авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

Исторические методы исследования интеллигенции: концептуальные основания и когнитивные возможности

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Уваров Павел Борисович

ИСТОРИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ: КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ И КОГНИТИВНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ

Специальность 07.00.09 – «Историография, источниковедение

и методы исторического исследования»

А в т о р е ф е р а т

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Челябинск – 2010

Работа выполнена на кафедре Отечественной истории и методики преподавания истории ГОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет»

Научный консультант – доктор исторических наук,

профессор

Загребин Сергей Сергеевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук,

профессор

Рыженко Валентина Георгиевна

доктор исторических наук,

профессор

Нарский Игорь Владимирович

доктор исторических наук,

профессор

Кондрашева Маргарита Ионовна

Ведущая организация: ФГОУ ВПО «Московский

государственный университет

им. М.В. Ломоносова»

Защита состоится «29» октября 2010 г., в 11-00 часов на заседании Диссертационного совета ДМ 212.298.13 при Южно-Уральском государственном университете (454080, г. Челябинск, пр. им. В.И. Ленина, 76, ауд. 244).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Южно-Уральского государственного университета.

Автореферат разослан «____» _____________ 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета М.И.Мирошниченко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Современная Россия вновь, как и в XVIII - начале ХХ вв., вступает на путь модернизации с характерными для нее экономическими, политическими и культурными особенностями. На эту цель были направлены реформы, начавшиеся в конце 80-х гг. ХХ в. и продолжающиеся до сих пор.

Насущная времени историко-теоретическая экспертиза проблем модернизации России неизбежно обращает внимание нации к проблеме интел­лигенции в отечественной истории.

Это связано с тем, что интеллигенция продолжает оставаться активным участником модернизации страны. Именно она демонстрирует цивилизационные ценности Запада внутри российского общества через сферы своей профессиональной деятельности (образование, наука, СМИ, искусство и т.п.). Степень ответственности, лежащей на ней, требует четкого научного осмысления границ ее реального воздействия на общество, а также природы ее собственных социально-исторических интересов.

Научное внимание к социальному феномену интеллигенции актуализи­руется и весьма динамичным ростом ее общего влияния в социуме на протяжении всего периода Нового времени. Технизация общества, развитие информационных технологий, высокая заинтересованность в инновациях уси­ливает ценность интеллектуальных ресурсов в экономике, фактически пре­вращая интеллигента/интеллектуала1 в универсального менеджера современной цивилизации, ее главного управленца. В современном, так называемом информационном, обществе интеллигенция, по мнению многих философов, политологов, социологов, становится ведущей социальной группой. Рост влияния и социальных возможностей интеллигенции заметно контрастирует с зыбкостью и неуловимостью ее научно-понятийного отражения. До сих пор нет четкого научного определения интеллигенции, статика которого давала бы ключ к динамике исторического существования данной общественной группы. Атрибуты принадлежности к интеллигенции часто выглядят противоречивыми, произвольными, оценочными по своему характеру. Кроме того, обращает на себя внимание крайне резкая поляризованность оценок места и роли интеллигенции: от откровенно комплиментарных до яростно-агрессивных. Свидетельством актуальности исследовательской тематики, связанной с изучением явления интеллигенции служит постепенная кристаллизация новой научной дисциплины - интеллигентоведения. На наш взгляд, особая роль интеллигенции в модернизационных процессах востребует новые методы, которые наше исследование предлагает и апробирует.





Цель и задачи исследования. В связи с вышеизложенными актуализирующими моментами целью нашего исследования является выработка комплекса методов анализа интеллигенции, использование которых сформирует новую модель понимания интеллигенции как социо-культурного феномена в рамках историко-теоретического подхода.

В соответствии с заявленной целью должны быть решены следующие научно-исследовательские задачи: проанализировать методологические ос­нования современной историографии в приложении к проблеме исследования интеллигенции в свете использования возможностей дедуктивных исследовательских программ; формализовать «дедуктивную археологию» как методологический комплекс, включающий в себя дедуктивно-моделирующий, дедуктивно-генетический и дедуктивно-структурный методы исследования; выявить и продемонстрировать когнитивные возможности дедуктивно-исто­рической методологии относительно актуальных проблем теории интеллигентоведения (природа явления интеллигенции, ее генезис, функции, корпоративные интересы).

При этом решение поставленных задач предполагает трехуровневую взаимосвязанную проработку заявленной исследовательской проблематики: дискурсивный уровень, обязывающий автора выстроить аргументированное рассуждение, в рамках которого анализируемое явление должно найти не­противоречивое, целостное отражение по следующим направлениям: а) природа интеллигенции, б) ее генезис, социальные функции, корпоративные ин­тересы, в) диспозиция интеллигенции в общеисторическом контексте; терминологический уровень, обязывающий автора создать язык, придающий исследовательскому рассуждению качество открытой и прозрачной системы. При этом заявка на новизну еще более повышает требование к автору быть понятным и устанавливать ответственную коммуникацию с научным сооб­ществом. Терминологическая задача может считаться выполненной при сле­дующих условиях: а) основные положения научного рассуждения непроти­воречиво выражены, б) «конвертируемы» на иной концептуальный язык, в) могут быть использованы другими авторами в рамках иных подходов; методологический уровень, обязывающий автора иметь в наличии исследовательский инструментарий, соответствующий природе изучаемого и уровню сложности поставленной когнитивной задачи, при этом методологические основания должны быть заявлены открыто, не включать в себя скрытых допущений и, так же, как терминология, работать за пределами данного текста в рамках иных исследовательских программ.

В качестве объекта исследования рассматривается историческое и социо-культурное явление интеллигенции как сфера применения новой методологии исторического познания.

Предметом исследования при историко-теоретическом подходе является конструирование и научная апробация комплекса методов, объединенных дедуктивно-историческим подходом, с учетом междисциплинарного взаимодействия с такими науками как культурология, психология, религиоведение, социология, философия, экономика и др. На основании привлеченных ресурсов в историко-теоретическом исследовании происходит взаимосвязанный процесс конструирования, исследовательского применения и оценки результатов использования новой методологической концепции.

Методологическая основа диссертации. В основе исследования лежит идея о коммуникативном основании исторического процесса, в русле которого историческое пространство рассматривается как пространство, осложненное включением в него человека, лишенного опоры на инстинктивную программу деятельности. Исходя из этого, историческое пространство представляет собой а) пространство переживания человеком неопределенности существования и, одновременно, б) потребности в обретении определенности существования, т.е. такого состояния, когда для него вполне ясным становится смысл существования и значимые параметры действительности.

Исходя из изложенного, исторически (и логически) предельны допустимы всего только два коммуникативных формата, две версии оперативной матрицы: определенностная (в форме религиозного видения мира) и неопределенностная (безрелигиозная). Оба допущения неопровержимы и являются стратегическими способами освоения действительности. В зависимости от господства того или иного варианта матрицы человек последовательно, в соответствии с его логикой, участвует в формировании реальности. Одновременно данное видение исторического процесса позволяет активно использовать в эпистемологической практике дедуктивные исследовательские программы (методологии), так как их операционная логика совпадает с логикой исторического процесса в его коммуникативной парадигматике.

Формирование коммуникативной теории исторического процесса и «дедуктивной археологии» как комплекса методов исторического исследования испытывало влияние наиболее продуктивных междисциплинарных методологических направлений современной эпистемологии науки: 1) идеи классиков научной эпистемологии второй половины ХХ в.: Т. Куна2 (переход к «экстраординарной науке» в ситуации «научной революции»), К. Поппера3 (выдвижение «метафизических исследовательских программ» предельно спекулятивных и непроверяемых) и П. Фейерабенда4 (критика условности методологических стандартов индуктивизма); 2) положения Дж.К. Хоманса о необходимости дедуктивной аксиоматики для социальных наук5; 3) концепция аутопоесисных (самопорождающихся) систем, оформленная нейрофизиологами Ф. Варелой и У. Матураной6, на основании которой Н.Луман7 предпринял создание общей теории социальных систем.

Научная новизна работы заключается в обосновании необходимости и возможности использования дедуктивной методологии в исторической науке, формализованной в исследовательский комплекс методов «дедуктивной археологии» и конкретизированной через взаимодействия моделирующего, генетического и структурно-дедуктивного подхода.

Кроме того, возможности предложенных эпистемологических оснований демонстрируются через обращение к сложным теоретическим проблемам интеллигентоведения, формируя новое представление о природе интеллигенции, ее генезисе, социальных функциях и корпоративных интересах.

Источниковая база. Использование термина «информационные ресурсы» вместо более привычных наименований, таких как «источники» и «литература по теме» связано, в первую очередь, со спецификой работы историко-теоретического характера. В рамках методологии исследования меняется взаимный статус «источников» и «научной литературы», так как работа, претендующая на широкие концептуальные обобщения и оперирующая предельными понятиями (смысл исторического процесса, первооснова, законы исторического развития и т.д.), находится в особых отношениях со своим исследовательским материалом.

Если традиционное конкретно-историческое исследование ориентировано прежде всего на сбор, систематизацию и смысловую обработку непосредственной исторической эмпирики, то историко-теоретическое исследование вынуждено для выполнения своей задачи опираться, в первую очередь, на результаты обработки первичного эмпирического материала, полученные другими исследователями. Современное историческое познание, в силу таких неизбежных для установившейся с эпохи Нового времени исследовательско-методологической парадигмы трудностей как быстрое увеличение объемов учитываемой информации и рост интерпретационной активности, вынуждено осваивать организацию и стилистику высокоспециализированного промышленного разделения труда. Получение нового знания становится практически невозможным без «конвейерной» организации научного производства, где сбор и обработка первичного фактического материала и конструирование теоретических положений взаимосвязаны, но четко дифференцированы в рамках исследовательской специализации. Такой своеобразный «научный конвейер» опирается на корпоративную исследовательскую солидарность и жестко тестируемое качество выпускаемого продукта. Речь идет не о создании изолированных групп «теоретиков» и «прикладников», а о необходимости выживания и результативной, нужной обществу науки в условиях усложняющейся информационной ситуации. При этом любой историк может выступать, в зависимости от обстоятельств, в русле разных специализаций, но в любом случае за системой солидарных специализированных научных взаимоотношений будущее исторического знания. В ином случае, исторической науке грозит существование без отчетливо теоретического компонента, так как любое развернутое концептуализированное исследование будет заведомо обречено на крах, либо по причине невозможности задать соответствующий такому исследованию формат, оставшись в масштабе конкретно-исторического, либо по причине поглощения эмпирикой при попытке «объять необъятное».

Необходимо уточнить, что вышесказанное не означает недооценки непосредственного источникового материала, а только указывает на более избирательное к нему отношение. Если конкретно-историческое исследование, в соответствии со своими задачами, стремится к максимально предельному овладению исторической феноменологией в выбранном масштабе, то историко-теоретический подход к отбору источников неизбежно дифференцирован. Статус главных смыслоорганизующих получают в исследовании источники, которые обладают аналогичным статусом в самой исторической реальности (например, священные тексты в рамках традиционного общества).

В зависимости от характера исследования меняются требования к его информационным ресурсам. Научно-исследовательская литература в конкретно-историческом труде в большей степени играет роль коррелята собственных изысканий, а в историко-теоретическом, напротив - предметного тела исследования.

В рамках данного исследования с заявленной внутренней тематизацией информационные ресурсы подразделяются на три группы: 1. интеллигенция (ее генезис, историко-социальная специфика и интересы); 2. исторические типы обществ (смыслообразующие принципы, структура, особенности); 3. коммуникативно-информационные стороны исторического процесса (теории коммуникации, место и роль информационного компонента в истории, возможности информационного воздействия на личность и социум).

Более подробная характеристика состояния информационных ресурсов по заявленному индексу дает возможность оценить степень разработанности проблемы как в целом, так и по отдельным моментам, что очень важно ввиду неизбежной неравномерности в развитии той или иной научной проблематики.

Именно рассмотрение и оценка возможностей основных групп наличных информационных ресурсов по теме исследования дает возможность гибко и точно оценить уровень ее разработанности на сегодняшний день, одновременно указывая на слабые и отстающие направления.

I. Информационные ресурсы по проблеме интеллигенции не только весьма обширны, но и отличаются наличием явной гносеологической трудности. В рамках этого информационного свода интеллигенция неизбежно является и объектом научного внимания, и его субъектом. В силу этого обстоятельства очень непросто в содержательном, а не в формальном смысле, проводить границу между исследовательскими и эмпирическими информационными сводами. Любой исследователь, работающий по данной проблеме и, согласно научным стандартам, занимая позицию внешнего, невключенного наблюдателя, одновременно, по своей корпоративной принадлежности, интересам и ценностям, находится внутри исследуемого пространства, а значит (пусть и бессознательно), наблюдатель оказывается ангажированным. Данная познавательная трудность не снимается даже в рамках строго научного дискурса, так как сами стандарты дискурса, в том числе исследовательскую методологию, нельзя отделить от представлений и ценностей самой интеллигенции. Иными словами, любое исследование, посвященное проблеме интеллигенции, в то же время выступает в качестве документального источника о ней самой.

Тем не менее, попытаемся оценить уровень современных научных ресурсов по проблеме интеллигенции:

а) понятие «интеллигенция» - существующий на эту тему огромный пласт литературы не содержит в себе общепринятой научной дефиниции и даже единого методологического подхода к производству таковой. Большой ущерб в этой части научного поиска наносит активное использование внутренне неопределенных, эмоционально-оценочных по своей сущности определений. В последнее время на научных форумах нередки предложения не обсуждать проблему самого понятия интеллигенция, что лишний раз доказывает отмеченную трудность самоописания. При этом приходится согласиться с наблюдением М. Могильнер: «Определения предлагают социологи и философы, историки же либо пассивно их принимают, не замечая противоречий, либо вычленяют свой предмет эмпирически»8. «Кризис перепроизводства» в такой важной части научного дискурса как терминологическая оснастка настоятельно требует новых организующих концептуальных подходов. Без этого наращивание эмпирики будет только увеличивать «смысловой шум» и, скорее, даже понижать уровень научного осмысления проблемы. Прав И.В. Сибиряков, заметивший в своем выступлении на научной конференции в Иваново: «Парадокс, но количество исследований, посвященных истории российской интеллигенции, растет, а количество новых продуктивных идей катастрофически падает»9. Новое смысловое наполнение термина возможно только лишь при наличии качественно нового взгляда на историческую действительность, который не столько «уничтожает» понятийную разноголосицу, сколько интегрирует ее в систему нового непротиворечивого существования;

б) проблема генезиса интеллигенции - неизбежно связана с проблемой понятия интеллигенции, так как плодотворно говорить о генезисе какого-либо явления можно только при условии, что это явление терминологически выделено и очерчено. Терминологическая непроясненность приводит к тому, что социальную группу, которую мы привычно обозначаем интеллигенцией, отдельные исследователи обнаруживают практически на всем протяжении мировой истории, прямо или косвенно утверждая мысль о ее вневременном характере10. Правда, такой подход достигается за счет смешения в социально-историческом смысле интеллигенции и духовенства (узкий вариант) или интеллигенции со всеми сообществами и отдельными личностями, связанными с интеллектуализированной деятельностью (широкий вариант). В этом случае интеллигенция оказывается практически единственным социальным субъектом внеисторического плана, что выглядит весьма сомнительно в связи с откровенным нарушением принципа историзма, являющегося краеугольным камнем современной исторической методологии.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 



Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.