авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

Центральное государственное управление в россии во второй половине xvii в.

-- [ Страница 1 ] --

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ИНСТИТУТ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ

На правах рукописи

Новохатко Ольга Владимировна

ЦЕНТРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ
В РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVII В.

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Москва – 2008

Работа выполнена в Центре истории русского феодализма

Института российской истории РАН

Официальные оппоненты: академик РАН, профессор

Мясников Владимир Степанович

Институт востоковедения РАН

доктор исторических наук

Демидова Наталья Федоровна

доктор исторических наук, профессор

Комиссаренко Аркадий Иванович

Российская академия государственной службы при Президенте РФ

Ведущая организация: Московский педагогический

государственный университет

Защита состоится «11» декабря 2008 г. в 11.00 часов на заседании диссертационного совета Д 002.018.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Институте российской истории РАН по адресу: 117036, Москва, ул. Дм. Ульянова, 19, ауд. 2.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Института российской истории РАН.

Автореферат разослан « » 2008 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

кандидат исторических наук Е.И. Малето

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Изучение истории государственного управления не теряло актуальности на всем протяжении существования исторической науки, начиная с конца  XVIII века, с трудов Г.Ф. Миллера. Не утратило оно научной остроты и в наши дни. Следует даже сказать, что в периоды реформ и перестройки государства и его управленческих структур попытки выявить факторы, которые спо­соб­ству­ют образованию конструктивной государственной власти, эф­фек­тив­ных рычагов управления, вполне закономерны и актуальны. Многие особенности элементов организации управления в России, уходящей корнями в княжеские канцелярии, закладывались во второй половине XVI в., полное же развитие получили в XVII в. – времени расцвета самобытной русской государственности. Разумеется, за три века формы центральных государственных учреждений кардинально изменились, тем не менее, соотношения формальных и неформальных приемов управления, технологии принятия и осуществления решений центральной власти, другие алгоритмы государственного администрирования на различных стадиях бюрократической организации государственного аппарата сопоставимы. История государственного аппарата допетровской России принадлежит к одной из приоритетных тем в историографии, а в связи с петровскими реформами интерес исследователей к государственным структурам предшествующего периода еще более повышается. Соб­ственно, этим и объясняется рост числа исследований, посвященных приказам, в последние годы. С другой стороны, именно это, последнее, обстоятельство самым явным образом свидетельствует о том, что тема эта далеко не исчерпана, что существует еще масса “белых пятен” в истории приказов, как отдельных, так и всей приказной системы в целом. Приказная система вообще, на всем протяжении ее изучения тяжело поддавалась научному осмыслению, в частности, приказы “не давались” для классификации; они никак не ложились в четкие и законченные определения и характеристики. Думается, что основанием для такой ситуации могут служить два обстоятельства.





Во-первых, это развитие самой теории управления, особенно проблем формального и неформального, рационального и стихийного начал в управленческих процессах, соотношения отраслевого и территориального принципов управления. Каждый этап в развитии науки об управлении вообще и государства в частности определял свои критерии для оценки приказной системы, которые в связи с естественной исторической ограниченностью этих теоретических воззрений не давали объективного, всестороннего взгляда на предмет.

Во-вторых, это сам объект исследования. Еще одной причиной несбалансированной оценки приказной системы является, как это ни парадоксально, ее недостаточная изученность. Казалось бы, о приказах написано немало, о многих в отдельности и о системе в целом. Однако все еще не существует исследований, посвященных такой важнейшей, определяющей проблеме, как собственно механизмы приказного управ­ления, способы администрирования внутри приказов. Есть сведения, известные давно и постоянно уточняющиеся, о том, сколько было приказов, каких и в какое время, каков был количественный и социальный состав их служащих, их компетенция, как, в очень общих чертах, строилась их работа. Но при этом нет достаточно ясных представлений о реальном объеме работы отдельного приказа, ее интенсивности, эф­фективности, о способах взаимодействия приказных служащих между собой и с объектами управления, то есть нет представления, как конкретно работал центральный аппарат управления в России XVII века.

Степень изученности проблемы. Историография поставленной проблемы – техники приказного управления – крайне скудна. Авторов, ко­то­рых занимала технология управления государственных структур вообще и приказной системы в частности, немного. В большинстве случаев исследователи пытались классифицировать приказы, прослеживали возникновение и развитие как приказной системы в целом, так и отдельных приказов, искали признаки коллегиальности или единоначалия в управлении приказами (в данном случае решался лишь один из многих вопросов технологии управления приказами). Обзор историографии не затрагивает работ, где анализируется вся приказная система, дается ее оценка и т.д., и работ, в которых изучается история какого-либо конкретного приказа, в том числе Разряда. Историография приказной системы в целом достаточно полно изложена в работе О.Ф. Козлова1. Уделим внимание лишь тем трудам, которые касаются технологии управления, объема и эффективности работы приказа как административного органа.

Наибольший интерес у исследователей, как отмечалось, вызывал вопрос о коллегиальности приказов. А.Д. Градовский констатировал, что “внутренняя организация приказов не имеет ничего определенного. Опытные историки и юристы тщетно стараются определить, какой, в сущности, был состав и порядок действия приказов – бюрократический или коллегиальный”2.

Иначе смотрел на эту проблему Н.П. Лихачев. По его мнению, основанием государственного устройства в Московском государстве были практика и обычай. «Никто не думал о систематическом проведении известного юридического начала; делали дело, как повелось, не заботясь, что принцип единоличного управления смешивается с принципом кол­ле­ги­аль­ности, – смысл и значение совещательно-коллегиального начала знали не из системы государственного права, а из всем известной, рас­про­стра­нен­ной сентенции: “ум хорошо, а два – лучше”»3.

В.О. Ключевский, не обращаясь непосредственно к вопросам при­каз­но­го управления, отметил двойственное положение думного дьяка как гла­вы приказа: в Думе он был начальником своих приказных товарищей, а в приказе – просто старшим из них4.

Интересные наблюдения, относящиеся “к порядку канцелярского производства и техники приказа, а именно к кругу деятельности столов (отделений) Разряда”, представил А.А. Гоздаво-Голомбиевский5. Помимо описания компетенции столов Разряда, он выявил имена и круг полномочий некоторых подьячих Разряда в указанный период, а также отдельные этапы движения документов в приказе.

Н.Н. Оглоблин в статье о происхождении провинциальных подьячих XVII в. помимо высокой оценки профессионального и образовательного уровня московских подьячих дает указание на то, что Приказный стол Разряда заведовал одно время назначением московских и провинциальных подьячих, не уточняя, в какое именно время. Кроме того, он определил различие между подьячими “со справой” и “с приписью” – второй занимал положение выше первого6.

Н.Н. Ардашев посвятил вопросу о коллегиальности приказов отдельную статью. Изучив историографию вопроса, автор пришел к выводу, что единого мнения по проблеме так и не сложилось, а до­ка­за­тель­ства оппонентов неубедительны и субъективны. Одной из причин такого положения Н.Н. Ардашев назвал недостаточную источниковую базу: юридических документов по этой проблеме крайне мало и они кратки и неясны, а в практической области почти единственно доступным и, что немаловажно, удобным для изучения вопроса документом XVII в. является указная книга Поместного приказа, а также “проэкт устройства Вотчинной коллегии” 1731-32 гг. Тем не менее, Н.Н. Ардашеву удалось восстановить схему управления в приказе. Дела решались в Поместном приказе дьяками “в разные руки”, т.е. каждый из дьяков решал одно из дел. Таким образом, в Поместном приказе господствовал принцип разделения труда между судьями.7

Следующим автором, чье внимание привлекла технология управ­ленческой деятельности приказов, был И.Я. Гурлянд. В первую очередь он обратил внимание на документацию приказа Тайных дел – она отличалась от документации других приказов меньшей формализованностью, боль­шей краткостью, следовательно, и большей деловитостью; кроме того в практике приказа Тайных дел в гораздо большей степени, чем в других при­­казах был принят такой способ передачи указаний, как устные распоряжения.

Размышляя об изучении технологии управления в приказах, И.Я. Гурлянд признает, что “мы все-таки еще слишком в общих чертах зна­ем действительный ход течения дел в учреждениях Московского го­сударства”8. Причины этого ученый видит в особенностях источниковой ба­зы – делопроизводственных документах приказов, их специфике, сте­пе­ни их полноты и сохранности. Сам характер приказного де­ло­про­из­вод­ства, в котором в частности отсутствует такой элемент, как личная под­пись под резолюциями должностных лиц, ставит серьезные препятствия для изучения управленческих механизмов. Другой отличительной чертой приказного делопроизводства является его экономность, краткость, как это ни парадоксально звучит при наличии огромного массива делопроизводственных документов приказов – именно управленческий, распорядительный элемент отражен в них меньше всего, так как вся управленческая деятельность была нацелена на результат, а не на контроль за работой управленца.

В работе П.Н. Милюкова “Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого”, посвященной, как это и явствует из названия, экономике и финансам, большое внимание уделено, в связи с порядком налогообложения и финансирования армии, вопросам подчинения городов Разряду и разделения городов на группы внутри Разряда под контролем отдельного подьячего9. Это исследование о подчинении территорий Разряду, наиболее полное и подробное в ис­то­ри­чес­кой литературе, имеет большое значение для понимания сложной и изменчивой управленческой структуры Разрядного приказа. Труд П.Н. Милюкова проясняет также многие вопросы, связанные с движением налоговых документов и администрированием Разряда в налоговой сфере.

С.Б. Веселовский, говоря об устройстве и принципах функцио­ни­ро­ва­ния приказов, высказывал точку зрения, схожую с суждением Н.П. Ли­ха­чева – он полагал, что приказы не были ни коллегиями, ни бю­рократическими учреждениями, а несли в себе черты и тех, и других10. Ученый считал, что отсутствие подчинения товарищей судьи главе приказа и их надзор друг за другом являлись действенным средством контроля11. С.Б. Веселовский отмечает также огромное влияние на приказные дела старых подьячих – иногда не меньшее, чем дьяков, поскольку старые подьячие были специалистами высокого класса и были непосредственными исполнителями всех приказных дел12. Особенно подчеркивает исследователь значение родственных связей подьячих, которые придавали их положению в органах управления дополнительную устойчивость и усиливали их влияние на дела13.

Сведения о малоизвестной категории приказных служащих – сенных, или площадных приказных подьячих, имеются в статье М.Ф. Злотникова о подьячих Ивановской площади14.

В 1923 г. вышла интересная работа Н.А. Рожкова15, в которой много места уделено исследованию именно техники государственного управ­ления, во многом на материалах Разрядного приказа. Особенностью этой работы является то, что автор впервые обратился к текущей дело­про­изводственной документации, а не к сводным документам (вроде указных книг того или другого приказа). Вывод Н.А. Рожкова: к середине XVII сто­летия Разряд стал более самостоятельным и независимым от верховной власти (царя и Думы) в решении многих административных вопросов, касавшихся поступления на службу, служебных перемещений сред­них и низших слоев служилых людей, общего контроля над состоянием вооруженных сил и военных укреплений Московского государства. Те же выводы автор делает и относительно поместных и вотчинных дел, финансов и суда. Вопросы внутриприказного администрирования автором не рассматривались.

Особенно интересен в работе Н.А. Рожкова раздел “Методологические за­мечания”. Как ранее Н.Н. Ардашев, Н.А. Рожков констатирует, что “наи­менее исследованным, можно сказать, даже почти совершено не затронутым, является в изучаемой теме вопрос об административной технике”16. Сам автор не стал вникать в эту проблему, но предложил толкование некоторых наиболее часто встречающихся помет приказных администраторов с указанием, на каком административном уровне принимается данное решение. Предложенная Н.А. Рожковым методика изучения помет на документах дает ключ к решению многих проблем в исследовании “административной техники”.

Впоследствии вопросы технологии управления не переставали занимать исследователей приказной системы, но, как и прежде, ученые сетовали на трудности в разрешении этой проблемы. Так, описывая историю приказа Каменных дел, А.Н. Сперанский с сожалением отмечает: “относительно внутреннего распределения работы между подьячими сколь­ко-нибудь полных сведений не сохранилось... об объеме этой ра­бо­ты и ее характере мы можем судить только по отрывочным данным”17.

С.К. Богоявленский в работе “Приказные дьяки XVII в.”18 отмечает вы­сокое положение дьяков (приказных и тем более думных) в го­сударственных органах. Кроме того, говоря о сближении дьяков со знатью, С.К. Богоявленский приводит интереснейшие примеры род­ствен­ных связей дьяков и служилых людей московских чинов, подтверждая суж­дение С.Б.Веселовского о значении родственных связей приказных служащих.

Исследование, наиболее близко перекликающееся с нашей темой, было проведено А.В. Черновым на материалах Поместного приказа. Ученый, разумеется, не мог обойти вниманием извечный вопрос о кол­легиальности и единоначалии в приказе. Его подход к разрешению этого во­проса представляется наиболее верным. А.В. Чернов считал анти­исто­ричной саму постановку проблемы – “разрешить вопрос об управлении приказами с точки зрения тех юридических норм и понятий, которые существовали в XIX-XX вв.”19.

Как настоящую энциклопедию приказной бюрократии можно охарактеризовать работу Н.Ф. Демидовой о русской служилой бю­ро­кра­тии XVII в. В книге, в числе прочего, чрезвычайно подробно исследуется внутренняя структура приказов, количество должностей и их распределение между категориями приказных служащих20.

М.П. Лукичев в исследовании о боярских книгах XVII в. подробно остановился на деятельности Московского стола Разрядного приказа по составлению этого вида документов. Ученый установил, что “наблюдать за составлением боярских книг и списков поручалось наиболее опытным подьячим” и что за ведением этого важного документа осуществлялся двойной контроль – старого подьячего и одного из разрядных дьяков21. М.П. Лукичев впервые предложил толкование термина “у боярской книги” или “у боярского списка” как название первого повытья Мос­ков­ского стола Разряда22.

Некоторые аспекты управленческой деятельности Разряда, в частности, о церемонии пожалования в чин, были освещены автором настоящей работы в исследовании о записных книгах Московского стола Разрядного приказа23.

Чрезвычайно интересные наблюдения о делопроизводственной и управленческой деятельности Посольского приказа в первой четверти XVII в. сделаны Д.В. Лисейцевым 24. Так, им определен характер участия Бо­ярской думы в непосредственной подготовке некоторых ди­пло­ма­ти­чес­ких документов25, отмечены высокая степень оперативности в работе служащих приказа26 и, в целом, эффективность деятельности российского дипломатического ведомства в этот период27.

Как “проверенные и безошибочные” определяет методы работы Посольского приказа в конце XVII в. Н.М. Рогожин в обобщающем ис­сле­довании об этом приказе, противопоставляя “проверенную ди­пло­ма­тию здравого смысла” допетровской эпохи “субъективным и волюн­та­рист­ским” решениям первого российского императора, отмечая, однако, медлительность старого дипломатического аппарата28.

Подводя итог историографии изучаемой темы, можно констатировать, что исследование техники приказного управления носило весьма эпи­зо­ди­чес­кий и отрывочный характер и не дает полного, системного пред­став­ле­ния об этом явлении.

Цель исследования – создать отсутствующую ныне картину внутренней деятельности приказа, для чего необходимо решить следующие задачи: выявить законодательный базис деятельности при­каза, определить структуру, компетенцию и взаимодействие его со­труд­ников всех уровней, скорость решения дел разного рода, специфику управленческих приемов учреждения во всех сферах его функцио­ни­ро­ва­ния, оценить степень эффективности работы приказа как органа го­судар­ствен­ного управления.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.