, оставившим службу вследствие ран и других повреждений здоровья, полученных при вышеуказанных условиях. Размер пенсиона не мог превышать годового оклада содержания, подразумевая под ним жалованье и столовые деньги.

Например, Ф.В. Юркевич, отставной полицейский, раненый «в ходе беспорядков 1905 г.», получал пенсию в размере 728 руб. в год (вышеупомянутый применительно вдовьему пенсиону его жены)39.

В частности, вдовью пенсию имела вдова Мария Петровская – 180 руб. в год за мужа, который служил в Корпусе жандармов 16 лет и умер от болезни легких в 1912 г.40

Сиротский пенсион дали, дочери секретаря Курского городского полицейского управлении М.А. Косминской жившей в г. Курске – 60 руб. в год41.

Семействам лиц, убитых при тех же условиях, разрешено было начислять пенсионные средства по тому же расчету; при этом такие суммы чинам полиции и членам их семейств назначались независимо от числа лет службы погибших.

А 18 марта 1909 г. последовало утверждение закона о пенсиях лицам с семействами, постра­давшим от преступных деяний. На основании его закона пенсионные выплаты пре­доставлялись всем без различия пострадавшим от полити­ческих преступлений, не только состоявшим на службе госу­дарственной, общественной, но и частным лицам, в т.ч. дворникам, сторожам, и «агентам», исполняющим общественные и политические обязанности.

В результате сотрудники МВД приобрели уверенность в том, что, стано­вясь жертвами служебного долга, как сами они, так и их семьи, получат должную помощь со стороны государства, что отразилось на значительном уменьшении числа случаев увольнения со службы из рядов полиции. Если в начале 1900-х гг. ежемесячно увольнялись до 35 российских полицейских, а в 1905 г. – уже по 70 лиц, то на 1910 г. контингент уходящих сократился до 9 чел., поскольку их служение стало более – социально защищенным, а значит, несравненно устойчивее.

Важным дополнением казенных пенсий служили выплаты накопительного типа из эмеритальных касс, создаваемых с середины XIX столетия в различных ведомствах.

Например, 1 июля 1885 г. была образована Эмеритальная касса Министерства юстиции, имевшая цель обеспечить существование оставляющих службу сотрудников ведомства, участвовавших своими взносами в кассе, и их семейств производством пенсий, назначаемых по регламенту всех ведомственных Эмеритальных касс, включая рассмотренную в автореферате военную. Небольшую роль эмеритуры в сравнении с госпенсией рисуют данные о курянке А.А. Виктовой, которая приобрела после смерти в 1896 г. супруга, служившего судебным приставом Подольской губернии, пенсион 205 руб. казенных и 12 руб. эмеритальных.

Вторая глава «Пенсии с преобладанием накопительно общественной формы» начинается параграфом «Пенсии православного духовенства», (за исключение монашества, существующего на самообеспечении) ибо они сочетали обычно низкие казенные и более крупные суммы из капитала эмеритур (происходит от «эмеритуры», означающий на латинском «заслуженная»), особенно для деятелей низших рангов начиная с дьяконов и заканчивая псаломщиками.

Зарождение пенсионного обеспечения православного духовенства началось с царского указа от 4 апреля 1842 г. о создании накопительного капитала с последующим его дополнением из фонда казенными субсидиями для назначения пенсий только беднейшим священникам сельской местности, отчислявших 2% жалования для будущего пенсиона.

Временными правилами 1866 г. эту пенсионную систему распространили на всех православных священников, назначив им пенсион 20 руб. в год с последующим его увеличением; а с 1880 г. таковой получили дьяконы; с 1887 г. начали платить пенсии «на счет Казны» круглым сиротам церковных деятелей. Одновременно ввели половинные пенсии за укороченную службу и сокращенные с отставкой по болезни.

В частности, в 1880 г. законоучителю Курской мужской гимназии протоирею Алексею Ганкову за 37 лет службы был назначен пенсионный оклад 480 руб. в год из сумм Курского губернского казначейства42.

В 1902 г. состоялось утверждение Устава о пенсиях священнослужителям и псаломщикам духовного ведомства как уже специального законоположения постоянного действия. В нем при полной выслуге 35 лет годовую пенсию повысили священникам с 70 до 130 руб. Пенсионы несколько меньшего размера получали дьяконы и псаломщики, а после их смерти вдовы и дети, до наступления их совершеннолетия.

К примеру, псаломщик сл. Велико-Михайловки получил пенсию 20 руб. в год за 8-летнюю службу в данной должности43.



Pages:     | 1 || 3 |
 

Похожие работы:










 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.