авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 |

История пенсионного обеспечения россиян за 1827–1917 гг.

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Кульчитцкий Алексей Владимирович

История пенсионного обеспечения россиян

за 18271917 гг.

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

КУРСК 2011

Работа выполнена на кафедре истории России

Курского государственного университета

Научный руководитель: кандидат исторических наук, доцент

Курцев Александр Николаевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук,

доктор философских наук, профессор

Щавелёв Сергей Павлович

кандидат исторических наук,

Щедрина Юлия Владимировна

Ведущая организация: Курская государственная

сельскохозяйственная академия

имени профессора И.И. Иванова

Защита состоится 1 июля 2011 года в 16 часов на заседании диссертационного совета Д 212.104.04 в Курском государственном университете по адресу: 305000, г. Курск, ул. Радищева, 33, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Курского государственного университета.

Автореферат разослан 28 мая 2011 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета Постников Н.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертации вытекает из значения исторического опыта осуществления российским государством функций в области социального обеспечения.

Российская Федерация в соответствии с Конституцией – «социальное государство», политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, включая инвалидов и «пожилых граждан» посредством установления «государственных пенсий, пособий и иных гарантий социальной защиты». Одновременно «поощряется добровольное социальное страхование, создание дополнительных форм социального обеспечения»1.

В современных условиях развития рыночной экономики и растущего старения населения государственная политика встречает большие трудности в попытке реформировать пенсионную систему, в особенности накопительных пенсий в альтернативных негосударственных фондах.

Сейчас в России на 142 млн жителей уже 39 млн пенсионеров, включая 13 млн инвалидов, при растущем многомиллиардном дефиците Пенсионного фонда. Это 60 пенсионеров на 100 работающих, к 2025 г. их соотношение увеличится до 90 на 1002.

Важно использовать положительные уроки организации государством пенсионных услуг в досоветское время, представлявших совокупность обычно двух форм пенсий – назначаемых казной и накапливаемую людьми, причем с учетом существования частной собственности и наличия соответствующих общественных отношений, значение государственных и религиозных традиций.

Однако данная проблема не получила специальной разработки у отечественных историков, особенно в единстве пенсионного законодательства и практического воплощения относительно различных категорий пенсионеров.



Данная диссертация явится комплексным освещением этой важнейшей социальной темы, которая может стать основой лучшего понимания пенсионной системы для многочисленных исследователей ее нынешнего состояния3.

Объектом ее изучения выступает исторический опыт организации системы пенсионного обеспечения россиян, понимая под пенсией денежные выплаты за трудовую выслугу, получаемые самим работником и его ближайшими родственниками при наступлении старости, потери трудоспособности, в случае его смерти и др.; а также суммы, накопленные человеком из собственной зарплаты4.

Предметом работы является правовая регламентация и пенсионная практика государственных и эмеритальных выплат в России, которыми к 1917 г. были охвачены в полной мере лишь четыре категории работников: военнослужащие и чиновничество, православное духовенство и земские служащие. У остальных групп населения, в т.ч. индустриальных рабочих, включая железнодорожников, пенсионное обеспечение, особенно по старости, находилось в зарождении5.

Хронология исследования в основном открывается утверждением первого универсального пенсионного Устава для российских госслужащих от 6 декабря 1827 г., а завершается переломным 1917 г.

Территориально оно охватывает всю Российскую Империю, включая сравнение материалов по столичной Петербургской и провинциальной Курской губерниям.

Историография темы диссертации практически отсутствует, особенно специальные исследования историков, имеющие комплексный характер.

В дооктябрьских изданиях наша проблема преимущественно освещалась посредством краткого анализа пенсионного законодательства, включая брошюру Минюста за 1869 г. об эволюции ранних казенных пенсий – с эпохи Петра I и по 1866 г. – чиновничеству и военнослужащим и рождение их эмеритур с удачным выводом о завершении правового оформления «пенсиона» госслужащим в первом универсальном пенсионном Уставе от 6 декабря 1827 г., который «в главных своих началах действует до настоящего времени».

Одновременно там подчеркивались три его «существенные неудобства»:

1) в архаичном оставлении в действии свыше тридцати отдельных пенсионных актов;

2) в недостаточных суммах, относительно получаемого жалования труженика, назначаемых в пенсию оставляющим работу и их семействам;

3) в опасном увеличении пенсионных расходов государства, дошедших в 1843 г. до 4,6 млн руб. сер.

Первый пробел посчитали нужным исправить путем последующего издания более полных пенсионных уставов, а последние два недостатка заставили правительство в 1842 г. озаботиться созданием накопительно – эмеритальных доплат отставникам к государственной пенсии6.

Больше повезло разработке становления военного пенсиона, особенно в монографии со сравнительной характеристикой пенсионного законодательства в России и европейских государствах7.

Учреждения накопительно-эмеритального назначения получили освещение в экономическом исследовании с анализом общих принципов их создания и действия на русских железных дорогах с отдельными конкретными примерами8. Отметим также брошюру о специфике эмеритуры в горном и других гражданских ведомствах9.

Практический опыт организации эмеритуры наиболее полно получил освещение в отношении земских служащих.

В обобщающем издании о земском самоуправлении его попутно коснулся Б.Б. Веселовский, включая упоминание о возникновении первого подобного учреждения в 1868 г. в Тверской губернии, получивших позднее самое широкое распространение, в т.ч. в Курском земстве за 1890–1986 гг., где персональные шестипроцентные вычеты из заработков сотрудников дополнялись денежными субсидиями от их земских органов, что обеспечивало накопление необходимой суммы в эмеритальной кассе10.

Из специальных публикаций выделим издание с историческим обзором процесса формирования земской пенсионной системы, новейшее развитие которой состояло в переходе от исходной эмеритуры к страхованию жизни в пенсионной кассе: на случай возможного увольнения людей и их отставки по старости11.

Советские историки фактически не проявляли должного интереса к пенсионной системе изучаемого периода. Достаточно сослаться на типичное упоминание этой темы в монографии П.А. Зайончковского (на полутора страницах) со скупыми выводами на конец 1890-х гг.:

1). «Пенсии слагались из двух источников, а иногда из трех – собственно пенсии, средств эмеритальных касс и инвалидного капитала (для лиц, получивших увечье либо на войне, либо на службе)»;

2). «Пенсии в русской армии… были значительно ниже, чем в других армиях»12.

В современной историографии отношение ученых к данной тематике меняется крайне медленно.

Например, еще в 1993 г. освещение госпенсий военным оставалось попутным с использованием автором лишь двух опубликованных отчетов, но уже с четким выделением им пенсионного Устава от 6 декабря 1927 г. как основополагающих правил для кадров военнослужащих, выходящих в отставку13.

В фундаментальной работе Л.Е. Шепелёва о чиновничестве России наша тема ограничивается абзацем о государственных пенсиях, установленных законоположением 6 декабря 1827 г., включая сомнительный вердикт, что «семьям умерших чиновников назначалось пособие»14. Между тем многие лица получали за умершего лишь пенсию. Мало того, автор пишет, что по размерам пенсиона «разрядов было шесть, наиболее льготным являлся первый»15. В действительности же их существовало девять, причем до 1917 г.

В новейшем двухтомнике о русском земстве по печатным источникам обзорно излагается развитие эмеритуры, включая попытку ввести с 1906 по 1915 г. общеземскую пенсионную кассу и т.д.16

В последнее время стали выходить первые профильные статьи, причем преимущественно о накопительных кассах, которыми ранее историки практически не интересовались. Однако эти работы отличают отсутствие архивных источников и обобщенная информация без конкретных персоналий17.

Только сейчас наметилось выполнение специальных диссертаций, но пока лишь усилиями юристов, включая Д.А. Квасова, в отношении нашей эпохи изучения. В данной работе содержится анализ пенсионных правил по казенным выплатам и эмеритальным сбережениям, но без показа практики их осуществления применительно к персоналиям, зато с чрезмерным увеличением сравнения царского законодательства с современными пенсиями в Российской Федерации18.

Удивляет и отсчет рождения пенсий с XVII века как «наделение отставных служащих в виде прожиточного поместья и выслуженной вотчины, однако считать их пенсиями нельзя». Автор традиционно выделила законодательное оформление пенсий Уставом 1827 г., но обошла значимость последующих законов, особенно издания 1896 г. Непосредственно особенностям пенсионного обеспечения посвящен лишь параграф о земельных угодьях и денежных выплатах, положенных кубанскому казачеству19.

Брошюра экономиста Е.В. Сапилова и его журнальная публикация также посвящены описанию лишь динамики правовых актов20.

Удачным примером попутного освещения пенсионного обеспечения одного отряда российских чиновников являются монографии правоведа В.В. Захарова, где законодательный материал уже конкретизируется ссылками на архивные документы о начислении пенсиона судебным приставам21.

В коллективном историческом труде о курской полиции также общеправовые положения подтверждает пример полицейской пенсии за 1909 г.22

В региональных диссертациях, посвященных различным слоям российского общества, пенсионная тематика в лучшем случае затрагивается эпизодически. Достаточно сослаться на сочинения историков Курской области.

В работах авторов о конкретном государственном учреждении и губернских чиновниках наша тема соответственно замалчивалась и упоминалась вскользь в общероссийском формате23.

В диссертации о духовенстве пенсионная тема обойдена, а в новейшем труде о земской школе соискатель ограничился констатацией известных положений об учительской эмеритуре24.

В общем итоге степень изученности истории пенсионной системы рассматриваемого времени отличается отсутствием специальных исторических диссертационных исследований, немногочисленной литературой и непрофильными сочинениями с фрагментарным освещением проблемы и зачастую с сомнительными выводами.

Методологической основой диссертационной работы составляет применение исторического принципа органического единства объективного (политика государства) и субъективного (потребности человека) для развития общества, который дополняется использованием специальных методов исследования: от детерминированности и эволюционности до сравнения и типологии.

Целью работы становится изучение истории становления пенсионной системы путем решения сквозных задач, последовательно раскрывающих в отношении 4-х категорий российских пенсионеров:

– разные виды пенсий: от фиксированных из государственных сумм (фиксировано – государственные) до накопительных из общественных касс (накопительно – общественные);





– пенсионные законы и эмеритальные уставы: типичное и особенное;

– общий порядок установления пенсионного статуса людей и практика персонального назначения пенсиона;

– специфика выплат самому работнику и членам его семьи.

Источниковая база диссертации включает комплекс архивных документов и печатных материалов.

Исходное значение имеют законодательные публикации. Среди специализированных изданий своей фундаментальностью особенно выделяется универсальный «Устав о пенсиях… » к 1906 г. с вводным разделом о едином порядке назначения пенсий чиновникам, особыми пенсионными Уставами по различным ведомствам, которые дополнялись особыми правилами «О пенсиях духовенству».

Составитель этого профильного свода Е.И. Смирнов, возглавляя первое пенсионное отделение Департамента государственного казначейства Минфина, избрал его основой Устав о пенсиях 1896 г., который конкретизировал ценными циркулярами, имевшими ведомственный характер25.

Этот сводный сборник углубляют различные нормативные публикации, включающие эмеритуру: «Эмеритура и пенсии из государственного казначейства» (Киев, 1894) и «Новые пенсии офицерам, врачам и их семействам» (СПб., 1912), «Проект устава эмеритальной кассы судебного ведомства с объяснительными записками» (СПб., 1884), «Устав эмеритальной кассы ведомства Министерства юстиции» (СПб., 1885).

Правовой материал дополняется отчетностью, в т.ч. «Отчет Александровского комитета о раненых за 1893 г.», «Отчет эмеритальной кассы ведомства Министерства юстиции за 1890–1894 гг.», «Отчет о назначенных по Министерству внутренних дел на основании закона 18 марта 1909 г. пенсиях и пособиях в память царя освободителя и мученика».

Первый содержит данные о выплатах особых пенсий бывшим военным и находящимся на их иждивении ближайшим родственников, причем не только офицерам и солдатам, но и гражданским сестрам милосердия.

Последний Отчет раскрывает новую разновидность пенсионного обеспечения актом 18 марта 1909 г. для чинов МВД, представителей самоуправления, городских дворников и т.п. – пенсий пострадавшим от революционных деяний.

В некоторых таких изданиях встречается информация о конкретных личностях. Скажем, в «Трудах эмеритальной кассы ведомства Министерства юстиции за первое пятилетие» (СПб., 1890), помимо описания ее общего устройства, кассового управления и динамики капиталов, осуществления юридического надзора и прочего, имеется поименный список о всех пенсионерах Минюста с данными их выслуги и размеров пенсиона.

Расширяют и углубляют картину пенсионной системы множество Уставов и Отчетов эмеритальных учреждений Петербургской и Курской губерний.

Это «Устав пенсионной кассы служащих в земстве С. Петербургской губернии» (СПб., 1877), «Устав Курской земской эмеритальной кассы» (Курск, 1896), «Устав эмеритальной кассы духовенства Курской епархии» (Курск, 1913) и т.д.; а также «Отчет С. Петербургской уездной земской управы по эмеритальной кассе за 20 лет: 1877–1897 гг.» (СПб., 1897), «Отчет о состоянии эмеритальной кассы духовенства С. Петербургской епархии за 1881–1890 гг.» (СПб., 1891), «Отчет эмеритальной кассы служащих в земстве Курской губернии за 1899/1900 г.» (Курск, 1900), «Отчет эмеритальной кассы духовенства Курской епархии за 1906 г.» (Курск, 1910), «Отчет о состоянии эмеритальной кассы духовенства С. Петербургской епархии за 1901–1910 гг.» (СПб., 1911) и др.

Особенно интересна погубернская отчетность церковной эмеритуры как содержащая полную информацию о практической деятельности таких пенсионных учреждений, начиная с порядка общекассового руководства, ревизий финансовых средств и численным составом участников, а заканчивая персоналиями с указаниями последней должности на месте бывшей работы и суммы годовой выплаты.

Вспомогательное значение имеют периодические издания и мемуарные источники. В последних пенсионная тема встречается как исключение, включая используемые нами семейные воспоминания о петербургских инженерах по гражданскому ведомству, жаждущих казенную пенсию26; и сельском духовенстве Тульской губернии с эмеритальными выплатами27.

Персональная конкретизация назначения пенсий разным работникам и их ближайшим родственникам почерпнута нами из двух комплектов первичных документов, отложившихся в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб) и Государственном архиве Курской области (ГАКО), причем отражающих места труда многих пенсионеров в других губерниях России.

По ЦГИА СПб использована типичная документация из восьми фондов, характеризующих разные группы населения: ф. 19 «Петроградская духовная консистория», ф. 139 «Канцелярия попечителя Петроградского учебного округа», ф. 212 «Столичное врачебное управление», ф. 258 «Петроградское губернское присутствие», ф. 355 «Училище правоведения», ф. 381 «Петроградский институт инженеров путей сообщения», ф. 536 «Петроградское дворянское депутатское собрание», ф. 918 «Женский педагогический институт».

В ГАКО отобрано четыре подобных фондов, включая документацию универсального характера из ф. 1 «Канцелярия курского губернатора», а также с более узкими фактами из ф. 32 «Курский окружной суд Министерства юстиции», ф. 33 «Курское губернское правление», ф. 185 «Курская мужская гимназия».

В общей сложности наша работа опирается на 105 архивных дел.

Пенсионное делопроизводство с персональными сведениями обыкновенно было представлено скупыми данными.

В частности, дело за 1851 г. столичной консистории содержит констатацию того, что профессор богословия Петербургского университета А. Райковский получал пенсию годового оклада 1 429 руб.28

Примером более полных сведений служит дело Канцелярии курского губерантора за 1880 г.: полтавскому уроженцу, в последствии курянину, отставному подпоручику К. Соболевскому, что отслужил армейцем 12 лет, после ранения головы назначили пенсию 29 руб. 30 коп. в месяц, в т.ч. из Государственного казначейства – 17 руб. 55 коп., Эмеритальной кассы – 6 руб. 75 коп. и Комитета о раненых – 5 руб.29

Весь использованный круг источников характеризуется репрезентативностью и необходимым разнообразием, позволяющим конкретизировать пенсионное законодательство учрежденческой отчетностью и персональным документооборотом, что обеспечило обоснованность и достоверность информации, содержащейся в диссертации.

Научная новизна. Данное исследование является первой диссертацией в области отечественной истории об эволюции пенсионного обеспечения с декабря 1827 по октябрь 1917 г.

Новаторская концепция этого диссертационного сочинения построена на принципах целостного изучения пенсионной тематики: от соответствующего законодательства до персональной его реализации, описания всех форм пенсиона: от казенного до эмеритуры, причем относительно разных пенсионеров: от военнослужащих и чиновничества до православного духовенства и земских служащих.



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.